Образ шинели в повести гоголя

Образ шинели в повести Гоголя

Целыми днями в своем департаменте гоголевский герой Башмачников работает с утра до ночи, но не может себе ничего позволить. Поэтому-то шинель, которую он шьет у портного для себя, оказывается его самой главной жизненной целью. Но эта цель Акакия Акакиевича еще и показывает то, что человеку бывает для счастья нужно совсем немного.

Учитель проверяет на плагиат?Закажи уникальную работу у наших авторов. Напишем в течение дня!

Связаться с нами:

Эта шинель дает Акакию Башмачникову силу к жизни, желание справляться со всеми трудностями. В нем начинает пробуждаться эмоции и чувства, словно Акакий Акакиевич начинает понемногу оживать. И хотя пока у него еще нет шинели, но вот эта мечта о ней пробуждает в нем желание жить.

Казалось, что все теперь изменилось в жизни персонажа Акакия Башмачникова, что впереди его ждало что-то совершенно новое и неизведанное, то, что должно было принести ему огромнейшую радость. Впервые за много лет его всего существования, за которые он ничего не получал для себя, он сможет быть награжденным за все свои труды и старания.

Ради новой шинели, которая ему просто была необходима, основной гоголевский персонаж готов пойти на любые жертвы.

Но герою совсем не трудно жертвовать собой, своей жизнью, потому что его поддерживала к жизни его духовное сознание, которое все время нашептывал о новой шинели. Интересно, как эта идея зарождается в голове у главного героя, и постепенно меняет его.

У Акакия Башмачникова вдруг появляется характер, он сам стал общительнее и немного живее, а в поступках его пропадала нерешительность и сомнение. Он постоянно думал о своей шинели, как она будет выглядеть, какой у нее будет воротник.

И порой в его голове рождались самые смелые мысли.

Но мечтать о кунице на шинельный воротник для Акакия Акакиевича было, конечно же, шагом решительным, потому что на нее у него не хватило бы средств, даже если бы он ничего не покупал и ни за что не платил всю свою жизнь. Удивительно, что даже мечты о простенькой, но новой шинели так резко могут поменять человека. Иногда герой даже представлял себя, чуть ли не значительным лицом, думая о том, как будет выглядеть его шинель.

И вот наступает торжественный и радостный день для Акакия Акакиевича, когда шинель уже полностью готова. Когда он обедал, то тоже впервые в жизни засмеялся, когда сравнивал старую свою шинель с той, которая теперь была пошита для него. И впервые он дома не стал работать, а немного полежал на кровати.

Такого ранее никогда с ним не случалось. Он пошел в гости, чего ранее никогда не делал, а когда проходил мимо стеклянной витрины, то увидел веселую картину и даже улыбнулся этому. В гостях он решился, чтобы выпить немного шампанского.

А на обратном пути даже поспешил за какой-то дамой, но потом решил оставить эту игру.

Переломный момент наступает тогда, когда он уже лишился своей шинели и это приводит к тому, что он не только чувствует себя ограбленным, но и уничтоженным и униженным. Он начинает бредить, заболевает. Смерть освобождает главного героя от страданий и унижений.

Всю свою жизнь гоголевский герой боялся. Но после смерти он сам стал наводить страх и ужас на других.

Особенно не давал он проходу на мосту тем, что носил шинели, и совсем неважно было, из чего была она сшита, ведь его интересовали лица важные и значительные, перед которыми он дрожал при жизни.

Все его возмущение против той жизни, которую он провел, теперь после его смерти явно проявилось, и он стал странным призраком, который не давал спокойно ходить или проезжать по мосту. И ключевым предметом в этом становится образ шинели, которая помогла читателю в герое рассмотреть что-то живое и человеческое.

Шинель — это протест «маленького человека» против такого устройства общества, который существует. Жизнь персонажа есть только в тот момент, пока ему шьют шинель и когда она оказывается у него в руках. Поэтому шинель имеет огромнейшее значение в повести Николая Гоголя.

Это и материальные ценности, которые мог достигнуть главный герой, и предмет, который помогает ему жить, взглянуть на жизнь вокруг другими словами.

Сочинение на тему: "Значение образа шинели" в повести Н.В. Гоголя

Главная » Русские писатели и поэты » Сочинение на тему: “Значение образа шинели в одноименной повести Н.В. Гоголя”, 7 класс

Примеры готового сочинения на тему «Значение образа шинели в одноименной повести Н.В. Гоголя», 7 класс

  • Произведение: «Шинель»
  • Н.В. Гоголь
  • Класс: 7 класс

Мелкий чиновник, Акакий Акакиевич Башмачкин является главным героем повести Николая Васильевича Гоголя “Шинель”. Она была последним произведением в его цикле рассказов о “маленьком человеке”.
Башмачкин жил тускло и непримечательно. Его никто не видит, и не замечают даже сторожа. Его жизнь, как колесо: дом, работа, дом.

Работа – смысл жизни, он даже берет бумаги домой, а если бумаг нет, он все равно занимается переписывание чего-то просто в удовольствие. И совсем ничего не происходит у Башмачкина в жизни до тех пор, пока он не понимает, что прохудилась шинель.

Он идет к портному, но оказывается, что пошив новой вещи в лучшем случае будет стоить 80 рублей, при этом зарплата в год у него всего 400 рублей. Акакий решает отказывать себе во всем, чтобы накопить на новую шинель. Она становится для него целью в жизни.

Ведь, когда закончится период тягот, связанных с голоданием и отказа во всем, он наконец-то увидит ее, свою обновку. Для Башмачкина шинель – символ новой жизни. Не смотря на то, что ходит он более легкой походкой, чтобы не снашивать ботинки, белье сдает реже в прачечную, чтобы не застирывалось, все это его не гнетет. Он живет в предвкушении.

Иногда само ожидание настолько же приятно, как и заветная цель. Он ходит к портному и обсуждает, как будет выглядеть шинель, когда будет готова. Эти разговоры поддерживают его. Благодаря мыслям о шинели, у Акакия просыпаются какие-то мысли и чувства. Впервые за все годы его существования, он будет вознагражден.

И вот приходит тот самый момент, шинель готова, и хотя на воротнике вместо куницы пришита кошка, она для Башмачкина самая лучшая. Он очень счастлив, сослуживцы стали замечать его, и хотя немного посмеивались над ним, ему было все равно, он был полностью в своем счастье. Однако длилось оно недолго. Ночью в переулке хулиганы украли шинель.

Для Акакия это стало ударом, украли не просто вещь, украли смысл жизни. В итоге, не найдя помощи у служителей закона, он заболел и умер. Такое ощущение, что когда с него сняли шинель, ушла и его жизнь. За свое сокровище он готов мстить, и после смерти становится призраком, сдирающим на мосту с людей шинели.

Гоголь показал нам, насколько может быть дорога вещь, выстраданная человеком. Казалось бы, то, что доступно многим, может принести море радости одному неприметному человеку, наполнить его жизнь смыслом. Вот как обыденность для всех может стать мечтой для одного.

Пример 2

Обычно при анализе повести Николая Васильевича Гоголя «Шинель» основное внимание уделяется разбору образа Акакия Акакиевича Башмачкина как «маленького человека». Однако почти такое же важное значение в произведении играет и сама шинель в повести. Каково значение ее образа в повести Николая Васильевича Гоголя «Шинель»?

В шинели Николай Васильевич заключает несколько важных образов. Прежде всего, это мечта. Акакий Акакиевич мог нормально думать только о шинели, представлял ее во всех подробностях, вплоть до того, какой воротник он сделает. Во-вторых, шинель – цель в жизни, которую нужно достичь любыми способами.

Главный герой был готов на все ради того, чтобы сшить новую верхнюю одежду, он ограничивал себя в итак крайне скромных тратах: перестал пить чай, не зажигал почти свеч, перестал стирать бельё, ходил на цыпочках, чтобы не стирать подмётки сапог. Он брал работу на дом, словом, Акакий Акакиевич делал всё, чтобы получить новую шинель.

В-третьих, подобная цель в жизни начала менять характер самого Акакия Акакиевича. Он перестал быть серым, похожим на остальных «маленьким человеком». В нём начал просыпаться характер. Главный герой стал открытее, веселее, смелее.

Раньше он был достаточно замкнут, предпочитал уединенный образ жизни, но после приобретения шинели даже пошел на вечер к коллеге. Всю жизнь Акакий Акакиевич был слишком робок с женщинами, но в роковую ночь чуть не пошел за одной и не познакомился с ней.

Сложно представить, чтобы главный герой раньше позволил бы себе пойти к значительному лицу, чтобы просить о сущей для такого высокого чина безделице. Но после пропажи Акакий Акакиевич не побоялся и просил помощи у высокопоставленного чиновника.

Всё это говорит о том, что шинель является символом изменений, происходящих в жизни главного героя, своеобразным протестом против тихой и незаметной жизни «маленького человека». Более того, в образе шинели заложен символ отчаянной борьбы. Даже после смерти Акакий Акакиевич не успокоился и срывал столь знаковую для него одежду со всех прохожих.

Подводя итоги, хочется сказать, что в образе шинели в одноименной повести Николая Васильевича Гоголя заложено сразу несколько очень важных символом. Это и мечта, и цель в жизни, которую надо непременно достичь, и символ изменения характера Акакия Акакиевича и, в целом, любого «маленького человека», и борьба с несправедливостью мира.

Adblockdetector

Значение образа шинели в одноименной повести Н.В. Гоголя

    В «Шинели» развернулся общественно-нравственный мотив других, более ранних повестей Гоголя.

Он заключается в мысли о богатствах человеческого духа, не уничтоженных, а лишь глубоко спрятавшихся в самой глубине существования людишек, искаженных дурным обществом.

Гоголь руководствовался мыслью о том, что эти ценности духа, забитые пошлостью, могут, а следовательно, и должны воскреснуть и расцвести, пусть в каких-то неопределенных обстоятельствах. Эта тема в «Шинели» выразилась особенно остро.

    Основным образом повести Н.В. Гоголя является фигура униженного, обделенного радостями жизни Акакия Акакиевича Башмачкина. В раскрытии характера этого героя важную функцию выполняет образ шинели.

Шинель – это не просто предмет. Это цель, ради которой Башмачкин готов на самоограничение, на урезание средств, и без того очень ограниченных.

И получение от Петровича новой шинели – праздник для него, «торжественнейший день».

    Покупку шинели предваряет описание жизни Акакия Акакиевича. Здесь показана трагедия «маленького человека» в условиях большого города.

В повести изображена его борьба за существование, лишения, невозможность удовлетворить потребности жизни, в число которых входит приобретение новой шинели. Рутинная работа Башмачкина в департаменте не может обеспечить самого малого и необходимого.

Поэтому шинель олицетворяет для этого героя то, к чему он стремится. Но, кроме того, она показывает, как немного надо этому человеку.

    Гоголь изображает в своей повести, как самая скромная, самая ничтожная улыбка судьбы приводит к тому, что в полуживом Акакии Акакиевиче начинает шевелиться и пробуждаться человеческое. У него еще нет шинели, а есть только мечта о ней. Но в Башмачкине уже что-то изменилось, потому что перед ним, впереди, какое-то событие. Притом, это событие, несущее радость.

Читайте также:  Всегда ли чувства нужно подвергать проверке разумом

В кои то веки что-то происходит для него, тогда как годами этот герой существовал не для себя, а для лишенного смысла труда, поглощавшего его бытие. Ради шинели Башмачкин идет на жертвы. Акакию Акакиевичу не так трудно их нести, потому что он «питался духовно, нося в мыслях своих вечную идею будущей шинели».

Очень любопытно, что у этого героя обнаруживается идея, да еще и вечная! Гоголь замечает: «С этих пор как будто бы он женился…».

И далее автор описывает состояние Башмачкина: «Он сделался как-то живее, даже тверже характером… С лица и с поступков его исчезло само собою сомнение, нерешительность… Огонь порою показывался в глазах его, в голове даже мелькали самые дерзкие и отважные мысли: не положить ли, точно, куницу на воротник».

    Смелость мысли обновляющегося Акакия Акакиевича не идет далее куницы на воротник; но это не вызывает смех.

Куница недоступна средствам Акакия Акакиевича; мечтать о ней – это значит мечтать о чем-то свойственном «значительным лицам», с которыми ранее Акакию Акакиевичу и в голову не приходило равнять себя. Но обращает на себя внимание совсем другое.

Всего лишь мечты о несчастной шинелишке на коленкоровой подкладке так разительно изменили Акакия Акакиевича. Что же было бы с ним и со всеми забитыми, униженными и опустошенными, если бы им дали существование, достойное человека, дали цель, размах, мечту?

    Наконец шинель готова, и Акакий Акакиевич шагнул еще на шаг вперед по пути воскресения в нем человека. Пусть «куницы не купил, потому что была точно дорога, а вместо ее выбрали кошку лучшую, какая только нашлась в лавке». Все же событие совершилось.

И в Акакии Акакиевиче мы видим опять новое: он «даже засмеялся», сравнивая старый капот с новой шинелью, «пообедал он весело и после обеда уж ничего не писал, никаких бумаг, а так немножко посибаритствовал на постели».

И эмоции, и веселье, и сибаритство, и жизнь без писанья бумаг – всего этого не было ранее у Акакия Акакиевича. В душе этого героя зашевелились даже кое-какие игривые идеи: по дороге в гости он увидел в окне магазина игривую картину, «покачнул головой и усмехнулся».

А на обратном пути, выпив в гостях шампанского, Акакий Акакиевич «даже подбежал было вдруг, неизвестно почему, за какою-то дамою, которая, как молния, прошла мимо и у которой всякая часть тела была исполнена необыкновенного движения».

    Конечно, Акакий Акакиевич остается при всем этом Акакием Акакиевичем, и вспышки чего-то нового глохнут в нем. Но они есть, и именно они приведут к развязке повести.

Переломный момент мы видим тогда, когда Акакий Акакиевич ограблен, унижен, уничтожен. Более того, он – на краю гроба, в бреду. И вот тут-то оказывается, что в этом героишке таились действительно неожиданные вещи.

Он знает, кто его убийца, и от его робкой покорности мало что осталось. Смерть освобождает в Башмачкине человека.

    Акакий Акакиевич, всю жизнь испытавший страх и умерший более всего от страха, внушенного ему значительным лицом, теперь, после смерти, сам стал внушать страх другим.

Он пугает множество людей, в том числе и носителей шинелей на бобрах, енотовых и медвежьих шуб, то есть именно значительных лиц. Все возмущение этого героя против той жизни, которой он жил, проявилось после его смерти.

И ключевым здесь является образ шинели, приобретение которой позволило увидеть в Башмачкине человеческое начало. Шинель явилась поводом к тому, чтобы проявился весь протест маленького человека против существующего порядка жизни.

Можно сказать, что в повести есть жизнь до покупки шинели и после нее. В повести шинель имеет огромное значение. Она олицетворяет, с одной стороны, предмет материально необходимый и, с другой, предмет, позволяющий возродить к жизни убитого действительностью человека.

Идейное содержание повести Н. В. Гоголя «Шинель» – самостоятельная работа студента

Повесть «Шинель» Н.В.Гоголь начинал в 1839 году и закончил весной 1841 года. Это произведение  впервые появилось в печатном виде в третьем томе сочинений писателя. Тема «Шинели» – показать, какое положение было у «маленького человека». Идеей повести стало раскрытие духовного подавления, измельчания, обезличения, ограбления человеческой личности в условиях антагонистического общества.

Главным героем повести «Шинель» стал Акакий Акакиевич Башмачкин, который был «вечным титулярным советником». Он относился к статским чиновникам 9-го класса, которые не имели прав стать дворянином; во время военной службы он мог стать капитаном. «Маленький человек с лысинкой на лбу» служит переписчиком бумаг «в одном департаменте».

Н.В.Гогол в повести стремился показать, что все ценили только внешний облик человека, а на личностные качества и внутренний мир никто не обращал внимания. Главным было то, какая у тебя «шинель».

Сам писатель никогда не обращал внимания на то, какое звание у человека, он не смотрит, новая у него шинель или старая. Для Н.В.Гоголя важным было то, что кроется внутри у человека, духовный мир героя.

Именно в этом заключается главная художественная идея произведения.

Н.В.Гоголь сделал Акакия Акакиевича обезличенным от рождения, он стал жертвой обстоятельств. В переводе с греческого имя Акакий означает «незлобивый».

Башмачкин должен жить все время  в обезличенном обществе, поэтому вся повесть о нем строится на формулах типа «один день», «один чиновник», «одно значительное лицо».

В обществе этом утрачена иерархия ценностей, поэтому даже речь рассказчика синтаксически нелогична и перегружена однотипными и лишними словами.

Акакий Акакиевич – сборный образ «маленького человека», к которому обращались русские писатели 1830-1840-х годов.

 Башмачкин не имеет ни семью, ни друзей. Он не посещает ни театры, не ходит в гости. Все его «духовные» потребности удовлетворяются переписыванием бумаг: «Мало сказать: он служил ревностно, — нет, он служил с любовью». Никто  не считает его за человека.

Акакий Акакиевич представлен таким ничтожным, что читателю трудно осознать, что он «брат» наш. Жалкое существо, действующее с какой-то беспросветной тупостью: даже когда он «хлебал наскоро свои щи и ел кусок говядины с луком, вовсе не замечая их вкуса, то ел все это с мухами».

Слова автора о том, что Акакий Акакиевич наш «брат», звучат отвлеченно и так мало вяжутся с тем, что говорит автор о Башмачкине. Акакий Акакиевич знал только одну радость — переписывать бумаги, причем, «когда он добирался до буквы, которая была его фаворитом, то он был сам не свой: и подсмеивался, и подмигивал, и помогал губами».

«Ни одного раза в жизни не обратил он внимания на то, что делается на улице… если на что он и глядел, то видел во всем свои чистые, ровным почерком выписанные строки».

В любви Акакия Акакиевича к его письму есть что-то комично-возвышенное, какая-то пародия на любовь. Да, и описание того, как волновался Акакий Акакиевич, когда шил свою шинель, изображено в ироническом стиле. Шинель в повести — это что-то живое — «жена», «друг» Акакия Акакиевича.

Когда Акакий Акакиевич начал экономить деньги за свою шинель, он «научился голодать по вечерам и ел духовную пищу, одетый в свою вечную идею будущей шинели в своих мыслях.

С тех пор, как будто его само существование было более полным, он был женат, как будто он не один, но какой-то друг жизни согласился пойти с ним по жизненному пути — и эта подруга была ничем иным, как той же шинелью.

Само его преображение и торжество связаны с нею: «С лица и поступков его исчезло само собою сомнение, нерешительность, словом все колеблющиеся и неопределенные черты». Когда новая шинель оказалась на его плечах, он «даже усмехнулся от внутреннего удовольствия».

Н.В.Гоголь отводит своему герою мгновение, минуту, в которой он может восторжествовать, наслаждаться жизнью и «улыбаться» уже не робко, и не попрошайничать. Его радость запрещена, ненадежна. Но этот короткий момент «воспламенения души» Акакия Акакиевича — до самого конца жизни яркий гость в виде шинели вспыхнул, оживив бедную жизнь на мгновение — этот момент приближает его к нам.

 «Молодые чиновники подсмеивались и острились над ним, во сколько хватало канцелярского остроумия…» Ни одного слова не отвечал Башмачкин своим обидчикам, даже не прекращал работы и не делал ошибок в письме.

Н.В.Гоголь вводит в историю образ молодого чиновника — возможно, имеющий автобиографический характер. Этот чиновник, вступив на службу, присоединился к насмешкам Башмачкина, но когда он услышал его слова, он внезапно остановился, словно пронзительный, и с тех пор все, казалось, изменилось перед ним и появилось в другом виде.

И долго потом, среди самых веселых минут, представлялся ему низенький чиновник с лысинкою на лбу, с своими проникающими словами: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» — и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой». «Возлюби ближнего, как самого себя» — если эта истина попирается, человеческому миру не на чем держаться.

Таким образом, призыв видеть брата в несчастном чиновнике полностью соответствует самому образу Акакия Акакиевича. В конце концов, что-то вроде шишечки Башмачкина может быть страстной мечтой любого человека.

Судьба «маленького человека» отчаялась. Он не может, не имеет силы подняться над обстоятельствами жизни. И только после смерти от социальной жертвы Акакий Акакиевич превращается в социального мстителя.

В мертвой тишине петербургской ночи он сорвал пальто у чиновников, не признавая бюрократической разницы в рядах и действуя как за Калинкиным мостом (в бедной части столицы) и в богатой части города.

Но недаром история «посмертного существования» Акакия Акакиевича одинаково полна ужаса и комизма, фантастической правдоподобности и издевательски представленной невероятности. Автор не видит реального выхода из тупика.

В конце концов, социальное ничтожество приводит к ничтожности личности. Акакий Акакиевич не имел устремлений и привязанностей, кроме страсти к бессмысленному переписыванию ведомственных документов, за исключением любви к мертвым буквам.

Нет семьи, нет отдыха, нет развлечений.

Жизненная катастрофа героя определяется как бюрократическое, безличное, безразличное социальное устройство и религиозная пустота реальности, к которой принадлежит Акакий Акакиевич. Гоголь убеждает своих читателей в том, что дикая несправедливость, царящая в жизни, может спровоцировать недовольство, протест даже самого спокойного, скромного унижения.

Испуганный, забитый Башмачкин мог только показать свое недовольство значительными людьми, которые грубо унижали и оскорбляли его, только в состоянии бессознательности, бреда. Но Н.В.Гоголь, на стороне Башмачкина, защищая его, проводит этот протест в фантастическом продолжении истории.

Цена шинели составляет 80 рублей. Это большой заработок для небольшого сотрудника.

Чтобы собрать необходимое количество, он отсраняет себя даже от маленьких человеческих радостей, которых в его жизни не так много.

Через некоторое время чиновнику удается насобирать нужную сумму, а портной, наконец, шьет пальто. Приобретение дорогостоящего предмета одежды — грандиозное событие в жалкой и скучной жизни чиновника.

Шить пальто было не просто спасением тела от холода, но и возбуждением души, утверждением человеческого достоинства.

Это был не только подвиг Акакия Акакиевича, но и подвиг Петровича, пьяницы-портного, он вложил в него свою душу, он с любовью сделал каждый шов.

Читайте также:  Итоговое сочинение: Почему «Вишневый сад» — это комедия?

Как настоящий художник, Петрович взял деньги за шитье, но, передав шинель, тайно скрылся за Акаким Акакиевичем, чтобы снова полюбоваться его творением.

 «Зачем же изображать бедность…и несовершенства нашей жизни, выкапывая людей из жизни, отдалённых закоулков государства?… нет, бывает время, когда иначе нельзя устремить общество и даже поколение к прекрасному, пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости» — писал Н.В. Гоголь, и в его словах заложен ключ к пониманию повести.

«Глубину мерзости» общества автор показал через судьбу главного героя повести — Акакия Акакиевича Башмачкина. Его изображение имеет две стороны. Первое — это духовное и физическое убожество, которое Гоголь сознательно подчеркивает и выдвигает на первый план.

Второй — произвол и бессердечность других вокруг главного героя рассказа. Отношение первого и второго определяет гуманистический пафос работы: даже такой человек, как Акакий Акакиевич, имеет право на существование и справедливое отношение к себе.

Гоголь сочувствует судьбе своего героя.

И это заставляет читателя невольно думать об отношении ко всему окружающему миру и прежде всего о чувстве достоинства и уважения, которое каждый человек должен побуждать, независимо от его социального и материального положения, но только принимая во внимание его личные качества и достоинства.

Шинель с плеча «значительного человека» — это не только месть Башмачкина «большим лицам», это месть всем тем, кто не видел его «братом». Посмертная месть Акакия Акакиевича и его приобретение шинели генерала Н.В. Гоголь уже рассматривает как «награду» за «жизнь, которую никто не принимал». И теперь это уже не чиновник с лысиной на лбу, а призрак, которого боится весь Петербург.

После смерти Акакия Акакиевича и особенно после ограбления «значительного человека»  призраком, что-то перевернулось и в душе генерала. С тех пор он менее часто говорил со своими подчиненными с угрожающими словами, часто размышлял, и чиновник, «распеченный в пух», казался ему не таким уже и виноватым. Возможность спасения была оставлена Н.В.

Гоголем и для «значительного человека», которого «ранг генерала был полностью сбит с толку … он как-то запутался, потерял свой путь и совершенно не знал, как он должен быть». И здесь тоже «мотив дороги», что Н.В. Гоголь не оставил всю свою жизнь, и призыв к людям не потерять лучшие духовные качества в жизненном пути, в котором созревает душа, уже озвучен.

Гоголь видит опасность в бессознательном состоянии как человека самого пути, что часто связано с тем, что «что-то слышится нашим умом, чтобы сердце не слышало». «Ум идет вперед, когда идут вперед все нравственные силы в человеке». В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь предупреждал, что опасность идет от непомерно развившейся «гордости ума», от «страстей ума».

Он писал о гигантской скуке, которая как смертельная тень может закрыть Россию. Но даже от скуки, от гордости, от горечи и ненависти, он нашел одно проклятие — крест. Как крестится верующий человек по мере приближения нечистой силы, поэтому Гоголь проклинал надвигающееся зло именем Христа.

Это имя Гоголь будет измерять все отныне, сравнить с ним человека и его дела, начиная с самого низкого, стоящего внизу иерархической лестницы.

Н.В.Гоголь призывает читателя и его персонажей развернуться, прежде чем отправиться вперед; оглянитесь назад, чтобы понять, куда идти.

И восклицание Акакия Акакиевича «Я твой брат» — это призыв Гоголя к всем — град, соединяющий все и напоминающий о спасительной силе любви.

Трагичен и Башмачкин, взывающий о помощи, трагична и судьба тех, кто не слышит: «то ли уши их заложило ватой, то ли до того огрубело сердце, что наросла на нем страшная непрогрызаемая кора, что не докричишься до него…»

В конце повести автор добавляет немного мистики. После похорон титульного советника в городе начал замечать призрак, который забирал шинель от прохожих. Чуть позже этот самый призрак взял шинель у того же «генерала», который ругал Акакия Акакиевича. Это послужило уроком для важного должностного лица.

В истории есть критика социальной системы, основанной на триумфе таблицы рангов, где класс чиновника в большей степени предопределяет отношение окружающих к нему, чем его личные качества. Скептическое отношение автора к социальной иерархии распространяется даже на семейные отношения, которые отдельные биографы приписывают гипотезе гомосексуализма автора, поддержанной этими биографами .

Выход из этого противоречия был найден следующим образом: «Шинель» интерпретировалась как пародия на романтическую историю, где вечная идея будущего пальто на толстой вате была занята трансцендентальным стремлением к высокой художественной цели.

Тема «маленького», бесправного человека, идея социального гуманизма и протеста, столь громко озвученная в рассказе «Шинель», сделала его знаковым произведением русской литературы. Повесть  стала знаменем, манифестом естественной школы, открыла ряд работ о униженных и оскорбленных.

В конце рассказа Гоголь не случайно вводит фантастический финал. Это предупреждение важным людям о том, что их бесчеловечные действия могут иметь последствия.

Фантастика в конце работы объясняется тем, что в российской действительности того времени практически невозможно представить ситуацию возмездия.

Поскольку «маленький человек» в то время не имел никаких прав, он не мог требовать внимания и уважения со стороны общественности.

Вся история пронизана идеями гуманизма. Любовь к человеку (даже «маленькая»), сожаление, сострадание. Но самое главное, цена показана за отказ от филантропии и помощь ближнему. Это стоило жизни Башмачкина, так как генерал отказался помочь ему. Любовь человека к человеку, брат брату — это то, что спасает жизни и делает мир ярче.

Гоголь Н.В. Миргород. Портрет. Шинель / Н.В. Гоголь. – Харьков : Прапор, 1975. – 366с.

Образ Башмачкина: повесть "Шинель" Н.В. Гоголя

В повести Акакий Акакиевич появляется уже чиновником неопределенного возраста.

«Чиновник нельзя сказать чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щек и цветом лица что называется геморроидальным…

»Родился он в семье мелкого чиновника, и уже при крещении судьба Башмачкина определилась. Младенцу трижды выбирали имя по календарю, и каждый раз на открываемой странице выпадали имена святых мучеников одно другого редкостнее и мудренее (Соссий, Хоздазад, Дула, Вахтисий…).

В конце концов мать новорожденного решила — пусть уж лучше сын унаследует отцовское имя. «Таким образом и произошел Акакий Акакиевич. Ребенка окрестили, причем он заплакал и сделал такую гримасу, как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник».

«Когда и в какое время он поступил в департамент и кто определил его, этого никто не мог припомнить. Сколько ни переменялось директоров и всяких начальников, его видели всё на одном и том же месте, в том же положении…

тем же чиновником для письма, так что потом уверились, что он, видно, так и родился на свет уже совершенно готовым, в вицмундире и с лысиной на голове».Сослуживцы и даже департаментские сторожа относятся к Акакию Акакиевичу пренебрежительно. Молодые чиновники нарочно толкают его и сыплют на голову бумажки.

Акакий Акакиевич же никак не реагирует на подобное обращение, как-то бесчувственно занимаясь своим постоянным делом — переписыванием бумаг. «…Это не имело даже влияния на занятия его: среди всех этих докук он не делал ни одной ошибки в письме.

Только если уж слишком была невыносима шутка, когда толкали его под руку, мешая заниматься своим делом, он произносил: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» И что-то странное заключалось в словах и в голосе, с каким они были произнесены».

Один из таких эпизодов произвел столь сильное впечатление на молодого человека, недавно начавшего служить и по примеру прочих также пошутившего над Башмачкиным, что он вдруг осознал всю жестокость и низость происходящего.

«И долго потом, среди самых веселых минут, представлялся ему низенький чиновник с лысинкою на лбу, с своими проникающими словами: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» — и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой».

И закрывал себя рукою бедный молодой человек, и много раз содрогался он потом на веку своем, видя, как много в чело-веке бесчеловечья, как много скрыто свирепой грубости в утонченной, образованной светскости, и, Боже! даже в том человеке, которого свет признает благородным и честным…»

БашмачкинК своим обязанностям Акакий Акакиевич относится не просто ревностно, но даже с любовью. «Там, в этом переписыванье, ему виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир.

Наслаждение выражалось на лице его; некоторые буквы у него были фавориты, до которых если он добирался, то был сам не свой: и подсмеивался, и подмигивал, и помогал губами, так что в лице его, казалось, можно было прочесть всякую букву, которую выводило перо его».

Однажды рвение Акакия Акакиевича было замечено.

Директор департамента, желая вознаградить Башмачкина за усердие и долгую службу, распорядился поручить ему чуть более сложную работу, но Акакий Акакиевич «вспотел совершенно» и ничего сделать не сумел, попросив оставить ему прежнее занятие. «С тех пор оставили его навсегда переписывать. Вне этого переписыванья, казалось, для него ничего не существовало».

Акакий Акакиевич живет только одной работой. Он не замечает, что вицмундир у него совсем уже износился, что остальное платье не чищено. «…

К тому же он имел особенное искусство, ходя по улице, поспевать под окно именно в то самое время, когда из него выбрасывали всякую дрянь, и оттого вечно уносил на своей шляпе арбузные и дынные корки и тому подобный вздор».

Он и обедал, абсолютно не чувствуя вкуса пищи, и кончал есть, лишь заметив, что «желудок начинал пучиться».

Подлинная жизнь начиналась для Акакия Акакиевича лишь тогда, когда он садился за стол с пером в руке для переписывания бумаг, принесенных на дом.

«Если же таких не случалось, он снимал нарочно, для собственного удовольствия, копию для себя, особенно если бумага была замечательна не по красоте слога, но по адресу к какомунибудь новому или важному лицу».

Никаких иных развлечений для него не существовало. Единственное, о чем он думал, «улыбаясь заранее… что-то Бог пошлет переписывать завтра?»

Только зимой, в сильную стужу, Акакий Акакиевич вдруг обнаружил, что шинель его совсем обветшала. Он рассудил, что ее надо починить, и пошел к Петровичу, портному, жившему в том же доме, где обитал и Акакий Акакиевич.

К сожалению, он застал Петровича не в духе и трезвым, что было для Акакия Акакиевича невыгодно, поскольку в подпитии Петрович «обыкновенно очень охотно уступал и соглашался, всякий раз даже кланялся и благодарил» за самую скромную плату.Пользуясь, по своему обыкновению, в основном междометиями и частицами,Акакий Акакиевич изъяснил портному свое дело.

Петрович решительно отказался чинить шинель, наглядно доказав, что на ней и заплату-то негде поставить. Как ни уговаривал Акакий Акакиевич портного, тот был непреклонен, утверждая, что заказчику не обойтись без шитья новой шинели. Это очень расстроило Башмачкина, так как с деньгами у него всегда было плохо.

Еще более повергла его в уныние огромная, по его представлениям, цена будущего приобретения (Петрович «очень любил сильные эффекты, любил вдруг как-нибудь озадачить совершенно…»)

Читайте также:  Сочинения 15.1, 15.2, 15.3 по тексту Воронковой

Акакий Акакиевич предпринял еще одну неуверенную попытку склонить Петровича к починке старой шинели, однако потерпел полную неудачу. Поняв, что без новой шинели ему никак не обойтись, Акакий Акакиевич совершенно пал духом. «…

На какие деньги ее сделать? Конечно, можно бы отчасти положиться на будущее награждение к празднику, но эти деньги давно уже размещены и распределены вперед.

Требовалось завести новые панталоны, заплатить сапожнику старый долг за приставку новых головок к старым голенищам, да следовало заказать швее три рубахи да штуки две того белья, которое неприлично называть в печатном слоге, — словом, все деньги совершенно должны были разойтися; и если бы даже директор был так милостив, что вместо сорока рублей наградных определил бы сорок пять или пятьдесят, то все-таки останется какой-нибудь самый вздор, который в шинельном капитале будет капля в море».

Несколько лет откладывал Акакий Акакиевич по грошу, но сумел накопить только половину необходимых для шитья шинели сорока рублей. Чтобы приобрести еще столько же, он свел до минимума все свои потребности (свечи и чай по вечерам, увеличил сроки стирки белья и т.д.

) Он «совершенно приучился голодать по вечерам; но зато он питался духовно, нося в мыслях своих вечную идею будущей шинели Он сделался как-то живее, даже тверже характером, как человек, который уже определил и поставил себе цель.

Огонь порою показывался в глазах его, в голове даже мелькали самые дерзкие и отважные мысли: не положить ли, точно, куницу на воротник? Размышления об этом чуть не навели на него рассеянности.

Один раз, переписывая бумагу, он чуть было даже не сделал ошибки, так что почти вслух вскрикнул “ух!” и перекрестился».

В конце концов ценой многих лишений Акакий Акакиевич скопил необходимую сумму. Петрович тщательно выбрал заранее присмотренное сукно и мех — кошку, но такую, что «издали можно было всегда принять за куницу»; со всем старанием простегал каждый шов и торжественно вручил заказчику шинель, оказавшуюся «совершенно и как раз впору».

Появление Башмачкина в новой шинели в департаменте произвело сильный эффект. «Все в ту же минуту выбежали в швейцарскую смотреть новую шинель Акакия Акакиевича.

Начали поздравлять его, приветствовать, так что тот сначала только улыбался, а потом сделалось ему даже стыдно». Чиновники стали убеждать Башмачкина, что новая шинель есть обязательный повод для устройства вечеринки.

Счастливый владелец новой шинели совсем растерялся и не знал, что делать.

Положение спас помощник столоначальника, пригласивший всех на вечер к себе, «вероятно, для того, чтобы показать, что он ничуть не гордец и знается даже с низшими себя…

» Акакий Акакиевич не хотел было идти, но сослуживцы стали доказывать, что это будет уж совсем неучтиво с его стороны, и он согласился — еще и потому, что вспомнил: он «будет иметь чрез то случай пройтись даже и ввечеру в новой шинели».

Когда вечером Акакий Акакиевич выбрался наконец на улицу, прохожие привлекли его внимание как что-то странное, невиданное — настолько редко он выходил из дома.

В компании сослуживцев, которые сначала опять рассматривали его шинель, но вскоре сгруппировались за карточными столами, Башмачкин чувствовал себя неловко. «Все это: шум, говор и толпа людей, — все это было как-то чудно Акакию Акакиевичу.

Он просто не знал, как ему быть, куда деть руки, ноги и всю фигуру свою; наконец подсел он к игравшим, смотрел в карты, засматривал тому и другому в лица и чрез несколько времени начал зевать, чувствовать, что скучно, тем более что уж давно наступило то время, в которое он, по обыкновению, ложился спать».

Акакия Акакиевича заставили выпить на дорожку два бокала шампанского, и в довольно веселом расположении духа он незаметно покинул общество.

На улицах было уж совсем пустынно. «Он вступил на площадь не без какой-то невольной боязни, точно как будто сердце его предчувствовало что-то недоброе». Здесь и произошло трагическое для Акакия Акакиевича событие. Его остановили какие-то люди с усами, и драгоценная шинель была грубо сдернута с плеч бедного чиновника.

Будочник, услышав призывы о помощи, хладнокровно посоветовал ему сходить завтра к квартальному надзирателю и изложить дело.После бессонной ночи Башмачкин несколько раз наведывался к частному приставу, но ничего не добился. «Частный принял как-то чрезвычайно странно рассказ о грабительстве шинели.

Вместо того чтобы обратить внимание на главный пункт дела, он стал расспрашивать Акакия Акакиевича: да почему он так поздно возвращался, да не заходил ли он и не был ли в каком непорядочном доме, так что Акакий Акакиевич сконфузился совершенно и вышел от него, сам не зная, возымеет ли надлежащий ход дело о шинели, или нет. Весь этот день он не был в присутствии (единственный случай в его жизни). На другой день он явился весь бледный и в старом капоте своем, который сделался еще плачевнее. Повествование о грабеже шинели, несмотря на то что нашлись такие чинов-ники, которые не пропустили даже и тут посмеяться над Акакием Акакиевичем, однако же многих тронуло. Решились тут же сделать для него складчину, но собрали самую безделицу, потому что чиновники и без того уже много истратились, подписавшись на директорский портрет и на одну какую-то книгу, по предложению начальника отделения, который был приятелем сочинителю…»

Кто-то подсказал Акакию Акакиевичу, что ему следует обратиться за помощью к «одному значительному лицу», которое могло бы ускорить дело о розыске заветной шинели.

Значительное лицо был человек неплохой, но «получивши генеральский чин, он как-то спутался, сбился с пути и совершенно не знал, как ему быть». Он вечно боялся уронить свое достоинство и потому был необычайно строг с подчиненными.

Акакий Акакиевич в силу своей обычной невезучести явился к значительному лицу в неблагоприятный момент. Генерал принимал у себя товарища детства, и приход Башмачкина давал повод продемонстрировать старому знакомому свою административную значительность.

Продержав Башмачкина в передней изрядное время, значительное лицо с неудовольствием выслушал косноязычную речь чиновника. «Генералу, неизвестно почему, показалось такое обхождение фамильярным», и он счел необходимым сурово отнестись к смиренной просьбе посетителя.

«Что вы, милостивый государь… не знаете порядка? куда вы зашли? не знаете, как водятся дела?» – начал он распекать Башмачкина и закончил совсем уж устрашающим обращением: «Знаете ли вы, кому это говорите? понимаете ли вы, кто стоит перед вами? понимаете ли вы это, понимаете ли это? я вас спрашиваю».

Тут он топнул ногою, возведя голос до такой сильной ноты, что даже и не Акакию Акакиевичу сделалось бы страшно. Акакий Акакиевич так и обмер, пошатнулся, затрясся всем телом и никак не мог стоять: если бы не подбежали тут же сторожа поддержать его, он бы шлепнулся на пол; его вынесли почти без движения.

А значительное лицо, довольный тем, что эффект превзошел даже ожидание, и совершенно упоенный мыслью, что слово его может лишить даже чувств человека, искоса взглянул на приятеля, чтобы узнать, как он на это смотрит, и не без удовольствия увидел, что приятель его находился в самом неопределенном состоянии и начинал даже с своей стороны сам чувствовать страх».

Башмачкин вышел от генерала ни жив ни мертв. Разгоряченный, не помня сам себя, он побрел по продуваемой всеми ветрами зимней улице и, придя домой, слег в жесточайшей горячке. Несколько дней пролежал он в бреду, и все его «беспорядочные слова и мысли ворочались около одной и той же шинели». Наконец он испустил дух.

Все имущество, оставшееся после Акакия Акакиевича, заключалось в пучке перьев, нескольких листах бумаги, трех парах носков, двух-трех пуговицах и в «уже известном читателю капоте».

«Исчезло и скрылось существо, никем не защищенное, никому не дорогое, ни для кого не интересное…

существо, переносившее покорно канцелярские насмешки и без всякого чрезвычайного дела сошедшее в могилу, но для которого все же таки, хотя перед самым концом жизни, мелькнул светлый гость в виде шинели, ожививший на миг бедную жизнь, и на которое так же потом нестерпимо обрушилось несчастие, как обрушивалось на царей и повелителей мира…»

В департаменте смерть Башмачкина прошла незамеченной, и вскоре на его месте уже сидел новый чиновник, отличавшийся от своего предшественника более высоким ростом и тем, что почерк у него был наклоннее.

Все же Акакию Акакиевичу было суждено «на несколько дней прожить шумно после своей смерти, как бы в награду за не примеченную никем жизнь».

По Петербургу пошли слухи, что у Калинкина моста «стал показываться по ночам мертвец в виде чиновника, ищущего какой-то утащенной шинели и под видом стащенной шинели сдирающий со всех плеч, не разбирая чина и звания, всякие шинели: на кошках, на бобрах, на вате, енотовые, лисьи, медвежьи шубы…»

А значительное лицо по мере того, как изгладился эффект, произведенный его нахлобучкой Башмачкин, начал испытывать угрызения совести. Он послал узнать о нем с целью как-нибудь помочь бедняге и даже расстроился, узнав о кончине бедного чиновника. Чтобы развеяться, он отправился в своем экипаже на вечер к одному из приятелей своих, а оттуда, в самом приятном расположении духа, к любовнице.

В санях генерал все еще находился под впечатлением веселья и мысленно повторял свои удачные реплики в общей беседе.Погода была ненастной и ветреной, но значительное лицо не ощущал холода в своей роскошной шинели.

«Вдруг почувствовал значительное лицо, что его ухватил кто-то весьма крепко за воротник. Обернувшись, он заметил человека небольшого роста, в старом поношенном вицмундире, и не без ужаса узнал в нем Акакия Акакиевича.

Лицо чиновника было бледно, как снег, и глядело совершенным мертвецом.

Но ужас значительного лица превзошел все границы, когда он увидел, что рот мертвеца покривился и, пахнувши на него страшно могилою, произнес такие речи: «А! так вот ты наконец! Наконец я тебя того, поймал за воротник! твоей-то шинели мне и нужно! не похлопотал об моей, да еще и распек, — отдавай же теперь свою!» Бедное значительное лицо чуть не умер».

Это происшествие сильно повлияло на генерала, он гораздо реже стал распекать подчиненных, а если иногда и не сдерживался, то, во всяком случае, предварительно ознакомившись с обстоятельствами дела.

С той поры совершенно прекратилось появление по ночам чиновника-мертвеца.

Ссылка на основную публикацию