Даниил хармс стихи: читать стихотворения хармса даниила ивановича – произведения поэта, писателя онлайн

Хармс. Стихи для детей

        Даниил Хармс. Стихи для детей

Даниил Хармс широко известен как детский писатель и автор сатирической прозы. С 1928 по 1941 г. он постоянно сотрудничает в детских журналах Еж, Чиж, Сверчок, Октябрята. У Хармса выходит около 20 детских книг.

Стихи и проза для детей дают своеобразный выход игровой стихии Хармса, но писались они исключительно для заработка и особого значения автор им не придавал. Отношение же к ним официальной партийной критики было однозначно отрицательным.

В нашей стране долгое время Хармс был известен, прежде всего, как детский писатель. К. Чуковский и С. Маршак высоко ценили эту ипостась его творчества, даже в какой-то степени считали Хармса предтечей детской литературы.

Переход на творчество для детей (и феноменальный успех у детской читательской аудитории) был обусловлен не только вынужденными внешними обстоятельствами, но более всего тем, что детское мышление, не связанное привычными логическими схемами, более склонно к восприятию свободных и произвольных ассоциаций.

Неологизмы Хармса напоминают исковерканные ребенком слова или сознательные аграмматизмы («скаска», «песенька», «щекалатка», «валеньки», «сабачка»  и т.д.).                                                       

 Стихи для детей Д. Хармса

Врун

Кошки

Иван Иваныч Самовар

Веселый старичок

Игра

Удивительная кошка

Почему

Веселые чижи

Очень-очень вкусный пирог

Из дома вышел человек

Очень страшная история

Иван Топорышкин

Бульдог и таксик

Театр

Долго учат лошадей

Кораблик

Как Володя быстро под гору летел

Ночь

Уж я бегал, бегал, бегал…

Буря мчится. Снег летит…

Крысаков и две собачки

Мы спешим сегодня в школу

Искала старушка букашек в цветах…

Цирк Принтинпрам

Кто кого перехитрил?

Еду-еду на коне…

Неожиданный улов

Читать сказки Хармса для детей здесь

Источник: https://www.miloliza.com/kharms

Стихи Хармса читать онлайн бесплатно

Не многие из нас знают, кто такой Даниил Ювачёв, а вот Хармса хоть однажды слышал каждый.

Так и хочется дальше продолжить: «Вы знаете? Вы знаете? Ну, конечно, знаете! Ясно, что вы знаете! Несомненно, Несомненно, Несомненно знаете!» Стихи Хармса для детей будто бы в самом деле написаны малышом лет семи или десяти, который свободно может представить себя героем стихотворения «Уж я бегал, бегал, бегал».

Ни одному ребенку на свете не придется объяснять о чем оно. Да и взрослый без всякого гипнотического состояния вспомнит, как воображал, что если раскинуть руки – то станешь самолетом, а если начать дрыгать руками и ногами, то всенепременно поплывешь.

А когда устал, то надо только присесть на тумбочку или на лавочку… Ты теперь уже не пароход с автомобилем и советский самолет, а обычный такой Петька, Мишка или Васька. И уж, конечно, именно простой ритм, слова, будто бы только что сочиненные ребенком или записанные неуверенным детским почерком: «скаска», «щекалатка», «сабачка» делают его понятным каждому. Он, без сомнения, как сказал бы ребенок, «длявсехний» поэт.

Что мы знаем о Хармсе

Родился он зимой 1905 года в Петербурге в самой обычной семье, как, впрочем, бывает со всеми необычными людьми. Отец его был революционером в жизни, а сыну довелось стать революционером в творчестве.

По большому счету настоящему ребенку не интересны все прочие вехи жизни великих людей. Да и многие взрослые, честно говоря, помнят только самое яркое, например, про то, что Пушкина или Лермонтова убили на дуэли, а Ломоносов сам шел пешком до Москвы.

Самое главное, что Хармс был великим волшебником и умел колдовать словами.

Как колдовал Хармс?

Уже в 16 или 17 лет наш герой со скромной фамилией Ювачёв придумал себе псевдоним, над происхождением которого бьются лучшие литературные умы. Справедливости ради стоит заметить, что у него было их около 40:

— Карл Иванович Шустерлинг,— Д. Баш,— Ххоермс,— Даниил Протопласт,— Дандан,— Шардам,— Ваня Мохов,— Гармониус,

— Писатель Колпаков.

Это далеко не полный, но, безусловно, любопытный список придуманных имен Даниила Ивановича.

Причем поэт с детской суеверностью полагал, что имя – это такая вещь, с которой можно совершать настоящее колдовство. Одно оно может быть заклинанием.

Тут обязательно стоит сделать отступление и рассказать о том, что стихи Хармса для детей публика увидела не сразу. Все потому, что сначала он занимался другими вещами.

В 19 лет он вступает в ряды «Ордена заумников DSO», потом становится «чинарем», а чуть позже «ОБЭРИУтом», яростно проповедующим реальное искусство.

Не вдаваясь в перечисления лозунгов этого объединения можно упомянуть, что они прославляли поэтику абсурда, алогизма и гротеска и активно сбрасывали с парохода современности Пушкина, Достоевского, Толстого и прочих мастодонтов классической литературы. Чего только стоят его веселые анекдоты о Пушкине и Гоголе.

Забегая вперед можно сказать, что судьба почти всех членов этого объединения оказалась весьма незавидной и совершенно не сказочной. Как раз в духе тяжелого реализма, который они так рьяно пытались отрицать.

Стихи Хармса для детей

Сочинять те самые веселые и легкие истории поэт начал в непростое и совершенно невеселое время, когда он практически нигде не печатался из-за гонений на ОБЭРИУтов. Его заметил Самуил Маршак и пригласил поработать в детские журналы. И с этого времени он активно пишет в «Еже», «Чиже», «Сверчке» и в «Октябрятах».

Причем он не просто сочинял стихи. Он придумывал какие-то невероятные подписи к рисункам, изобретал рекламу и даже головоломки. За недолгие годы жизни в роли детского писателя он создал целую плеяду произведений, которые до сих пор переиздаются огромными тиражами и являются одними из самых узнаваемых среди прочих детских сочинений.

Как он относился к детям?

Лить елей и говорить, что Даниил Иванович чрезвычайно любил малышей было бы неправдой. Многих шокирует его фраза о том, что «травить детей – это жестоко. Но что-то же надо с ними делать»?

Более того, современники признаются, что Хармс стихи для детей писал вообще без особого желания, но не мог делать этого плохо.В целом же есть острое ощущение того, что наш герой не любил детей ровно также, как женщины не любят женщин, а старухи не любят старух. Именно потому, что он сам на всю жизнь остался ребенком.

Источник: http://www.hobobo.ru/stihi/stihi-harmsa/

Даниил Хармс

Даниил Иванович Хармс (наст. фамилия Ювачёв) – поэт, прозаик, драматург, детский писатель. Первые его литературные произведения написаны в 1922 г. Уже в то время Хармс избрал себе не только судьбу писателя, но и псевдоним. В начале 1925 г. Хармс знакомится с поэтом А. Туфановым, основавшим “Орден Заумников”.

Его идеи об особом восприятии пространства и времени, и вследствие этого – особом языке современной литературы, были близки Хармсу и оказали на него сильное влияние. Тогда же он сблизился с А. Введенским и вошел в созданную тем группу “чинарей”.

Их союз продолжился в организованной Хармсом “Академии левых классиков”, преобразованной затем в ОБЭРИУ.

Произведения Хармса обэриутского периода озорны и причудливы. Но несмотря на их юмор, в центре внимания серьезные размышления о земном и небесном, о предназначении человека в реальном мире.

Алогичность, абсурдность произведений Хармса во многом были предтечей несостоявшегося русского сюрреализма. После разгрома объединения последовал арест, затем ссылка; Хармсу пришлось уйти в сферу детской поэзии, в этот период его все больше привлекает проза.

Вторично Хармс подвергся аресту в августе 1941-го, был направлен в психиатрическую больницу, где и умер 2 февраля 1942 года.

Стих Петра Яшкина

Мы бежали как сажени

на последнее сраженье

наши пики притупились

мы сидели у костра

реки сохли под ногою

мы кричали: мы нагоним!

плечи дурые высоки

морда белая востра

но дорога не платочек

и винтовку не наточишь

мы пускали наши взоры

версты скорые считать

небо падало завесой

опускалося за лесом

камни прыгали в лопату

месяц солнцу не чета

сколько времени не знаю

мы гналися за возами

только ноги подкосились

вышла пена на уста

наши очи опустели

мох казался нам постелью

но сказали мы нарочно

чтоб никто не отставал

на последнее сраженье

мы бежали как сажени

как сажени мы бежали

! пропадай кому не жаль!

1927

* * *

Все все все деревья пиф

Все все все каменья паф

Вся вся вся природа пуф

Все все все девицы пиф

Все все все мужчины паф

Вся вся вся женитьба пуф

Все все все славяне пиф

Все все все евреи паф

Вся вся вся Россия пуф

Октябрь 1929

* * *

Ходит путник в час полночный,

прячет в сумку хлеб и сыр,

а над ним цветок порочный

вырастает в воздух пр.

Сколько влаги, сколько неги

в том цветке, растущем из

длинной птицы в быстром беге

из окна летящей вниз.

Вынул путник тут же сразу

пулю – дочь высоких скал.

Поднял путник пулю к глазу.

Бросил пулю и скакал.

Пуля птице впилась в тело,

образуя много дыр.

Больше птица не летела

и цветок не плавал пр.

Только путник в быстром беге

повторял и вверх и вниз:

“Ах, откуда столько неги

в том цветке, растущем из”.

17 апреля 1933

Постоянство веселья и грязи

Вода в реке журчит, прохладна,

и тень от гор ложится в поле,

и гаснет в небе свет. И птицы

уже летают в сновиденьях.

И дворник с черными усами[486]

стоит всю ночь под воротами

и чешет грязными руками

под грязной шапкой свой затылок.

И в окнах слышен крик веселый,

и топот ног, и звон бутылок.

Проходит день, потом неделя,

потом года проходят мимо,

и люди стройными рядами

в своих могилах исчезают.

А дворник с черными усами

стоит года под воротами

и чешет грязными руками

под грязной шапкой свой затылок.

И в окнах слышен крик веселый,

и топот ног, и звон бутылок.

Луна и солнце побледнели,

созвездья форму изменили.

Движенье сделалось тягучим,

и время стало как песок.

А дворник с черными усами

стоит опять под воротами

и чешет грязными руками

под грязной шапкой свой затылок.

И в окнах слышен крик веселый,

и топот ног, и звон бутылок.

14 октября 1933

Что делать нам?

Когда дельфин с морским конем

игру затеяли вдвоем

о скалы бил морской прибой

и скалы мыл морской водой.

Ревела страшная вода.

Светили звезды. Шли года.

И вот настал ужасный час:

меня уж нет, и нету вас,

и моря нет, и скал, и гор,

и звезд уж нет; один лишь хор

звучит из мертвой пустоты.

И грозный Бог для простоты

вскочил и сдунул пыль веков,

и вот, без времени оков,

летит один, себе сам-друг.

И хлад кругом, и мрак вокруг.

15 октября 1934

Физик, сломавший ногу

Маша моделями вселенной,

выходит физик из ворот.

И вдруг упал, сломав коленный

сустав. К нему бежит народ.

Маша уставами движенья,

к нему подходит постовой.

Твердя таблицу умноженья,

студент подходит молодой.

Девица с сумочкой подходит,

старушка с палочкой спешит.

А физик все лежит, не ходит,

не ходит физик и лежит.

23 января 1935

Неизвестной Наташе

Скрепив очки простой веревкой, седой старик читает книгу.

Горит свеча, и мглистый воздух в страницах ветром шелестит.

Старик, вздыхая, гладит волос и хлеба черствую ковригу

Грызет зубов былых остатком, и громко челюстью хрустит.

Уже заря снимает звезды и фонари на Невском тушит,

Уже кондукторша в трамвае бранится с пьяным в пятый раз,

Уже проснулся невский кашель и старика за горло душит,

А я пишу стихи Наташе и не смыкаю светлых глаз.

23 января 1935

* * *

Шел Петров однажды в лес.

Шел и шел и вдруг исчез.

“Ну и ну, – сказал Бергсон, —

Сон ли это? Нет, не сон”.

Посмотрел и видит ров,

А во рву сидит Петров.

И Бергсон туда полез.

Лез и лез и вдруг исчез.

Удивляется Петров:

“Я, должно быть, нездоров.

Видел я – исчез Бергсон.

Сон ли это? Нет, не сон”.

(1936–1937)

Из дома вышел человек

Из дома вышел человек

С дубинкой и мешком

И в дальний путь,

И в дальний путь

Отправился пешком.

Он шел все прямо и вперед

И все вперед глядел.

Не спал, не пил,

Не пил, не спал,

Не спал, не пил, не ел.

И вот однажды на заре

Вошел он в темный лес.

И с той поры,

И с той поры,

И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его

Случится встретить вам,

Тогда скорей,

Тогда скорей,

Скорей скажите нам.

1937

[486]Дворник с черными усами — один из зловещих персонажей поэзии и прозы Хармса. Дворники издавна состояли в тесной связи с полицией и обычно присутствовали при обысках и арестах.

Читайте также:  Брюсов стихи: читать стихотворения валерия брюсова - лирика, произведения русского символиста серебряного века

Источник: http://mirror8.ru.indbooks.in/?p=346412

Все стихи Даниила Хармса

В. Буш

Глава первая

Каспар Шлих, куря табак,

Нес под мышкой двух собак.

«Ну!— воскликнул Каспар Шлих,—

Прямо в речку брошу их!»

Хоп! взлетел щенок дугой,

Плих! и скрылся под водой.

Хоп! взлетел за ним другой,

Плюх! и тоже под водой.

Шлих ушел, куря табак.

Шлиха нет, и нет собак.

Вдруг из леса, точно ветер,

Вылетают Пауль и Петер

И тотчас же с головой

Исчезают под водой.

Не прошло и двух минут,

Оба к берегу плывут.

Вылезают из реки,

А в руках у них щенки.

Петер крикнул: «Это мой!»

Пауль крикнул: «Это мой!»

«Ты будь Плихом!»

«Ты будь Плюхом!»

«А теперь бежим домой!»

Петер, Пауль, Плих и Плюх

Мчатся к дому во весь дух.

Глава вторая

Папа Фиттих рядом с мамой,

Мама Фиттих рядом с папой,

На скамеечке сидят,

Вдаль задумчиво глядят.

Вдруг мальчишки прибежали

И со смехом закричали:

«Познакомьтесь: Плюх и Плих!

Мы спасли от смерти их!»

«Это что еще за штуки?» —

Грозно крикнул папа Фиттих.

Мама, взяв его за руки,

Говорит: «Не надо бить их!»

И к столу детей ведет.

Плих и Плюх бегут вперед.

Что такое?

Что такое?

Где похлебка?

Где жаркое?

Две собаки, Плюх и Плих,

Съели всё за четверых.

Каспар Шлих, куря табак,

Увидал своих собак.

«Ну!— воскликнул Каспар Шлих,—

Я избавился от них!

Бросил в речку их на дно,

А теперь мне всё равно».

Глава третья

Ночь.

Луна.

Не дует ветер.

На кустах не дрогнет лист.

Спят в кроватях

Пауль и Петер,

Слышен только

Храп и свист.

Плих и Плюх

Сидели тихо,

Но, услыша

Свист и храп,

Стали вдруг

Чесаться лихо

С громким стуком

Задних лап.

Почесав

зубами спины

И взглянув

с тоской вокруг,

На кровати

Под перины

Плих и Плюх

Полезли вдруг.

Тут проснулись оба брата

И собак прогнали прочь.

На полу сидят щенята.

Ах, как долго длится ночь!

Скучно без толку слоняться

Им по комнате опять,—

Надо чем–нибудь заняться,

Чтобы время скоротать.

Плих штаны зубами тянет,

Плюх играет сапогом.

Вот и солнце скоро встанет.

Посветлело все кругом.

«Это что ещё за штуки!» —

Утром крикнул папа Фиттих.

Мама, взяв его за руки,

Говорит: «Не надо бить их!

Будь хорошим,

Не сердись,

Лучше завтракать садись!»

Светит солнце.

Дует ветер.

А в саду,

Среди травы,

Стали рядом

Пауль и Петер.

Полюбуйтесь каковы!

Грустно воют Плюх и Плих,

Не пускают цепи их.

Плих и Плюх в собачьей будке

Арестованы на сутки.

Каспар Шлих, куря табак,

Увидал своих собак.

«Ну!— воскликнул Каспар Шлих,—

Я избавился от них!

Бросил в речку их, на дно,

А теперь мне все равно!»

Глава четвертая

Мышку, серую плутовку,

Заманили в мышеловку.

Эй, собаки,

Плюх и Плих,

Вот вам завтрак на двоих!

Мчатся псы и лают звонко;

Ловят быстрого мышонка,

А мышонок не сдается,

Прямо к Паулю несется.

По ноге его полез

И в штанах его исчез.

Ищут мышку Плюх и Плих,

Мышка прячется от них.

Вдруг завыл от боли пес,

Мышь вцепилась Плюху в нос!

Плих на помощь подбегает,

А мышонок прыг назад.

Плиха за ухо хватает

И к соседке мчится в сад.

А за мышкой во весь дух

Мчатся с лаем Плих и Плюх.

Мышь бежит,

За ней собаки.

Не уйти ей от собак.

На пути

Левкои,

Маки,

Георгины

И табак.

Псы рычат,

И громко воют,

И ногами

Землю роют,

И носами

Клумбу роют,

И рычат,

И громко воют.

В это время Паулина,

Чтобы кухню осветить,

В лампу кружку керосина

Собиралась перелить.

Вдруг в окошко поглядела

И от страха побледнела,

Побледнела,

Задрожала,

Закричала:

«Прочь, скоты!

Все погибло.

Все пропало.

Ах, цветы, мои цветы!»

Гибнет роза,

Гибнет мак,

Резеда и георгин!

Паулина на собак

Выливает керосин.

Керосин

Противный,

Жгучий,

Очень едкий

И вонючий!

Воют жалобно собаки,

Чешут спины

И бока.

Топчут розы,

Топчут маки,

Тоичут грядки табака.

Громко взвизгнула соседка

И, печально вскрикнув «У–у–у!»,

Как надломленная ветка,

Повалилась на траву.

Каспар Шлик, куря табак,

Увидал своих собак,

И воскликнул Каспар Шлих:

«Я избавился от них!

Я их выбросил давно,

И теперь мне все равно!»

Глава пятая

Снова в будке Плюх и Плих.

Всякий скажет вам про них:

«Вот друзья, так уж друзья!

Лучше выдумать нельзя!»

Но известно, что собаки

Не умеют жить без драки.

Вот в саду, под старым дубом,

Разодрались Плих и Плюх.

И помчались друг за другом

Прямо к дому во весь дух.

В это время мама Фиттих

На плите пекла блины.

До обеда покормить их

Просят маму шалуны.

Вдруг из двери мимо них

Мчатся с лаем Плюх и Плих.

Драться в кухне мало места:

Табурет, горшок и тесто

И кастрюля с молоком

Полетели кувырком.

Пауль кнутиком взмахнул,

Плюха кнутиком стегнул.

Петер крикнул:

«Ты чего

Обижаешь моего?

Чем собака виновата?»

И кнутом ударил брата.

Пауль тоже рассердился,

Быстро к брату подскочил,

В волоса его вцепился

И на землю повалил.

Тут примчался папа Фиттих

С длинной палкою в руках.

«Ну теперь я буду бить их!»

Закричал он впопыхах.

«Да,— промолвил Каспар Шлих,—

Я давно побил бы их.

Я побил бы их давно!

Мне–то, впрочем, все равно!»

Папа Фиттих на ходу

Вдруг схватил сковороду

И на Шлиха блин горячий

Нахлобучил на ходу.

«Ну,— воскликнул Каспар Шлих,—

Пострадал и я от них.

Даже трубка и табак

Пострадали от собак!»

Глава шестая

Очень, очень, очень, очень

Папа Фиттих озабочен…

«Что мне делать? — говорит.—

Голова моя горит.

Петер — дерзкий мальчуган,

Пауль — страшный грубиян,

Я пошлю мальчишек в школу,

Пусть их учит Бокельман!»

Бокельман учил мальчишек

Палкой по столу стучал,

Бокельман ругал мальчишек

И как лев на них рычал.

Если кто не знал урока,

Не умел спрягать глагол,—

Бокельман того жестоко

Тонкой розгою порол.

Впрочем, это очень мало

Иль совсем не помогало,

Потому что от битья

Умным сделаться нельзя.

Кончив школу кое–как,

Стали оба мальчугана

Обучать своих собак

Всем наукам Бокельмана.

Били, били, били, били,

Били палками собак,

А собаки громко выли,

Но не слушались никак.

«Нет,— подумали друзья,—

Так собак учить нельзя!

Палкой делу не помочь!

Мы бросаем палки прочь».

И собаки в самом деле

Поумнели в две недели.

Глава седьмая и последняя

Англичанин мистер Хопп

Смотрит в длинный телескоп.

Видит горы и леса,

Облака и небеса.

Но не видит ничего,

Что под носом у него.

Вдруг о камень он споткнулся,

Прямо в речку окунулся.

Шел с прогулки папа Фиттих,

Слышит крики: «Караул!»

«Эй,— сказал он,— посмотрите,

Кто–то в речке утонул».

Плих и Плюх помчались сразу,

Громко лая и визжа.

Видят — кто–то долговязый

Лезет на берег дрожа.

«Где мой шлем и телескоп?»

Восклицает мистер Хопп.

И тотчас же Плих и Плюх

По команде в воду бух!

Не прошло и двух минут,

Оба к берегу плывут.

«Вот мой шлем и телескоп!»

Громко крикнул мистер Хопп.

И прибавил: «Это ловко!

Вот что значит дрессировка!

Я таких собак люблю,

Я сейчас же их куплю.

За собачек сто рублей

Получите поскорей!»

«О!— воскликнул папа Фиттих,—

Разрешите получить их!»

«До свиданья! До свиданья!

До свиданья, Плюх и Плих!»

Говорили Пауль и Петер,

Обнимая крепко их.

«Вот на этом самом месте

Мы спасли когда–то вас,

Целый год мы жили вместе,

Но расстанемся сейчас».

Каспар Шлих, куря табак,

Увидал своих собак.

«Ну и ну!— воскликнул он,—

Сон ли это иль не сон?

В самом деле, как же так?

Сто рублей за двух собак!

Мог бы стать я богачом,

А остался ни при чем».

Каспар Шлих ногою топнул,

Чубуком о землю хлопнул.

Каспар Шлих рукой махнул —

Бух!

И в речке утонул.

Трубка старая дымится,

Дыма облачко клубится.

Трубка гаснет наконец.

Вот и повести

            конец.

1936

Источник: https://45parallel.net/daniil_kharms/stihi/

Хармс Даниил Иванович – Стихотворения (356 шт), Страница 8, Читать книги онлайн

Казачья смерть

Бежала лошадь очень быстро

ее хозяин турондул.

Но вот уже Елагин остров

им путь собой перегородил.

Возница тут же запыхавшись

снял тулуп и лег в кровать

Четыре ночи спал обнявшись

его хотели покарать

но ты вскочил недавно спящий

наскоро запер письменный ящик

и не терпя позора фальши

через минуту ехал дальше

бежала лошадь очень быстро

казалось нет ее конца

вдруг прозвучал пустынный выстрел

поймав телегу и бойца.

Кто стреляет в эту пору?

Спросил потусторонний страж

седок и лошадь мчатся в прорубь

их головы объяла дрожь,

их туловища были с дыркой.

Мечтал скакун. Хозяин фыркал,

внемля блеянью овцы,

держа лошадь под уздцы.

Он был уже немного скучный,

так неожиданно умерев.

Пред ним кафтан благополучный

лежал, местами прогорев.

Скакали день и ночь гусары,

перекликаясь от тоски.

Карета плавала. Рессоры

ломались поперек доски.

Но вот седок ее убогий

ожил быстро как олень

перескочил на брег пологий

а дальше прыгнуть было лень.

О, как эта местность,

подумал он, смолчав.

К нему уже со всей окрестности

несли седеющих волчат.

Петроний встал под эти сосны

я лик и нет пощады вам

звучал его привет несносный

телега ехала к дровам.

В ту пору выстрелом не тронут

возница голову склонил

пусть живут себе тритоны

он небеса о том молил.

Его лошадка и тележка

стучала мимо дачных мест

а легкоперое колешко

высказывало свой протест.

Не езжал бы ты, мужик,

в этот сумрачный огород.

Вон колено твое дрожит

ты сам дрожишь наоборот

ты убит в четыре места

под угрозой топора

кличет на ветру невеста

ей тоже умереть пора.

Она завертывается в полотна

и раз два три молчит как пень.

но тут вошел гучар болотный

и промолчал. Он был слепень

и уехал набекрень.

Ему вдогонку пуля выла

он скакал закрыв глаза

все завертелось и уплыло

как муравей и стрекоза.

Бежала лошадь очень быстро

гусар качался на седле.

Там вперемежку дождик прыскал

избушка тухнула в селе

их путь лежал немного криво

уж понедельник наступил

– мне мешает эта грива,

казак нечайно говорил.

Он был убит и уничтожен

потом в железный ящик вложен

и как-то утречком весной

был похоронен под сосной.

Прощай казак турецкий воин

мы печалимся и воем

нам эту смерть не пережить.

Тут под сосной казак лежит.

всё

19-20 октября 1926 года

Романс

Безумными глазами он смотрит на меня

Ваш дом и крыльцо мне знакомы давно.

Темно-красными губами он целует меня

Наши предки ходили на войну в стальной чешуе.

Он принес мне букет темно-красных гвоздик

Ваше строгое лицо мне знакомо давно.

Он просил за букет лишь один поцелуй

Наши предки ходили на войну в стальной чешуе.

Своим пальцем в черном кольце он коснулся меня

Ваше темное кольцо мне знакомо давно.

На турецкий диван мы свалились вдвоем

Наши предки ходили на войну в стальной чешуе.

Безумными глазами он смотрит на меня

О, потухнете, звезды! и луна, побледней!

Темно-красными губами он целует меня

Наши предки ходили на войну в стальной чешуе.

Даниил Дандан

1 октября 1934 года

* * *

Берег правый межнародный

своемудрием сердитый

обойденный мной и сыном.

Чисты щеки. Жарки воды.

Рыбы куцые сардинки

клич военный облак дыма

не прервет могучим басом

не родит героя в латах.

Только стражника посуда

опорожнится в лохань

да в реке проклятый Неман

Источник: https://romanbook.ru/book/2380173/?page=8

Читать

Иван Иваныч Самовар

был пузатый самовар,

трехведёрный самовар.

В нем качался кипяток,

пыхал паром кипяток,

разъярённый кипяток,

лился в чашку через кран,

через дырку прямо в кран,

прямо в чашку через кран.

Утром рано подошел,

к самовару подошел,

дядя Петя подошел.

Дядя Петя говорит:

«Дай-ка выпью, — говорит, —

выпью чаю», — говорит.

К самовару подошла,

тетя Катя подошла,

со стаканом подошла.

Тетя Катя говорит:

«Я, конечно, — говорит, —

выпью тоже», — говорит.

Вот и дедушка пришел,

очень старенький пришел,

в туфлях дедушка пришел.

Он зевнул и говорит:

«Выпить разве, — говорит, —

чаю разве», — говорит.

Тут и бабушка пришла,

очень старая пришла,

даже с палочкой пришла.

И, подумав, говорит:

«Что ли, выпить, — говорит, —

что ли, чаю», — говорит.

Вдруг девчонка прибежала,

к самовару прибежала —

это внучка прибежала.

«Наливайте! — говорит, —

чашку чая, — говорит, —

мне послаще», — говорит.

Тут и Жучка прибежала,

с кошкой Муркой прибежала,

к самовару прибежала,

чтоб им дали с молоком,

кипяточку с молоком,

с кипяченым молоком.

Читайте также:  Все стихи герцык на одной странице: список стихотворений аделаиды герцык

Вдруг Сережа приходил,

неумытый приходил,

всех он позже приходил.

«Подавайте! — говорит, —

чашку чая, — говорит, —

мне побольше», — говорит.

Наклоняли, наклоняли,

наклоняли самовар,

но оттуда выбивался

только пар, пар, пар.

Наклоняли самовар,

будто шкап, шкап, шкап,

но оттуда выходило

только кап, кап, кап.

Самовар Иван Иваныч!

На столе Иван Иваныч!

Золотой Иван Иваныч!

Кипяточку не дает,

опоздавшим не дает

лежебокам не дает.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,

С ним пудель пошёл, перепрыгнув забор.

Иван, как бревно, провалился в болото,

А пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,

С ним пудель вприпрыжку пошёл, как топор.

Иван повалился бревном на болото,

А пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,

С ним пудель в реке провалился в забор.

Иван, как бревно, перепрыгнул болото,

А пудель вприпрыжку попал на топор.

1

Пришел к парикмахеру Колька Карась.

— Садитесь, — сказал парикмахер, смеясь.

Но вместо волос он увидел ежа

И кинулся к двери, крича и визжа.

Но Колька-проказник не долго тужил

И тете Наташе ежа подложил.

А тетя Наташа, увидев ежа,

Вскочила, как мячик, от страха визжа.

Об этих проказах услышал отец:

— Подать мне ежа! — он вскричал наконец.

А Колька, от смеха трясясь и визжа,

Принёс напечатанный номер «Ежа».

2

— Помогите! Караул!

Мальчик яблоки стянул!

— Я прошу без разговора

Отыскать немедля вора!

Ванька с Васькой караулят,

А старушка спит на стуле.

— Что же это? Это что ж?

Вор не вор, а просто ёж!

— До чего дошли ежи!

Стой! Хватай! Лови! Держи!

…Ёж решился на грабёж,

Чтоб купить последний «Ёж»!

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=111901&p=16

Стихи Даниила Хармса

Жил на свете старичок
Маленького роста,
И смеялся старичок
Чрезвычайно просто:

«ХА-ХА-ХА
ДА ХЕ-ХЕ-ХЕ,
ХИ-ХИ-ХИ
ДА БУХ-БУХ!
БУ-БУ-БУ
ДА БЕ-БЕ-БЕ.
ДИНЬ-ДИНЬ-ДИНЬ
ДА ТРЮХ-ТРЮХ!»

Раз, увидя паука,
Страшно испугался,
Но схватившись за бока,
Громко рассмеялся:

«ХИ-ХИ-ХИ
ДА ХА-ХА-ХА
ХО-ХО-ХО,
ДА ГУЛЬ-ГУЛЬ!
ГИ-ГИ-ГИ
ДА ГА-ГА-ГА.
ГО-ГО-ГО
ДА БУЛЬ-БУЛЬ!»

А увидя стрекозу,
Страшно рассердился,
Но от смеха на траву
Так и повалился:

«ГЫ-ГЫ-ГЫ
ДА ГУ-ГУ-ГУ,
ГО-ГО-ГО
ДА БАХ-БАХ!
ОЙ, РЕБЯТА, НЕ МОГУ!
ОЙ, РЕБЯТА, АХ-АХ!»

Что это было?

Я шёл зимою вдоль болота
В галошах,
В шляпе
И в очках.
Вдруг по реке пронёсся кто-то
на металлических
Крючках.

Я побежал скорее к речке,
А он бегом пустился в лес,
К ногам приделал две дощечки,
Присел,
Подпрыгнул
И исчез.

И долго я стоял у речки,
И долго думал, сняв очки:
«Какие странные
Дощечки
И непонятные
Крючки!»

Из дома вышел человек

Песенка

Из дома вышел человек
С дубинкой и мешком
И в дальний путь,
И в дальний путь
Отправился пешком.

Он шёл всё прямо и вперёд
И всё вперёд глядел.
Не спал, не пил,
Не пил, не спал,
Не спал, не пил, ел.

И вот однажды на заре
Вошёл он в тёмный лес.
И с той поры,
И с той поры,
И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его
Случится встретить вам,
Тогда скорей,
Тогда скорей,
Скорей скажите нам.

Удивительная кошка

Несчастная кошка порезала лапу,
Сидит и ни шагу не может ступить.

Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу,
Воздушные шарики надо купить!

И сразу столпился народ на дороге,
Шумит, и кричит, и на кошку глядит.

А кошка отчасти идёт по дороге,
Отчасти по воздуху плавно летит.

Кошки

Однажды по дорожке
Я шёл к себе домой.
Смотрю и вижу: кошки
Сидят ко мне спиной.

Я крикнул: — Эй, вы, кошки!
Пойдёмте-ка со мной,
Пойдёмте по дорожке,
Пойдёмте-ка домой.

Скорей пойдёмте, кошки,
А я вам на обед
Из лука и картошки
Устрою винегрет.

— Ах, нет! — сказали кошки.-
Останемся мы тут!-
Уселись на дорожке
И дальше не идут.

Бульдог и таксик

Над косточкой сидит бульдог,
Привязанный к столбу.
Подходит таксик маленький,
С морщинками на лбу.
«Послушайте, бульдог,
бульдог! —
Сказал незваный гость.-
Позвольте мне, бульдог, бульдог,
Докушать эту кость».

Рычит бульдог на таксика:
«Не дам вам ничего!»
Бежит бульдог за таксиком,
А таксик от него.

Бегут они вокруг столба.
Как лев, бульдог рычит.
И цепь стучит вокруг столба,
Вокруг столба стучит.

Теперь бульдогу косточку
Не взять уже никак.
А таксик, взявши косточку,
Сказал бульдогу так:
«Пора мне на свидание,
Уж восемь без пяти.
Как поздно! До свидания!
Сидите на цепи!»

Очень страшная история

Доедая с маслом булку,
Братья шли по переулку.
Вдруг на них из закоулка
Пёс большой залаял гулко.

Сказал младший: «Вот напасть,
Хочет он на вас напасть.
Чтоб в беду нам не попасть,
Псу мы бросим булку в пасть».

Всё окончилось прекрасно.
Братьям сразу стало ясно,
Что на каждую прогулку
Надо брать с собою… булку.

Миллион

Шёл по улице отряд –
сорок мальчиков подряд:
раз,
два,
три,
четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и ещё потом четыре.

В переулке шёл отряд –
Сорок девочек подряд:
раз, два,
три, четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и ещё потом четыре.

Да как встретилися вдруг,
стало восемьдесят вдруг!
Раз,
два,
три,
четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и ещё потом четыре.

А на площадь
повернули,
а на площади стоит
не компания,
не рота,
не толпа,
не батальон,
и не сорок,
и не сотня,
а почти что
МИЛЛИОН!

Раз, два, три, четыре,
и четырежды
четыре,
сто четыре
на четыре,
полтораста
на четыре,
двести тысяч на четыре,
и ещё потом четыре!
ВСЁ!

По реке плывёт кораблик.
Он плывёт издалека.
На кораблике четыре
Очень храбрых моряка.
У них ушки на макушке,
У них длинные хвосты,
И страшны им только кошки,
Только кошки да коты.

Тигр на улице

Я долго думал, откуда на улице взялся тигр.
Думал-думал,
Думал-думал,
Думал-думал,
Думал-думал,
В это время ветер дунул,
И я забыл, о чём я думал.
Так и не знаю, откуда на улице взялся тигр.

Добрая утка

Речку переплыли
Ровно в полминутки:

Цыплёнок на утёнке,
Цыплёнок на утёнке,

Цыплёнок на утёнке,
А курица на утке.

Как Володя на салазках быстро под гору летел

На салазочках Володя
Быстро под гору летел.
На охотника Володя
Полным ходом налетел.

Вот охотник
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели –
На собачку налетели.

Вот собачка
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели –
На лисичку налетели.

Вот лисичка,
И собачка,
И охотник,
И Володя,
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели –
И на зайца налетели.

Вот и заяц,
И лисичка,
И собачка,
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели –
На медведя налетели!

И Володя с той поры
Не катается с горы.

***

Уж я бегал бегал бегал
и устал
Сел на тумбочку, а бегать
перестал

вижу по небу летит
галка,
а потом еще летит
галка,
а потом еще летит
галка,
а потом еще летит
галка
Почему я не летаю?
Ах как жалко!

Надоело мне сидеть
Захотелось полететь

Разбежался я подпрыгнул
Крикнул Эй!
Ногами дрыгнул.
Давай ручками махать
Давай прыгать и скакать.

меня сокол охраняет
сзади ветер подгоняет
снизу реки и леса
сверху тучи-небеса.

Надоело мне летать
Захотелось погулять
топ
топ
топ
топ
Захотелось погулять.

Я по садику гуляю
я цветочки собираю
я на яблоню влезаю
в небо яблоки бросаю
в небо яблоки бросаю
на удачу на авось
прямо в небо попадаю
прямо в облако насквозь.

Надоело мне бросаться
Захотелось покупаться
буль
буль
буль
буль
Захотелось покупаться.

Посмотрите
Посмотрите
как плыву я под водой
как я дрыгаю ногами,
помогаю головой.

Народ кричит с берега:

Рыбы рыбы рыбы рыбы
рыбы жители воды
эти рыбы
даже рыбы
хуже плавают чем ты!

Цирк Принтинпрам

Сто коров,
Двести бобров,
Четыреста двадцать
Учёных комаров
Покажут сорок
Удивительных
Номеров.

Четыре тысячи петухов
И четыре тысячи индюков
Разом
Выскочат
Из четырёх сундуков.

Две свиньи
Спляшут польку.
Клоун Петька
Ударит клоуна Кольку.
Клоун Колька
Ударит клоуна Петьку.
Учёный попугай
Съест мочёную
Редьку.
Четыре тигра
Подерутся с четырьмя львами.
Выйдет Иван Кузьмич
С пятью головами.

Силач Хохлов
Поднимет зубами слона.
Потухнут лампы,
Вспыхнет луна.

Загорятся под куполом
Электрические звёзды.
Учёные ласточки
Совьют золотые гнёзда.
Грянет музыка,
И цирк закачается…
На этом, друзья,
Представление
наше
КОНЧАЕТСЯ.

Фокусы!!

Средь нас на палочке деревянной
сидит кукушка в сюртуке
хранит платочек румяный
в своей чешуйчатой руке.

Мы все как бабушка тоскуем
разинув рты глядим вперед
на табуретку золотую —
и всех тотчас же страх берет.

Иван Матвеевич от страха
часы в карман переложил
А Софья Павловна старуха
сидела в сокращеньи жил

А Катя в форточку любуясь
звериной ножкой шевеля
холодным потом обливалась
и заворачивалась в шенкеля.

Из-под комода ехал всадник
лицом красивый как молитва,
он с малолетства был проказник,
ему подруга битва.

Числа не помня своего
Держал он курицу в зубах.
Иван Матвееча свело
загнав печенку меж рубах.

А Софья Павловна строга
сидела выставив затылок
оттуда выросли рога
и сто четырнадцать бутылок.

А Катя в галстуке своём
свистела в пальчик соловьем
стыдливо кутаясь в меха
кормила грудью жениха.

Но к ней кукушка наклонялась
как червь кукушка улыбалась
потом на ножки становилась
да так что Катя удивилась
от удивленья задрожала
И как тарелка убежала.

Источник: http://www.poemsonalltimes.ru/detskie-stixi/stixi-daniila-xarmsa

Даниил Хармс – Стихотворения (356 шт)

Здесь можно скачать бесплатно “Даниил Хармс – Стихотворения (356 шт)” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русская классическая проза.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы

Описание и краткое содержание “Стихотворения (356 шт)” читать бесплатно онлайн.

Хармс Даниил

Стихотворения (356 шт)

Даниил Иванович Хармс (Ювачёв)

Стихотворения

содержание

алфавитный указатель [356-и] стихотворений по начальной строке

“А ну скажи…” ()

“Ах вы сени мои сени…” (Вьюшка смерть; 14 января 1926 года)

“Бабаля мальчик…” (От бабушки до Esther; )

“Баня – это отвратительное место…” (Баня; 13 марта 1934 года)

“Бегут задумчивые люди…” ()

“Бежала лошадь очень быстро…” (Казачья смерть; 19-20 октября 1926

года)

“Безумными глазами он смотрит на меня…” (Романс; 1 октября 1934 года)

“Берег правый межнародный…” (24 мая 1926 – январь 1927 года)

“Блоха болот…” (1929-1931гг.)

“Бог проснулся. Отпер глаз…” (Пробуждение элементов; 18 января 1930

года)

“Боги наги…” ()

“Боже, сосредоточь меня на правильном пути…” (13 мая 1935 года)

“Был он тощь высок и строен…” ()

“Был стручок балован судеб…” (Восстание; )

“В июле как то в лето наше…” (1922 год)

“В каждом колоколе злоба…” ()

“В лесу меж сосен ехал всадник…” (Жизнь человека на ветру; 14-18

ноября 1927 года)

“В миг…” (10 мая 1931 года)

“В наше время…” (Диалог двух сапожников; )

“В небесари ликомин…” (4 марта 1930 года)

“В ночной пустынной тишине…” (…)

“В репей закутанная лошадь…” (1-2 мая 1926 года)

“В смешную ванну падал друг…” (А.И.Введенскому; 5 марта 1927 года)

“В этом ящике железном…” ()

“Вам поверить…” (13 февраля 1930 года)

“Ведите меня с завязанными глазами…” (8 января 1937 года)

“Ветер дул. Текла вода…” (12 августа 1933 года)

“Вечер тихий наступает…” (1936 год?)

“Взяли фризовую шинель…” ()

“Вид: Направо дверь, налево дверь…” ()

“Видишь основание дома, на гальках покоится с миром…” ()

“Во имя Отца и Сына и Святаго Духа…” ()

“Во фраке…” (сентябрь? 1927 года)

“Вода в реке журчит, прохладна…” (Постоянство веселья и грязи; 14

октября 1933 года)

“Возьмите незабудку…” ()

“Волны касторовая суть…” (после 25 июня 1926 года)

“Волчица шла дорогаю…” (Ваньки встаньки (I); 4 февраля 1926 года)

“Восемь человек сидят на лавке…” (Скавка; 1930 год)

“Вот вошёл Иван Блинов…” ()

“Вот Граволов чубук роняет…” ()

“Вот грянул дождь…” (12 августа 1937 года)

“Вот и Вут час…” (1930 год)

“Вот и дом полетел…” (Звонить – лететь (логика бесконечного небытия;

1930 год)

“Вот Кумпельбаков пробегает…” (Знак при помощи глаза; 21 августа 1933

года)

“Вот совершается переселение трав…” ()

“Вот у всадника вельможи…” ()

“Вошла Елизавета…” ()

“Все все все деревья пиф…” (октябрь 1929 года)

“Всё наступает наконец…” (13 января года)

“Всем рабам и купчихам…” (Приказ от римского владыки – рыцарям

Лохании; май 1927 года)

“вступ вертону финикию, “зерном шельдону…” (Землю, говорят, изобрели

Читайте также:  Александр аронов стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта александр аронов - поэзия

конюхи; )

“Всю покорив Азию…” (Карпатами – горбатыми, 1933 год)

“Всякую мысль оставь…” ()

“Выходит Мария, отвесив поклон…” (Мария; 12 октября 1927 года)

“Галя С, галина Ко…” (28 декабря 1929 года)

“Гахи глели на меня…” (Мама Няма аманя; 4 августа 1928 года)

“Где ж? Где ж? Где ж? Где ж?…” (9 ноября 1930 года)

“Где мельница там и пороги…” (Колода; )

“Где скакуны поводья рвут…” (Пророк с Аничкова моста; 1926 года)

“Где тупоумию конец?…” (Стук перёд; 11 января года)

“Где ты?…” ()

“Где я потерял руку?…” (20 февраля 1930 года)

“Генрих Левин…” ()

“Глоб: “Я руку протянул. И крикнул…” (после 13 августа 1937 года)

“Глядел в окно могучий воздух…” (1927-1928 года)

“Гнев Бога поразил наш мир…” ()

“Года и дни бегут по кругу…” (Старуха; 20 октября 1933 года)

“Горох тебе в спину…” (23 января 1934 года)

“Господи накорми меня телом Твоим…” (13 мая 1935 года)

“Господи пробуди в душе моей пламень Твой…” (13 мая 1935 года)

“Господи, среди бела дня…” (Молитва перед сном; 28 марта 1931 года)

“Гости радостно пируют…” ()

“Гражданка, вы куда пришли?…” (май 1927 года)

“Григорий студнем подавившись…” (20 февраля 1937 года)

“Григорий студнем подавился…” (21 февраля 1937 года)

“Грянул хор и ходит басс…” ()

“Гуляла белая овца…” (Овца; 22 мая 1929 года)

“Да что же это в самом деле?….” (9 мая 1938 года)

“Да, я поэт забытый небом…” ()

“Давно я не садился и не писал…” (Жене; 3 января года)

“Два студента бродили в лесу…” (март 1931 года)

“Два человека в злобном споре…” (Наблюдение; 7 января 1933 года)

“Две дамы спят, а впрочем нет…” (Сон двух черномазых дам; 19 августа

1936 года)

“Двести бабок нам плясало…” (19 августа 1930 года)

“Двух полководцев разговор…” (1926 или 1927 года)

“Девица, женщина, жена, вдова, дитя и Марфа…” ()

“Девицы только часть вселенной…” (17 февраля 1930 года)

“Девушка с рыжими косами…” (Дактиль; )

“Деды жили, деды знали…” ()

“Деньги время берегут…” (1 января 1935 года)

“Для быстрого движенья…” (Приказ лошадям; 3 сентября 1933 года)

“Для вас для вас…” ()

“Дни дни клонились к вечеру…” ()

“Дни летят, как ласточки…” (1936 год?)

“До того ли что в раю…” (18 апреля 1929 года)

“Довольно рвать зубами стремя…” ()

“Дорогой начальник денег…” ()

“Дочь дочери дочерей дочери Пе…” (Вечерняя песнь к именем моим

существующей; 21 августа 1930 года)

“Дремлет стол, скамья и стул…” (первая половина 1930-х годов)

“Елизавета играла с огнем…” (3 августа 1933 года)

“Если встретится мерзавка…” ()

“Ехал доктор из далёка…” (6 июня года)

“Желанье сладостных забав…” (13 августа года)

“Живёт и дышет всякий лист…” (Виталист и Иван Стручков; 28 декабря

1930 года)

“Живи хвостом сухих корений…” (Конец героя; 1926 года)

“Жил мельник…” (13 января 1930 года)

“Жил-был в доме тридцать три единицы…” (1933 год)

“За то, что ты молчишь, не буду…” (Первое послание к Марине; 29

августа 1935 года)

“Задумали три архитектора…” ()

“Запутался в системах черных знаков…” (Часовой и Барбара;<\p>

1933 года)

“Засни и в миг душой воздушной…” (1935 год)

“Захлопнув сочиненья том…” ()

“Здравствуй берег быстрой реки!…” (Берег и я; 1930-1933гг.?)

“Земли, огня и ветра дщери…” ()

“Зима рассыпала свои творенья…” ()

“И вот я к дому подошел…” (В гостях у Заболоцкого; 14 декабря 1927

года)

“И говорит Мишенька…” (СЕК; )

“И не спасет тогда супруга…” ()

“И птичка горько плачет…” (1 января 1931 года)

“И рыбка мелькает в прохладной реке…” (День; 25-26 октября 1937 года)

“Иван иваныч расскажи…” (О том как Иван Иванович попросил и что из

этого вышло; ноябрь 1925 года)

“Игнес игнес…” (15 мая 1933 года)

“Игра больших переговоров…” ()

“Играли в море два дельфина…” ()

“Идет высокий человек и ловко играет на гармоне…” ()

“Из воздухоплавательного парка…” ()

“К тебе, Тамара, мой порыв…” ()

“Каблуков: “Мария!…” (Архитектор; весна 1933 года)

“Как солдат идя в походе…” (апрель 1926 года)

“Как страшно тают наши силы…” ()

“Как-то бабушка махнула…” (Случай на железной дороге; 1926 года)

“Камнями милая подруга…” ()

“Когда вдали сверкнули пилы…” (Сладострастный древоруб; 24 августа

1938 года)

“Когда дельфин с морским конём…” (Что делать нам?; 15 октября 1934

года)

“Когда оставленный судьбою…” (На посещение писательского дома 24

января 1935 года; )

“Когда умно и беспристрастно…” ()

“Колесо радости жено…” ()

“Комната. Комната горит…” (Пожар; 20 февраля 1927 года)

“Кондуктор чисел, дружбы злой насмешник…” (Н.М.Олейникову; 23 января

1935 года)

“Короткая молния белых снегов…” (Хню – друг лампы; 31 марта 1931

года)

“Короткая молния пролетела над кучей снега…” ()

“Красиво это, очень мило…” (13 марта 1938 года)

“крючником в окошко…” (наброски к поэме “Михаилы”; …)

“Куда Марина взор лукавый…” (Марине; )

“Кулундов: “Где мой чепец? Где мой чепец?…” (Разговоры за самоваром;

13 декабря 1930 года)

“Купался грозный Петр Палыч…” (апрель 1927 года)

Источник: https://www.libfox.ru/251542-daniil-harms-stihotvoreniya-356-sht.html

Даниил Хармс. Рассказы и сказки для детей. Произведения и биография

 
Читать все рассказы и сказки Хармса.Список произведений.
Читать рассказы других авторов
 

Биография, жизнь и творчество Даниила Хармса

 
Даниил Хармс (Даниил Иванович Ювачев) родился 30 (по старому стилю – 17) декабря 1905 г. Его отец – Иван Павлович Ювачев был человеком исключительной судьбы.

За участие в народовольческом терроре он (тогда морской офицер) был в 1883 г. судим и провел четыре года в одиночной камере, а затем – более десяти лет на каторге.

Мать Хармса заведовала в приютом для бывших каторжанок в Петербурге.  

Даниил Хармс учился в санкт-петербургской немецкой школе (Петершуле), где приобрел основательное знание немецкого и английского языков. В 1924 г.

он поступает в Ленинградский электротехникум, откуда через год был исключен за «слабую посещаемость» и «неактивность в общественных работах». Таким образом, ни высшего, ни среднего специального образования Даниил Хармс получить не смог.

Но он интенсивно занимался самообразованием, особенно увлекался философией и психологией. Жил исключительно литературным заработком. С 1924 года он начинает называть себя Хармсом.

 

Это был основной из его многочисленных псевдонимов; происходивший, может быть, и от французского «charm» (шарм, обаяние), и от английского «harm» (вред, напасть); он достаточно точно отражал сущность отношения писателя к жизни и творчеству: Даниил Хармс умел травестировать самые серьезные веши и находить весьма невеселые моменты в самом, казалось бы, смешном. Такая же амбивалентность была характерна и для его личности: ориентация на игру, на веселый розыгрыш сочетались с подчас болезненной мнительностью, с уверенностью в том, что он приносит несчастье тем, кого любит.

 

В 1925 г. Даниил Хармс знакомится с юной Эстер Русаковой и вскоре женится на ней. Роман и брак были сложными и мучительными для обеих сторон – вплоть до развода в 1932 г. Однако всю свою жизнь он будет помнить об Эстер и сравнивать с ней всех женщин, с которыми его сведет судьба.

 

В 1925 г. Даниил Хармс вошел в небольшую группу ленинградских поэтов, которую возглавлял Александр Туфанов, они называли себя «заумниками». Здесь происходит знакомство и возникает дружба с Александром Введенским. В 1926 г.

они вместе с молодыми философами Леонидом Липавским и Яковом Друскиным образуют объединение «чинари». Примерно в это же время Даниил Хармс и Введенский были приняты в ленинградское отделение Всероссийского Союза поэтов.

В сборниках Союза они печатают по два своих стихотворения, оставшиеся единственными «взрослыми» произведениями, которые им суждено будет увидеть напечатанными.

Главная форма деятельности «чинарей» – выступления с чтением своих стихов в клубах, ВУЗах, литературных кружках; заканчивались они обычно скандалами.

 

Даниил Хармс участвует в различных левых объединениях, инициирует их создание. В 1927 г. возникает Объединение реального искусства (ОБЭРИУ), куда, кроме Хармса и Введенского, входили Николай Заболоцкий, Константин Вагинов, Игорь Бахтерев, к ним примыкал также Николай Олейников, ставший близким другом Хармса.

 
Единственный вечер ОБЭРИУ 24 января 1928 г. стал некоторым бенефисом Даниила Хармса: в первом отделении он читал стихи, а во втором была поставлена его пьеса «Елизавета Бам» (она во многом предвосхищает открытия европейского театра абсурда).

Резко отрицательные отзывы в прессе определили невозможность подобных вечеров, теперь обэриуты могли лишь выступать с небольшими программами. Наконец, одно из их выступлений в общежитии ЛГУ вызвало новые обвинения в контреволюционности. В 1930 г. ОБЭРИУ прекратило свое существование, а в конце 1931 г. Хармса и Введенского арестовали.

Приговор, впрочем, был сравнительно мягким – ссылка в Курск, а хлопоты друзей привели к тому, что уже осенью 1932 г. поэты смогли вернуться в Ленинград.  

Еще в конце 1927 г. Олейников и Борис Житков организуют «Ассоциацию писателей детской литературы» и приглашают в нее Хармса. С 1928 по 1941 г. он постоянно сотрудничает в детских журналах «Еж», «Чиж», «Сверчок», «Октябрята», у него выходит около 20 детских книг.

Стихи и проза для детей и дают своеобразный выход его игровой стихии, но писались они исключительно для заработка и особого значения автор им не придавал. Отношение же к ним официальной партийной критики было однозначно отрицательным.

 

После ссылки ни о каких публикациях, ни о каких выступлениях Даниила Хармса речи уже быть не могло. Более того, необходимо было скрывать свое творчество от посторонних. Поэтому общение бывших обэриутов и близких им людей проходило теперь на квартирах.

Хармс, Введенский, Липавский, Друскин, Заболоцкий, Олейников, вели беседы на литературные, философские и другие темы. Деятельность этого кружка продолжалась несколько лет. Но в 1936 г. женился на харьковчанке и уехал к ней Введенский, в 1937 г.

был арестован и вскоре расстрелян Олейников.

 

«Взрослые» произведения Хармса пишутся теперь исключительно «в стол». Поэзию сменяет проза, ведущим прозаическим жанром становится рассказ. В 30-х гг. возникает стремление к крупной форме.

Первым ее образцом можно считать цикл «Случаи» – тридцать небольших рассказов и сценок, которые Даниил Хармс расположил в определенном порядке, переписал в отдельную тетрадь и посвятил своей второй жене Марине Малич (на которой он женился в 1935 г.). В 1939 г.

появляется вторая большая вещь – повесть «Старуха». Известны около десятка рассказов, написанных в 1940–1941 гг.

  К концу 30-х кольцо вокруг Даниила Хармса сжимается. Все меньше возможностей печататься в детских журналах. Следствием этого стал совершенно реальный голод. Трагизм произведений писателя в этот период усиливается до ощущения полной безнадежности, полной бессмысленности существования. Аналогичную эволюцию проходит также и хармсовский юмор: от легкого, слегка ироничного – к черному.  

Начало войны и первые бомбардировки Ленинграда усилили у Даниила Хармса чувство приближающейся собственной гибели. В августе 1941 г. он был арестован за «пораженческие высказывания».

Длительное время никто ничего не знал о его дальнейшей судьбе, лишь в феврале 1942 г. Марине Малич сообщили о смерти мужа. Мнение о его последних днях разноречивы.

Некоторые считают, что Даниил Хармс, которому угрожал расстрел, симулировал психическое расстройство и был направлен в тюремную психиатрическую больницу, где и скончался в первую блокадную ленинградскую зиму.

Есть также информация, что у Хармса незадолго до ареста действительно диагностировали шизофрению, поэтому он был помещен больницу для принудительного лечения. Неизвестно точно и где он умер – в Ленинграде или Новосибирске.

  Дата смерти – 2 февраля 1942 г.  

Рукописи Даниила Хармса были сохранены его другом Иосифом Друскиным; он забрал их зимой 1942 г. из опустевшей комнаты писателя.

Не расставался с этим чемоданчиком ни в эвакуации, ни по возвращению в Ленинград, около двадцати лет не прикасался к его содержимому, сохраняя надежду на чудо – возвращение хозяина.

И лишь когда надежды не стало, начал разбирать бумаги покойного друга.

 

У Даниила Хармса есть стихи, которые многие называют пророческими:

  Из дома вышел человек С веревкой и мешком И в дальний путь, и в дальний путь Отправился пешком. Он шел, и все глядел вперед, И все вперед глядел, Не спал, не пил, Не спал, не пил, Не спал, не пил, не ел. И вот однажды поутру Вошел он в темный лес И с той поры, и с той поры, И с той поры исчез… И если где-нибудь его Придется встретить вам, Тогда скорей, тогда скорей, Скорей скажите нам.   Даниила Хармса оценил широкий читатель через двадцать пять лет после его смерти. Началось его второе рождение, которое продолжается и сегодня. ———————————————————-

Даниил Хармс. Рассказы и сказки для
Детей. Читаем бесплатно онлайн

 

Читать все рассказы и сказки Хармса.Список произведений.
Читать рассказы других авторов

Источник: https://skazkibasni.com/daniil-xarms

Ссылка на основную публикацию