Алексей жемчужников стихи: читать стихотворения жемчужникова алексея михайловича – поэзия, произведения поэта

Алексей Жемчужников – Стихи

Здесь можно скачать бесплатно “Алексей Жемчужников – Стихи” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия, издательство ТАМБОВСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО, год 1959.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы

Описание и краткое содержание “Стихи” читать бесплатно онлайн.

ТАМБОВСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

1959

Подготовка текста и вступительная статья Б. Илёшина[1]

Алексей Михайлович Жемчужников

ВЕРСТА НА СТАРОЙ ДОРОГЕ

Под горой, дождем размытой, У оврага без моста Приютилась под ракитой Позабытая верста.

Наклонившись набок низко, Тусклой цифрою глядит; Но далеко или близко — Никому не говорит.

Без нужды старушка мерит Прежний путь, знакомый, свой Хоть и видит, а не верит, Что проложен путь иной…

1854 г.

* * *

Уже давно иду я, утомленный, И на небе уж солнце высоко; А негде отдохнуть в степи сожженной, И все еще до цели далеко.

Объятая безмолвием и ленью, Кругом пустыня скучная лежит… Хоть ветер бы пахнул! Летучей тенью И облако на миг не освежит…

Вперед, вперед! За степью безотрадной Зеленый сад, я знаю, ждет меня; Там я в тени душистой и прохладной Найду приют от пламенного дня;

Там жизнию я наслаждаться буду, Беседуя с природою живой; И отдохну, и навсегда забуду Тоску пути, лежащего за мной…

1855 г.

* * *

По-русски говорите, ради бога! Введите в моду эту новизну. И как бы вы ни говорили много, Все мало будет мне… О, вас одну Хочу я слышать! С вами неразлучно, Не отходя от вас ни шагу прочь, Я слушал бы вас день, и слушал ночь, И не наслушался б. Без вас мне скучно, И лишь тогда не так тоскливо мне, Когда могу в глубокой тишине, Мечтая, вспоминать о вашей речи звучной.

Как русский ваш язык бывает смел! Как он порой своеобразен, гибок! И я его лишить бы не хотел Ни выражений странных, ни ошибок, Ни прелести туманной мысли… нет! Сердечному предавшися волненью, Внимаю вам, как вольной птички пенью. Звучит добрей по-русски ваш привет; И кажется, что голос ваш нежнее; Что умный взгляд еще тогда умнее, А голубых очей еще небесней цвет.

1856 г.

СЕПТУОР БЕТХОВЕНА

Бессмысленно, во след за праздною толпой, Я долго, долго шел избитою дорогой… Благоразумием я называл покой, Не возмущаемый сердечною тревогой; Я ни к кому враждой не пламенел; привет Готов был у меня всем встречным без изьятья Но научить меня не мог бездушный свет Любить и понимать святое слово: братья!

И совестно сказать, что жил я; мне жилось. Ни страсти, ни надежд, ни горя я не ведал; И мыслей собственных я сдерживал вопрос, И на призыв других ни в чем ответа не дал. День за день так текли бесплодные года…

Раз я сидел один. Ни раута, ни бала В тот вечер не было; и, помню я, тогда Мне на душу тоска несносная напала… Меня уже давно без зова навещать Она повадилась, как верная подруга. В тот раз решился я убежища искать За чайным столиком приятельского круга.

Две дамы были там. Наш вялый разговор Был скучен. Занялись Бетховеном от скуки: Сыграть им вздумалось известный септуор — И дружно раздались пленительные звуки. Мне эта музыка была знакома: но В тот вечер мне она особенно звучала…

Смотрю — в гостиную открыта дверь; темно В ней было. Я туда ушел и сел. Сначала Все слушал, слушал я; потом вторая часть — Andante началось… Глубокое мечтанье Вдруг овладело мной. Чарующую власть Имело чудное аккордов сочетанье!..

Все время прошлое мне вспомнилось; стоял Тот призрак предо мною, как смерть безмолвен и бледен. И ясно в первый раз тогда я понимал, Как сердцем сух и черств, как жизнию я беден… И грустно стало мне! Жалел я о себе, Об участи души, надеждами богатой, Средь светской суеты и в мелочной борьбе Понесшей на пути утрату за утратой. Я не с улыбкой скептической читал

Невозвратимых дней мной вызванную повесть,
Я чувству скорбному простор и волю дал; Заговорила вслух встревоженная совесть. Я честно, искренне покаялся во всем; Я больше пред собой не лгал, не лицемерил;

Не мог и не хотел забыть я о былом, Но в обновление свое я твердо верил… И стала музыка отрадней мне звучать… Как будто тяжкий сон прошел, — я пробудился, И веселей смотреть, и легче мне дышать, И сердцем наконец до слез я умилился…

1856 г.

* * *

Странно! Мы почти что незнакомы — Слова два при встречах и поклон… А ты знаешь ли? К тебе влекомый Сердцем полным сладостной истомы — Странно думать! — я в тебя влюблен!

Чем спасусь от этой я напасти?.. Так своей покорна ты судьбе, Так в тебе над сердцем много власти… Я ж, безумный, думать о тебе Не могу без боли и без страсти…

1857 г.

МЫСЛИТЕЛЮ

Орел взмахнет могучими крылами И, вольный, отрешившись от земли, О немощных, влачащихся в пыли, Не думает, паря под небесами…

Но, от мертвящей лжи освободясь И окрыленный мыслью животворной, Когда для сферы светлой и просторной Ты, возлетев, покинешь мрак и грязь;

Когда почувствуешь, как после смрадной И долго угнетавшей тесноты Трепещет грудь от радости, и ты Вдыхаешь воздух чистый и прохладный;

О, ты начнешь невольно вспоминать О доле смертных темной и ничтожной! Взирая сверху, будет невозможно Тебе, счастливому, не пожелать,

Чтоб братьев, пресмыкающихся долу, Свет истины скорей освободил!.. Когда ж они без воли и без сил, Не будут твоему внимать глаголу, —

С высот своих ты властно им кричи! Окованных невежественным страхом, Заставь ты их расстаться с тьмой и с прахом И смелому полету научи!..

1857 г.

ОХОТА

С утра я скитаюсь без пользы и толку… Надвинулась новая туча! Бросаю охоту и прячусь под ёлку, Дождем беспрерывным наскуча. А все еще лес оглашает охота, И голос несется собачий… Порскают охотники… выстрелил кто-то… Победу трубит доезжачий.

Опять прояснилось. Гляжу я на небо, На влажные леса макушки, На желтое поле созревшего хлеба, На свежую зелень опушки. Стою хоть с ружьем, но без всякой заботы; Мечтаю… Труда никакого… Чу!..

Слышится вновь приближенье охоты, И туча сбирается снова…

Раскинулась радуга лентой широкой; Вдали виден дождь полосами; В лесу прокатился гул грома далекий… Вот заяц присел за кустами! Косых-то здесь много, да жаль что не хромых, По мне чересчур они прытки. Попробую, впрочем, я в этого… Промах! Другой уж не будет попытки. Вот гончие след отыскали горячий… А дождик все боле и боле… Порскают, стреляют, трубит доезжачий.. Охота, знать, пуще неволи!..

1857 г.

ВОСПОМИНАНИЕ В ДЕРЕВНЕ О ПЕТЕРБУРГЕ

Жаль, что дни проходят скоро! К возвращенью время близко. Снова, небо скрыв от взора, Тучи там повиснут низко.

Ночью, в дождь, слезами словно Обольются там окошки; А на улице безмолвной, Дребезжа, проедут дрожки;

Да очнувшись: вора нет ли, — Стукнет палкой дворник сонный; Да визжать на ржавой петле Будет крендель золоченый…

1857 г.

ЗИМНИЕ КАРТИНКИ

I

Источник: https://www.libfox.ru/186222-aleksey-zhemchuzhnikov-stihi.html

Жемчужников Алексей Михайлович

Земля

Волнуем воздухом, как легкая завеса,С вершин альпийских гор спускается туман.Уж высятся над ним кой-где макушки леса…И вот — весь выступил он, красками убран,В которые рядить деревья любит осень,

Не трогая меж них зеленых вечно сосен.

Как много радости и света в мир принес,Победу одержав над мглою, день прозрачный!Не сумрачен обрыв, повеселел утес,И празднично-светло по всей долине злачной;Лишь около дерев развесистых на ней

Узоры темные колеблются теней.

Казалось, что теперь небесное светило,Вступив на зимний Путь, прощальный свет лило;И, на него глядя, земля благодарилаЗа яркие лучи, за влажное тепло,Что разносил, струясь над нею, воздух зыбкой,

И озарялась вся приветливой улыбкой.

Красавица-земля! Не в этой лишь стране,В виду гигантов-гор, склонюсь я пред тобою;Сегодня ты была б везде прелестна мне,-Лишь бы с деревьями, с кустами и с травою,Где красок осени играл бы перелив,

Или хоть с бледною соломой сжатых нив.

Чем дольше я смотрю, тем шире и сильнееВсё разрастается к тебе моя любовь.О, запах милый мне!.. То, сладостно пьянея,Как бы туманюсь им, то возбуждаюсь вновь…Землею пахнет!.. Я — твое, земля, созданье,-

И нет иного мне милей благоуханья.

Земля-кормилица! Работница-земля!Твой вечен труд; твои неистощимы недра…Меж тем как чад своих ты, нуждам их внемля,Плодами и зерном уж одарила щедро,-Я вижу — требуя еще твоих услуг,

Тебя там на холме опять взрывает плуг.

Я жизни путь прошел, топча тебя небрежно,Как будто я не сын тебе, родимый прах.Найти я вне тебя рвался душой мятежнойПричину тайную житейских зол и благ;И мысль, страшась конца, не ведая начала,

Во тьме и пустоте, тоскливая, блуждала.

Земля! Что ж так влекут меня стремленья думИ сердца пыл к тебе? Не знаю… От того ли,Что от меня далек тревожный жизни шум?Иль правды я ищу? Иль я устал от болиРазрушенных надежд, оплаканных потерь?

Иль твой к покою зов мне слышится теперь?..

О мать-земля! Я здесь один; людей не видно…Хотел бы пасть я ниц и лобызать тебя!..Увы! я не могу, и не людей мне стыдно…Восторгом был я полн, красу твою любя;Но лишь тебя признал я матерью моею,-

Печален и смущен, ласкать тебя не смею.

Ты мне чужда еще, но я отныне твой.Дай силы мне своей на бодрый подвиг жизни,Чтоб я, на склоне лет, один с самим собой,Отрады не искал в тоске и в укоризне;И чтоб меня, когда наступит смерти мгла,

Ты, примиренного с тобою, приняла.

Поднялся ветерок, свежея понемногу;Я вижу на горах вечернюю зарю,И тени длинные ложатся на дорогу…Пора домой идти. Земля, благодарю!Обязан я тебе, твоим осенним чарам,

Что уходящий день прожит был мной не даром.

Источник: http://www.RodnoVery.ru/stikhotvoreniya/49-zhemchuzhnikov-aleksej-mikhajlovich

Алексей Жемчужников: Стихи

Алексей Михайлович Жемчужников

– Верста на старой дороге – Воспоминание в деревне о Петербурге – Восторгом святым пламенея… – Дорожная встреча – Другу – Забудь их шумное волненье… – Заколдованный месяц – Зимние картинки – Кентавр – Когда очнусь душою праздной… – Когда, еще живя средь новых поколений…

– Конь Калигулы – Летний зной – Мы долго лежали повергнуты в прах… – Мыслителю – Ночное свидание – О, скоро ль минет это время… – Освобожденный скворец – Осенние журавли – По-русски говорите, ради бога!..

– Последняя пристань – Почему? – Примирение – Притча о сеятеле и семенах – Причина разногласия – Раскаяние – Септуор Бетховена – Сказка о живых мертвецах – Современному гражданину – Соглядатай – Сословные речи – Тяжелое признание – Уже давно иду я, утомленный…

– Эпохи знамение в том… – Я музыкальным чувством обладаю… – Я музыку страстно люблю, но порою…

1000 ПОЧЕМУ? С тех пор как мир живет и страждет человек Под игом зла и заблужденья,В стремлении к добру и к правде каждый век Нам бросил слово утешенья. Умом уж не один разоблачен кумир; Но мысль трудиться не устала, И рвется из оков обмана пленный мир, Прося у жизни идеала…

Читайте также:  Саша черный - смешные, юмористические стихи: читать иронические, сатирические стихотворения для детей, взрослых

Но почему ж досель и сердцу, и уму Так оскорбительно, так тесно? Так много льется слез и крови? Почему? Так всё запугано, что честно? О, слово первое из всех разумных слов! Оно, звуча неумолимо, Срывает с истины обманчивый покров И в жизни не проходит мимо.

Да! почему: и смерть, и жизнь, и мы, и свет, И всё, что радует и мучит? Хотя бы мы пока и вызвали ответ, Который знанью не научит,Всё будем требовать ответа: почему? И снова требовать, и снова… Как ночью молния прорезывает тьму, Так светит в жизни это слово. 1857 А.М.Жемчужников. Стихотворения.

Поэтическая Россия. Москва: Советская Россия, 1988.

ОСЕННИЕ ЖУРАВЛИ Сквозь вечерний туман мне под небом стемневшим Слышен крик журавлей всё ясней и ясней… Сердце к ним понеслось, издалёка летевшим, Из холодной страны, с обнаженных степей. Вот уж близко летят и все громче рыдая, Словно скорбную весть мне они принесли… Из какого же вы неприветного края Прилетели сюда на ночлег, журавли?..

Я ту знаю страну, где уж солнце без силы, Где уж савана ждет, холодея, земля И где в голых лесах воет ветер унылый,То родимый мой край, то отчизна моя.

Сумрак, бедность, тоска, непогода и слякоть, Вид угрюмый людей, вид печальный земли… О, как больно душе, как мне хочется плакать! Перестаньте рыдать надо мной, журавли!.. 28 октября 1871, Югенгейм, близ Рейна. А.М.

Жемчужников. Стихотворения. Поэтическая Россия. Москва: Советская Россия, 1988.

ЛЕТНИЙ ЗНОЙ Блестящ и жарок полдень ясный, Сижу на пне в лесной тени… Как млеют листья в неге страстной! Как томно шепчутся они!

О прошлом вспомнил я далеком, Когда меня июльский зной, Струясь живительным потоком, Своей разнеживал волной.

Я с каждой мошкой, с травкой каждой, В те годы юные мои, Томился общею нам жаждой И наслажденья, и любви.

Сегодня те же мне мгновенья Дарует неба благодать, И возбужденного томленья Я приступ чувствую опять.

Пою привет хвалебный лету И солнца знойному лучу… Но что рождает песню эту, Восторг иль грусть,- не различу. 100 Стихотворений. 100 Русских Поэтов. Владимир Марков. Упражнение в отборе. Centifolia Russica. Antologia. Санкт-Петербург: Алетейя, 1997.

КОНЬ КАЛИГУЛЫ

Калигула, твой конь в сенате

Не мог сиять, сияя в злате;

Сияют добрые дела.

Так поиграл в слова Державин, Негодованием объят. А мне сдается (виноват!), Что тем Калигула и славен, Что вздумал лошадь, говорят, Послать присутствовать в сенат. Я помню: в юности пленяла Его ирония меня; И мысль моя живописала В стенах священных трибунала, Среди сановников, коня.

Что ж, разве там он был некстати? По мне – в парадном чепраке Зачем не быть коню в сенате, Когда сидеть бы людям знати Уместней в конном деннике? Что ж, разве звук веселый ржанья Был для империи вредней И раболепного молчанья, И лестью дышащих речей? Что ж, разве конь красивой мордой Не затмевал ничтожных лиц И не срамил осанкой гордой Людей, привыкших падать ниц?.. Я и теперь того же мненья, Что вряд ли где встречалось нам Такое к трусам и рабам Великолепное презренье. 1892 Русская поэзия серебряного века. 1890-1917. Антология. Ред. М.Гаспаров, И.Корецкая и др. Москва: Наука, 1993.

ПРИТЧА О СЕЯТЕЛЕ И СЕМЕНАХ Шел сеятель с зернами в по 1000 ле и сеял; И ветер повсюду те зерна развеял. Одни при дороге упали; порой Их топчет прохожий небрежной ногой, И птиц, из окрестных степей пролетая, На них нападает голодная стая.

Другие на камень бесплодный легли И вскоре без влаги и корня взошли,И в пламенный полдень дневное светило Былинку палящим лучом иссушило. Средь терния пало иное зерно, И в тернии диком заглохло оно… Напрасно шел дождь и с прохладной зарею Поля освежались небесной росою; Одни за другими проходят года От зерен тех нет и не будет плода.

Но в добрую землю упавшее семя, Как жатвы настанет урочное время, Готовя стократно умноженный плод, Высоко, быстро, и сильно растет, И блещет красою, и жизнию дышит…

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/poeziya/64619-aleksej-zhemchuzhnikov-stihi.html

Жемчужников Алексей Михайлович (1821–1908)

Персоналии   Жили, пребывали в Липецком крае   Долгоруковский район   Братья Жемчужниковы  

Алексей Михайлович Жемчужников родился 23 февраля 1821 года в городе Почеп Черниговской губернии (ныне райцентр Брянской области) в старинной дворянской семье. У его отца, Михаила Николаевича, в Елецком уезде Орловской губернии (теперь Липецкая область) было имение Павловка, где и прошло детство будущего поэта, куда не раз он приезжал впоследствии.

В «Автобиографическом очерке», датированном 17 февраля 1892 года, Жемчужников писал о себе:

«Воспитывался до 14-летнего возраста дома. Потом поступил, в 1835 году, в Первую Санкт-Петербургскую гимназию, из которой вскоре вышел, чтобы держать экзамен в только что основанное императорское училище правоведения, куда и был принят…

Окончив курс, я вышел из училища и 1841 году с чином 9-го класса… Я поступил на службу в Сенат… Летом 1847 года я перешел из Сената на должности помощника юрисконсульта, а в 1849 году поступил на службу в Государственную канцелярию…

1-го января 1858 года я вышел в отставку»1.

Работая в Сенате, Алексей Михайлович продолжал свои литературные занятия. Захваченный театральной лихорадкой, он решил стать драматургом и писал уже не только для домашней сцены, но и с намерением войти в репертуар Александрийского театра, пробуя себя в самых различных драматических жанрах.

В 1850 году в журнале «Современник» он поместил одноактную комедию «Странная ночь». Это было первое произведение, опубликованное А. М. Жемчужниковым в печати. Вместе со своим двоюродным братом А. К. Толстым он пишет комедию «Фантазия», которая 8 января 1851 года была поставлена на сцене Александрийского театра в Петербурге.

Это был водевиль, в котором авторы издевались над убожеством тогдашнего комедийного театрального репертуара. Эффект от спектакля был ошеломляющим. По велению Николая I «Фантазию» запретили к дальнейшей постановке на сцене. Фактически это был дебют Козьмы Пруткова, писателя, созданного воображением братьев Жемчужниковых и Алексея Константиновича Толстого.

В Козьме Пруткове соединились свойственный николаевским временам гипноз чина, тупоумие, духовное ничтожество казенных людей, их легкомыслие и самодовольство. В 1854 году в юмористическом отделе «Современника» были напечатаны «Досуги Козьмы Пруткова». Публиковался Козьма Прутков и позже, когда А. М. Жемчужников вышел в отставку в 1858 году, чтобы жить «вне мундиров и парадов».

Произведения «прутковского цикла» принесли поэту широкую известность.

Выйдя в отставку, А. М. Жемчужников жил в Калуге и Москве, затем продолжительное время за границей: в Германии, Швейцарии, Франции, Италии. Там он продолжал литературные занятия, отсылая свои произведения в журналы «Современник», «Отечественные записки», «Русский вестник».

Только в 1884 году Жемчужников возвратился на родину и целиком отдался литературному труду. Стихи его никогда не достигали такой выразительности, гражданственной определенности, как в эти годы.

В них часто звучало искреннее сочувствие угнетенному народу, стойкая вражда к самодержавному произволу и политической реакции («Духа не угашайте», «Новая вариация на старую тему», «Столковались», «Скерцо на гражданские мотивы»).

Многие стихотворения 80-90-годов написаны в любимой Павловке, где Жемчужников прожил десять лет. Находилась она километрах в двух от долгоруковского села Вязовое. Там были барский дом с мезонином, служебные постройки, сад с липовыми аллеями и два пруда.

Полюбив с детства русскую природу, А. М. Жемчужников впоследствии не раз возвращался к ней в своих произведениях:

И далее через четверостишие он продолжает:

Жемчужников умел передать словом звуки и краски природы, нарисовать подмеченные зорким и любящим глазом поэтические подробности зимы, весеннего оживления, знойного лета. Его стихи о природе дышат искренней, горячей любовью к Родине.

В поздних стихах поэта воспроизведена редко встречающаяся в литературе лирика старости, мудрой, жизнелюбивой («Песни старости», «Прощальные песни»).

Об обаянии личности А. М. Жемчужникова И. А. Бунин рассказывал в своих «Автобиографических заметках»: «изящен, душист, свеж и бодр, несмотря на всю слабость здоровья». Он отмечал и удивительную скромность поэта, взыскательность к своему творчеству.

Лишь на 71-м году жизни Алексей Михайлович впервые подготовил свои произведения для отдельного издания. «Мне все хотелось, – признавался поэт, – написать еще что-нибудь получше прежнего, и я не терял надежды, что это исполню.

Теперь издаю полное собрание моих стихотворений, но не потому, что надежда моя исполнилась, а потому что наконец – пора!»3.

В 1892 году вышли стихотворения А. М. Жемчужникова в двух томах. При жизни поэта было издано еще два сборника его произведений: «Песни старости» (1900) и «Прощальные песни» (1908).

Русская критика конца XIX века видела в Жемчужникове продолжателя поэтических традиций классики. Его творчество высоко ценили Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, они вдохновляли и всячески ободряли поэта. Жемчужников гордился сердечной дружбой с Л. Н.

Толстым, который писал в день полувекового литературного юбилея поэта: «Очень радуюсь случаю напомнить тебе о себе сердечным поздравлением с твоей твердой и благородной пятидесятилетней литературной деятельностью.

Поздравляю себя с тоже почти пятидесятилетней с тобой дружбой, которая никогда ничем не нарушалась»4.

Умер Алексей Михайлович Жемчужников 7 апреля 1908 года в Тамбове, похоронен в Москве.

1 Жемчужников А. М. Избранные произведения. М.-Л.; Сов. писатель, 1963, с. 61.
2 Жемчужников А. М. Избранные произведения. М.-Л.: Сов писатель, 1963. с. 162-163.
3 Жемчужников А. М. — В кн.: Писатели Орловского края:биобиблиогр. словарь. Орел, 1981, с. 66.
4 Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. М., 1933, т. 72, с. 302.

Произведения автора

  • Странная ночь: комедия в одном действии в стихах. – СПб., 1850. – 55 с.
  • Стихотворения: в 2-х т. – СПб., 1892.
  • Стихотворения: в 2-х т. – 2-е изд. – СПб., 1898.
  • Песни старости: стихотворения. 1892-1898. – СПб., 1900. – 131 с.
  • Прощальные песни. 1900-1907. – СПб., 1908. – 76 с.
  • Стихотворения: в 2-х т. – 2 изд., – СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1901. – Т. 2. – 256 с.
  • Избранное / подгот. текста и вступит, статья Б. Илешина. – Тамбов: Кн. изд-во, 1959. – 320 с.
  • Стихотворения. – М.: Сов. Россия, 1988. – 332 с.: ил. – (Поэтическая Россия).
  • Избранные произведения. – М.-Л.: Сов. писатель, 1963. – 415 с. – (Б-ка поэта. Большая серия).
  • Подымовское дело // Орловский библиофил: альманах. – Орел, 2006. – Вып. 8. – С. 94-108.

Литература о жизни и творчестве

  • Христенко И. А. Место, на котором находилась усадьба Павловка, связанная с жизнью и творчеством поэта А. М. Жемчужникова // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Липецкая область. – М., 1980. – С. 63-64. – (Труды НИИ культуры; Т. 87).
  • Жуков Д. А. Козьма Прутков и его друзья. – М.: Худож. лит., 1983. – 384 с.
  • Перья на голове, коньяк на столе и два пистолета в руках : [о А. М. Жемчужникове по «Воспоминаниям оренбургского старожила» П. П. Жакмона на стр. «Исторического вестника»] / подгот. А. Дмитриев // Липецкая газета. – 1998. – 24 апр.
  • Харлампиди О. Д. Козьма Прутков и его создатели // Литературное краеведение в Липецкой области: учеб. пособие. – 2-е изд., доработ. и доп. – Елец, 1999. – С. 182-193.
  • Поляков А. М. Имение поэта: [д. Павловка Богато-Платовской волости Елец. уезда принадлежала А. М. Жемчужникову] // Липецкая газета. – 1999. – 28 мая. – С. 5.
  • Братья Жемчужниковы – знатные земляки : [уч-ся и преподаватели Стегаловской ср. шк. Долгорук. р-на, что в с. Приютовка, установили мемориал. доску на месте усадьбы братьев Жемчужниковых] // Липецкая газета. – 2001. – 3 апр.
  • Федорин И. А. «Поэзия… в моём наследстве» // Узы памяти: книга очерков / И. А. Федорин. – Елец, 2007. – С. 48-51.
  • Зорин В. Потомок Гоголя, предок Чехова: [о Кузьме Пруткове и его «родителях»] // Добрый вечер. – 2008. – 26 марта-1 апр. (№ 13). – С. 15.
  • Кукрак С. Поклонник знанья и свободы // Золотой ключик. – 2009. – 4 авг. (№ 16). – С. 3-5.: ил.
  • Конышев Ю. Печаль пересмешника : о Козьме Пруткове и Алексее Жемчужникове // Липецкая газета. – 2011. – 25 февр. – С. 7.
  • Ляпин Д. А. Поэт и гражданин // История Елецкого уезда в XVIII – начале XX веках / Д. А. Ляпин. – Саратов: Новый ветер, 2012. – С. 149-151. : портр.
  • Неермолова Н. «Быть может, средь нравственной скверны иных от паденья спасет задушевная речь…»: духовная нива поэта Алексея Жемчужникова : разработка урока // Духовно-нравственное воспитание. – 2012. – № 5. – С. 68-73.
Читайте также:  Стихи про беременность в ожидании чуда, малыша: красивые стихотворения известных поэтов

Справочные материалы

  • Липецкая энциклопедия. – Липецк, 2000. – Т. 2. – С. 9.
  • Бунинская энциклопедия / авт.-сост. А. В. Дмитриев. – Липецк, 2010. – С. 240-241.: портр.
  • Славные имена земли Липецкой: биогр. справ. об извест. писателях, ученых, просветителях, деятелях искусства. – Липецк, 2007. – С. 140-142.: ил.
  • Русские писатели. 1800-1917 : биогр. словарь. – М., 1992. – Т. 2. – С. 264-267.
  • История русской литературы XIX века: библиогр. указ./ под ред. К. Д. Муратовой. – М.-Л., 1962. – С. 325-327.
  • Русские поэты XX века: материалы для библиографии. – М., 2007. – С. 198. – (Studia poetica).
  • Писатели Липецкого края: библиогр. указ. – Воронеж, 1986. – Вып. 1. – С. 38-43.

Источник: http://lounb.ru/lipmap/index.php/personalii/zhili-prebyvali-v-lipetskom-krae/133-zhemchuzhnikov-a-m

Стихи Жемчужникова

«Свободе слова, статься может, Грозит нежданная беда»… Что ж в этом слухе их тревожит? Что ропщут эти господа? Корят стеснительные меры? Дрожат за русскую печать? Движенье умственное вспять Страшит их, что ли?.. Лицемеры!.. Великодушный их порыв Есть ложь! Они, одной рукою Успешно жертву придушив,

На помощь к ней зовут другою…

Храни нас бог от мер крутых, От кар сурового закона, Чтобы под вечным страхом их Народа голос не затих, Как было то во время оно; Но есть великая препона Свободе слова – в нас самих! Сперва восстанем силой дружной На тех отступников из нас, Которым любо или нужно, Чтоб русский ум опять угас. Начнём борьбу с преступным делом И не дозволим впредь никак, Чтобы свободной мысли враг, С осанкой важной, с нравом смелым, Со свитой сыщиков-писак И сочиняющих лакеев, Как власть имеющий, – возник Из нас газетный Аракчеев,

Литературный временщик…

Тому едва ли больше году (Ведь бесцензурная печать Уже нам мыслить и писать Дала, так думалось, свободу!), Когда б я, дерзкий, захотел Представить очерк даже слабый Народных язв и тёмных дел На суд сограждан, – о, тогда бы Какой я силой мог унять И клевету, и обвиненья? Чем опровергнуть подозренья? Какие меры мог принять, Чтобы писака современный В какой-нибудь статье презренной, Меня «изменником» назвав, Значенье правды не ослабил; Чтоб он моих священных прав Быть «русским» ловко не ограбил; Чтоб уськнуть он не смел толпу, Иль крикнуть голосом победным С сияньем доблести на лбу, При сочетаньи с блеском медным; Чтоб у него отнять предлог Для намекающей морали; Чтобы того, что уж жевали, Он пережёвывать не мог; Чтоб он газетной этой жвачки Не изблевал передо мной Ни из-за денежной подачки, Ни хоть «из чести лишь одной» *; Чтоб он, как шарят по карманам, Не вздумал лазить в душу мне И, побывав на самом дне, Представить опись всем изъянам; Чтоб даже бы не рылся там Для похвалы, что всё, мол, чисто, Но в ней потом оставил сам

Следы и запах публициста?..

Теперь как будто для ума Есть больше воли и простора, – Хоть наша речь ещё не скоро Освободится от клейма Литературного террора… Несли мы рабски этот гнёт; Привыкли к грубым мы ударам. Такое время не пройдёт Для нашей нравственности даром…

И если мы когда-нибудь Поднимем дружно чести знамя И вступим все на светлый путь, Который был заброшен нами; И если ждёт нас впереди Родного слова возрожденье, И станут во главе движенья С душой высокою вожди, – Всё ж не порвать с прошедшим связи! Мы не вспомянем никогда Ни этой тьмы, ни этой грязи

Без краски гнева и стыда!..

Источник: http://philosofiya.ru/verses_jemtchujnikov.html

Жемчужников Алексей Михайлович. Завещание. Поэзия и жизнь. Поэтический сайт л. Ф. Котова

В родной семье певцов почтен не будешь ты Ни шумной славою, ли славой долговечной; Но ты оставишь след возвышенной мечты, И скорби искренней, и думы человечной.

Алексей Жемчужников, “Себе”

Меж тем как мы вразброд стезёю жизни шли, На знамя, средь толпы, наткнулся я ногою. Я подобрал его, лежавшее в пыли, И с той поры несу, возвысив над толпою. Девиз на знамени: «Дух доблести храни».

Так, воин рядовой за честь на бранном поле, Я, счастлив и смущён, явился в наши дни      Знаменоносцем поневоле.

Но подвиг не свершён, мне выпавший в удел, — Разбредшуюся рать сплотить бы воедино… Названье мне дано поэта-гражданина За то, что я один про доблесть песни пел; Что был глашатаем забытых, старых истин И силен был лишь тем, хотя и стар и слаб, Что в людях рабский дух мне сильно ненавистен      И сам я с юности не раб. Последние мои уже уходят силы, Я делал то, что мог; я больше не могу. Я остаюсь ещё пред родиной в долгу, Но да простит она мне на краю могилы. Я жду, чтобы теперь меня сменил поэт, В котором доблести горело б ярче пламя, И принял от меня не знавшее побед,      Но незапятнанное знамя. О, как живуча в нас и как сильна та ложь, Что дух достоинства есть будто дух крамольный! Она — наш древний грех и вольный и невольный; Она — народный грех от черни до вельмож. Там правды нет, где есть привычка рабской лести; Там искалечен ум, душа развращена… Приди; я жду тебя, певец гражданской чести!

     Ты нужен в наши времена.

1897

Жемчужников Алексей Михайлович 10 (22) февраля 1821, местечко Почеп Черниговской губернии — 25 марта (7 апреля) 1908, Тамбов, похоронен в Москве.

Русский поэт, почётный академик Петербургской АН (Избран в Академию в 1900 году одновременнр с Л. Н. Толстым, Л. П. Чеховым, В. Г. Короленко).

В 1850-60-х годах участвовал в создании произведений и образа Козьмы Пруткова, чем, главным образом, известен в наше время.

Однако читатель, пожелавший ознакомиться с творчеством Алексея Жемчужникова, увидит, что в собственном поэтическом творчестве поэт имеет своё собственное лицо, чётко выраженную гражданскую позицию.

На знамя, средь толпы, наткнулся я ногою. Я подобрал его, лежавшее в пыли, И с той поры несу, возвысив над толпою.

Девиз на знамени: «Дух доблести храни»

На 71-ом году жизни поэт выпустил двухтомнник своих стихотворений, получивший многочисленные положительные отзывы. Строки, которыми заканчивается стихотворение “Завещание”:

“Приди; я жду тебя,      певец гражданской чести!

Ты нужен в наши времена.”

говорят нам о том, что поэт Алексей Жемчужников принадлежит к тем поэтам, о которых в наше время Евгений Евтушенко сказал:

“Поэт в России больше, чем поэт”.

Источник: http://lfkotov.narod.ru/poezija-zizn/zhemchuzhnikov.html

Жемчужников Алексей Михайлович – Стихотворения

  А. М. Жемчужников

   Стихотворения ————————————–

  И будет вечен вольный труд…: Стихи русских поэтов о родине

  М., “Правда”, 1988

  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru ————————————–

  Содержание

  Зимняя прогулка в деревне

  Нищая

  Придорожная береза

   ЗИМНЯЯ ПРОГУЛКА В ДЕРЕВНЕ

   Вид родной и грустный!.. От него нельзя

   Оторваться взору…

   Тянутся избушки, будто бы скользя

   Вдоль по косогору…

   Из лощины тесной выше поднялся

   Я крутой дорогой;

   И тогда деревня мне открылась вся

   На горе отлогой.

   Снежная равнина облегла кругом

   На деревьях иней;

   Проглянуло солнце, вырвавшись лучом

   Из-за тучи синей.

   Вон – старик прохожий с нищенской сумой

   Подошел к окошку;

   Пробежали санки, рыхлой полосой

   Проложив дорожку.

   Вон – дроздов веселых за рекою вдруг

   Поднялася стая;

   Снег во всем пространстве сыплется как пух,

   По ветру летая.

   Голуби воркуют; слышен разговор

   На конце селенья;

   И опять все смолкло, лишь стучит топор

   Звонко в отдаленьи…

   И смотреть, и слушать не наскучит мне,

   На дороге стоя…

   Здесь бы жить остаться! В этой тишине

   Что-то есть святое…

   1857

  НИЩАЯ

  С ней встретились мы средь открытого поля

  В трескучий мороз. Не лета

  Ее истомили, но горькая доля,

  Но голод, болезнь, нищета,

  Ярмо крепостное, работа без прока

  В ней юную силу сгубили до срока.

  Лоскутья одежд на ней были надеты;

  Спеленатый грубым тряпьем,

  Ребенок, заботливо ею пригретый,

  У сердца покоился сном…

  Но если не сжалятся добрые люди,

  Проснувшись, найдет ли он пищи у груди?

  Шептали мольбу ее бледные губы,

  Рука подаянья ждала…

  Но плотно мы были укутаны в шубы;

  Нас тройка лихая несла,

  Снег мерзлый взметая, как облако пыли…

  Тогда в монастырь мы к вечерне спешили.

  1857

   ПРИДОРОЖНАЯ БЕРЕЗА

   В поле пустынном, у самой дороги, береза,

   Длинные ветви раскинув широко и низко,

   Молча дремала, и тихая снилась ей греза;

   Но встрепенулась, лишь только подъехал я близко.

   Быстро я ехал; она свое доброе дело

   Всё же свершила: меня осенила любовно;

   И надо мной, шелестя и дрожа, прошумела,

   Наскоро что-то поведать желая мне словно –

   Словно со мной поделилась тоской безутешной,

   Вместе с печальным промолвя и нежное что-то…

   Я, с ней прощаясь, назад оглянулся поспешно,-

   Но уже снова ее одолела дремота.

   1895

   Петербург

   * * *

  Грустно смотрю я на жизнь, как в окно на ненастную осень…

  Словно холодный туман, всю природу сокрывший от взора,

  Нравственной мглы пелена облекает весь мир наш духовный.

  Разума яркое солнце не может лучом благотворным

Читайте также:  Стихи для детей 5-6 лет: детские для заучивания стихотворения ребенку 5, 6 лет

  Эту мглу пронизать и достигнуть до нашей юдоли.

  Помню: когда-то простор расстилался красиво пред нами;

  Помню: виднелися нам нас зовущие вдаль горизонты…

  Ныне ж: взгляну ли вокруг – ничего ниоткуда не видно,

  Кроме безжизненной, серой, отвсюду нахлынувшей мути.

  Жизни явленья застыли. Недвижны крылатые мысли.

  Сердце любить опасается. Замерло вещее слово…

  Страшно подумать, что жизнью зовется подобие смерти!

  Жутко, в себя заглянув, сознать, что одни за другими

  Все отлетели, поблекнув, живые когда-то надежды,

  Словно в ненастную осень последние с дерева листья!..

  Ноябрь 1879

Источник: http://lib-ru.do.am/publ/zhemchuzhnikov_aleksej_mikhajlovich_stikhotvorenija/1-1-0-9650

22 февраля – 195 лет со дня рождения АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ЖЕМЧУЖНИКОВА

Поэт, почётный академик Петербургской академии наук, один из создателей нового литературного имени – Козьмы Пруткова, Алексей Михайлович Жемчужников родился 22 февраля (по другим данным, – 23-го) 1821 года, в местечке Почеп Черниговской губернии в богатой дворянской семье. У Жемчужниковых было родовое имение в деревне Павловка Елецкого уезда Орловской губернии (ныне – Липецкая область), куда они переехали через год после рождения сына.

Алексей Жемчужников, как большинство дворянских детей, получил хорошее домашнее образование, что дало ему возможность успешно окончить Петербургское училище правоведения, готовившее будущих министров, дипломатов, губернаторов.

Прослужив несколько лет в Сенате, в канцелярии Государственного Совета, Жемчужников, не склонный к подобной работе, вышел в 1858 году в отставку и всерьёз занялся литературной деятельностью.

К этому времени у него уже были публикации: журнал «Отечественные записки» напечатал в 1841 году стихи 20-летнего поэта, а в 1852-м в «Современнике» появилась «недурная комедия в стихах А. Жемчужникова…» – так отозвался о комедии «Сумасшедший» Н. А.

Некрасов, знавший автора по его ранним публикациям в своём журнале: в 1850 году в «Современнике» была напечатана комедия в стихах «Странная ночь».

Многие читатели и критики тех лет воспринимали А. Жемчужникова как сатирика и юмориста, хотя он с юности и до конца дней писал лирические стихи, стихи гражданского и философского звучания. Одно из последних стихотворений, посвящённое Л. Н. Толстому, датировано 5 марта 1908 года, а через несколько дней (25 марта по старому стилю, 7 апреля – по новому) Алексей Михайлович скончался…

Действительно, широкую известность поэту принесли сатирические произведения – эпиграммы, басни, афоризмы, публиковавшиеся под коллективным псевдонимом «Козьма Прутков». Это имя вошло в литературу благодаря его создателям – родным братьям Алексею, Владимиру, Александру Жемчужниковым и их двоюродному брату Алексею Константиновичу Толстому.

В примечаниях к сочинениям Козьмы Пруткова, напечатанных во втором томе «Русской поэзии XIX века» (М., 1974), говорится: «В начале 50-х годов два молодых талантливых литератора – Алексей Толстой и Алексей Жемчужников – весело шутили над штампами современной им романтической поэзии. Собрав эти стихотворные шутки, они решили их издать под именем, которое носил служивший им камердинер…

В 1854 году Козьма Прутков впервые появился в некрасовском “Современнике”. Постепенно стала вырисовываться фигура вымышленного автора.

Он обрёл, как это подобает живому лицу, собственную биографию и индивидуальный облик… Тупой, самодовольный и ограниченный чиновник – живое воплощение бюрократической машины монархии – обладал исключительными претензиями на гениальность, на недоступную ему высоту духа, на романтические страсти.

Вместе с тем он проповедовал казённую мораль, был благонамеренным. Вот эта-то чиновничья поэзия беспощадно высмеивалась в образе Козьмы Пруткова и его сочинениях…»

Творчество Козьмы Пруткова – это не «добродушное чудачество», как называли его отдельные критики; каждое сочинение было направлено против определённого лица или какой-то жизненной ситуации: «Юнкер Шмидт» – пародия на русских подражателей Гейне; «Желание быть испанцем» – на увлечение некоторых поэтов экзотикой дальних стран. Наибольшей популярностью пользовались афоризмы Козьмы Пруткова: «Смотри в корень!», «Никто не обнимет необъятного», «Скрывая истину от друзей, кому ты откроешься?», «Вытапливай воск, но сохраняй мёд», «Принимаясь за дело, соберись с духом», «Единожды солгавши, кто тебе поверит?» и т. д.

Редкий человек ни разу не употребил в своей речи афоризмы Козьмы Пруткова, зная или не зная их автора, – настолько они вошли в обиход и стали популярными, как пословицы и поговорки: «Что имеем, не храним, потерявши, плачем», «Если хочешь быть счастливым, будь им».

В сатирических произведениях А. М. Жемчужников высмеивал бюрократов, лжепатриотов, обличал тупых и самодовольных чиновников. Связь с Н. А. Некрасовым и М. Е. Салтыковым-Щедриным способствовала обострению гражданской позиции Жемчужникова, для которого тяжёлая жизнь народа была не проходящей болью.

Рисуя в стихах картины деревенской природы, любуясь ею, поэт не может всецело отдаться этой красоте: его тревожит участь крестьян, вынужденных трудиться день и ночь и не иметь необходимого для сколько-нибудь сносного существования… Вот они возвращаются с поздней молотьбы и от безысходности поют песню, «безотрадную, как приговор судьбы»; а вот подошёл к окошку «старик прохожий с нищенской сумой…»

Даже живя за границей, А. М. Жемчужников с горечью пишет в стихотворении «Осенние журавли» о печальном виде земли, об «угрюмых людях», уже и не мечтающих о счастье: «То родимый мой край, то отчизна моя. / Сумрак, бедность, тоска, непогода и слякоть…»

Почти 20 лет прожил А. М. Жемчужников за рубежом, но он постоянно интересовался всем, что происходило в России, вёл переписку с Некрасовым и Салтыковым-Щедриным, был в курсе и столичной, и провинциальной жизни.

Положение русского человека, бесправного труженика, не могло не волновать честного гражданина, каким был Жемчужников.

Тяжело переживая вынужденную разлуку с родиной, он в 1884 году вернулся в Россию, с радостью встретившись с родимыми местами:

О, край родной, как ты мне мил!От долговременной разлукиКакие радости и муки

В моей душе ты пробудил!

Русскую природу поэт называет «прелестной» («Она так скромно-хороша!..»), но эта красота не может скрыть убогость «…селений, где живёт / Всё так же, как во время оно, / Под страхом голода народ».

С 1890 года и до конца дней А. М. Жемчужников жил то в Тамбове, то в деревне Павловке, часто гостил в Ильиновке Кирсановского уезда, в имении дочери Ольги Алексеевны, которая была замужем за внучатым племянником поэта Е. А. Баратынского – Михаилом Андреевичем.

Одно время они жили в Тамбове – в не сохранившемся, к сожалению, доме (улица Мичуринская, 9а). Рядом с ними поселился тогда и Алексей Михайлович, но через некоторое время он снял более удобную квартиру у домовладелицы Евсюковой на улице Араповской (ныне – М. Горького).

И этого дома давно нет – на его месте построено здание Тамбовского отделения Сбербанка России. Об этом писал журналист И. Овсянников в статье «Потеря памяти…» («Тамбовская правда» от 20 августа 1989 года), вызвавшей многочисленные отклики читателей.

Надо отдать должное работникам Сбербанка: в память о знаменитом земляке они открыли в своём учреждении экспозицию, посвящённую жизни и творчеству А. М. Жемчужникова…

В Тамбове поэт принимал самое активное участие в культурной жизни: выступал с лекциями, был страстным пропагандистом творчества русских писателей. И, конечно, он занимался поэтическим творчеством.

Стихи, написанные в Тамбове, составили два сборника: «Песни старости» (1892 – 1898) и «Прощальные песни» (1900 – 1907). Много стихотворений посвящены природе Тамбовского края.

Какое бы время года ни наступало, он воспевал его, находя каждый раз новые слова для выражения чувств, которые целиком захватывали его, и душа – то с печалью, то с восторгом – пела о зиме и весне, о лете и об осени.

Цикл стихотворений «Лесок при усадьбе», написанный в Ильиновке, – это постоянно меняющиеся картины природы со всем её богатством. Мы видим автора прогуливающимся по леску, где встречается ему молодая крестьянка, угостившая его только что собранными ягодами; он наслаждается тишиной, которую вскоре нарушают грачи, «и лесок, доселе дремавший, ожил».

Подмечая все изменения, происходившие в природе, поэт ненавязчиво, как хороший экскурсовод, ведёт нас по красивому усадебному леску, где «Берёза, клён уж пожелтели, / Но дуб могуч ещё доселе».

Ярче представить эту живописную картину помогают используемые автором художественные особенности, метафоричность стиха, простой и в то же время выразительный язык: «Меня из леса поле манит, / А с поля снова манит лес».

И как ни печально расставаться с летней красотой, она, по закону природы, уступает место невзрачному виду осеннего ненастья.

Способностью понимать природу, вести разговор с деревьями, цветами, птицами обладает далеко не каждый человек. А. М. Жемчужникову такое понимание было дано.

В стихотворении «Старая ракита» он пишет об одиночестве не только дерева, ожидавшего «последнего срока», но и о людском, в частности, – о своём.

Вначале он говорит, что старая ракита «Не нужна никому; далеко от жилья; / На просторе родном одинока…» И в то же время она «чутка и теперь», и в какие-то моменты, особенно в ясные дни, пусть только для себя самой, но вдохновенно, как прежде, «шелестит иль шумит монологи»:

А порой из неё крик идёт по земле,Всю окрестность от сна пробуждая;Словно сердце в груди, в её старом дупле

Громко бодрствует птица седая.

Так, состарившийся человек чувствует себя иногда молодым, душа его ликует, он забывает о возрасте: «Нет, сердце, значит, не остыло, / Не загрубел с летами вкус!..»

Слияние человека и природы в стихах А. М. Жемчужникова органично, но такое слияние происходит только в деревне, на приволье. Город он называет «красивой тюрьмой», из которой он наконец-то вырвался.

Не представляя себя вне природы, поэт слагает ей «благодарственный молебен». Его не страшит приближение стужи, о чём он говорит в стихотворении «Возвращение холодов»; он радуется «узорам серебряной парчи», которые рисует на окнах мороз.

Ему было бы ещё отраднее, «Когда бы сердце не щемило / От этих ужасов войны» (стихотворение написано в феврале 1904 года, когда шла русско-японская война, и как истинный гражданин России, её патриот, А. М.

Жемчужников переживал за исход военных действий).

Проживший долгую, активную творческую жизнь, поэт, подводя её итоги, признаётся: «Мне ценно всё, что в жизни было…»

А. М. Жемчужников скончался 7 апреля 1908 года в Тамбове, похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище. Но, как у всякого большого поэта, жизнь его продолжается в стихах. Их можно найти и в отдельных, и в коллективных сборниках.

В 1988 году в Москве, в издательстве «Советская Россия», вышла книга «Стихотворения» со вступительной статьёй тамбовского поэта и литературоведа Сергея Бирюкова. В ней представлены стихотворения и поэмы Жемчужникова, а также сочинения Козьмы Пруткова.

А в 2011 году в Тамбове увидел свет сборник избранных произведений Жемчужникова (серия «Литературные родники Тамбовского края»).

Сочинения:

Жемчужников А. М. Избранное. – Тамбов, 1959.

Жемчужников А. М. Стихотворения (серия «Поэтическая Россия»). – М., 1988.

Жемчужников А. М. Избранное (серия «Литературные родники Тамбовского края») – Тамбов, 2011.

Литература:

Илёшин Б. И. Река золотых зорь. – Воронеж, 1984. – С. 99 – 110.

Полякова Л. В., Дорожкина В. Т. Литературное краеведение: пособие для учителя. Ч. 1-я. – Тамбов, 2007. – С. 126 – 130.

Овсянников И. И. Судьба и память. – Тамбов, 2009. – С. 11 – 19; 26 – 27.

Источник: https://tambovodb.ru/joomla/index.php/10-proekty/2017-22-fevralya-195-let-so-dnya-rozhdeniya-alekseya-mikhajlovicha-zhemchuzhnikova

Ссылка на основную публикацию