Гораций – к меценату (написана в 28 году): читать стих, текст стихотворения поэта классика

Древнеримская лирика. Видеоурок. Литература 8 Класс

Если о древнегреческой поэзии мы знаем немного, до нас дошли только легенды, то о древнеримских поэтах мы знаем достаточно. Сохранились их тексты и биографии. Есть недостаток.

Древнегреческая поэзия развивалась на протяжении столетий, она то вспыхивала, то гасла, но, не останавливаясь, росла вверх.

Древнеримская же развивалась с исторической точки зрения короткое время – первое столетие до нашей эры и первые десятилетия нашей эры (см. рис. 1).

Рис. 1. Хронология развития древнеримской поэзии

Древнеримская лирика оставила незыблемые эталоны в мировой культуре, образцы в самых разных жанрах. Это разные эмоции и чувства. Например, трогательное стихотворение, написанное лириком Катуллом (см. рис. 2).

Рис. 2. Гай Валерий Катулл

Стихотворение посвящено воробью его возлюбленной. Воробей умер, и его памяти Катулл пишет стихи.

Авторы создают трогательные зарисовки до стихотворений в жанре оды. Мы уже читали оды, написанные в разные времена.

Ода (в переводе с греч. «песня», «стихотворение») – это лирическое стихотворение, автор которого воспевает своего героя.

Этим героем может быть меценат, как у Горация, или возлюбленная, или сам поэт, как в стихотворении, о котором пойдет речь.

Самым известным поэтом в Древнем Риме был Гораций (см. рис. 3).

Рис. 3. Квинт Гораций Флакк

Жил он в первом веке до нашей эры. Жизнь его была недолгой, но исполнена служению поэзии. Происходил он из семьи вольноотпущенника, то есть раба, но довольно обеспеченного. Отец смог его отправить в Рим, чтобы Гораций получил хорошее образование, освоил древнегреческие литературные традиции, римские науки и представления о жизни.

В Риме Гораций сблизился с Меценатом, ближайшим сподвижником Августа. С тех пор имя Мецената стало нарицательным. Так мы называем людей, которые помогают искусству: поэтам, художникам, артистам, режиссерам. Меценату посвящены некоторое оды Горация. Но мы поговорим об оде «К Мельпомене». В ней Гораций воспевает самого себя, свое будущее, бессмертную славу.

Для древних римлян идеалом поэтического совершенства, достойным итогом была посмертная слава.

Выпишите незнакомые слова, исторические явления и по словарям установите их значения. Например: «Аквилон», «Авфид», «песни Эолии», «лавры Дельф». Это будет одним из пунктов вашего домашнего задания.

Древнеримский идеал посмертной славы воплощен в этом стихотворении. Проходят столетия, и в русской литературе традицию перевода или переложения горацианской оды закладывает Михаил Ломоносов. Он перевел следующее стихотворение:

Задача Ломоносова – рассказать не о себе, а о Горации и подтвердить его бессмертную славу. Ломоносов спорил с Анакреонтом, потому что их идеалы расходились. А вот торжественный римский идеал Горация ему близок.

Гавриил Державин не переводит, а перелагает стихотворения Горация. Он к себе прилагает мысли, надежды и упования Горация.

Здесь Державин говорит о себе. Почему мы можем сказать, что речь о самом Державине? Потому что дальше он приводит факты из своей биографии.

Это о себе, о своем опыте. Державин был не только великим поэтом, но и первым в русским министром юстиции. Он умел разговаривать с царями на равных и обвинять их, когда это было нужно, напоминать об истине.

И уже традицию Державина подхватывает Пушкин. Он в последний год своей жизни пишет свой «Памятник»:

Задание: узнайте, что такое «Александрийский столп» и что имел ввиду Пушкин.

Далее в стихотворении Пушкин говорит о своем бессмертии так же, как Гораций, Ломоносов и Державин, но что он ставит себе в заслуги? Державин ставил то, что он умел «истину царям с улыбкой говорить». А Пушкин говорит:

«Падшие» – это декабристы, друзья поэта, вышедшие на Сенатскую площадь и отправленные на каторгу в Сибирь. Пушкин призывал их помиловать, и это он ставит себе в заслугу.

Спустя столетия и даже тысячелетия после смерти Горация возникает русская литературная традиция горацианской оды о грядущем бессмертии поэта. 

Так живет идеал, и так он меняется со временем. Идеал связывает между собой разные культуры и эпохи.

Прочесть дополнительную информацию о Катулле вы сможете, пройдя по ссылке.

Другие поэтические произведения Горация вы найдете здесь.

Текст оды М.В. Ломоносова вы найдете здесь.

Полный текст стихотворения Г.Р. Державина.

Стихотворение А.С. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный».

Послушайте стихотворение в исполнении современного актера Вениамина Смехова.

Предлагаем вам прочесть стихотворение современного поэта Валерия Брюсова «Памятник».

Источник: https://interneturok.ru/lesson/literatura/8-klass/fakultativ/drevnerimskaya-lirika

Оды Горация (Общая харка, 1 наизусть)

⇐ ПредыдущаяСтр 15 из 17Следующая ⇒

Квинт Гораций Флакк(65-8 гг. до н.э.).Раннее тв-во Г. имеет агресивно-полемический х-ер: отливается оно в форму ямбографии или сатиры. Ямбографические стихотворения относятся к 30-м годам и составляют небольшой сборник “Эподы” – двустишие, в котором второй стих короче первого.

Гораций начинает с политической поэзии, с пылкого протеста против непрекращающихся войн. Он дает картину “Золотого века”, но на каких-то “блаженных островах”., куда только и остается бежать гражданам обреченного Рима. 2-й эпод прославляет прелести сельских занятий, но в конце оказывается, что все это прекрасное вложено в уста жадного ростовщика.

Элемент пародии распространяется и на любовные стих-я. 11-й эпод – сентиментальная элегия. В течение 30-х годов – “Сатиры” см. № 72. …В 23-ем году – три книги лирических “Стихотворений”, иногда их называют “Одами”. “Ода” – песня, или лирическое произведение в стиховых формах песни, и ,в частности, “Оды” Горвция весьма далеки от “высокого стиля”. Как чистый классицист, Г.

ищет для себя образов в древнегреч. лирике и находит их главным образом в лирике эолийцев. От архилоховского стиля Г. переходит к формам монодической лирики. Его образы теперь – Алкей, Сапфо, и Анакреонт, римский поэт усматривает свое право на бессмертие в том, что он “первый свел эолийскую песню на италийские лады”.(“Памятник”). Гораций т.о.

обогащает поэзию стиховыми и строфическими формами эолийской лирики. Сборник 23 года содержит в пестром чередовании стихотворения, написанные “алкеевой строфой”, “сапфической”, “асклепиадовой”и.т.д. Воспроизводя метрическое построение и общий стилистический тон эолийской лирики, Г. во всем остальном идет собственными путями. Как в эподах, он использует худ.

опыт разных периодов, нередко перекликается с эллинистической поэзией. Древнегреческая форма служит облачением для эллинистически-римского содержания. Переводов из древнегреч. у Гор. нет. Некоторые оды нач. с цититы: “Нам пить пора” – Алкей)., но цитаты несут такую же роль, как сегодня эпиграф. Мысль и воображение преобладают у Г. над чувством.

Читайте также:  Роберт рождественский - стихи о родине: читать стихотворения рождественского о россии, родине

Склонен к дидактической форме, характерной для античной лирики. Стихотворение Г. обычно имеет форму обращения, поэт адрксуется к некому второму лицу и лирическая тема развертывается между авторским “я” и “ты” адресата; другие формы – монолог или диалог используются лишь в виде исключения. Иногда обращается к божеству.

Почти все мужские адресаты од – реальные лица, современники поэта, но никто кроме Мецената не удостаивается больше одного обращения. Другая характерная ос-ть горацианской лирики в том, что обращение почти всегда содержит в себе волеизъявление или совет. По тематике и жанровым разновидностям оды весьма разнообразны.

Обращения к богам, составленные по всем правилам античного гимна, политические стихи и философские размышления чередуются с любовной, пировой и дружеской лирикой, с насмешливыми и обличительными произведениями и со стихотворениями на различные жизненные случаи. При всем своем многообразии четко выделяется несколько основных групп, создающих специфический облик сборника.

Это прежде всего группа “увещевательных” стихотворений – лирика размышления. Г. не отказывается от проблематики истинного счастья, занимавшей его в сатирах. “Горацианская мудрость”. Не следует задумываться о будущем : “День текущий лови, меньше всего веря в грядущий день”. Жажда богатства и стремление к почестям одинаково бесполезны. высокое положение таит в себе опасности.

https://www.youtube.com/watch?v=KDueJ6ANPEs

Чаще треплет вихрь великаны – сосны,

Тяжелей обвал всех высоких башен,

И громады гор привлекают чаще молний удары…

Любовная лирика Г. не выходит за пределы поэзии легких увлечений. В его сборнике мелькает много женских фигур, почти не имеющих индив. черт – Лидии, Гликеры, Хлои.Авторское “я” не всегда является при этом носителем любовной эмоции. Сильное чувство Гораций предпочитает находить у других. Более значительную ценность представляет для эпикурейца дружба.

Характерное сочетание серьезного и шутливого, его искусство средних красок находят благодарную почву в тонах дружеской лирики; к этой области относятся многие из наиболее изящных стихотворений Горация. Ряд посвящен Меценату. Особую категорию составляют оды на соц. и полит. темы.

Август прославляется в связи с теми лозунгами его внешней и внутренней политики, которые были приемлемы для римских патриотов с консервативно-респ. уклоном. В цикле од, выдержанных в торжеств., несколько “пиндаризирующем” стиле,Горацицй выступает как пропагандист религиозных и моральных реформ в консервативном духе, возвещенных Августом.

Примат Италии над эллинистическим востоком получает мифологическое освящение в пророчестве Юноны, сулящей миру власть над миром при условии, что стены Трои не будут восстановлены. Издавая в 23г. сборник своих “Carmina” он обращается во вступительном стихотворении к Меценату, выражая надежду, что будет “причислен к лирическим поэтам”, т.е.

поставлен наряду с прославленными представителями древнегреч. лирики; заканчивается сборник знаменитым “Памятником”:

Создал памятник я, бронзы литой прочней…

Первым я приобщил песню Эолии

К италийским стихам. Славой заслуженной,

Мельпомена, гордись и , благосклонная,

ныне лаврами Дельф мне увенчай главу.

В 20-м году выходит сборник его “Посланий”: одна из форм прозаического изложения, но у Горация письмо становится литературным жанром.

Некторые письма являются действительно письмами, но в боль-ве случаев это лишь прдлог для высказывания мыслей и настроений. По тематике приближаются к размышлениям од.

, но стиль письма вводит момент моментального, индивидуально пережитого. Как и в сатирах, он изображает себя не каким-то совершенным мудрецом, но стремящимся к сов-ву.

Спросишь,пожалуй, кто мной руководит, и школы какой я.

Клятвы слова повторять за учителем не присужденный,

Всюду я гостем примчусь, куда бы не загнала погода.

Возвращается к философии наслаждения, в основном, к фил-фии Эпикура.

К трем книгам од он присоединил после долгого промежутка четв. книгу. Содержит наряду с вариациями старых лирических тем, торжественные прославления императора и его пасынков, внешней и внутренней политики Автуста как носителя мира и благоденствия.

К последнему десятилетию жизни Г. относится вторая книга “Посланий”,посвященная вопросам лит-ры. Она состоит из трех писем. Первое обращено к Августу, который выражал свое неудовольствие по поводу того, что он до сих пор не попал в чмсло горацианских посланий. Письмо касается вопросов литературной политики.

Гораций полемизирует с преклонением перед старинными римскими писателями и не ожидает рез-тов от попыток возр. драмы. Столь же отрицательно относится к модному поэтическому дилетантизму. Но наиболее полное изъяснение теоретических взглядов Г. на лит-ру и тех принципов, котороым он следовал в своей политич.

практике, мы находим в третьем письме – в “Послании к Писонам”. , получившем впоследствии наименование “Науки поэзии”. Не представляет собой теорет. исследования, как “Поэтика” Аристотеля. Произведение Г. относится к типу “нормативных” поэтик, содержащих догматические “предписания” с позиций определенного лит-ного направления.

“Наука поэзии ” – как бы теоретический манифест римского классицизма времени Августа. Как теоретик Г. осуждает “бессодержательные стишки и звучные пустячки” и подчеркивает основополагающее значение содержания: “мудрость – основа и источник истинного литературного искусства.

“Гораций требует философского образования для поэта: ф-я дает тот “образчик жизни и нравов”. Вместе с тем Г. принимает выдвинутый неотериками лозунг длительной и гщательной отделки поэтического произ-я. Написанное надлежит “лет девять хранить без показу”.Отсутствие внимания к форме – это то, чем страдала древняя римская лит-ра.

Гораций избирает своим теоретическим руководителем Неоптолема, который признавал за поэзией как учительное, так и развлекательное значение и считал техническую выучку столь же необходимой, как талант. Указывает он и на пользу, которую приносит серьезная критика. Произведение должно быть простым, целостным, гармоничным.

Ассиметрия, манерность – все это нарушения канона красоты. Не называя имен, Гораций одновременно обращает свою полемику и против неотериков, и против “азианско-декламационного” стиля, и против архаизирующих аттикистов. Красота и эмоциональная насыщенность – вот что делается основной задачей римского классицизма. Средство – непрестанная учеба у классиков греч.

лит-ры : “С греческими образцами не расставайтесь ни днем, ни ночью.”Необходимо , однако, самостоятельное усвоение искусства. Г. считает превосходно сказанным, если “искусное сочетание слов сделает старое новым”. Из отдельных поэтич. жанров Г. подробно останавливается только на драме. Устанавливаемый им канон предполагает трагедию классического типа.

Тенденции последующего времени к отрыву хора от действия, к развитию повествовательной стороны и к сильным зрительным эффектам Г. отвергает. К эллинистическим теориям восходит известное правило о том, что трагедия должна состоять из пяти актов; оно впоследствии стало одной из основных норм трагедии европейского классицизма.

Читайте также:  Стихи про апрель русских поэтов классиков: стихотворения для детей, взрослых про месяц

48. Был ли Санчо губернатором острова? +его образ (58)

Источник: https://lektsia.com/4×1491.html

Меценат

Того, кто любит искусство, умеет его ценить, и прекрасно в нем разбирается, можно назвать знатоком. Того же, кто покровительствует искусству и наукам, кто вкладывает в в их развитие свои собственные деньги, мы с уважением называем меценатом. И хоть термин этот известен многим, но далеко не все знают, кем на самом деле был знаменитый меценат…

Гораций читает свои сатиры Меценату. 1863.Федор Бронников
Гай Цильний Меценат
происходил из древнего этрусского рода Цильниев (Cilnii); родился, как предполагают, между 74 и 64 гг. до Р. Х.

По рождению Меценат принадлежит к высшему и наиболее состоятельному слою римских граждан – так называемым «всадникам». Но даже среди всадников он заметно выделялся знатностью и богатством. Его предки – это царский род Цильниев, правивший некогда в городе Арреции.Смерть Цезаря  в Сенате, 44 г. до н.э.

картина Жан-Леон Жером, 1867Как раз в эти годы совершался социальный переворот: на смену выродившейся сенатской олигархии к власти шли “новые люди” . После убийства Юлия Цезаря в 44 году до н.э. у них было два вождя-соперника: старший Антоний и младший Октавиан, будущий Август.

С самого начала мы видим Мецената в войске Октавиана; потом он мирит раньше времени поссорившихся Октавиана и Антония; потом во время отлучек Октавиана управляет от его имени Римом. 

Но в отличии от своих товарищей по политике он не ищет карьеры, не занимает никаких должностей.

Он – эпикуреец, а правилом эпикурейства было: избегай забот, наслаждайся жизнью и не бойся смерти.



Август.(Камея, Лотар Креста).

Когда Октавиан одолел Антония, стал единовластным правителем государства и принял имя Августа, Меценат уходит от политики. Он живет в Риме, в роскошном доме с огромным парком, держит толпу челяди, бравирует изнеженностью и причудами, а в ответ на насмешки пишет книжку “Так я живу”.

Как и все другие его сочинения, она не сохранилась; а писал он и о резных камнях, и о водяных растениях и животных, и стихи, и диалоги обо всем на свете. Стиль его был вычурен и возбуждал насмешки.

Но это не помешало ему перезнакомиться со всеми молодыми поэтами и писателями и стать их другом и покровителем.

Вилла Мецената в Тиволи. С картины Я. Ф. ХаккертаЛучшие поэты того времени находили в Меценате внимательного и заботливого покровителя и защитника; заслуги его перед ними являются в то же время и заслугами перед римской (латинской) поэзией.

Главными фигурами в этом “кружке Мецената” были трое- Вергилий, Гораций и Овидий.   Меценату очень хотелось, чтобы кто-нибудь из его поэтов написал о победах Августа, он предлагал это и Вергилию, и молодому Проперцию, – но Вергилий вместо этого написал “Энеиду”, а Проперций – только любовные элегии.

И умный Меценат не настаивал. Мы знаем имена и десятка других литераторов, которых можно посчитать членами его кружка, но они нам мало что говорят. Отношения, связывавшие Мецената с ними, в Риме назывались “дружбой”, и часто – как с Горацием – это была дружба без всяких кавычек.

Вергилию он оказал помощь против насилия со стороны одного центуриона и хлопотал о возвращении ему отнятого у него имения, о чем поэт рассказывает в своих «Georgica». Горацию он подарил свое сабинское поместье.

 Но потомки уверенно видели в этой “дружбе” прежде всего покровительство и вещественную помощь.

Уже сто лет спустя поэт Марциал, иронически объясняя начинающийся литературный упадок, обмолвился броской строчкой:

Будь Меценаты у нас – и Вергилии сразу нашлись бы!

(Кажется, здесь в первый раз имя Мецената “становится нарицательным”).


 Степан Бакалович. «В приемной у Мецената»

Расцвет “кружка” продолжался лет пятнадцать, потом звезда Мецената закатилась. Оказалось, что жена его – любовница Августа, а брат ее – заговорщик против Августа; отношения с императором стали остывать.

Вергилий умер, Горация Август переманивал на собственную службу; тот уклонялся, но Меценат нервничал, и Горацию приходилось писать ему в стихах: “Если твои подарки сковывают мою свободу – возьми их назад!”. Здоровье становилось все хуже: лихорадки, нервное расстройство, бессонницы, длившиеся годами, – он задремывал лишь под плеск фонтанов в саду.

Эпикурейское “не бойся смерти” не давалось ему: полвека спустя суровый Сенека пенял ему за немужественный стих:

“Только бы жить! Хоть на остром колу, все жизнь драгоценна! “

Пейзаж Каприччио с гробницей Горация и Curiatii, и Вилла Мецената в Тиволи Поклонник основ эпикурейской философии, Меценат предавался наслаждениям в такой степени, какая даже римлянам того времени казалась чрезмерной. Он умер в 8 г. до Р. Х.

(746 от основания города Рима), горячо оплакиваемый друзьями и всем народом и завещав все свое имущество Августу. Из его сочинений (преимущественно о предметах естественно-исторических) уцелели только отрывки.

Имя Меценат, как поклонника изящных искусств и покровителя поэтов, сделалось нарицательнымПоследними словами Августу были: “О Горации Флакке помни, как обо мне!”.Гораций умер через несколько месяцев после друга.

здесь я уже писала об искусстве Рима в эпоху Августа с иллюстрациями Альма-Тадемы

http://bubligum9000.livejournal.com/10484.html?thread=13300

источник;http://www.maecenas.ru/doc/2002_1_4.html

Источник: https://bubligum9000.livejournal.com/33091.html

Читать “Эподы”

Квинт Гораций Флакк

Эподы

1

На либурнийских, друг, ты поплывешь ладьях

Среди судов с бойницами:

Везде охотно с Цезарем готов делить

Ты, Меценат, опасности.

Но мне как быть? Мне жизнь мила, пока ты жив,

И в тягость, если нет тебя!

Избрать ли лучше мне, как ты велишь, покой,

Не сладкий от тебя вдали,

Иль подвиг бранный твой, чтобы нести его,

10 Как надо мужу стойкому?

Так понесем же вместе! Хоть чрез Альп хребты,

Хоть по Кавказу дикому,

Хоть до пределов самых крайних Запада

С тобой пойду бесстрашно я.

Ты спросишь, чем же облегчу я подвиг твой,

Я слабый, невоинственный?

С тобой я буду меньший страх испытывать,

Чем ужас в одиночестве.

Страшней наседке за неоперившихся

20 Птенцов, коль их покинула,

Читайте также:  Саша черный - стихи для детей: читать детские стихотворения саши черного - произведения, поэзия

Хоть от подползших змей их защитить она

Не сможет и присутствуя.

И в этот и во всякий я готов поход,

Надеясь на любовь твою,

А не в надежде, что удастся больше мне

Впрягать волов в плуги свои,

Иль что до зноя скот мой из Калабрии

Пастись пойдет в Луканию,

Иль что достигнут стен высоких Тускула

30 Мои чертоги сельские.

Довольно: слишком от твоей я щедрости

Богат; копить не стану я

Еще, чтоб в землю прятать, как скупой Хремет,

Иль расточать, как жалкий мот.

Пер. Н. С. Гинцбурга

2

Блажен лишь тот, кто, суеты не ведая,

Как первобытный род людской,

Наследье дедов пашет на волах своих,

Чуждаясь всякой алчности,

Не пробуждаясь от сигналов воинских,

Не опасаясь бурь морских,

Забыв и форум, и пороги гордые

Сограждан власть имеющих.

В тиши он мирно сочетает саженцы

10 Лозы с высоким тополем,

Присматривает за скотом, пасущимся

Вдали, в логу заброшенном,

Иль, подрезая сушь на ветках, делает

Прививки плодоносные,

Сбирает, выжав, мед в сосуды чистые,

Стрижет овец безропотных;

Когда ж в угодьях Осень вскинет голову,

Гордясь плодами зрелыми,

Как рад снимать он груш плоды отборные

20 И виноград пурпуровый,

Тебе, Приап, как дар, или тебе, отец

Сильван, хранитель вотчины!

Захочет – ляжет иль под дуб развесистый,

Или в траву высокую;

Лепечут воды между тем в русле крутом,

Щебечут птицы по лесу,

Струям же вторят листья нежным шопотом,

Сны навевая легкие…

Когда ж Юпитер-громовержец вызовет

30 С дождями зиму снежную,

В тенета гонит кабанов свирепых он

Собак послушных сворою,

Иль расстилает сети неприметные,

Дроздов ловя прожорливых,

Порой и зайца в петлю ловит робкого

И журавля залетного.

Ужели дум нельзя развеять суетных

Среди всех этих радостей,

Вдобавок, если ты с подругой скромною,

40 Что няньчит милых детушек,

С какой-нибудь сабинкой, апулийкою,

Под солнцем загоревшею?

Она к приходу мужа утомленного

Очаг зажжет приветливый

И, скот загнав за изгородь сама пойдет

Сосцы доить упругие,

Затем вина подаст из бочки легкого

И трапезу домашнюю.

Тогда не надо ни лукринских устриц мне,

50 Ни губана, ни камбалы,

Хотя б загнал их в воды моря нашего

Восточный ветер с бурею;

И не прельстит цесарка африканская

Иль франколин Ионии

Меня сильнее, чем оливки жирные,

С деревьев прямо снятые,

Чем луговой щавель, для тела легкая

Закуска из просвирника,

Или ягненок, к празднику заколотый,

60 Иль козлик, волком брошенный.

И как отрадно наблюдать за ужином

Овец, домой стремящихся,

Волов усталых с плугом перевернутым,

За ними волочащимся,

И к ужину рабов, как рой, собравшихся

Вокруг божеств сияющих!

Когда наш Альфий-ростовщик так думает,

Вот-вот уж и помещик он.

И все собрал он, было, к Идам денежки,

70 Да вновь к Календам в рост пустил!

Пер. А. П. Семенова-Тян-Шанского

3

Коль сын рукою нечестивой где-нибудь

Отца задушит старого,

Пусть ест чеснок: цикуты он зловреднее!

О крепкие жнецов кишки!

Что за отрава мне в утробу въелася?

Иль кровь змеи мне с этою

Травой варилась на-зло? Иль Канидия

Мне зелье это стряпала?

Когда Медею Аргонавтов вождь пленил

10 Своей красой блистательной,

Она, чтоб мог он диких укротить быков,

Язона этим смазала;

И, влив такой же яд в дары сопернице,

Умчалась на крылах змеи.

Еще ни разу звезды так не жарили

Засушливой Апулии,

И плеч Геракла так не жег могучего

Кентавров дар мучительный.

А коль, затейник-Меценат, захочешь ты

20 Опять такого кушанья,

Пусть поцелуй твой дева отстранит рукой

И дальше отодвинется!

Пер. Ф. Александрова

4

Вражда такая ж, как у волка с овцами,

И мне с тобою выпала.

Бичами бок твой весь прожжен испанскими,

А голени – железами.

Ходи ты, сколько хочешь, гордый деньгами,

Богатством свой не скроешь род!

Ты видишь, идя улицей Священною,

Одетый в тогу длинную,

Как сторонятся все тебя прохожие,

10 Полны негодования?

“Плетьми запорот так он триумвирскими,

Что и глашатай выдохся;

В Фалерне ж он помещик: иноходцами

Он бьет дорогу Аппия.

Как видный всадник в первых он рядах сидит,

С Отоном не считаяся.

К чему же столько кораблей тяжелых нам

Вести с носами острыми

На шайки беглых, на морских разбойников,

Коль он трибун наш воинский?”

Пер. Ф. Александрова

5

“О боги, кто б ни правил с высоты небес

Землей и человечеством,

Что значат этот шум и взоры грозные,

Ко мне все обращенные?

Детьми твоими заклинаю я тебя,

Коль впрямь была ты матерью,

Ничтожной этой оторочкой пурпурной

И карою Юпитера,

Зачем ты смотришь на меня, как мачеха,

10 Как зверь, стрелою раненый?”

Лишь кончил мальчик умолять дрожащими

Устами и, лишен одежд,

Предстал (он детским телом и безбожные

Сердца фракийцев тронул бы),

Канидия, чьи волосы нечесаны

И змейками проплетены,

Велит и ветви фиг, с могил добытые,

И кипарис кладбищенский,

И яйца, кровью жабы окропленные,

20 И перья мрачных филинов,

И травы, ядом на лугах набухшие

В Иолке и в Иберии,

И кость, из пасти суки тощей взятую,

Сжигать в колхидском пламени

Меж тем Сагана наготове по дому

Кропит водой авернскою,

Как у бегущих вепрей иль ежей морских

Свои ощерив волосы.

А Вейя, совесть всякую забывшая,

30 Кряхтя с натуги тягостной,

Копает землю крепкою мотыгою,

Чтоб яму вырыть мальчику,

Где б, видя смену пред собою кушаний,

Он умирал бы медленно,

Лицо не выше над землею выставив,

Чем подбородок тонущих.

Пойдет сухая печень с мозгом вынутым

На зелье приворотное,

Когда, вперившись в яства недоступные,

40 Зрачки угаснут детские.

Мужскою страстью одержима Фолоя

Была тут Ариминская.

И весь Неаполь праздный и соседние

С ним города уверены,

Что фессалийским сводит заклинанием

Она луну со звездами.

Свинцовым зубом тут грызя Канидия

Свой ноготь неостриженный,

О чем молчала, что сказала? – “Верные

50 Делам моим пособницы,

Ночь и Диана, что блюдешь безмолвие

При совершеньи таинства,

Ко мне! На помощь! На дома враждебные

Направьте гнев божественный!

Пока в зловещих дебрях звери прячутся

В дремоте сладкой сонные,

Источник: http://litlife.club/br/?b=56940&p=4

Ссылка на основную публикацию