Борис дубровин стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта борис дубровин – поэзия

Читать

Имя выдающегося русского поэта Бориса Божнева вошло в литературный обиход сравнительно недавно, после выхода в США двухтомного собрания его стихотворений [1].

Подавляющее большинство своих произведений Божнев предназначал «немногим избранным»: в тяжелых условиях эмигрантского существования (отрыва от живой стихии русского языка, отсутствия «своего» читателя, чудовищных сложностей с публикацией написанного и т.д.

) он выбрал для себя парадоксальную литературную роль изгоя, отказавшегося от участия в литературной жизни русского зарубежья, порвавшего почти полностью с русскоязычной средой, но тем не менее продолжавшего активно творить на языке Пушкина и Толстого.

Неудивительно, что поэтическое творчество «хранителя русской лиры» (так несколько высокопарно именовал себя сам Божнев) было малоизвестно даже в литературных кругах русской эмиграции, а имя поэта, неожиданно ушедшего в глухое «подполье», постоянно обрастало всевозможными слухами и сплетнями (одну из них – о том, будто бы Божнев окончил свои дни в сумасшедшем доме. – можно встретить даже в книге такого солидного автора, как Глеб Струве) [2].

Полноценное осмысление творческого наследия Бориса Божнева еще впереди: далеко не все его произведения собраны и опубликованы, далеко не все архивные материалы изучены: впереди появление кропотливых стиховедческих исследований, научных публикаций и (почему бы нет?) фундаментальных литературоведческих монографий. Данная же статья призвана лишь в общих чертах осветить творческий и жизненный путь поэта, волею жестокой судьбы обреченного на долгие годы безвестности.

Итак, Борне Борисович Божнев родился 24 июля 1898 года в Ревеле (ныне Таллин), в семье преподавателя истории и литературы Василия Божнева, умершего, когда мальчику не было и четырех лет.

Спустя некоторое время мать Божнева вышла замуж за Бориса Гершуна (двоюродного брата видного деятеля партии эсеров Григория Гершуни), усыновившего мальчика. Борис рано проявил тягу к различным видам искусства: увлекался поэзией, живописью, музыкой.

Примечательно, что среди друзей юного Божнева были композитор Сергей Прокофьев, литературный и балетный А.И.Левинсон, музыковед и философ Б.Ф.Шлецер.

После того как в России случилась Октябрьская революция, а затем разразилась Гражданская война, родители благоразумно отправили Божнева в Париж, надеясь на то, что там он сумеет получить высшее образование.

Надежде этой не суждено было осуществиться: бедственное материальное положение нищего эмигранта не позволило Божневу поступить в какое-либо высшее учебное заведение. Вместо этого он устраивается в нотный магазин: занимается перепиской нот.

В то же время Божнев не оставляет своих литературных занятий и очень скоро заводит обширные знакомства в артистическом мире парижской богемы. По его инициативе в Париже была организована поэтическая группа с немного странным названием «Через» — одно из первых литературно-художественных объединений русской эмиграции.

Творческий вечер Божнева, устроенный в апреле 1923 года, стал «настоящей франко-русской манифестацией молодых поэтов» [3]; на нем присутствовали (перечисляю выборочно) Филипп Супо, Пьер Реверди, Поль Элюар, Тристан Тцара, Антонен Арто, один из ведущих критиков эмиграции К. В.

Мочульский (прочитавший доклад о творчестве Бориса Божнева) и, разумеется, все члены группы «Через», во главе с неутомимым авангардистом Ильей Зданевичем, дававшим специально для французских гостей вольные переводы читавшихся по-русски стихотворений.

Впервые стихотворные опыты Бориса Божнева были опубликованы в 1920 году, в сборнике «Русская лирика», изданном в Софии самим Божневым и его приятелем, журналистом К.Парчевским.

Стихи, совмещавшие влияния поэтов «пушкинского круга» (прежде всего Баратынского) и символистов, носили еще ученический характер и особенными достоинствами не блистали.

Зато сам факт включения в сборник (наряду с произведениями таких знаменитостей Валерий Брюсов, Зинаида Гиппиус, Федор Сологуб, Константин Бальмонт, Александр Блок, Андрей Белый, Иван Бунин) стихотворений никому не известного автора, придававший всей книге оттенок эпатажа, позволяет с полным правом «предположить, что главной если не единственной, целью ее как раз и была попытка ввести в литературу начинающего поэта, окружив его первые опусы почетным антуражем» (Л.Флейшман).

В 1924 году, стараниями вернувшегося из эмиграции Валентина Парнаха, три стихотворения Божнева, вместе со стихами его товарищей по творческому объединению «Через» А.Гингера и В.Немецкого, были опубликованы в московском альманахе «Недра» (кн.3) – уникальный случай публикации эмигрантских поэтов в советской печати того времени.

Божнев не ограничивал свою творческую активность только поэзией. «С Жаном Кокто он снимал какие-то сногсшибательные фильмы абстрактного характера и сатанинского содержания. Дружил с Рене Клером.

Писал акварелью и китайской тушью пейзажи под влиянием Хокусаи и Фуджита (с последним тоже дружил)», — вспоминает в одном из своих неопубликованных эссе писатель Бронислав Сосинский.

Страстный коллекционер, Божнев собрал уникальную коллекцию почтовых открыток эротического содержания (несколько тысяч экземпляров только 1900 года выпуска!), главными «героями» которых были Людовик XIV, мадам Помпадур и Наполеон I.

Выставка этой пикантной коллекции приобрела скандальную известность: некоторые экспонаты мэр Парижа лично приказал снять со стены, а префект одного из парижских департаментов и вовсе запретил посещать «неприличную» выставку … полицейским и военнослужащим (по-своему боролся за чистоту нравов, бедняга!).

Выход первой поэтической книги Божнева, носившей несколько вызывающее название «Борьба за несуществование» (Париж, 1925), сопровождался не меньшим скандалом в литературной среде русской эмиграции.

Стихотворения, вошедшие в книгу, поражали своей противоречивостью: резким контрастом между классически ясной и строгой формой, подчеркнуто чуждой судорожному экспериментаторству и безоглядному «новаторству» разномастных авангардистов, и своим шокирующим содержанием, в значительной мере определявшимся «эстетикой безобразного». Деэстетизация поэтического языка, откровенный эротизм, возвышение традиционно низких, внелитературных тем, эпатирующее снижение традиционно высоких тем и образов – таковы характерные особенности целого ряда стихотворений Божнева, во многом ориентировавшегося на творчество французских «проклятых» поэтов:

Я не люблю оранжереи,

Где за потеющим стеклом

Растенье каждое жирея

Зеленым салом затекло.

И, к грядкам приникая ближе,

Цветов прожорливые рты

Навозную вбирают жижу

В извилистые животы…

(«Я не люблю оранжереи…»)

Или еще хлеще:

Стою в уборной… прислонясь к стене…

Закрыл глаза…Мне плохо…обмираю…

О смерть моя… Мы здесь наедине…

Но ты – чиста… Тебя не обмараю…

(«Стою в уборной…»)

Реакция высоконравственной эмигрантской критики была соответствующей. «Липкое, противное мелкоблудие, скучное и неинтересное, а главное — противное и ненужное», — писал критик М. Ганфман, с удовольствием отмечая, что «истерический выкрик «Борьбы за несуществование» остался неуслышанным» читательской публикой [4].

«Грязная порнография», «бессильная, больная, безликая розановщина, писссуарная поэзия», — так оценил лирику Божнева критик Е.А. Зноско-Боровский [5], которого шокировал демонстративный антиэстетизм многих стихотворений сборника («И с омерзением приемлю…», «Пишу стихи при свете писсуара…», «По кладбищу хожу веселый…» и др.).

Во многом с ним был и солидарен С.Яблоновский (С.В.

Потресов), автор пренебрежительно-глумливой по тону рецензии с характерным названием «Геройчик нашего времени» [6], в которой Божнев безосновательно упрекался в примиренческой позиции по отношению к советской власти (рецензента возмутило то, что два стихотворения «Борьбы за несуществование» были посвящены «советским» поэтам А. Кусикову и С. Есенину).

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=162082&p=1

Борис Лапин – Стихотворения из сборников «День поэзии»

Здесь можно скачать бесплатно “Борис Лапин – Стихотворения из сборников «День поэзии»” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы

Описание и краткое содержание “Стихотворения из сборников «День поэзии»” читать бесплатно онлайн.

День Поэзии 1968

Публикация И. И. Эрбург

Лев Славин

Мужество Бориса Лапина

Борис Лапин хорошо известен как прозаик. Книги его — «Повесть о стране Памир», «Тихоокеанский дневник», «Дальневосточные рассказы» (в соавторстве с 3. Хацревиным), «Подвиг» — неоднократно издавались и полюбились широкому читателю.

Но только в тесном кругу литераторов старшего поколения известно, что Б. Лапин был и поэтом.

Три стихотворения, публикуемые здесь, далеко не дают представления о его поэзии — глубокой и оригинальной.

В Отечественную войну нас раскидало по разным фронтам. Но мне случилось быть с Борей в тридцать девятом году на Халхин-Голском фронте. Там я не раз имел случай убедиться в его спокойном и ровном мужестве. Не такова ли его поэзия!

В последний раз мы увиделись с ним в августе сорок первого года, когда редакция «Красной звезды» вызвала со всех фронтов своих корреспондентов, чтобы дать им новые инструкции. Ночью мы с Борей стояли на крыше девятиэтажного дома в Лаврушинском переулке, и после фронтовых испытаний это дежурство во время бомбежки казалось нам заслуженным отдыхом.

Краткое пребывание в Москве Борис использовал, между прочим, и для того, чтобы записать свои стихи прежних лет. До тех пор они хранились только в его памяти. Но вдруг он решил собрать их на бумаге. Откуда это «вдруг»?

Испугался ли он, что попадет в положение героя бальзаковского рассказа «Неведомый шедевр», которого маниакально-одержимая работа над формой привела к обессмысливанию самого произведения?

Или Лапин решил закрепить свои стихи на бумаге, потому что память так хрупка, да и мало ли что может случиться с их автором! Не забудем, то были тревожные дни сорок первого года.

Так появился рукописный сборник, тонкий альбом в кожаном переплете с медной застежкой, единственное хранилище поэзии Бориса Лапина. Сам он не вернулся. Как и его друг, Захар Хацревин, он погиб на фронте под Борисполем, городом, который совпадал с его именем.

В немногие дни нашего последнего свидания Борис Матвеевич сказал мне, что хочет писать поэму. А мы-то, друзья его, полагали, что он отошел от стихов. На самом деле он не переставал писать их.

Оказалось, что среди них есть прекрасные вещи. Но Лапин не опубликовывал их, стремясь еще к большему совершенству. Да, он не вмещался в одной прозе. В сущности, поэзия всегда прослаивала его прозу.

Но сам он считал, что его стихи не более чем обещания.

Сейчас мы видим, что они не только обещания, но и свершения.

Ночь горит огнем. Уплывает сад. Молодой соловей кричит. Путник всходит на холм, не глядя назад, И за ним его тень бежит. И бежит вдали, слыша чей-то крик, И за ней еще тень ползет — Это черный куст, как немой старик, Беспокойный холм стережет. Путник снова свернул. Вот горят огни.

Он идет по своим следам, Спотыкаясь о каменных кладбищ пни И гробницы помойных ям. Кто его зовет? Или сонный царь Снова встал из былых высот? Иль ждет его роковая сталь Там, где есть в пути поворот? Нет, не ждет его ни чужая сталь, Ни крутая о друге весть, Ни домашний страх, ни любовь, ни ложь, Ни отчаяние, ни месть.

Это всё, что может лежать в суме, Что блестит на храме звезды, Что бело в земле и черно в сурьме И течет сквозь поток воды.

Внизу повисли купы звезд, В янтарь оделась бирюза, Дрожит над бездной чуткий мост. Будь осторожен, как слеза, Повисшая на реснице.

По камню сполз в кустах арчи Закат Восточной Бухары, И за рекою басмачи Кошмами кутают костры, Но кто ты, одинокий?

Читайте также:  Рабиндранат тагор - стихи о любви: читать стихотворения тагора про любовь - поэзия

Ты должен спать, припав к земле, На тюфяке одной из рук И слышать, как в холодной мгле Скрывается и цвет и звук. (И разве ты существуешь?)

Ты, может быть, один из тех, Кто скрылся от дневных лучей, Кто говорит без слов и вех На языке барантачей Под свист железной сабли.

И может статься, кровь бежит На твой мохнатый малахай, И может статься, ты — джигит, Навеки потерявший рай, Погибнув под штыками.

И может статься, ты — обман, Ты — только эхо среди гор, Бегущее в сырой туман Под черствыми ножами шпор, И это мой ступает конь.

Заплакала, поцеловала Портрет, не видный в темноте, Лицо горящее прижала К шершавой каменной плите. Прозрачным светом, пылью звездной Кавказ дымился за горой. Из виноградников морозной Тянуло ночью и сырой.

Так ты, Баку, горишь над морем У темных низких берегов, Суровым скованное горем В огне домов, в тени холмов.

1923

Константин Симонов

Рядом с прозой

Борис Лапин был превосходным прозаиком. Широкая известность пришла к нему в конце 20-х годов с книгой «Повесть о стране Памир». Вслед за ней появился «Тихоокеанский дневник» и блестящая, умнейшая антифашистская повесть «Подвиг».

Почти одновременно с этим, в начале — середине 30-х годов, Лапин в соавторстве со своим другом Захаром Хацревиным написал интереснейшую книгу «Сталинабадский архив» и вслед за ней — «Дальневосточные рассказы», созданные после большого путешествия по Монголии.

В 1939 году Лапин и Хацревин — снова в Монголии, на этот раз — военными корреспондентами. К этой работе они возвращаются с первого дня Великой Отечественной войны. Последнее, что ими было написано в жизни, — это серия военных корреспонденций в «Красную звезду» из сражавшегося Киева.

В сентябре 1941 года они оба погибли при выходе из киевского окружения. Подробности их гибели неизвестны. Известно только одно: тяжело заболевший Хацревин просил оставить его и уходить. Лапин не согласился на это и остался и погиб вместе с ним.

Когда Борис Лапин погиб, ему было всего тридцать шесть лет. Этот успевший очень много сделать человек был все-таки только в начале своего пути, и тот том превосходной прозы, который остался после него, сложись его судьба по-другому, мог бы оказаться лишь первым из многих томов.

Борис Лапин известен главным образом как прозаик. Но он был и поэтом. Он не только начинал в юности с поэзии, выпустив свою первую книгу стихов семнадцатилетним мальчиком, он продолжал писать стихи всю свою жизнь.

Он не принадлежал к числу тех прозаиков, которые когда-то в юности баловались поэзией, а потом забыли о ней и думать. Нет, он, так же как и его друг и соавтор Захар Хацревин, связал себя с поэзией на всю жизнь, и почти в каждой его книге, так же как и в книгах Хацревина и в их общих книгах, неизменно присутствует поэзия.

И не в форме так называемой поэтической прозы, а в самой прямой и непосредственной форме — в форме стихов.

И Лапин и Хацревин любили включать в свои книги стихи. Так, в прозаической книге Хацревина «Тегеран» появились его стихи о Персии. Так, в совместной книге Лапина и Хацревина «Сталинабадский архив» оказались их стихи и их вольные переводы из таджикской поэзии.

Потом, уже после выхода «Сталинабадского архива», эти стихи составили еще и отдельную книгу под названием «Стихи на индийской границе».

Так, в повести «Подвиг» — о японском самурае капитане Аратоки — среди ее прозаического текста оказались написанные Лапиным стихи мифического американского поэта Пата Виллоугби.

Так вышло, что многие стихи Лапина и Хацревина как бы затерялись для читателя поэзии среди их прозы. А немало стихов Бориса Лапина, главным образом юношеских, написанных в 20-е годы, так и остались ненапечатанными.

Но сам Лапин любил эти стихи и придавал им значение. Именно поэтому они и сохранились.

Мне довелось видеть большую старую кожаную записную книжку, в которой эти юношеские стихи были переписаны рукою Лапина незадолго до его смерти. А вышло это так. В августе 1941 года Лапина вызвали на несколько дней с фронта из-под Киева в Москву, в редакцию «Красной звезды». Ему предстояло возвращаться обратно под Киев.

Он имел представление о сложности складывавшегося там положения и перед отъездом обратно на фронт, несмотря на свое мужество и оптимизм, видимо, считался и с возможностью гибели. Во всяком случае, он в течение двух или трех ночей перед отъездом в Киев, в Москве, под гул бомбежек, записывал по памяти свои юношеские стихи.

Благодаря этому они и остались.

Источник: https://www.libfox.ru/611580-boris-lapin-stihotvoreniya-iz-sbornikov-den-poezii.html

Алексей Дубровин. Стихи

* * *

Сентябрёвый задумчивый вечер. Каждый грустно в кого-то влюблён. Вот берёзку за тёплые плечи

Обнимает печальный клён.

Завернусь в полушалок неба С голубыми кистями осин, Чтоб не видеть, как плачут вербы,

Стоя в лужах на пятках босых.

Под окном догорают липы. Это в детстве считал я бедой. Чтоб деревья в огне не гибли, Я б хотел их костёр золотой

Ключевою залить водой…

Это всё и теперь мне знакомо. Но я знаю: жалей не жалей, Пролетевших высоко над домом

Не удержать журавлей.

* * *

Лето тихо за осень хоронится, Лебединую песню сложив. Черноглазая милая скромница,

Вспомни ты деревенскую жизнь.

Речку Люлех, село Волокобино, Хороводы и плачи берёз, И церквушку с названьем особенным,

Со щемящим названьем – погост…

Стоги сена курганами древними. Сторож-чибис на топкой гати. Льются песни вокруг над деревнями.

Я не в силах отсюда уйти.

* * *

Светка, спой мне ту песню, ну, спой. Стебли ржи задрожали струною. Глаз твоих васильковой тоской Опоясалось поле ржаное.

Светка, спой мне ту песню, ну, спой.

Тёплый сумрак с усталых берёз На лицо моё медленно льётся. Соловьи… им обидно до слёз, Что твой голос не отзовётся.

Оттого им сейчас не поётся.

Наша юность хоронится в рожь. Тихо в поле иду провожатым. Светка, где ты? О чём ты поёшь? Скоро, скоро ведь всё будет сжато,

Только я лишь иду провожатым.

Улыбается сонная рожь И прощально кому-то кивает. Светка, если ты после придёшь, То её ты уже не тревожь,

Это – только однажды бывает.

Ведь не зря ж васильковой тоской Опоясалось поле ржаное, Захлебнулись колосья волною,

Словно песней, не спетой тобой…

Светка, спой мне ту песню, ну, спой.

* * *

В.Н.

Твои глаза своими трону. Ведь мы одних с тобой кровей. И наш знакомый жаворонок

Ночует в ласковой траве.

Я знаю, не расскажешь в слове, Как в одиночестве всегда Шумит над грешным изголовьем

Беда, как в поле лебеда.

И как черёмуха тоскует, Любовью позднею пьяня, Чтоб целовать могли другую,

Не изменяя – изменять.

Есть у любви свои законы, И знай и помни… только верь, Что наш знакомый жаворонок

Ночует в ласковой траве.

* * *

Не стерпится, не слюбится, Быльём не порастёт… Уж осень жжёт по улицам

Рябиновый костёр.

А облака тоски моей Плывут к тебе, плывут, Забыв, зачем покинули

Свой ласковый приют.

Ах, выйди, выйди во поле, Да на небо взгляни, Да их руками тёплыми

Обратно поверни!

Но нет – невозвратимые Уплыли облака. Лебяжья, лебединая

Опустится рука.

Не стерпится, не слюбится, Быльём не порастёт. Ведь осень жжёт по улицам

Рябиновый костёр.

Снег

Нежный снег, синий снег, Ноябрёвый. Ты ж опять на весь свет

Хмуришь брови.

У полей и дорог Утром ранним Тёплый, тихий снежок

Лечит раны.

Лёгким мягким бинтом Забинтует, Долго кружит потом

И колдует.

С ним мне так хорошо, Словно с песней. Милый, милый снежок –

Мой ровесник.

Ты ж опять на весь свет Хмуришь брови… Да ведь нынче же снег –

Ноябрёвый!

Туесок

В туеске берестяном, Лёгком и красивом, Помнишь, Колька, в детстве мы

Ягоды носили?

Ах, какие ягоды – Яркие, как солнца, Нежные, как радуга,

Что в дожде смеётся.

С мягким хлебом ели мы Да с водой живою, С запахами хмельными,

С кашкой межевою!

Матери бранили нас – Зря, мол, в лес пустили, Коль приносим каждый раз

Туески пустые!

…Были там не ягоды, А вода живая, Небо, солнце, радуга,

Кашка межевая…

И сквозь годы песнею Пронесём мы вместе Туесок берестяной

Солнечного детства!

Колокола далёких дней

Зимы серебряные дверцы Сегодня настежь – и сильней Звонит бунтующее сердце

В колокола далёких дней…

И наплывают в лунных звонах, Не упрекая, не грозя, С неизъяснимым вечным зовом

Её осенние глаза…

…В пушистом инее Поречье. Ракиты дремлют у моста. Как этот деревенский вечер,

Она божественно проста.

Со мною на морозе стынет И так смешно в ладошки бьёт, А я сцеловываю иней

С ресниц испуганных её!

…Сейчас слышней в ночах морозных, Среди тоскующих снегов, Как россыпью искрится звёздной

Прощальный звук её шагов!

По-своему умея греться От тех негаснущих огней, Звонит бунтующее сердце

В колокола далёких дней…

Фергана

Ни позабыть, ни вспомнить не стараюсь я, Чем сердце живо – то и берегу. Была ты экзотическою странностью

В моём родном ромашковом лугу.

Тогда над грустной сентябрёвой нежностью Неприхотливой нашей стороны Взошли вдруг ослепительно нездешние

Чарующие очи Ферганы.

Они светили для меня – тревожные, Затмив все наши тридцать жёлтых лун… Но было что-то странно невозможное

В самом названье даже – поцелуй…

И лес был добрым нам тогда кудесником, Фатой тумана укрывал нас луг… А вот сегодня лебединой песнею

Мы называем наши тридцать лун.

Сейчас – сквозная даль. Но только синяя Вовеки не увидит Фергана, Как платит здесь за песню лебединую

Берёзка чистым золотом сполна.

Ни позабыть, ни вспомнить не стараюсь я, Чем сердце живо – то и берегу. Живёшь ты экзотическою странностью

В моём родном ромашковом лугу…

На Родине

По берегам, зелёным берегам, Что берегут серебряное чудо, Моя тропинка в детство пролегла,

И быль, и небыль странно перепутав.

И научилась память ворожить, Знакомой роще тонко подражая – Года, как листья, падают с души,

Обряды обновленья совершая…

И снова наплывает синева, Хмельная синь небес моих весенних, И всё сильней кружится голова

Под облаками белыми сирени!

Неуловимо на вершину лет Возносит их таинственная сила – Что точно так же душу возносила,

Смахнув с неё усталый отсвет лет!

Я тайну силы этой не постиг. Она вошла в меня, как заклинанье, Всем тем до боли близким и простым,

Чему одно лишь – РОДИНА – названье.

С живой водой струится там река, И бродит юность, годы перепутав, По берегам, зелёным берегам,

Что берегут серебряное чудо…

Источник: http://balmontoved.ru/almanah-solnechnaja-prjazha/vypusk-3/mne-vsegda-zhelanna-shuja/54-aleksej-dubrovin-stihi.html

Борис Дубровин

Борис Саввович Дубровин (настоящая фамилия Галл) (род.24 мая 1926, Москва) — советский русский поэт и писатель. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького (1958). Участник Великой Отечественной войны. Награждён медалями.

Читайте также:  Стихи для детей 3-4 лет: детские, короткие для заучивания ребенку 3, 4 года

Лауреат премии Туркменской ССР (1957), лауреат Всесоюзных конкурсов (1967, 1970, 1971, 1973), МО СССР (1972). Чл. Союза писателей СССР (1957). Его псевдоним появился сразу после демобилизации.

Когда молодой поэт пытался в разные газеты дать свои стихи, ему под благовидными предлогами отказывали: говорили «оставьте стихи, позвоните», но никто не печатал.

Это был примерно 1950 год, и в одной такой редакции в коридор вышел русский человек и сказал: «Мне отвратительно то, что происходит, возьмите псевдоним, иначе вам будет очень трудно». С тех пор поэт Борис Галл стал Борисом Дубровиным.

Он — лауреат всесоюзных и всероссийских литературных, музыкальных и телевизионных конкурсов, а также международных конкурсов — награды получены за стихи к песням. Литературная премия им. Константина Симонова три года назад ему вручена за несколько последних книг.

Победил во Всесоюзном конкурсе на лучшее патриотическое произведение, организованном когда-то ДОСААФ. На музыкальных конкурсах, а их было множество, получал премии с композиторами.

Он обладатель Золотой медали Сергея Павловича Королева за стихи о космонавтике, лауреат республиканской премии Туркмении. Произведения на его стихи исполнялись и исполняются на радио, по телевидению, в консерватории, Колонном зале, Кремлёвском дворце.

Его лирические стихи мне показались искренними, добрыми и какими-то незащищёнными, созданными человеком интеллигентным и глубоко чувствующим:

Больше нету потерь: это жизнь улыбнулась Торжествующим взглядом твоим, И лишь только теперь начинается юность,

Вопреки этим прядям седым.

Борис Саввович родился в Москве в 1926 году. Его отец — Савва Семенович Галл родом из Умани, мама — Эсфирь Абелевна Хазан — из Пинщины (Белоруссия). Отец был в юности типографским рабочим, а в Гражданскую войну — комиссаром в Первой конной армии. Дедушка был церковным сторожем. В семье Галлов было двое детей — Савва и его младшая сестра.

В 1936 году, когда ему не было 10 лет, отца арестовали как врага народа, а маму через некоторое время арестовали за то, что она не донесла на врага народа. Отец погиб в тюрьме, затем его реабилитировали. Мама отсидела 6 лет, её реабилитировали, восстановили в партии, она врач, но вышла из лагерей инвалидом.

Семейная трагедия повлияла на творчество молодого поэта — с 14 лет темы его стихов были связаны с арестом родителей, были искренними и полными бескорыстия.

Бабушка — мама отца плакала каждую ночь и молилась, и он помнит, как отстукивали часы, и слышались из другой комнаты её молитвы: «За что Ты взял моих детей?», потому что арестовали не только отца, но и его старшего брата Бориса — героя Гражданской войны, орденоносца.

Борис окончил школу, во время войны работал токарем на оборонном заводе, затем ушёл добровольцем в пехоту, их пехоты в авиацию — был воздушным стрелком на Первом белорусском фронте, участвовал в освобождении Варшавы, взятии Берлина. После войны окончил литературный институт им. Горького. Сестра его стала врачом, пошла по маминым стопам. В войну воздушных стрелков обучали на месте.

Дело в том, что в бомбардировочном полку чаще погибали именно воздушные стрелки. По законам баллистики самолёт летит навстречу своей смерти, а снаряд летит, чтобы встретиться с самолётом — он бьет с упреждением.

Он должен взорваться перед самолётом или под ним, и в какие-то тысячные доли мгновения он разрывается под кабиной воздушного стрелка, который лежит ногами вперед, охраняя заднюю и нижнюю полусферу самолёта. Они летали на американских самолётах «Бостонах» моделей А-20, Б, Ж, Е. Поэтому осколки поражали контузией или просто убивали стрелков чаще, чем пилотов. Стрелков вербовали из пехоты.

Обучали на земле стрельбе и тактике ведения боя. Это был уже 1944 год. Закончил войну Борис в очень высоком звании рядового Швейка, чем гордится. Борис всегда писал стихи, и военные, конечно.

Потом понял, что все прошлые стихи были не того уровня, и, когда приехал в Москву, хотел её завоевать — ведь его печатали в окружной газете, под его стихами, как под шапкой, выходили целые полосы, ему вручали грамоты. В Москве понял, что нужно учиться заново, понимать, видеть. Был на семинаре у Михаила Светлова, а его первые книги благословил патриарх нашей поэзии Николай Тихонов — это был замечательный любимый поэт. Несколько лет пытался попасть в Литературный институт, и, наконец, был туда принят и окончил его в 1953 году. Учился вначале на очном отделении, но поскольку к этому времени уже женился, перешёл на вечернее. Зарабатывал только литературой — был литературным консультантом в газете «Водный транспорт», писал тексты песен, посылал патриотические стихи в военные газеты, но семья жила голодно. Поступил работать воспитателем в школу ФЗО (фабрично-заводского обучения) Метростроя.

Постепенно начал печататься в центральной прессе. Первая книга «На первом рубеже» вышла в 1955 году и была встречена доброжелательно, она была посвящена армии, военному опыту. Известный ленинградский поэт, секретарь Союза писателей Анатолий Чивилихин написал рецензию на этот сборник в «Литературной газете»

Источник: https://www.livelib.ru/author/435469-boris-dubrovin

Союз писателей москвы. библиотечка поэзии борис дубровин. стихи, биография, библиография – pdf

1

2 СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ МОСКВЫ Библиотечка поэзии БОРИС ДУБРОВИН Стихи, биография, библиография Москва 2009

3 УДК 82-1 ББК 84 Р7-5 Д 79 Библиотечка поэзии Союза писателей Москвы Главный редактор Людмила Осокина Редколлегия Елена Исаева Алексей Караковский Кирилл Ковальджи Нина Краснова Татьяна Кузовлева Елена Лапшина Галина Нерпина Александр Тимофеевский Д 79 Борис Дубровин.

Стихи,биография, библиография. М.: Союз писателей Москвы, с. (Библиотечка поэзии СПМ). Борис Дубровин известный поэт-песенник, автор многих книг стихов и прозы. Участник Великой Отечественной войны. Лауреат всесоюзных, всероссийских и международных конкурсов.

ISBN Союз писателей Москвы Ьорис Дубровин

4 О НАШЕЙ БИБЛИОТЕЧКЕ Что делать нам с бессмертными стихами? воскликнул Гумилёв по совершенно другому поводу, но сегодня это звучит увы! слишком конкретно.

Как быть поэзии в жестоких условиях рынка, как ей быть в попсовом телевизионном пространстве, в бездонном, слишком доступном для графоманов Интернете? Это факт: поэзия с каждым годом богаче, а читателей всё меньше. Вот мы и решили внести свой, пусть небольшой вклад в дело преодоления такой болевой ситуации.

Решили выпускать недорогие книжечки избранных стихотворений современных поэтов членов Союза писателей Москвы. Эти книжечки своеобразные визитные карточки для представления данных авторов-профессионалов широкому кругу читателей. Идея библиотечки давно носилась в воздухе. Но Союз писателей Москвы смог приступить к ее осуществлению только сейчас.

К сожалению, массовый читатель знаком только с немногими ключевыми фигурами современной поэзии. Есть много поэтов, заслуживающих внимания, но не удостоившихся по разным причинам всенародной известности. Их знают, в основном, профессионалы, коллеги по литературному цеху. Так хотелось бы, чтобы их имена стали известны многим.

Поэтому для тех, кто заинтересуется тем или иным автором, мы даем его краткую библиографию. Будем надеяться, что число помощников и спонсоров библиотечки со временем увеличится, тогда и периодичность издания, и тиражи возрастут, а уж за поэтами дело не станет! Редколлегия 3

5 Борис Дубровин Биографические сведения Борис Дубровин родился в Москве в 1926 году. Родителей его репрессировали, когда он был еще ребенком. В начале Великой Отечественной войны работал токарем на оборонном заводе. Добровольцем ушел в действующую армию.

Семь лет отслужил в звании рядового, сначала в пехоте автоматчиком, потом на 1-м Белорусском фронте в авиации воздушным стрелком. Имеет боевые награды. После войны учился в Литинституте. Первая книга была издана в 1955 году в издательстве «Советский писатель». В Союз писателей СССР вступил в 1957 году.

Автор многих книг стихов и прозы. На стихи Бориса Дубровина знаменитыми советскими композиторами написаны песни, получившие всенародную известность.

Многим знакомы такие песни, как «Любви негромкие слова», «Доброта», «Русские», «Путь домой», «Золушка», «Милый мой, твоя улыбка», От печали до радости», «Колокольчик», «Вспоминай», «Зачем Вы лето обошли», «Вино любви», «Осенний парк», «Белые ночи», «Неделимая любовь», «День рождения Шопена, «Я сам не свой».

Борис Дубровин лауреат всесоюзных, всероссийских и международных конкурсов, лауреат литературной премии Константина Симонова, дипломант литературной премии Министерства Обороны СССР, лауреат золотой медали С.П.Королева, серебряной медали П.И.Чайковского, Республиканской премии Туркмении за книгу «Дыхание границы». 4

6 Библиография Основные издания На первом рубеже. М.: Советский писатель, Тревожная группа. М.: Советский писатель, Провожает Земля. М.: Советский писатель, Дыхание границы. Ашхабад, Ветер мужества. М.: Детгиз, Четвертая жизнь. М.: Библиотечка журнала «Советский воин», Слова негромкие любви. М.: Советская Россия, Волжские зори. Казань, Татарское книжное издательство, Океанская Земля. М.

: Молодая гвардия, Когда не могут без тебя. М.: «ДОСААФ», Всего лишь день. М.:Советский писатель,1970. Скрытая нежность. М.: Воениздат, 1970 Никогда, никогда не расстаться. М.: Библиотечка «Пограничник», Наперекор разлуке. Баку, изд. Гянджлик, 1973, Русские самоцветы. М.: Советская Россия, Разлуки и встречи. М.: Советский писатель, Запомни. М.: Современник, Пламя горных вершин.

Стихи и переводы, Нальчик, из-во «Эльбрус», Ты смотришь на меня. М.: Советский писатель, Жить привыкаю без тебя. М.: Рекламная библиотечка поэзии, Бикфордов шнур воспоминаний. М.: Рекламная библиотечка поэзии, Прощая, радуясь и плача. М.: Библиотека «Ваганта», Не забыть ни за что и никогда! «Германия», Самое дорогое. М.: Воениздат, Молитва сердца. М.: изд. «Паломник», С любовью. М.

: Русский Раритет,

7 Борис Дубровин Библиотечка поэзии * * * Тишина раскололась, Ты, как на экране. На краю моей жизни Проснулась, маня Я целую твой голос, Целую дыханье. Тень твою, что невольно Коснулась меня.

Полный клонится колос В рассветном тумане, Сок ночной в чистом поле Блаженно храня Я целую твой голос, Целую дыханье, Тень твою, что невольно Коснулась меня.

И тоскую безмолвно, Разлукою ранен, Не могу без тебя я Прожить и полдня Я целую твой голос, Целую дыханье, Тень твою, Что невольно Коснулась меня. 6

8 * * * Свечу забытую зажгу, Укроюсь отблесками света Прости меня, когда я лгу, И пожалей меня за это. Подслеповатая свеча. Но в полутьме ты мне виднее Слеза настолько горяча Не оправдаться перед нею.

Задую бедную свечу, Хотя и так я, как в тумане Я уберечь тебя хочу И ненароком снова раню. Смотри в глаза мои, смотри, Стыдливой ревности не пряча. Гори, любовь моя, гори, Прощая, радуясь и плача.

7

9 Борис Дубровин Библиотечка поэзии * * * Скрываю тоску обездоленных дней, Тьму ночи терплю и стараюсь проснуться. Я жить не могу без улыбки твоей, И молча молю я ко мне повернуться. Мне только взглянуть на тебя разреши, Мне больше сейчас ничего и не надо: Стремнины, вершины, лавины души В зияющей бездне мгновенного взгляда. 8

10 Я ПРОЖИЛ ЖИЗНЬ Я прожил жизнь. Я прожил жизнь Твою. Но от тебя я это Утаю. Познал твою жестокую печаль, Познал твою суровую дорогу. Я стал тобой, Испытанным растроган, И нет меня. И мне себя Не жаль. 9

11 Борис Дубровин Библиотечка поэзии ПОСМОТРЕТЬ НА ТЕБЯ Я хочу посидеть, Посмотреть на тебя, Чтоб вглядеться в две темные дали. И сквозь сеть Потаенных морщинок летя, Прикоснуться К любви и печали.

И в тебя, как в себя, Замирая, смотрюсь, Вижу сквозь набежавшие тени, Как за тихою нежностью Прячется грусть И сквозь грусть Проступает смущенье.

Говорят и глаза, и улыбки твои Сколько вместе мы видели света, Сколько жертв мы с тобою Приносим любви, И любовь воздает нам За это. 10

Читайте также:  Короткие стихи про день рождения: красивые маленькие, небольшие стихотворения - читать лучшие

12 ПРИКОСНОВЕНИЕ Прикосновение чайки к волне, К зыбкой волне, что от камня отчалила. Прикосновение пальца к струне, Прикосновение звука к молчанию. Прикосновение флага к заре, К поздней заре, что еще не повержена.

Прикосновение тени к земле, Прикосновенье доверия к нежности. Прикосновение света ко тьме, Будто бы это дыханье весеннее. Прикосновение взгляда к тебе Лишь на мгновение прикосновение.

Только прозрения взлет улови, Взлет, и печалью, и счастьем увенчанный: Проникновение в душу любви Прикосновенье мгновения к вечности. 11

13 Борис Дубровин Библиотечка поэзии * * * Я забываю О грозящей бездне, Я забываю О томящей боли Так дорожу, что мы повсюду вместе Дышу с тобою И дышу тобою.

Поглажу взглядом прядку золотую, Твоя ладонь, Как огонек в тумане. И линию судьбы моей Целую, И снова Прерывается дыханье.

Наедине Глаза твои лучатся Нездешней, Изначальной глубиною И страшно мне Нечаянного счастья, Конечно, незаслуженного мною. 12

14 ПАУТИНКА Стряхнула ветка высохший листок, Но на ветру он замер В миг удачи, От гибельной дороги недалек, Спасительною ниткою подхвачен. Спасенный невесом и невелик, А нитка, прогибаясь, опустилась. Она себе порваться не велит, Хотя такая тяжесть не по силам. Как бабочка с надломленным крылом, Листок не верит собственной удаче. Не так ли я в падении своем Тобою неожиданно подхвачен. 13

15 Борис Дубровин Библиотечка поэзии МОЛИТВА В палату скорбную Вошел Приговоренная Молчала И вдруг узнал: Всё хорошо. Ты начинаешь жить Сначала. Неужто отодвинут Страх? Неужто позади Тревога? Неужто я не зря В слезах Тебя вымаливал У Бога? Глаза застлала Темнота, Хотя поверилось В удачу Откуда бы мне знать Тогда, Что я от радости Заплачу?.. 14

16 ТАЙНА Глубже счастья только горе, Только боль святого гнева, Всё на свете неслучайно, И мечты не миражи. Глубже речки только море, Глубже моря только небо, Глубже неба только тайна Человеческой души.

В ней беспечно бродят зори, Хаос в ней бушует слепо, В ней добро живет, плутая В дебрях зла, в болотах лжи Глубже речки только море, Глубже моря только небо, Глубже неба только тайна Человеческой души.

Сколько истин губим в споре, Так мы ссоримся нелепо, Так дела необычайны, Что попробуй предскажи: Глубже речки только море, Глубже моря только небо, Глубже неба только тайна Человеческой души 15

17 Борис Дубровин Библиотечка поэзии ГВОЗДИ Это, может быть, очень старо: Суд свершает слепая вражда. Кровь Голгофы, копьё под ребро, Боль распятья, надежды тщета. И слеза по щеке поползла, Содрогается тело в крови. Вбиты гвозди бессонного зла, Вбиты гвозди смертельной любви.

Ты, любимая, как в забытьи, Зубы сжала, страданье храня. И у каждого гвозди свои У Христа, у тебя, у меня. Так измучены, ослеплены, Одержимы земной суетой, Вновь гвоздями жестокости мы Распинаем друг друга с тобой. Невозможно любви торжество, Если гвозди впиваются в плоть.

И за что и во имя чего Воскрешает нас всё же Господь? 16

18 ПРЕДЧУВСТВИЕ Я каждое утро прощаюсь с тобой Навсегда, А заполночь снова С любовью к тебе возвращаюсь От утренней грусти В полночных сердцах Ни следа Но вновь на рассвете С тобою Навечно прощаюсь.

И каждое утро ты вновь провожаешь Меня Коротким объятьем И долгим темнеющим взглядом, Разлуки предчувствие Грустной улыбкой гоня, Душой понимая, Что вечно не будем мы Рядом.

Недели промчатся, А может, пройдут и года, И станет последним Какое-то наше прощанье И молча поэтому Мирною ранней ранью Я каждое утро Прощаюсь с тобой навсегда. 17

19 Борис Дубровин Библиотечка поэзии * * * Спасибо тебе за вечернее платье, За полный до края любовный напиток. Спасибо за взгляды, в которых объятья, Спасибо за голос, росою омытый. Спасибо за вечность неистовой ночи И за улыбки рассветную дымку, Спасибо за то, что мне сказано молча.

Спасибо за то, что проснулись в обнимку, За то, что былое своё отрицая, Познали мгновений блаженную милость, За то, что с тобой обменялись сердцами, За то, что в друг друге с тобой растворились.

Спасибо за вспышки пронзительных молний, За то, что единственной жизнью оплатим, Спасибо за то, что тебя я запомню В поющих алмазах вечернего платья. 18

20 * * * Так люблю, когда меня обнимаешь, Потому что мне верится: это не кончится. Так люблю, когда меня отнимаешь У печали, у холода, у одиночества. Так люблю придвинуться чуть поближе, Потому что впитаю цветение раннее.

Так люблю дыхания шорох услышать: Не спеша обретаю второе дыхание. * * * И как ничью потом Твою почуять прядь, Зажатую меж нашими висками И слушать, как медлительней опять, Спокойнее становится дыханье.

Закрыть глаза, Но видеть всё равно, Как темноте ночной противореча, Твое лицо ко мне обращено, Как бы лучу рассветному навстречу. 19

21 Борис Дубровин Библиотечка поэзии ТВОЕ МОЛЧАНИЕ Сталь!.. И она бывает хрупкой, Передоверившись огню Звоню, а ты бросаешь трубку, Звоню опять роняешь трубку.

Который раз тебе на дню Звоню, как будто за границу Надежды, где бессильна речь, Как будто можно дозвониться До радости безмолвных встреч.

Гудков прерывистых стенанье, Как всхлипы ветра средь ветвей О, как кричит твое молчанье Жестокость нежности твоей. 20

22 * * * Тела сливались, И сливались души, В блаженной бесконечности летя Из комнаты я слышу Шорох душа, Закрыв глаза, Я вижу Всю тебя. Не притворила двери, Позабыла Прикинуться мгновенно Тишиной. Нарочно обе двери не закрыла. Но, если б и закрыла, Ты со мной. Я стал водою, И вода хмельная Всё трепетней, Порывистей, Теплей. И я тебя, любимая, Ласкаю И омываю Нежностью своей. 21

23 Борис Дубровин Библиотечка поэзии ПОДБИТАЯ ПТИЦА На болоте осока, Не осока, а шелк Я летел невысоко, Но летел, а не шел. И над этой осокой С наступлением дня Вдруг кутилы веселые Подстрелили меня. Ничего я не понял. Крылья слиплись в крови. Я про ненависть вспомнил И забыл о любви.

Крикам стаи не внемля, Выбиваясь из сил, Тут я вспомнил про землю, А про небо забыл. Я охотников видел В миг, когда утопал. Верно, я их обидел, Что в болото упал. Ничего я не понял. Крылья слиплись в крови. Я про ненависть вспомнил И забыл о любви. Или это мне сниться? Я живу, не сдаюсь.

Я подбитая птица Вновь полету учусь. 22

24 Снова в сумерках серых И всклокоченных туч Опираюсь на веру, Как на солнечный луч. Может быть, над осокой Я навстречу лучу Пусть опять невысоко, Но а все же взлечу. Может, ветер наполнит Силой крылья мои, Чтоб, про ненависть помня, Не забыть о любви. 23

25 Борис Дубровин Библиотечка поэзии Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ Три слова этакая малость! Но не роняй их с губ моих Как ты упорно добивалась И как ты мучилась без них, Губам губами помогала, Задаривая и дразня. Не помогала вымогала, Пытала ласкою меня. Как будто в них была основа Того, что нес, того, что дал.

Подумаешь всего три слова, Какой бесценный капитал! О, я владычил с наслажденьем, Всесильем власти одержим, Над сном твоим, над пробужденьем, Над нетерпением твоим. И вдруг как лед весною взломан. И синь сквозь трещины провал: Зачем-то сам тебе три слова Я произнес, сказал, назвал.

С недальновидностью тупою Не ведал сам я, что творил: Ведь я был властен над тобою, Пока тех слов не говорил. 24

26 * * * Усталость ночи Чувствует рассвет Усталость встречи Чувствует разлука Рассталась с нами Радость прежних лет, Но только жить нам нечем Друг без друга. 25

27 Борис Дубровин Библиотечка поэзии * * * Ты мне дана, Как народу поверье, Ты мне нужна, Как зернам поля, Как море пловцам, Как тонущим берег, Как небо живым, Как умершим земля. 26

28 * * * То темнотой любовь светла, То холодом любовь согрета. Нет для нее добра и зла, Нет разрешенья и запрета. Как натяжение струны Руки испытанной знакомо, Себе единственной верны Любви верховные законы.

Живет любовь, чтобы любить, Случайным прихотям открыта.

Какая верность может быть? Какая ревность и обида? И, чтобы не изнемогла, Не стала призрачною тенью, Как солнце вне добра и зла Любви извечное горенье! 27

29 Борис Дубровин Библиотечка поэзии * * * Вошла ко мне, не постучав, Захлопнув дверь неловко Как бы сама собой С плеча Скользнула на пол кофта. И половицы поперек Таинственно и строго Насторожилась, как зверек, У самого порога. Мохната, будто тяжела, Воинственная с виду, Тебя весь вечер стерегла, Чтобы не дать в обиду. 28

30 * * * Представь себе: такое вдруг случается, Чему поверить можно лишь едва. Представь себе: в снежинки превращаются Моей любви негромкие слова. И уплывут снежинки эти чистые, В них растворится неба синева. И заблестят капелью золотистою Моей любви негромкие слова.

Они в саду прикинутся черешнями, Их повторит доверчиво листва. И зазвучат слышнее грома вешнего Моей любви негромкие слова. Представь себе, что всё еще исполнится, Что вновь душа надеждою жива. И вспыхнут ночью ярким светом солнечным Моей любви негромкие слова.

29

31 * * * Мне казалось когда-то, Что встреча нескоро, Мне казалось громадой Тревоги земля: От печали до радости Реки и горы От печали до радости Леса и поля.

Стать, казалось мне, надо Похожим на эхо, Мчаться сквозь листопада Беззвучную медь: От печали до радости Ехать и ехать, От печали до радости Лететь и лететь.

Но пришла, как награда, Смела расстоянья Этой близости краткость, Что счастью под стать: От печали до радости Всего лишь дыханье, От печали до радости Рукою подать. 30

32 СОДЕРЖАНИЕ О нашей библиотечке…3 Борис Дубровин. Биографические сведения…4 Библиография…5 Тишина раскололась…6 Свечу забытую зажгу…8 Скрываю тоску…9 Я прожил жизнь Посмотреть на тебя…11 Я люблю…12 Паутинка Молитва…14 Тайна…15 Гвозди…16 Предчувстиве.

..17 Спасибо тебе Так люблю…19 И как ничью потом…19 Твое молчание…20 Тела сливались…21 Подбитая птица…22 Я тебя люблю…24 Усталость ночи…25 Ты мне дана…26 То темнотой любовь светла…27 Вошла ко мне не постучав…28 Представь себе…

29 Мне казалось когда-то

33 Библиотечка поэзии СПМ Борис Дубровин Стихи, биография, библиография. Издание Союза писателей Москвы Выпускающий редактор Л.М. Влодова. Дизайн библиотечки и верстка Л.М. Влодовой. Объем 1,5 п.л., формат 60 х 90 Тираж 500 экз. Отпечатано в ООО Сенат Пресс

34

Источник: https://docplayer.ru/37083385-Soyuz-pisateley-moskvy-bibliotechka-poezii-boris-dubrovin-stihi-biografiya-bibliografiya.html

Ссылка на основную публикацию