Константин симонов – стихи о любви: читать стихотворения симонова про любовь – любовная лирика

Константин Симонов

Как, услышав неземные звуки,
Сняв с усопшей тяжкий гнет земли,

… Читать стихотворение »

Когда со мной страданьем Поделятся друзья, Их лишним состраданьем

Не обижаю я.

Я их лечу разлукой И переменой мест, Лечу дорожной скукой

И сватовством невест.

… Читать стихотворение »

Мы оба с тобою из племени, Где если дружить — так дружить, Где смело прошедшего времени

Не терпят в глаголе «любить».

Так лучше представь меня мертвого,

… Читать стихотворение »

На час запомнив имена,— Здесь память долгой не бывает,— Мужчины говорят: «Война…» —

И наспех женщин обнимают.

Спасибо той, что так легко,
Не требуя,

… Читать стихотворение »

Мне хочется назвать тебя женой За то, что так другие не назвали, Что в старый дом мой, сломанный войной,

Ты снова гостьей явишься едва ли.

За то,

… Читать стихотворение »

Над черным носом нашей субмарины * Взошла Венера — странная звезда. От женских ласк отвыкшие мужчины,

Как женщину, мы ждем ее сюда.

Она, как ты,

… Читать стихотворение »

Кружится испанская пластинка. Изогнувшись в тонкую дугу, Женщина под черною косынкой

Пляшет на вертящемся кругу.

Одержима яростною верой
В то, что он когда-нибудь придет,

… Читать стихотворение »

Ты говорила мне «люблю», Но это по ночам, сквозь зубы. А утром горькое «терплю»

Едва удерживали губы.

Я верил по ночам губам,
Рукам лукавым и горячим,

… Читать стихотворение »

Словно смотришь в бинокль перевернутый — Все, что сзади осталось, уменьшено, На вокзале, метелью подернутом,

Где-то плачет далекая женщина.

Снежный ком, обращенный в горошину,-
Ее горе отсюда невидимо;

… Читать стихотворение »

Я много жил в гостиницах, Слезал на дальних станциях, Что впереди раскинется —

Все позади останется.

Я не скучал в провинции, Довольный переменами, Все мелкие провинности

Не называл изменами.

… Читать стихотворение »

Я, верно, был упрямей всех. Не слушал клеветы И не считал по пальцам тех,

Кто звал тебя на «ты».

Я, верно, был честней других,
Моложе,

… Читать стихотворение »

Я, перебрав весь год, не вижу Того счастливого числа, Когда всего верней и ближе

Со мной ты связана была.

Я помню зал для репетиций
И свет,

… Читать стихотворение »

Если родилась красивой,
Значит, будешь век счастливой.

Бедная моя, судьбою горькой, Горем, смертью — никакою силой Не поспоришь с глупой поговоркой,

Сколько б ни молила,

… Читать стихотворение »

Был он немолодой, но бравый; Шел под пули без долгих сборов, Наводил мосты, переправы, Ни на шаг от своих саперов; И погиб под самым Берлином,

На последнем на поле минном,

… Читать стихотворение »

Мужчине — на кой ему черт порошки, Пилюли, микстуры, облатки. От горя нас спальные лечат мешки,

Походные наши палатки.

С порога дорога идет на восток,

… Читать стихотворение »

Предчувствие любви страшнее Самой любви. Любовь — как бой, Глаз на глаз ты сошелся с нею.

Ждать нечего, она с тобой.

Предчувствие любви — как шторм,

… Читать стихотворение »

«Что ты затосковал?» — «Она ушла». — «Кто?» — «Женщина. И не вернется, Не сядет рядом у стола,

Не разольет нам чай, не улыбнется;

… Читать стихотворение »

Поздравляю тебя с днём рожденья,- Говорю, как с ребенком: Пусть дыханье твое и пенье

Будет чистым и звонким.

Чтобы были тебе не метели
Злой купелью,

… Читать стихотворение »

Я твоих фотографий в дорогу не брал: Все равно и без них — если вспомним — приедем. На четвертые сутки, давно переехав Урал,

Я в тоске не показывал их любопытным соседям.

… Читать стихотворение »

Тринадцать лет. Кино в Рязани, Тапер с жестокою душой, И на заштопанном экране

Страданья женщины чужой;

Погоня в Западной пустыне, Калифорнийская гроза, И погибавшей героини

Невероятные глаза.

… Читать стихотворение »

Бывает иногда мужчина — Всех женщин безответный друг, Друг бескорыстный, беспричинный, На всякий случай, словно круг, Висящий на стене каюты.

Весь век он старится и ждет,

… Читать стихотворение »

Плюшевые волки, Зайцы, погремушки. Детям дарят с елки

Детские игрушки.

И, состарясь, дети До смерти без толку Все на белом свете

Ищут эту елку.

… Читать стихотворение »

Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть Желтые дожди, Жди, когда снега метут, Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

… Читать стихотворение »

Источник: http://dy9.ru/stihi-o-lubvi/konstantin-simonov-stixi-o-lyubvi/

Стихи и песни Симонова Константина о любви

Жди меня, и я вернусь…Жди меня, и я вернусь.Только очень жди,Жди, когда наводят грустьЖелтые дожди,Жди, когда снега метут,Жди, когда жара,Жди, когда других не ждут,Позабыв вчера.Жди, когда из дальних местПисем не придет,Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,Не желай добраВсем, кто знает наизусть,Что забыть пора.Пусть поверят сын и матьВ то, что нет меня,Пусть друзья устанут ждать,Сядут у огня,Выпьют горькое виноНа помин души…Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,Всем смертям назло.Кто не ждал меня, тот пустьСкажет: — Повезло.Не понять, не ждавшим им,Как среди огняОжиданием своимТы спасла меня.Как я выжил, будем знатьТолько мы с тобой,-Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Симонов Константин

*****

Предчувствие любви страшнее

Предчувствие любви страшнееСамой любви. Любовь — как бой,Глаз на глаз ты сошелся с нею.

Ждать нечего, она с тобой.

Предчувствие любви — как шторм,Уже чуть-чуть влажнеют руки,Но тишина еще, и звуки

Рояля слышны из-за штор.

А на барометре к чертямВсе вниз летит, летит давленье,И в страхе светопреставленья

Уж поздно жаться к берегам.

Нет, хуже. Это как окоп,Ты, сидя, ждешь свистка в атаку,А там, за полверсты, там знака

Тот тоже ждет, чтоб пулю в лоб…

Симонов Константин

*****

Ты говорила мне «люблю»

Ты говорила мне «люблю»,Но это по ночам, сквозь зубы.А утром горькое «терплю»

Едва удерживали губы.

Я верил по ночам губам,Рукам лукавым и горячим,Но я не верил по ночам

Твоим ночным словам незрячим.

Я знал тебя, ты не лгала,Ты полюбить меня хотела,Ты только ночью лгать могла,

Когда душою правит тело.

Но утром, в трезвый час, когдаДуша опять сильна, как прежде,Ты хоть бы раз сказала «да»

Мне, ожидавшему в надежде.

И вдруг война, отъезд, перрон,Где и обняться-то нет места,И дачный клязьминский вагон,

В котором ехать мне до Бреста.

Вдруг вечер без надежд на ночь,На счастье, на тепло постели.Как крик: ничем нельзя помочь!—

Вкус поцелуя на шинели.

Чтоб с теми, в темноте, в хмелю,Не спутал с прежними словами,Ты вдруг сказала мне «люблю»

Почти спокойными губами.

Такой я раньше не видалТебя, до этих слов разлуки:Люблю, люблю… ночной вокзал,

Холодные от горя руки.

Симонов Константин

*****

Тринадцать лет. Кино в Рязани

Тринадцать лет. Кино в Рязани,Тапер с жестокою душой,И на заштопанном экране

Страданья женщины чужой;

Погоня в Западной пустыне,Калифорнийская гроза,И погибавшей героини

Невероятные глаза.

Но в детстве можно всё на свете,И за двугривенный в киноЯ мог, как могут только дети,

Из зала прыгнуть в полотно.

Убить врага из пистолета,Догнать, спасти, прижать к груди.И счастье было рядом где-то,

Там за экраном, впереди.

Когда теперь я в темном залеУвижу вдруг твои глаза,В которых тайные печали

Не выдаст женская слеза,

Как я хочу придумать средство,Чтоб счастье было впереди,Чтоб хоть на час вернуться в детство,

Догнать, спасти, прижать к груди …

Симонов Константин

*****

Мы оба с тобою из племени

Мы оба с тобою из племени,Где если дружить — так дружить,Где смело прошедшего времени

Не терпят в глаголе «любить».

Так лучше представь меня мертвого,Такого, чтоб вспомнить добром,Не осенью сорок четвертого,

А где-нибудь в сорок втором.

Где мужество я обнаруживал,Где строго, как юноша, жил,Где, верно, любви я заслуживал

И все-таки не заслужил.

Представь себе Север, метельнуюПолярную ночь на снегу,Представь себе рану смертельную

И то, что я встать не могу;

Представь себе это известиеВ то трудное время мое,Когда еще дальше предместия

Не занял я сердце твое,

Когда за горами, за доламиЖила ты, другого любя,Когда из огня да и в полымя

Меж нами бросало тебя.

Давай с тобой так и условимся:Тогдашний — я умер. Бог с ним.А с нынешним мной — остановимся

И заново поговорим.

Симонов Константин

*****

Тоска

Что ты затосковал?— Она ушла.— Кто?— Женщина.И не вернется,Не сядет рядом у стола,Не разольет нам чай, не улыбнется;Пока не отыщу ее следа —Ни есть, ни пить спокойно не смогу я…— Брось тосковать!Что за беда?Поищем —

И найдем другую.

. . . . . .

Что ты затосковал?— Она ушла!— Кто?— Муза.Всё сидела рядом.И вдруг ушла и даже не моглаПредупредить хоть словом или взглядом.Что ни пишу с тех пор — все бестолочь, вода,Чернильные расплывшиеся пятна…— Брось тосковать!Что за беда?

Догоним, приведем обратно.

. . . . . .

Что ты затосковал?— Да так…Вот фотография прибита косо.Дождь на дворе,Забыл купить табак,Обшарил стол — нигде ни папиросы.Ни день, ни ночь —Какой-то средний час.И скучно, и не знаешь, что такое…— Ну что ж, тоскуй.На этот раз

Ты пойман настоящею тоскою…

Симонов Константин

*****

Северная песня

Мужчине — на кой ему черт порошки,Пилюли, микстуры, облатки.От горя нас спальные лечат мешки,

Походные наши палатки.

С порога дорога идет на восток,На север уходит другая,Собачья упряжка, последний свисток —

Но где ж ты, моя дорогая?

Тут нету ее, нас не любит она.Что ж делать, не плакать же, братцы!Махни мне платочком хоть ты, старина,

Так легче в дорогу собраться.

Как будто меня провожает жена,Махни мне платочком из двери,Но только усы свои сбрей, старина,

Не то я тебе не поверю.

С порога дорога идет на восток,На север уходит другая,Собачья упряжка, последний свисток.

Прощай же, моя дорогая!

Симонов Константин

*****

У огня

Кружится испанская пластинка.Изогнувшись в тонкую дугу,Женщина под черною косынкой

Пляшет на вертящемся кругу.

Одержима яростною веройВ то, что он когда-нибудь придет,Вечные слова Yo te quiero *

Пляшущая женщина поет.

В дымной, промерзающей землянке,Под накатом бревен и земли,Человек в тулупе и ушанке

Говорит, чтоб снова завели.

У огня, где жарятся консервы,Греет свои раны он сейчас,Под Мадридом продырявлен в первый

И под Сталинградом — в пятый раз.

Он глаза устало закрывает,Он да песня — больше никого…Он тоскует? Может быть. Кто знает?

Кто спросить посмеет у него?

Проволоку молча прогрызая,По снегу ползут его полки.Южная пластинка, замерзая,

Делает последние круги.

Светит догорающая лампа,Выстрелы да снега синева…На одной из улочек Дель-Кампо

Если ты сейчас еще жива,

Если бы неведомою силойВдруг тебя в землянку залучить,Где он, тот голубоглазый, милый,

Тот, кого любила ты, спросить?

Ты, подняв опущенные веки,Не узнала б прежнего, того,В грузном поседевшем человеке,

В новом, грозном имени его.

Что ж, пора. Поправив автоматы,Встанут все. Но, подойдя к дверям,Вдруг он вспомнит и мигнет солдату:

Ну-ка, заведи вдогонку нам.

Тонкий луч за ним блеснет из двери,И метель их сразу обовьет.Но, как прежде, радуясь и веря,

Женщина вослед им запоет.

Потеряв в снегах его из виду,Пусть она поет еще и ждет:Генерал упрям, он до Мадрида

Все равно когда-нибудь дойдет.

Симонов Константин

*****

День Рождения

Поздравляю тебя с днем рожденья,-Говорю, как с ребенком:Пусть дыханье твое и пенье

Будет чистым и звонким.

Чтобы были тебе не метелиЗлой купелью,А чтоб вечно грачи летели

Над капелью.

Всё еще впереди — обаяньеПервых книжек,И выстукивание на рояле

Чижик-пыжик.

Бесконечные переменыТьмы и света,И далеко, но непременно

Я там где-то.

Поздравляю тебя с днем рожденья,-Говорю, как с большой,Со своей единственной тенью

И второю душой:

Поздравляю тебя с сединой,С первой прядью, что я замечаю,Даже если я сам ей виной,

Все равно поздравляю.

Поздравляю со снегом большимДо окон, с тишиноюИ со старым знакомым твоим,

Что тут в доме с тобою.

Сыплет, сыплет метель, как вчера,На дорогу,И ни следа с утра

Нет к порогу.

Наконец мы с тобою вдвоемВ этой вьюге,У огня мы молча поем

Друг о друге.

А в огне чудеса:Там скитаются воспоминанья.Как моря и леса,

Дров сухое пыланье.

Поздравляю тебя с днем рожденья.Как давно мы знакомы с тобой!Начинает темнеть, а поленья

Все трещат и все пахнут смолой.

Надо будет послатьЗа свечою к соседу.Дай мне руку поцеловать.

Скоро гости приедут.

Симонов Константин

*****

Фотография

Я твоих фотографий в дорогу не брал:Все равно и без них — если вспомним — приедем.На четвертые сутки, давно переехав Урал,

Я в тоске не показывал их любопытным соседям.

Никогда не забуду после боя палатку в тылу,Между сумками, саблями и термосами,В груде ржавых трофеев, на пыльном полу,

Фотографии женщин с чужими косыми глазами.

Они молча стояли у картонных домов для любви,У цветных абажуров с черным чертиком, с шелковой рыбкой:                                              И на всех фотографиях, даже на тех, что в крови,

Снизу вверх улыбались запоздалой бумажной улыбкой.

Взяв из груды одну, равнодушно сказать: Недурна,Уронить, чтоб опять из-под ног, улыбаясь, глядела.Нет, не черствое сердце, а просто война:

До чужих сувениров нам не было дела.

Я не брал фотографий. В дороге на что они мне?И опять не возьму их. А ты, не ревнуя,На минуту попробуй увидеть, хотя бы во сне,

Пыльный пол под ногами, чужую палатку штабную.

Симонов Константин

*****

Если родилась красивой…

Если родилась красивой,
Значит, будешь век счастливой.

Бедная моя, судьбою горькой,Горем, смертью — никакою силойНе поспоришь с глупой поговоркой,

Сколько б ни молила, ни просила!

Все; что сердцем взято будет,
Красоте твоей присудят.

Будешь нежной, верной, терпеливой,В сердце все равно тебе откажут —Скажут: нету сердца у счастливой,

У красивой нету сердца,— скажут.

Что любима ты, услышат —
Красоте опять припишут.

Выйдешь замуж — по расчету, значит:Полюбить красивая не может.Все добро на зло переиначат

И тебе на плечи переложат.

Если будешь гордой мужем —
Скажут: потому что нужен.

Как других, с ним разлучит могила —Всем простят, тебя возьмут в немилость.Позабудешь — скажут: не любила,

Не забудешь — скажут: притворилась.

Скажут: пусть она поплачет,
Ей ведь ничего не значит.

Если напоказ ты не рыдала,Даже не заметят, как страдала,Как тебя недетские печали

На холодной площади встречали.

Как бы горе ни ломало,
Ей, красивой, горя мало.

Нет, я не сержусь, когда, не веряДаже мне, ты вдруг глядишь пытливо.Верить только горю да потерям

Выпало красивой и счастливой.

Если б наперед все знала,
В детстве бы дурнушкой стала.

Читайте также:  Сенека - о вере в себя: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Может, снова к счастью добредешь ты,Может, снова будет смерть и горе,Может, и меня переживешь ты,

Поговорки злой не переспоря:

Если родилась красивой,
Значит, будешь век счастливой…

Симонов Константин

*****

Летаргия

В детстве быль мне бабка рассказалаОб ожившей девушке в гробу,Как она металась и рыдала,

Проклиная страшную судьбу,

Как, услышав неземные звуки,Сняв с усопшей тяжкий гнет земли,Выраженье небывалой муки

Люди на лице ее прочли.

И в жару, подняв глаза сухие,Мать свою я трепетно просил,Чтоб меня, спася от летаргии,

Двадцать дней никто не хоронил.

Мы любовь свою сгубили сами,При смерти она, из ночи в ночьПросит пересохшими губами

Ей помочь. А чем нам ей помочь?

Завтра отлетит от губ дыханье,А потом, осенним мокрым днем,Горсть земли ей бросив на прощанье,

Крест на ней поставим и уйдем.

Ну, а вдруг она, не как другие,Нас навеки бросить не смогла,Вдруг ее не смерть, а летаргия

В мертвый мир обманом увела?

Мы уже готовим оправданья,Суетные круглые слова,А она еще в жару страданья

Что-то шепчет нам, полужива.

Слушай же ее, пока не поздно,Слышишь ты, как хочет она жить,Как нас молит — трепетно и грозно —

Двадцать дней ее не хоронить!

Симонов Константин

*****

Мне хочется назвать тебя женой

Мне хочется назвать тебя женойЗа то, что так другие не назвали,Что в старый дом мой, сломанный войной,

Ты снова гостьей явишься едва ли.

За то, что я желал тебе и зла,За то, что редко ты меня жалела,За то, что, просьб не ждя моих, пришла

Ко мне в ту ночь, когда сама хотела.

Мне хочется назвать тебя женойНе для того, чтоб всем сказать об этом,Не потому, что ты давно со мной,

По всем досужим сплетням и приметам.

Твоей я не тщеславлюсь красотой,Ни громким именем, что ты носила,С меня довольно нежной, тайной, той,

Что в дом ко мне неслышно приходила.

Сравнятся в славе смертью имена,И красота, как станция, минует,И, постарев, владелица одна

Себя к своим портретам приревнует.

Мне хочется назвать тебя женойЗа то, что бесконечны дни разлуки,Что слишком многим, кто сейчас со мной,

Должны глаза закрыть чужие руки.

За то, что ты правдивою была,Любить мне не давала обещаньяИ в первый раз, что любишь,— солгала

В последний час солдатского прощанья.

Кем стала ты? Моей или чужой?Отсюда сердцем мне не дотянуться…Прости, что я зову тебя женой

По праву тех, кто может не вернуться.

Мы оба с тобою из племени…Мы оба с тобою из племени,Где если дружить — так дружить,Где смело прошедшего времени

Не терпят в глаголе «любить».

Так лучше представь меня мертвого,Такого, чтоб вспомнить добром,Не осенью сорок четвертого,

А где-нибудь в сорок втором.

Где мужество я обнаруживал,Где строго, как юноша, жил,Где, верно, любви я заслуживал

И все-таки не заслужил.

Представь себе Север, метельнуюПолярную ночь на снегу,Представь себе рану смертельную

И то, что я встать не могу;

Представь себе это известиеВ то трудное время мое,Когда еще дальше предместия

Не занял я сердце твое,

Когда за горами, за доламиЖила ты, другого любя,Когда из огня да и в полымя

Меж нами бросало тебя.

Давай с тобой так и условимся:Тогдашний — я умер. Бог с ним.А с нынешним мной — остановимся

И заново поговорим.

Симонов Константин

*****

Над черным носом нашей субмарины

Над черным носом нашей субмариныВзошла Венера — странная звезда.От женских ласк отвыкшие мужчины,

Как женщину, мы ждем ее сюда.

Она, как ты, восходит все позднее,И, нарушая ход небесных тел,Другие звезды всходят рядом с нею,

Гораздо ближе, чем бы я хотел.

Они горят трусливо и бесстыже.Я никогда не буду в их числе,Пускай они к тебе на небе ближе,

Чем я, тобой забытый на земле.

Я не прощусь с опасностью земною,Чтоб в мирном небе мерзнуть, как они,Стань лучше ты падучею звездою,

Ко мне на землю руки протяни.

На небе любят женщину от скукиИ отпускают с миром, не скорбя…Ты упадешь ко мне в земные руки,

Я не звезда. Я удержу тебя.

Симонов Константин

*****

Всю жизнь любил он рисовать войну

Всю жизнь любил он рисовать войну.Беззвездной ночью наскочив на мину,Он вместе с кораблем пошел ко дну,

Не дописав последнюю картину.

Всю жизнь лечиться люди шли к нему,Всю жизнь он смерть преследовал жестокоИ умер, сам привив себе чуму,

Последний опыт кончив раньше срока.

Всю жизнь привык он пробовать сердца.Начав еще мальчишкою с «ньюпора»,Он в сорок лет разбился, до конца

Не испытав последнего мотора.

Никак не можем помириться с тем,Что люди умирают не в постели,Что гибнут вдруг, не дописав поэм,

Не долечив, не долетев до цели.

Как будто есть последние дела,Как будто можно, кончив все заботы,В кругу семьи усесться у стола

И отдыхать под старость от работы…

Симонов Константин

Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/stixi-i-pesni-simonova-konstantina-o-lyubvi/

Топ-10 — лучшие стихи о любви

Любовная лирика является основой творчества многих русских поэтов. И это неудивительно, потому как сама любовь многогранна. Она может дарить радость и наслаждение, но, в то же время, нередко заставляет страдать.

Двойственность любви – та загадка, которую рано или поздно приходится решать каждому человеку.

При этом поэтические натуры стремятся поведать о своих чувствах не только предмету увлечений, но и нередко доверяют их бумаге, создавая удивительные по красоте стихи, трепетные и возвышенные.

10 место. Предчувствие любви может быть томительным и наполненным грустью. Однако чаще всего тот небольшой отрезок времени, когда человек еще не осознает, что уже влюблен, наполнен смятением и тревогой.

В своем стихотворении «Предчувствие любви страшнее» Константин Симонов отмечает, что ожидание любви похоже на затишье перед бурей или же короткую передышку перед атакой, когда чувства и мысли мчатся галопом, а душа буквально разрывается на части.

9 место. Тем не менее, нужно еще преодолеть мясу препятствий и поведать избраннику либо избраннице о своих чувствах, что для многих людей является настоящим испытанием.

Ведь страсти уже бушуют, но еще не хватает смелости сделать первый шаг. В итоге рождаются стихи, подобные тому, которое написал Александр Пушкин.

Его «Признание» — это смесь восхищения и надежды, радости и грусти, ревности и отчаяния. И упования на то, что чувства взаимны.

8 место. Впрочем, любовь не бывает без ссор, которые могут вспыхивать по пустякам. Но если чувства достаточно сильны, то возлюбленные находят в себе силы простить друг другу взаимные обиды и примириться.

Чувства, которые при этом испытывают люди, очень точно и ярко описал в своем стихотворении «Мы с тобой бестолковые люди» поэт Николай Некрасов.

По его мнению, после ссоры любовь вспыхивает с новой силой, даря радость, нежность и духовное очищение.

7 место. Противником ссор, в свою очередь, выступает Борис Пастернак. В стихотворении «Любить иных тяжелый крест» он утверждает, что любовь делает человека более возвышенным и чутким.

И для очищения души совсем необязательно награждать друг друга взаимными упреками, а после искать утешения и просить прощения. Без ссор можно легко обойтись, и это под силу любому человеку, который любит по-настоящему.

6 место. Никто не знает, в какой именно момент состоится встреча, которая впоследствии может круто изменить жизнь человека.

Любовь порой вспыхивает совершенно внезапно, и этот удивительный момент попытался запечатлеть в своем стихотворении «Незнакомка» Александр Блок. Однако свои чувства он предпочел оставить себе, наслаждаясь ими, как терпким дорогим вином.

Ведь любовь без взаимности далеко не всегда окрашена печалью. Она может дарить не меньшую радость, чем общение с любимым человеком.

5 место. Тем не менее, верным союзником этого яркого и очень сильного чувства является страсть, которая захлестывает человека, ввергая в водоворот событий и поступков, которым он подчас не находит объяснения, да и не желает этого делать.

Это всепоглощающее чувство попытался отобразить в своем стихотворении «Я люблю тебя больше, чем море, и небо, и пение…» Константин Бальмонт, признавшись, что страсть вспыхивает мгновенной, и лишь потом ей на смену приходит настоящая любовь, полная нежности и романтики.

4 место. Еще одним чувством, которое является неизменным спутником любви, считается ревность. Мало кто из влюбленных может избежать этой горькой участи, поначалу терзаясь сомнениями в ответных чувствах, а позже – страхом навсегда потерять любимого человека.

И нередко самая пылкая и страстная любовь, отравленная ревностью, перерастает во всепоглощающую ненависть.

Иллюстрацией к подобным взаимоотношениям может служить «Баллада о ненависти и любви» Эдуарда Асадова, в которой банальная измена разрушает не только любовь, но и служит стимулом для того, чтобы выжить, наполняя сердце жаждой мести.

Таким образом, любовь и ненависть великолепно дополняют друг друга и могут соседствовать в сердце практически любого человека, которые не в состоянии подавить в себе одно из этих чувств, и предпочитает, чтобы его жизнь состояла из череды радостей и разочарований.

3 место. Не секрет, что со временем даже самые пылкие чувства притупляются, и любовь превращается в бесконечную рутину.

Предвосхищая развитие отношений подобным образом и понимая, что избежать расставания удается лишь немногим счастливым парам, Николай Клюев написал стихотворение «Любви начало было летом».

В нем он попытался дать ответ на вопрос, почему же люди, еще вчера так восхищавшиеся друг другом, сегодня полны равнодушия и даже некоторого презрения как к себе самим, так и к бывшим возлюбленным.

Но – чувствам не прикажешь, и с этим приходится мириться, даже если на начальном этапе развития взаимоотношений обоим возлюбленным кажется, что их союз вечен. В жизни же все бывает гораздо банальнее и прозаичнее. Угасшие чувства редко кому удается воскресить. И чаще всего роман, завершившийся расставанием, со временем вызывает у его героев лишь легкую грусть.

2 место. Но иногда образ некогда близкого и любимого человека попросту вычеркивается из сердца, выбрасывается на задворки памяти, как ненужная вещь, и с этим ничего нельзя поделать.

Подобную ситуацию довелось пережить Ивану Бунину, который в стихотворении «Мы встретились случайно, на углу…» предостерегает всех возлюбленных от того, что рано или поздно они будут забыты.

И это – своеобразная плата за любовь, которая неизбежна, если только люди не смогут научиться принимать своих избранников и избранниц такими, какие они есть, прощая им их несовершенство.

1 место. Пример такой всепоглощающей любви, которая лишена условностей и поэтому близка к идеалу, можно встретить в стихотворении Осипа Мандельштама «Мне жалко, что теперь зима…».

Любовь – это, прежде всего, огромные труд по поддержанию чувства, которое может угаснуть в любой момент.

И – осознание того, что оно складывается из различных мелочей, ценность которых люди осознают лишь тогда, когда их теряют.

Источник: http://pishi-stihi.ru/stihi-o-lyubvi.html

Любовь Валентины Серовой и Константина Симонова. История любви

Любовь Валентины Серовой и Константина Симонова. Знаменитые истории любви

Любовь Валентины Серовой и Константина Симонова

Валентина Серова — одна из самых ярких звёзд советского кино, открытая и искренняя красавица, была музой и самой сильной и трепетной любовью не менее известного Константина Симонова.

До их встречи Симонов был женат дважды: на Аде Типот и Евгении Ласкиной, которая подарила ему сына. Серова же, прожив лишь год с мужем, осталась вдовой с ещё не появившимся на свет ребёнком. Её молодой супруг, лётчик Анатолий Серов, погиб при несении службы незадолго до встречи Серовой с Константином Симоновым.

Своего первого мужа актриса так и не смогла забыть. Пережив войну, роман с Симоновым, воспитав дочь, она неизменно каждый год, утром 11 мая, приходила к Кремлёвской стене, где покоится прах Героя Советского Союза Анатолия Серова. И по воле судьбы тот роковой день спустя много лет станет и самым счастливым днём в её жизни: Серова родила дочь…

А пока она хотела заглушить боль, и Симонов в этот момент оказался в её жизни весьма кстати. Всё произошло в 1939 году, когда в театре им.

Ленинского комсомола Валентина Серова, играя в спектакле «Зыковы», в который раз выходила на сцену и чувствовала на себе взгляд молодого и красивого мужчины — молодой поэт не пропускал ни одного спектакля, но каждый раз боялся подойти к актрисе.

Серова решила подойти сама, чтобы прервать этот пристальный взгляд, который и завораживал её и пугал одновременно. Она вручила ему записку с просьбой позвонить. Вечером Симонов позвонил… Даже начавшаяся вскоре Великая отечественная война не смогла омрачить их страстную и безумную любовь.

Влюблённый Симонов создавал в эти годы великие стихи, которые знал тогда наизусть каждый советский человек, каждый солдат, защищавший родину, каждая женщина страны. «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины…», «Если дорог тебе твой дом…», «Майор привёз мальчишку на лафете…

», «Жди меня, и я вернусь…». Последнее стихотворение было посвящено Валентине Серовой. Для военного поколения нашей Родины оно стало великим гимном любви. В 1943 году на экраны страны вышел одноимённый фильм, сценарий к которому написал Симонов. Серова сыграла в нём главную роль.

Десятки стихотворений поэта сложились в цикл «С тобой и без тебя». Здесь Симонов раскрывал свою душу и рассказывал о чувствах к любимой женщине. Но актриса не любила так, как любил её поэт.

Отверженный и нелюбимый, Симонов вновь и вновь пытался завоевать её чувства:
И встречусь я в твоих глазах
Не с голубой, пустой,
А с женской, в горе и страстях
Рождённой чистотой.
Не с чистотой закрытых глаз,
Неведеньем детей,
А с чистотою женских ласк,
Бессонницей ночей…

Будь хоть бедой в моей судьбе,
Но кто б нас ни судил,
Я сам пожизненно к тебе
Себя приговорил.

К. Симонов

Значительно позже дочь Константина Симонова и Валентины Серовой скажет: «Мама была совершенно другой. Она не могла лгать. И ждать она тоже не умела…» Всегда слушая лишь своё сердце, она никогда не обманывала себя и свои чувства.

Весной 1942 года актриса встретила будущего маршала Советского Союза Константина Рокоссовского. Она читала ему стихи, он рассказывал о жене и дочери, пропавших без вести. Его голос, осторожный и негромкий, приятный акцент, умение выслушать не могли не покорить молодую актрису. Она влюбилась.

И первое, что сделала, вернувшись домой, честно и открыто заявила Симонову о своих чувствах к другому мужчине. Насколько близкими были отношения Серовой и выдающегося полководца неизвестно.

Тем не менее разрыв состоялся очень скоро, когда Рокоссовский вдруг был срочно отправлен на фронт по личному распоряжению Сталина. Вскоре нашлись и его жена с дочерью. А Серова вернулась к Симонову и дала согласие на брак.

Война была пережита. Он, смелый и отважный, писавший прекрасные строчки, был уже близок ей и любим. Казалось, счастье было рядом. «Я счастлив, что исполняется сейчас, когда ты меня любишь, — писал своей возлюбленной Симонов, — как хорошо писать и выговаривать это слово, которого я так долго и упрямо ждал».

Читайте также:  Генри лонгфелло стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта генри лонгфелло - поэзия

А потом произошло то, что было чуждо и непонятно Валентине Васильевне, то, с чем она так и не смогла смириться. Официальные, «заказные» статьи мужа стали наполнять газеты, участие в кампании против космополитов делало его подозрительным и жестоким, поездки за границу заставляли подстраиваться и лгать.

В современной литературе рассказывается следующая история. Якобы однажды Серова вспоминала, как Константин Симонов отправился в Париж со специальным заданием уговорить Ивана Бунина вернуться на родину. Валентина Серова сопровождала мужа в поездке.

На приёме советский поэт обещал Бунину спокойную жизнь и даже высокую должность на родине. Но Серова отвела писателя в сторону и предупредила, что в Советском Союзе его могут арестовать. Бунин остался во Франции.

Если подобная история и имела место, то можно только удивляться наивности актрисы и доверчивости великого писателя.

После великой войны и в дни разгоравшейся холодной войны Сталину больше нечего было делать, как заманивать в СССР лауреата Нобелевской премии, чтобы затем арестовывать его и устраивать таким образом грандиозный международный скандал, что непременно сказалось бы на судьбах мирового коммунистического движения.

Последней каплей в уже и так испорченных отношениях Серовой и Симонова стала отправка сына Анатолия в интернат в Сибири. Актриса и раньше догадывалась о скрытой нелюбви мужа к её первенцу, но такой поступок и вовсе возмутил её. Валентина Серова замкнулась в себе. Она просто не выдержала.

Нет, она не бросила мужа и не ушла. Будучи очень мягкой и слабой женщиной, она стала выпивать. Просыпаясь утром и опять чувствуя боль, Серова тянулась к очередной рюмке. Она падала в пропасть, а Симонов стремился к вершинам известности и славы.

Он так и не смог, а может и не пытался, помочь ей вернуться к нормальной жизни. Он просто ушёл от неё и дочери к другой женщине. В новой семье его понимали и полностью разделяли политические взгляды и поступки. Другая жена создавала все условия для плодотворной работы и творчества.

Тогда Симонов написал последнее, посвящённое бывшей возлюбленной стихотворение, очень жестокое и больно ранящее её сердце:
Я не могу тебе писать стихов —
Ни той, что ты была, ни той, что стала.
И, очевидно, этих горьких слов
Обоим нам давно уж не хватало…

Упрёки поздно на ветер бросать,
Не бойся разговоров до рассвета.
Я просто разлюбил тебя. И это
Мне не даёт стихов тебе писать.

К. Симонов

Симонов вычеркнул когда-то любимую женщину из своей жизни. А ей, как никогда раньше, он был слишком необходим. Она потеряла работу, средств к существованию постоянно не хватало, бывшие друзья отвернулись и перестали навещать её.

К тому же мать Серовой, очень властная женщина, решила лишить дочь родительских прав и отправила её на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Маша переехала жить к бабке.

Но после возвращения из клиники Серова подала в суд на мать и долго судилась — одна, без помощи друзей и бывшего мужа. Наконец Маша вернулась к Серовой. Жизнь, казалось, начиналась заново. Но сил не было: актриса опять сорвалась. Вновь повторились запои и беспамятство.

Даже когда умер её сын, она не смогла присутствовать на его похоронах лишь потому, что была не в состоянии выйти из дома. Она уже ничего не понимала.

Спустя полгода, в 1975 году, Серова внезапно скончалась: до сих пор неизвестно, что явилось причиной её смерти. В тот декабрьский день её нашли в квартире с разбитой головой.

На похороны пришли лишь несколько актёров из её родного театра. Симонов проститься с когда-то так страстно любимой женщиной и бывшей женой не пришёл.

Через друзей он прислал пятьдесят восемь роз, — столько, сколько исполнилось бы актрисе через несколько дней.

Константин Симонов пережил Валентину Серову на четыре года. Перед смертью писатель попросил дочь вернуть все его письма, которые он писал любимой. Мария Симонова привезла в больницу несколько сотен писем.

Когда через несколько дней она опять навестила отца, тот был подавлен и разбит. Мария вспоминала, что в этот день отец с горечью проговорил: «То, что было у меня с твоей матерью, было самым большим счастьем в моей жизни и самым большим горем».

После этого Константин Симонов уничтожил все письма.

Он так и не узнал, что перед тем как отдать письма, за одну ночь дочь успела переписать лучшую часть этих прекрасных признаний в любви её отца — откровений двух людей с горькой судьбой, героев яркой и трагической истории любви.

Источник: https://k-dmitriev.com/asadov-stikhi-lyubvi.html?id=465:moya-lyubov

Читать

«Он подумал не о себе, а о войне» — фраза из книги, завершающей трилогию Константина Симонова «Живые и мертвые», «Последнее лето».

Суховатая, такая документальная, «справочная» фраза, но в ней — огромный смысл, целая жизнь нескольких советских поколений, политический, эстетический опыт людей, созревших на войне.

«Не о себе, а о войне»… Так и пишет Симонов — даже в самых личных, самых интимных стихах военной поры, за которые много и совершенно напрасно упрекали поэта иные его современники. Бранили как раз за «интимность», не разглядев, какой характер эта сверхличная тема приобрела в стихах поэта.

Некогда молодой Маяковский запальчиво требовал: «Можно не писать о войне, но надо писать войною!» Поэт Симонов пишет «о войне» — и «войною». Пожалуй, хоть это и нуждается в расшифровке, точнее не скажешь о самой приметной черте лирики Симонова военных лет.

Константин Симонов — литератор, разнообразно одаренный, которому одинаково близки и лирика, и публицистика, и драматургия, и «малая», и «большая» проза. Достаточно многообразны и темы, и проблемы жизни, волнующие писателя. И все-таки трудно переоценить значение темы войны в его творчестве — темы, концентрирующей в себе такое большое человеческое содержание.

В своих биографических заметках, вступительных статьях к сборникам стихов поэт часто говорит о влиянии, которое оказало на него то обстоятельство, что вырос он в семье командира Красной Армии, в военных городках и командирских общежитиях.

Избрав профессию журналиста, Константин Симонов не только в силу обстоятельств жизни, но и по призванию стал писателем военной темы. Военная тема была главной для Симонова и до войны и после войны.

Гражданская война в Испании, «первые выстрелы», услышанные им летом 1939 года в Монголии, четыре года военно-корреспондентской работы на фронтах Великой Отечественной войны, события периода борьбы за освобождение Китая.

Только что завершена трилогия «Живые и мертвые», но исчерпана ли тема, с которой так тесно связана вся жизнь писателя? Ни во всей современной литературе, ни в личной писательской биографии Симонова проблема нашего военно-патриотического опыта не может отодвинуться, стать второстепенной.

Причины этого становятся особо ясными, когда конкретно и наглядно рассматривается такое своеобразное и в то же время типичное для духовной жизни советского народа в момент наиболее ответственного испытания его сил, воли и возможностей явление, как военная лирика К. Симонова.

Истоки военной темы в лирике Симонова находятся в героической теме вообще, столь свойственной романтизму юности. Героизм поэтом понимается как верность своему жизненному назначению, бесстрашие риска во имя этого как непрерывное движение к большой цели, и не столь уж важно, сумеет ли человек в отведенной ему судьбой жизни достигнуть этой цели.

Куда важнее неуклонность стремления к ней, мужественная собранность, подчиненность всех желаний и надежд главному содержанию жизни. В этом смысле важно всегда в таких случаях цитируемое «программное» стихотворение Симонова, открывающее наш сборник, — «Всю жизнь любил он рисовать войну».

Написанное в 1939 году, оно дает как бы сжатое, концентрированное выражение этого представления о героизме: художник, не дописавший последнюю картину, врач, не довершивший последний опыт, летчик-испытатель, разбившийся при последнем полете. Не бывает последних дел, нет отдыха, нет покоя — есть жизнь-подвиг, непрерывное и напряженное стремление к большой цели, ради которой поступиться покоем и уютом даже не долг, а просто потребность сердца. Строгая рационалистичная экономность, даже недосказанность строк стихотворения — примета особенного симоновского стиля, без украшений, деловитого, суховато-ясного:

Как будто есть последние дела,

Как будто можно, кончив все заботы,

В кругу семьи усесться у стола

И отдыхать под старость от работы

Герой довоенной симоновской лирики — вот такой, без бытовой конкретности, своеобразно обобщенный концентрат героического, без сколько-нибудь определенной индивидуальности.

Это характерно для таких, например, лирических «портретов», как стихотворения «Генерал», «Изгнанник», воссоздающие образы испанских республиканцев, — беглый стремительный очерк, со множеством фактических деталей и документальных свидетельств, в которых исчезают приметы личности и остается не человек, а легенда, притча о мужестве.

Генерал Лукач — это писатель Матэ Залка — венгерский коммунист, погибший в бою за Испанскую республику. Он не закончил дела своей жизни — освобождения родины, к которой он шел через испанские поля сражений, он не может умереть — сражение продолжается:

Он жив. Он сейчас под Уэской.

Солдаты усталые спят.

Над ним арагонские лавры

Тяжелой листвой шевелят.

И кажется вдруг генералу,

Что это зеленой листвой

Родные венгерские липы

Шумят над его головой.

Этот же мотив «дороги на родину» звучит в стихотворении «Изгнанник» и символизируется в виде лавровой ветки, привезенной в Лондон испанцу как приказ вернуться на родину и продолжать бой с фашизмом. Личность героя передается опосредованно — лишь через графически четкий перечень его действий.

Позднее, в стихах 1941 года, в балладах «Секрет победы», «Презрение к смерти», «Сын артиллериста», сохранен тот же принцип обнаженного действия, без проникновения в сферу эмоций и переживаний героев. Правда, они, конечно, названы, но не более того.

В практике сложилось мнение, что это издержки поэтического роста, так сказать, подготовительный этап в жизни поэта. Однако это скорее преднамеренный вызов «чувствительности», максималистский поиск главного в жизни, полемический выпад против существующих лирических канонов.

Сделанный без достаточного умения и художественного опыта, выпад этот только и остался выпадом, но какое-то зерно своеобразного «симоновского» восприятия вечных поэтических проблем здесь уже было.

«Испанские» военные мотивы сменяются «монгольскими», а затем местом лирического действия становятся безбрежные поля сражений Великой Отечественной войны. Лирика военных лет имеет в творчестве Симонова три плана решений образа. Прежде всего, это общая картина войны, ее дух, ее типичные эмоциональные состояния, размах событий, уроки войны.

Затем это человек на войне — характер и стиль поведения. И конечно — это внутренний мир воюющего человека, его солдатский долг, патриотизм и верность, его духовное развитие и личные чувства. Можно, пожалуй, сказать, что, оставаясь лириком, поэт в пределах лирических жанров постепенно набирает эпическую силу, свойственную эпосу широту обзора.

Стихотворение, посвященное Алексею Суркову, — «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» стало в советской поэзии своеобразной классикой военной темы.

Здесь картины горя и разорения, принесенных врагами на нашу землю, реалистические детали старого русского быта не являются самодовлеющими.

Основной образ — обостренное поэтическое восприятие всего родного, русского, обретенное на войне глубокое понимание своей связи с родной землей:

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина

Не дом городской, где я празднично жил,

А эти проселки, что дедами пройдены,

С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою

Дорожной тоской от села до села,

Со вдовьей слезою и с песнею женскою

Впервые война на проселках свела.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=551830&p=2

Любовь, воспетая стихами. Валентина Серова — Константин Симонов

История отношений известной актрисы и прославленного поэта длилась почти 17 лет. Вся страна следила за романом Серовой и Симонова, в котором были и моменты искреннего счастья, и мучительные разочарования.

Она — известная красавица-актриса, сводившая с ума миллионы мужчин. Он — знаменитый поэт, стихами которого во время войны объяснялись в любви невестам и женам. Оба обласканы властью. Казалось бы, есть все, чтобы жить абсолютно безоблачно, наслаждаясь счастьем и взаимной любовью.

Однако история отношений Валентины Серовой и Константина Симонова далека от красивой сказки. В этой любви было все: томительное ожидание взаимности, годы всепрощающего обожания, сладкие минуты радости, горечь разочарования, неприязненное отчуждение…

Жизнь до романа

К моменту начала романа за плечами каждого было по 2 брака. Первым мужем Валентины Серовой (Половиковой) был Анатолий Поляков, партнер по спектаклям в начале творческой карьеры актрисы в Театре рабочей молодежи. Этот ранний брак продлился менее года.

Второй муж актрисы — прославленный герой войны в Испании, летчик Анатолий Серов. Их знакомство состоялось 3 мая 1938 года. Красивый, стремительный роман закончился скорой свадьбой 11 мая.

Этот брак был очень счастливым, супруги обожали друг друга. Однако 11 мая 1939 года (в 1-ую годовщину свадьбы) Серов трагически погиб во время испытаний новой модели самолета.

Валентина Серова тяжело переживала смерть горячо любимого мужа.

Первой женой Константина Симонова была Наталья Гинзбург, литературный критик. Вторя супруга — Евгения Ласкина, известный литературный редактор. В 1939 году у Симонова и Ласкиной родился сын Алексей, в этот же год семья распалась из-за любви Симонова к Серовой.

Красивое начало

Гибель мужа совпала с головокружительным взлетом в творческой карьере Валентины Серовой. Картина с ее участием «Девушка с характером» имела ошеломляющий успех. Актриса много играла в театре Ленкома. Во время спектакля «Зыковы» Серова постоянно чувствовала пристальный обжигающий взгляд мужчины, сидевшего в первых рядах.

Симонов посещал все спектакли , в которых играла Валентина, но не решался приблизиться к ней. Серова послала записку преданному поклоннику с просьбой позвонить ей. Так начался роман, за которым впоследствии пристально следила вся страна.

ЧТО ПОЧИТАТЬ ЕЩЕ:  Франциско Гойя и Каэтана Альба: испанские страсти

Симонов любил беззаветно, легко прощал другие увлечения актрисы, надеясь, что она со временем сможет полюбить его так же сильно.

У Серовой была очень свежа рана от потери обожаемого второго супруга, Симонов был скорее преданным другом, прощающим все ее слабости. Тем не менее они были вместе, и Симонов был счастлив возможностью находиться рядом с любимой женщиной.

Для нее же присутствие надежного, любящего мужчины стало спасением от душевного отчаяния. Сильное чувство к Симонову пришло гораздо позднее.

Любовь и война

С началом войны Симонов ушел на фронт в качестве военного корреспондента. Его стихи, созданные в этот период, отличаются искренней пронзительностью. Многие были посвящены любимой Валентине. «Жди меня» стало своеобразным гимном преданности и любви. Цикл «С тобой и без тебя» детально раскрывает чувства влюбленного Симонова и особенности сложных, порой мучительных отношений этой пары.

Читайте также:  Стихи есенина о женской красоте: лучшие стихотворения о женщине

Валентине Серовой война принесла новое страстное увлечение. В 1942 году произошло ее знакомство с Константином Рокоссовским, легендарным будущим маршалом. Серова влюбилась и честно призналась в этом Симонову. Поэт стойко пережил и этот удар от любимой.

Но отношения с Рокоссовским были недолгими, поскольку распоряжением Сталина он был отправлен на фронт, а потом отыскались, считавшиеся пропавшими его жена с дочерью. Серова вернулась к верному Симонову и согласилась выйти за него замуж. Счастливый Симонов писал обожаемой жене восторженные письма с фронта практически ежедневно.

Уходящее счастье

После пережитой войны в семье Серовой и Симонова поселилось настоящее взаимное счастье. Валентина смогла искренне полюбить отважного, заслуженно прославленного поэта, который годами преданности и прекрасными стихами доказал силу своей любви. Симонов был безмерно счастлив, ощутив полную взаимность в отношениях. Семейное счастье дополнялось успехами в профессиональной деятельности.

После войны популярность Симонова-поэта была огромной, его книги моментально раскупались, стихи переписывались от руки. В карьере Валентины так же были удачные работы в фильмах, за роль в картине «Композитор Глинка» актрисой была получена Сталинская премия. Казалось, все неприятные моменты, сложные противоречия остались позади.

ЧТО ПОЧИТАТЬ ЕЩЕ:  История любви: АННА ДЕЗРИ и АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

Карьерный взлет Симонова продолжался. Он получил должность главного редактора журнала «Новый мир», его стали посылать за границу с ответственными заданиями. Искреннюю, открытую Серову удручали «заказные» статьи мужа, приводили в недоумение обличительные речи в адрес хороших знакомых на товарищеских судах.

Предполагают, что во время заграничной поездки в Париж Серова спасла жизнь Бунину, отговорив его принять предложение вернуться в СССР. Именно такое поручение было дано Сталиным ее супругу.

Растущее разочарование достигло предела после отказа Симонова помочь Анатолию, сыну Валентины от Серова, избежать оправления в исправительный интернат после хулиганской выходки. Отношения становились все более прохладными. Известная актриса стала искать утешение в приеме алкоголя.

В 1950 году родилась дочь Мария. Появление общего ребенка не смогло заново сблизить супругов и вернуть прежние глубокие чувства. Валентина все больше попадала под власть пагубной привычки, теряя роли и свою ослепительную красоту. Симонов, уставший бороться со слабостью жены, охладел к ней.

В 1956 году он ушел к другой женщине, вдове погибшего товарища поэта Сергея Гудзенко Ларисе. В новой семье вскоре родилась дочь Соня. Валентине Серовой дальнейшая судьба почти не подарила приятных моментов.

Источник: https://personallife.ru/love-story/lyubov-vospetaya-stixami-valentina-serova-konstantin-simonov/

Литературный вечер для учеников 11 класса «Поэт и актриса» (любовная лирика К. Симонова)

Михасёва Наталья Петровна, учитель русского языка и литературы, КГУ «Власовская средняя школа», село Власовка Аккайынский район Северо-Казахстанская область

Цель:

  • сообщение дополнительной информации о К.Симонове;
  • знакомство с культурной жизнью России 40-х гг 20 в.;
  • воспитание общечеловеческих ценностей

Оборудование: портреты Симонова и Серовой

2 ведущих — ученики, читающие стихи

1-й ведущий: — Валентина Половикова родилась в семье знаменитой московской актрисы. Ей было 8 лет, когда она начала репетировать в театре. Жизнь проходила на сцене. Валентине было 14, когда она поступила в театральную школу, после 1-го курса сразу в театр рабочей молодёжи. Здесь она с заметным успехом сыграла несколько ролей, была на виду.

2-ведущий: — Ей было 20 лет, когда она встретилась с молодым прославленным лётчиком Анатолием Серовым. Это была любовь с первого взгляда.

Серов вечером провожал её на Ленинградском вокзале в Москве, когда она уезжала с театром на гастроли, а утром встречал её в Ленинграде на Московском вокзале. Уже тогда она познала, что такое молва. Вокруг имени молодой актрисы начинала клубиться легенда.

Валентина Половикова вышла замуж за Анатолия Серова и навсегда сохранила его фамилию за собой. Они прожили очень недолго. Серов погиб в1939 году на испытаниях.

1-й ведущий: В декабре 39-го г. молоденькая вдова была приглашена в Кремль. Сталин отмечал своё 60-летие. Рядом с Серовой сидела вдова Валерия Чкалова. Вдовы героев были в почёте.

Фотографии Валентины Серовой постоянно печатались в газетах. Толпы простаивали в очереди на фильм с её участием «Девушка с характером».

Серова становилась кумиром, она до сих осталась одним из символов, опознавательных знаков той уже далёкой эпохи.

2-ведущий: Серова в кино — это было явление. В её лице, повадке, облике было то, что мечтал видеть зритель. Актриса выработала новый тип очаровательной, влекущей к себе, задорной советской девушки.

Если героини Любови Орловой и Марины Ладыниной были идеальными характерами, то героини Серовой пришли из реальной жизни. Её лицо рассказывало так много, что не требовало дополнительных объяснений. В Серовой были юмор, естественность, сексуальная притягательность.

Её героини могли быть не только мечтой, они могли быть рядом.

1-й ведущий: Но было в молодой звезде ещё одно, весьма немаловажное обстоятельство: она была талантливой актрисой, поражающей своей артистичностью. Теперь только по литературе можно представить себе, какой грандиозный успех у публики имел в 40-е годы театр Ленинского комсомола, где тогда играла Серова. В театр нельзя было попасть.

Там ставили пьесу Горького «Зыковы», Павлу играла Серова. Она впоследствии вспоминала, как ей мешало, что на каждом спектакле в первом ряду сидел какой-то смуглый молодой человек с цветами и испытующим взором следил за ней. Он не пропускал ни одного её спектакля, но заметила она его только на «Зыковых».

Это был начинавший тогда входить в моду поэт Константин Симонов, ему было 24 года.

Чтение стихотворения Симонова «Пусть прокляну впоследствии»

Пусть прокляну впоследствии Твои черты лица, Любовь к тебе — как бедствие, И нет ему конца. Нет друга, нет товарища, Чтоб среди бела дня Из этого пожарища Мог вытащить меня. Отчаявшись в спасении И бредя наяву, Как при землетрясении

Я при тебе живу.

Когда ж от наваждения Себя освобожу, В ответ на осуждения Я про себя скажу: Зачем считать грехи её? Ведь, не добра, не зла, Не женщиной — стихиею Вблизи она прошла. И, грозный шаг заслыша, я Пошёл грозу встречать, Не став, как вы, под крышею

Её пережидать.

2-ведущий: Открывалась следующая глава её биографии, начало любовного романа, который будет переживать вся страна. Это был, пожалуй, единственный случай, когда любовь двух людей
оказалась предметом массового интереса в сталинской России.

В 1942 году Государственное издательство художественной литературы выпустило лирический дневник Константина Симонова «С тобой и без тебя». Он вышел с посвящением — «Валентине Васильевне Серовой».

Зимой 42-го года на страницах «Правды» публиковалось знаменитое «Жди меня» — стихотворение, которое вскоре знали все. «С тобой и без тебя» нельзя было забыть — стихи переписывали от руки, посылали на фронт, в тыл, строчками этих стихов объяснялись в любви.

В «Правде» «Жди меня» было напечатано с посвящением из двух букв — В.С.

Чтение стихотворения Симонова «Жди меня»

Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть

Желтые дожди,

Жди, когда снега метут, Жди, когда жара, Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест Писем не придет, Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь, Не желай добра Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать В то, что нет меня, Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино На помин души… Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь, Всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: — Повезло.

Не понять, не ждавшим им, Как среди огня Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать Только мы с тобой, — Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

1-ведущий: Ни один поэт в те годы не знал такого оглушительного успеха, какой познал Симонов после публикации «С тобой и без тебя». Никогда впоследствии он не писал таких замечательных стихов, навсегда оставшихся в литературе.

В более поздних изданиях уже не печатали посвящение «Валентине Серовой», Симонов всё вычеркнул и только две буквы «В.С.» оставляли над «Жди меня» — потому что само стихотворение стало фактом истории Великой Отечественной войны.

В её начале Симонов писал: «Будь хоть бедой в моей судьбе, но кто б нас ни судил, я сам пожизненно к тебе себя приговорил».

2-ведущий: Начиная с первой пьесы «История одной любви» до середины 50-х гг всё своё творчество Симонов посвящает Серовой. Она — героиня его лучшего поэтического сборника, его муза, его возлюбленная. С фотографией Серовой, сделанной во время съёмок фильма «Сердца четырёх», Симонов не расставался все четыре года войны.

Чтение стихотворения Симонова «Я перебрал весь год.»

Я, перебрав весь год, не вижу Того счастливого числа, Когда всего верней и ближе

Со мной ты связана была.

Я помню зал для репетиций И свет, зажженный, как на грех, И шепот твой, что не годится

Так делать на виду у всех.

Твой звездный плащ из старой драмы И хлыст наездницы в руках, И твой побег со сцены прямо

Ко мне на легких каблуках.

Нет, не тогда. Так, может, летом, Когда, на сутки отпуск взяв, Я был у ног твоих с рассветом,

Машину за ночь доконав.

Какой была ты сонной-сонной, Вскочив с кровати босиком, К моей шинели пропыленной

Как прижималась ты лицом!

Как бились жилки голубые На шее под моей рукой! В то утро, может быть, впервые

Ты показалась мне женой.

И все же не тогда, я знаю, Ты самой близкой мне была. Теперь я вспомнил: ночь глухая,

Обледенелая скала…

Майор, проверив по карманам, В тыл приказал бумаг не брать; Когда придется, безымянным

Разведчик должен умирать.

Мы к полночи дошли и ждали, По грудь зарытые в снегу. Огни далекие бежали

На том, на русском, берегу…

Теперь я сознаюсь в обмане: Готовясь умереть в бою, Я все-таки с собой в кармане

Нес фотографию твою.

Она под северным сияньем В ту ночь казалась голубой, Казалось, вот сейчас мы встанем

И об руку пойдем с тобой.

Казалось, в том же платье белом, Как в летний день снята была, Ты по камням оледенелым

Со мной невидимо прошла.

За смелость не прося прощенья, Клянусь, что, если доживу, Ту ночь я ночью обрученья

С тобою вместе назову.

1-й ведущий: В годы войны Серова безотказно ездила с концертными бригадами по госпиталям, пела романсы — Серова умела это делать, читала стихи. Однажды в одном из госпиталей, где на излечении находился высший командный состав, после концерта к ней подошёл врач и попросил подойти в палату к больному, он лежал в отдельной.

Войдя, она увидела обращённое к ней лицо, бледное, исхудавшее, только огромные синие глаза смотрели на неё внимательно и настороженно. Это был маршал Рокоссовский. Энергетическая жизнерадостность, свойственная Валентине Серовой в те годы, действовала на окружающих всегда, она это знала, но никогда прежде не испытывала этот ток взаимного обмена, который пронзил её при этой встрече.

Словно мир стал богаче и гармоничнее.

2-й ведущий: Симонов сразу заметил перемену в ней, когда она вернулась домой, и она откровенно призналась ему в любви, которая встретилась ей.

Чтение стихотворения Симонова «Мы с тобой из племени.»

Мы оба с тобою из племени, Где если дружить — так дружить, Где смело прошедшего времени

Не терпят в глаголе «любить».

Так лучше представь меня мертвого, Такого, чтоб вспомнить добром, Не осенью сорок четвертого,

А где-нибудь в сорок втором.

Где мужество я обнаруживал, Где строго, как юноша, жил, Где, верно, любви я заслуживал

И все-таки не заслужил.

Представь себе Север, метельную Полярную ночь на снегу, Представь себе рану смертельную

И то, что я встать не могу;

Представь себе это известие В то трудное время мое, Когда еще дальше предместия

Не занял я сердце твое,

Когда за горами, за долами Жила ты, другого любя, Когда из огня да и в полымя

Меж нами бросало тебя.

Давай с тобой так и условимся: Тогдашний — я умер. Бог с ним. А с нынешним мной — остановимся

И заново поговорим.

Дома стало нелегко, но в тот момент это не имело для неё никакого значения. Один раз Серова предложила пари своему давнему партнёру по сцене, что ровно в 5 часов, минута в минуту, под её окнами остановится правительственный «ЗИМ», из него выйдет военный, который несколько минут простоит глядя на её окна. «Думаю, ты узнаешь его в лицо».

С этими словами она отодвинула штору и актёр увидел, как к тротуару подъезжает лимузин, из него выходит высокий представительный мужчина, который, как и обещала Серова, не сдвинулся с места, а только стоял и глядел на её окна. Актёр успел разглядеть маршальские погоны и долгий печальный взгляд из-под лакированного козырька.

Рокоссовский!

1-й ведущий: Такое бывает только в кино. Но вся жизнь Валентины Серовой -это кино. Драматическое, патетическое, эпохальное. Советский вариант «Унесённых ветром». Со страстями, смертями, войнами. Любовь, вспыхнувшая посреди войны, длилась недолго. Несвобода обоих, его раны, её слава и многое другое не позволили им тогда соединить свои судьбы.

После войны Рокоссовский будет направлен в Польшу, а Серова вернётся в свою привычную жизнь — театр, репетиции, съёмки, гастроли.

По свидетельству близких, этот «громкий» роман станет тяжёлым испытанием для её семейной жизни и может служить объяснением рокового пристрастия к алкоголю, приведшего к болезни, уходу из театра, а позднее и к разрыву с Симоновым, который считал, что после вина легче мириться.

2-й ведущий: Серовой исполнилось 40, когда Симонов оставил её. Это произошло в 1957 г. судя по всему, он бесконечно устал от её нервных срывов,  пристрастия к питью, в доме покоя не было.

Чтение стихотворения Симонова «Я не могу писать тебе стихов»

Я не могу писать тебе стихов Ни той, что ты была, ни той, что стала. И, очевидно, этих горьких слов

Обоим нам давно уж не хватало.

За всё добро — спасибо! Не считал По мелочам, покуда были вместе, Ни сколько взял его, ни сколько дал,

Хоть вряд ли задолжал тебе по чести.

А всё то зло, что на меня, как груз Навалено твоей рукою было, Оно моё! Я сам с ним разберусь,

Мне жизнь недаром шкуру им дубила.

Упрёки поздно на ветер бросать, Не бойся разговоров до рассвета. Я просто разлюбил тебя. И это

Мне не даёт стихов тебе писать.

1-й ведущий: Последние два года жизни Серовой уже не напоминали о том, что эта брошенная всеми женщина когда-то принадлежала к «общественным верхам».

Не столько постаревшая, сколько сломленная, она сохранила до конца своих дней солнечное очарование в те светлые промежутки, когда алкоголизм уничтожал её.

В эти страшные годы узнала она и безработицу, и крайнюю бедность, и унижения.

2-й ведущий: К тому же ни для кого не было секретом, что Симонову, со всеми его регалиями и тиражами, неприятно любое её появление на сцене или экране. Об этом знало начальство, об этом знала она сама.

Что характерно: все театральные героини Серовой пока были любимы, ничего не боялись, но когда они теряли любовь — медленно шли на дно. Так произошло и с самой Серовой.

За месяц до своей смерти Симонов призвал в больницу дочь с просьбой принести все бумаги, что остались после смерти Серовой.

Вспоминает дочь Маша: «Я увидела отца таким, каким привыкла видеть. Даже в эти последние дни тяжкой болезни он был как всегда в делах, собран, подтянут, да ещё шутил. Сказал мне: „Оставь бумаги, я почитаю, посмотрю кое-что. Приезжай послезавтра.

Может, я что-то верну тебе, я знаю, тебе нелегко расставаться с этой единственной памятью о матери.“ Я приехала, когда он просил. И. не узнала его. Он как-то сразу постарел, согнулись плечи. Ходил, шаркая, из угла в угол по больничной палате, долго молчал.

Потом остановился против меня и посмотрел глазами, которых я никогда не смогу забыть, столько боли и страдания было в них.

— Знаешь, прошло столько лет. А я вот перечитал все эти письма, и ощущение было такое, что это было написано только что… Я уничтожу письма. Не хочу, чтоб после моей смерти чужие руки копались в этом.

Потом добавил:

— Всякое может случиться, а то, что здесь, — он лёгким движением тронул бумаги, — касается только меня и её. Прости меня, девочка, но то, что было у меня с твоей матерью, было самым большим счастьем в моей жизни…и самым большим горем.»

Чтение стихотворения Симонова «Я схоронил свою любовь»

1-й ведущий: Теперь не осталось никаких свидетельств, кроме его стихов, которые неотделимы от её лица; кроме стихов, живущих самостоятельной жизнью, и неумирающих легенд о той, кому в начале сороковых он писал: «Да, я люблю тебя ещё сильней / за то, что редко счастья нам желали, / за то, что раз назвав тебя своей, / тебе всю жизнь об этом вспоминали.» На похороны Серовой Симонов не приезжал, только прислал 57 роз по числу её лет.

2-й ведущий: Жизнь расставила всё по своим местам в судьбе Серовой. Сегодня образ актрисы как бы высвобождается из-под всего горького и печального, что было в её жизни. В памяти людей остаётся светлое воспоминание о талантливой романтической женщине, не умеющей терять.

Пусть прокляну впоследствии Твои черты лица, — Любовь к тебе — как бедствие,

И нет ему конца…

Нет конца и зрительской любви к Валентине Серовой.

Источник: http://www.azbyka.kz/literaturnyy-vecher-dlya-uchenikov-11-klassa-poet-i-aktrisa-lyubovnaya-lirika-k-simonova

Ссылка на основную публикацию