Анализ стихотворения Н.С. Гумилева «Перстень»

Анализ стихотворения «Перстень», которое написал Николай Степанович Гумилев, помогает узнать интересные факты из жизни поэта и великолепную историю создания произведения. Команда Литеровед.ру подготовила материал, благодаря которому изучение стихотворения «Перстень» займет намного меньше времени.

Николай Степанович Гумилев является центральной фигурой в двадцатом веке. Хоть прожил он совершенно недолгую жизнь, ведь его не стало в тридцатипятилетнем возрасте, но он успел оставить огромное наследие своим читателям.

Он является основоположником акмеизма, который был на пике популярности в двадцатом веке. Николай Степанович отказался от такого направления, как символизм, поэтому решил провозгласить собственные правила и нормы.

Он воспевал величие красоты, которую мы порой не замечаем в обычной жизни, прелесть языка. Поэт полностью отказался от символики и высоких образов.

Даже, не смотря на то, что Николай Гумилев был городским интеллигентом, в его произведениях очень часто встречаются традиции, которые были популярны в русских деревнях.

История создания

Произведение «Перстень» Николай Гумилев написал в 1920 году. В этот же год оно попало в печать. «Перстень» — это произведение, в основании которого лежит автобиографическая история. Николай Степанович просто передал её читателю при помощи красивого и поэтичного художественного оформления.

В юношестве молодой поэт был влюблен в девушку по имени Анна Горенко. Всему миру она больше известна под своим псевдонимом Анна Ахматова. Молодой человек очень хотел добиться расположения девушки. Для этого он решил подарить ей прекрасный золотой перстень, который украшал рубин.

Девушка не могла принять его открыто. Поэтому скрыла столь дорогой подарок от всех своих родственников. Чуть позже она и вовсе потеряла кольцо, когда то закатилось в щель в полу. Именно это происшествие и стало толчком для написания анализируемого стихотворения.

Ведь еще с давних времен существовала дурная примета, связанная с потерей перстня.

Жанр, размер

С самого начала произведения становится понятно, что речь будет идти о любви. Поэтому стихотворение «Перстень» — это лирическое произведение, которое по жанру относится к любовной лирике. Здесь поэт показывает те самые чувства, которые возникаю между мужчиной и женщиной, и становится главной вершиной в человеческом счастье.

Николай Степанович нашел для себя идеальное течение – это акмеизм. Главным в этом течении был полный отказ от принципов символизма, а основной упор делался на ясность и реальность красоты, которая нас окружает ежедневно.

В стихотворении «Перстень» очень явно прослеживаются фольклорные традиции. К данной мере поэту пришлось прибегнуть, чтобы лучше раскрыть образ лирического героя, и показать деревенское происхождение девушки.

Что же касается стихотворного размера, то четко определить его попросту невозможно. Николай Гумилев отличался от своих собратьев по перу именно тем, что он основывался не на размер написания как таковой, а на звучание произведения в целом. Для него более важна была тоническая система. Рифму же он использует перекрестную.

Образы и символы

В анализируемом стихотворении очень широко представляется система образов. Мы можем отметить то, что в роли лирического героя в стихотворении выступает девушка из деревни. Она молода, и немного наивна. Она обращается за помощью к различным живым существам, чтобы те помогли ей отыскать подарок её любимого – то самое заветное золотое кольцо с рубином.

Лирическая героиня беседует с тритонами, в образе которых заключаются все живые существа, живущие под водой. Так же она ведет диалог с ундинами, в образе которых автор передал всех волшебниц, обитающих в подводном царстве. Она просит их помочь ей отыскать кольцо, которое упало в колодец.

Автору удается построить диалог таким образом, что читателю становится понятно, что у молодой девушки есть возлюбленный, кровь которого она готова отдать, лишь бы вернуть свое кольцо.  

  • «Мой жених, он живет с молитвой,
  • С молитвой одной любви,
  • Попрошу, и стальною бритвой
  • Откроет он вены свои».

Темы, проблемы

Основной темой произведения является любовь. В первой строфе стихотворения мы видим действие, происходящее у колодца. Рядом с ним находится и наша лирическая героиня. Но для девушки любовь не является высшей наградой, да и дорожит она ей намного меньше, нежели кольцом, которое она уронила в колодец.

Такая расстановка ценностей очень удивляет и поражает её собеседников, которых она просит о помощи в поисках кольца. Она готова пожертвовать жизнью возлюбленного, чтобы заполучить желаемое.

Поступок девушки нельзя назвать благородным. Но, чтобы развеять всякие сомнения, автор лишь подливает масла в огонь, передавая разговор подводных существ. Они всеми путями стараются оправдать поступок девушки, думая, что кольцо наделено волшебной силой. Они не могут поверить, что девушка видит в нем лишь дорогой предмет.

Но девушка развеивает их догадки, признаваясь в том, что успела безумно полюбить данную драгоценность.

Так же прослеживается и фольклорный мотив. Автор считал, что чтобы суметь донести все тонкости поведения простого народа, необходимо пожить среди большого количества различных людей. Именно поэтому он старался понять и прочувствовать культуру и поведение не только в большом городе, но и в обычной русской деревне, где люди живут по своим принципам и понятиям, имея свои уникальные традиции.

Её он и постарался передать в своем стихотворении. Ведь среди простого народа существует поверье, связанное с потерей кольца и его последствиями. Так же отличительной чертой, связанной с фольклором, являются тритоны и ундины, которых поэт наделяет человеческой речью.

Средства художественной выразительности

 В стихотворении «Перстень» присутствует большое количество образов. Автор наравне использует как просторечья, так и эпитеты с метафорами.

Емкими и образными эпитетами поэт передает образ лирической героини, которая была хрупкой и нежной девушкой.

С помощью метафор он раскрывает сущность её собеседников – тритонов и ундин, образ которых является собирательным.

Основная мысль произведения

Главную мысль стихотворения Николай Степанович Гумилев заключил в том, что великое чувство любви не всегда бывает светлым, добрым и волшебным, к которому мы все так привыкли.

Ссылаясь на свою собственную жизнь, поэт вспоминает свой собственный брак. Их пару нельзя было назвать образцом вечной любви и супружеского счастья.

Точно так же и лирическая героиня произведения готова пожертвовать своими чувствами и любовью ради столь дорогой для неё драгоценности.

Данную идею очень часто Николай Степанович поднимал в своем творчестве. Это можно объяснить тем, что все сюжеты автор брал из собственных чувств, переживаний и мыслей. Поэтому весь смысл его произведений кроется в его собственной биографии.

«Перстень» Н. Гумилёв

  • Уронила девушка перстень
    В колодец, в колодец ночной,
    Простирает легкие персты
  • К холодной воде ключевой.
  • – Возврати мой перстень, колодец,
    В нем красный цейлонский рубин,
    Что с ним будет делать народец
  • Тритонов и мокрых ундин? –
  • В глубине вода потемнела,
    Послышался ропот и гам:
    – Теплотою живого тела
  • Твой перстень понравился нам. –
  • – Мой жених изнемог от муки
    И будет он в водную гладь
    Погружать горячие руки,
  • Горячие слезы ронять. –
  • Над водой показались рожи
    Тритонов и мокрых ундин:
    – С человеческой кровью схожий,
  • Понравился нам твой рубин. –
  • – Мой жених, он живет с молитвой,
    С молитвой одной о любви,
    Попрошу, и стальною бритвой
  • Откроет он вены свои. –
  • – Перстень твой наверно целебный,
    Что ты молишь его с тоской,
    Выкупаешь такой волшебной
  • Ценой, любовью мужской. –
  • – Просто золото краше тела
    И рубины красней, чем кровь,
    И доныне я не умела
  • Понять, что такое любовь.

Дата создания: 1920 г.

Анализ стихотворения Гумилева «Перстень»

Произведение, созданное в 1920 г., объединяет в себе жанровые признаки баллады и русской сказки. Популярный сюжет о потере девушкой кольца, подаренного возлюбленным, составил основу «Перстня», однако развитие и развязка темы оригинальны и не имеют явной связи с фольклорными источниками.

В гумилевском творении присутствуют автобиографические мотивы: в пору юношеской увлеченности Анной Горенко поэт преподнес возлюбленной дорогой подарок – золотое кольцо с рубином. Девушка приняла украшение, но скрыла его от домашних.

Скоро колечко пропало, закатившись в щель пола. Эпизод из жизни поэта нашел выражение в лирике Гумилева, воплотившись в сквозной образ рубинового кольца.

Герой «Баллады», получив украшение от «друга Люцифера», отдает его «деве луны» и оказывается в ловушке отчаянья.

Лирическое повествование «Перстня» начинается с факта потери: заветная безделушка упала в колодец. На призыв вернуть пропажу откликаются фантастические жители водного мира – тритоны и русалки.

Основную часть произведения занимает пространный и эмоциональный диалог между героиней и подводным «народцем», которому неожиданное приобретение приглянулось «теплотой живого тела» и сходством с людской кровью.

Девушка предлагает вернуть кольцо в обмен на кровь своего жениха. Верность последнего вне всяких сомнений: он живет «с молитвой любви» и готов выполнить любое пожелание милой, даже «открыть вены» бритвой. Постигнув сущность любви, героиня рассчитывает беззастенчиво воспользоваться преданностью своего друга.

Каковы мотивы неблаговидного поступка? Подводные твари предполагают, что перстень наделен исцеляющей силой. Собеседница опровергает эту версию: ее привлекает яркая красота золота и рубинов, и ради них героиня готова предать любовь жениха.

Мотив предательства, осложняющий тему любви, типичен для поэтики Гумилева. К изображению высокого чувства часто примешиваются «отравленная кровь» измены и «желчь» вероломства. Оксюморон «мудрая сладкая боль» выражает противоречивые ощущения лирического героя.

Стилевые решения, к которым прибегает автор «Перстня», разнообразны. Традиционные фольклорные формулы «вода ключевая» и «слезы ронять» сочетаются как с книжными оборотами, так и со сниженной лексикой. Многочисленные анафоры сообщают стихотворному тексту выразительность, сближающую его с народной лирической песней.

Гумилев Рубрики стихотворения: Анализ стихотворений ✑

1034,Гумилев «Перстень», анализ стихотворения

Главная / Разное /  

Рифма (от греч. rhythmós — стройность, соразмерность) — созвучие стихотворных строк, имеющее фоническое, метрическое и композиционное значение. Рифма подчёркивает границу между стихами и объединяет стихи в строфы. Словарь разновидностей рифмы

  • Стихосложение

(версификация) — способ организации звукового состава стихотворной речи. Подробнее см. Справочник по стихосложению

  1. Сайт
  2. Рифмовед.ру
  3. полностью посвящён стихосложению и русской рифме.

Русские поэты: Рђ.Рџ.Сумароков | Рќ.Рђ.Некрасов | Рљ.Батюшков | РЎ.Михалков | |

История создания

Стихотворение было написано Гумилёвым в 1920 году и опубликовано в этом же году в литературном журнале. «Перстень» — художественная интерпретация, то есть мы можем говорить о том, что он за основу сюжета взял автобиографичную историю, которую преподнёс в литературной форме, красивой и поэтичной.

В период своей юношеской влюбленности Гумилев очень красиво ухаживал за Анной Горенко, которая стала всем широко известна под псевдонимом «Ахматова». Чтобы добиться бóльшего расположения, Николай решил подарить Анне золотое кольцо с рубином.

Девушка приняла его тайно, скрыла дорогой подарок от всех родных, а потом и вовсе потеряла его, когда то закатилось в щель пола.

Именно этот эпизод и послужил поводом к написанию стихотворения, напрямую связанного со старорусской дурной приметой о потере кольца.

Анализ стихотворения

883
728
135
63,7 %
2,00
11,0 %

Жанр, направление и размер

Стихотворение Гумилева «Перстень» с первых строк указывает на то, что речь пойдет о любви, поэтому можно смело утверждать, что жанр лирического произведения – любовное стихотворение, в котором светлое чувство между мужчиной и женщиной поначалу выступает мерилом человеческого счастья.

Течение, в котором реализовывал себя Николай Гумилев – акмеизм. Оно предполагает отказ от принципов символизма и акцент на ясности и реальности красоты окружающего нас мира. Стоит отметить, что в стихотворении явно прослеживается фольклорная традиция, это вынужденная мера, которая работает на раскрытие образа лирического героя, девушки из деревни.

Читайте также:  Отец Вареньки в рассказе «После бала» (Л.Н. Толстой)

Говоря о стихотворном размере и рифмовке в данном лирическом произведении, стоит сказать, что в силлабо-тонической системе русского стихотворства невозможно найти размер, соответствующий стихотворению, потому что Гумилев был широко известен своей привычкой писать лирические произведения, основываясь лишь на звучании, то есть на тонической системе. Точно можно говорить только о типе рифмовки, тут она перекрёстная (АВАВ).

Строфы

Размер: трёхударный дольник

Стопа: разносложная с ударением на разных слогах

4 строки, четверостишие перстень-ночной-персты-ключевой ABAB (перекрёстная)
4 строки, четверостишие колодец-рубин-народец-ундин ABAB (перекрёстная)
4 строки, четверостишие потемнела-гам-тела-нам ABAB (перекрёстная)
4 строки, четверостишие муки-гладь-руки-ронять ABAB (перекрёстная)
4 строки, четверостишие рожи-ундин-схожий-рубин ABAB (перекрёстная)
4 строки, четверостишие молитвой-любви-бритвой-свои ABAB (перекрёстная)
4 строки, четверостишие целебный-тоской-волшебной-мужской ABAB (перекрёстная)
4 строки, четверостишие тела-кровь-умела-любовь ABAB (перекрёстная)

Образы и символы

Система образов в данном стихотворении представлена достаточно широко.

Мы может с уверенностью утверждать, что лирический герой – молодая деревенская девушка, которая вынуждена просить помощи у различных живых существ в поиске подарка от любимого – золотого кольца с цейлонским рубином.

Также стоит отметить «собеседников» лирической героини – тритонов, под которыми подразумеваются все подводные жители, и ундины – собирательный образ волшебниц подводного мира, которые и смогут помочь ей найти кольцо, упавшее в колодец.

Автор мастерски создает диалог, из которого становится понятно, что в стихотворении есть внесценические персонажи, например, жених лирической героини, кровью которого она так легко готова пожертвовать ради кольца.

Семантическое ядро

перстень 2,96 %
колодец 2,22 %
любовь 2,22 %
мыть 2,22 %
рубина 2,22 %
твой 2,22 %
вода 1,48 %
горячий 1,48 %
жених 1,48 %
кровь 1,48 %

Темы и настроение

Основная тема стихотворения – любовь. Первая сцена лирического стихотворения разворачивается у колодца, где стоит главная героиня.

В итоге читатель приходит к весьма неожиданному выводу: мерилом счастья для девушки оказывается не любовь, символом которой является перстень, а именно это кольцо.

Этому удивляются и собеседники девушки, ведь совершенно непонятно, как может юная дева жертвовать жизнью жениха ради обычного подарка.

Мотив неблагородного поступка лежит на поверхности, автор усиливает и без того неприятное чувство разговором подземных существ.

Они будто бы пытаются оправдать девушку, полагая, что за кольцо она держится не из-за банальной красоты золота и камней, а из-за его волшебной силы.

Но лирическая героиня сразу же опровергает этот домысел, прямо говорит о том, что она и представить не могла, что может так полюбить эту изящную драгоценность.

Столь же очевиден фольклорный мотив. Николай Гумилев был уверен, что для того, чтобы писать о народе, нужно увидеть много характеров простых людей.

Поэтому для него и было столь важно понимать культуру не только большого города, но и маленькой деревни с ее уникальными традициями. Ее он и отразил, ведь основа сюжета представляет собой народное предание о перстне и последствиях его утраты.

Так же характерны герои стихотворения: говорящие тритоны и ундины тоже являются частью фольклора.

Основная идея

Главная мысль стихотворения заключается в том, что любовь – это не всегда то светлое и волшебное чувство, о котором нам говорят с детства. Автор опять же проводит параллель с собственной жизнью: его брак с Ахматовой существовал недолго, они не явились друг для друга гарантом вечной любви и счастья. Так и главная героиня: она ставит любовь ниже собственного увлечения драгоценностью.

Подобная идея весьма популярна в творчестве Гумилева, ведь, действительно, поэт черпает сюжеты из собственных переживаний и чувств, а потому смысл его творений нужно искать в биографии.

Это интересно: 1035,Гумилев «Трамвай», анализ произведения

Средства художественной выразительности

Стихотворение «Перстень» пропитано высокой образностью. С одной стороны, художественность текста связана с тем, что автор намеренно использует просторечье – «вода ключевая». С другой стороны, Гумилев усиливает образность произведения использованием традиционных изобразительно-выразительных средств – эпитеты и метафоры.

  • «Легкие персты» — очень образный эпитет, позволяющий читателям наиболее точно понять образ главной героини – хрупкой и нежной девушки, руки которой подобны легких крыльям.
  • «Народ тритонов и мокрым ундин» — метафора, полностью раскрывающая особенности собеседников девушки. Мы может предполагать, что говорит лирическая героиня не только с ними, ведь эти существа – собирательный образ всего подводного и подземного мира.

Игорь Васильев

Поделитесь в соц.сетях:

Анализ стихотворения Н.С. Гумилева «Перстень»

В прошлом веке Гумилев стал одной из значимых личностей в области литературного жанра. Ему не суждено было прожить долгую жизнь, судьба отвела ему 35 лет, но за такой короткий срок оставил огромный след. Его можно считать законодателем  акмеизма. В произведениях русских авторов это одно из востребованных направлений.

Николай отказывается от законов и идей символизма, заявив о собственной теории. Он восторгается красотой каждодневной жизни, владеет красивым и независимым языком, отвергает символы и высокие образы. Хотя соратники и считали его  «цивилизованным» поэтом, пропитанным на 100% духом городской жизни, его творчество пополняют мотивы на тему исконной деревенской России.

Николай считался настоящим романтиком, призывая окружение отказаться от однообразной жизни. Восторгался символическими идеалами, яркими и опасными происшествиями.

Как создавался «Перстень»

В 1920 году Николай написал новое стихотворение и опубликовал его в литературном журнале. «Перстень» — художественное истолкование автобиографической истории, написанной в красивой, очень поэтичной и литературной форме.

В юношеские годы Гумилев оказывал знаки внимания Анне Горенко, которая впоследствии присвоила себе псевдоним «Ахматова» и приобрела широкую известность. Чтобы вызвать ответные чувства со стороны Анны, он дарит ей рубиновое золотое кольцо.

Ахматова, приняв дар Николая, скрывает от родных и знакомых этот подарок, а в дальнейшем теряет его в своем доле, когда кольцо закатывается в щель пола.

Этот реальный эпизод из жизни Гумилева стал поводом для написания произведения, непосредственно связанного с древнерусской приметой о потерянном перстне.

Творческий почерк, тенденция и объем

Читая произведение Гумилева «Перстень» с первых строк можно легко понять, что речь в нем пойдет о любовной истории. Почерк стихотворения  олицетворяет яркое, безоблачное чувство между женщиной и мужчиной, становится измерителем простого человеческого счастья.

Направление, в котором реализовал себя поэт – акмеизм. Такое течение включает в себя полный отказ от символизма, весь акцент строится на оценке реальности и красоты окружающего мира.  В нем присутствует традиции фольклора, поскольку раскрывается  образ главной героини Анны, девушки из деревенской среды.

У Гумилева была не обычная привычка писать лирику, опираясь только на его звучание, на тоническую систему. Тип рифмовки – перекрестный.

Облики и символики

В стихотворении широко представлена система образов.

Главная героиня – юная девушка из деревенской среды, вынужденная прибегнуть к помощи разных живых существ в попытке найти утерянный подарок от любимого человека – кольца из золота с цейлонским рубином.

Постоянными «собеседниками» стали подводные жители – тритоны, а также сборный образ обитателей подводного мира – ундины. Они оказывают ей всяческую поддержку и находят кольцо, упавшее в колодец.

В произведение легко вписываются диалоги, из которых можно понять, что там присутствуют такие закулисные персонажи, как поклонник Анны. Удивительно, что ради драгоценного кольца она была готова пожертвовать кровью своего лирического жениха.

Направленность и настрой

Основное направление стихотворения Гумилева  – тематика  любви. Начинается лирическое произведение сценой описания главной героини, стоящей у колодца.

У читателя формируется устойчивое умозаключение, что измерителем женского счастья выступает не любовь, а лишь перстень. Ведь именно он символизирует любовь, просьбу руки и сердца, желание соединить навеки свои жизни.

Многие читатели удивляются и не понимают, как можно приносить в жертву жизнь жениха ради подарка в виде перстня.

Мотивация нечестного поступка девушки располагается на поверхности. Неприятные чувства от этой ситуации усиливаются в произведении разговорами подземных обитателей. Они как будто пытаются всячески обелить девушку, оправдывая ее поступок волшебной силой перстня, а не красотой рубина и золота.

Но с данным домыслом не согласна сама лирическая героиня, утверждая, что не представляет своей жизни без этой изящной драгоценности.Присутствует и мотив фольклора. Гумилев согласен с мнением, что для написания произведения о народе, важно различать характеры простого народа.

Ведь культура уникальных традиций маленькой деревни отличается от городской.

В стихотворении отражено народное предание про кольцо, а так же история о том, к каким последствием может привести его утрата.

Хорошо вписались образы говорящих подводных и подземных обитателей – тритонов и ундинов, ставших неотделимой частью фольклора.

Основная мысль

Главная нить идеи содержится в заключении, что  любовь не всегда бывает волшебным и светлым чувством, про которую рассказывают байки с детских лет.

Здесь явно видна схожесть с собственной историей жизни: семейная жизнь с Ахматовой длилась недолго. Они не стали гарантом вечной преданности и безоблачности друг для друга.

А молодая девушка и вовсе ставит светлое чувство ниже увлеченности золотой драгоценностью.

Во многих произведениях Гумилева прослеживается такая идея, Видимо первая любовь и разочарование крепко его зацепили, заставили переживать не один день, оставив тяжелую рану. Весь смысл его творений в биографии автора.

Согласно народного поверья, человек, потерявший подаренный перстень, освобождается от духовных обязательств перед дарителем. Ведь кольцо – это дар любви. Рубин может приносить девушке счастье во взаимной  любви.

Способы самовыражения

В произведении «Перстень» представлена ярко выраженная образность. В нем автор преднамеренно пользуется народным просторечием, например: «вода ключевая». Николай усиливает образы за счет использования метафор и эпитетов, традиционно применяемых для выражения чувств и эмоций.

  • «Народ притонов и мокрый ундин» — очень образная аллегория, характеризующая необычность этих обитателей. Можно допустить, что героиня общается не только с ними. Подводные жители представляют в поэме необычных существ подземного и подводного мира.
  • «Легкие персты» — очень необычное иносказание, которое позволяет читателю ярко воспринять образ молодой девушки, хрупкой и нежной героини, владеющей нежными как крылья руками.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Анализ произведений
Анализ стихотворения Н.С. Гумилева «Перстень»

Верченко Александр | | Журнал «Литература» № 35/2001

Заглавие сборника многозначно. Можно предположить, что заглавие восходит к Ветхому Завету: “И двинулись сыны Израилевы из Сокхофа, и расположились станом в Ефаме, в конце пустыни.

Господь же шёл пред ними днём в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днём, и ночью. Не отлучался столп облачный днём и столп огненный ночью от лица народа” (Исход, 13:20–22).

Если рассматривать заглавие сборника в контексте этого отрывка, то “огненный столп” – это путеводная звезда, указывающая верный путь. Такое толкование заглавия подтверждается текстом стихов.

Например:

Но забыли мы, что осиянно Только слово средь земных тревог… —

в этих стихах звучит укор, поэт укоряет нас в том, что мы забыли высокое назначение Слова и теперь “дурно пахнут мёртвые слова”. Поэт нам указывает верный путь: “для низкой жизни” — числа, и тогда слову вернётся его сила.

При этом прослеживается связь между библейским сюжетом и поэтом-пророком, каким выступает в стихотворении «Слово» Гумилёв. Библейские мотивы есть и в других стихах («Память», «Молитва мастеров»).

Предположение, что “огненный столп” — это нечто ведущее за собой, поддерживающее людей во время их сложного пути, находит подтверждение в следующих строках стихотворения «Мои читатели»:

  • Но когда вокруг свищут пули, Когда волны ломают борта, Я учу их, как не бояться,
  • Не бояться и делать что надо.
Читайте также:  Кратчайшее содержание поэмы «железная дорога» для читательского дневника (н. некрасов)

Поэзия Гумилёва – это “огненный столп” для читателей, который указывает им жизненный путь. Как “огненный (или облачный. – А.В.

) столп” “не отлучался от лица народа”, был с ним и днём, и ночью, так “много их, сильных, злых и весёлых” носят книги Гумилёва “…в седельной сумке, // Читают их в пальмовой роще, // Забывают на тонущем корабле”.

Стихи из сборника «Огненный столп» являются ориентиром в жизни людей, поддерживающей силой, которая ведёт их по жизни.

По другой версии, название восходит к Новому Завету: “И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облечённого облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю…” (Откр., 10:1–2).

Связывая название сборника с Апокалипсисом и рассматривая стихи с этой позиции, можно заметить и прямые реминисценции из Откровения Иоанна Богослова, и связь на идейном уровне (общее настроение стихотворений).

Реминисценции: стих Гумилёва — “Стены Нового Иерусалима”, в Новом Завете — “И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый…”. Это пример почти дословной цитаты из Апокалипсиса, но многие стихи связаны с Откровением на более глубоком уровне.

Так, можно рассматривать стихотворение «Слово», сопоставляя его с Апокалипсисом, недаром Гумилёв упоминает «Евангелие от Иоанна», напоминая о забытом предназначении слова (“Слово — это Бог”).

А в черновом автографе этого стихотворения есть следующие строки:

  1. Прежний ад нам показался раем, Дьяволу мы в слуги нанялись Оттого, что мы не отличаем
  2. Зла от блага и от бездны высь.

Эти строки демонстрируют уже не призрачную связь с Апокалипсисом: “Дьяволу мы в слуги нанялись” – не Вавилон ли это из Откровения? В пользу версии о том, что Гумилёву была интересна апокалипсическая тематика в 1921 году, говорит строчка из плана книги стихов, над которым Николай Степанович работал после окончания сборника «Огненный столп»: “Наказ художнику, иллюстрирующему Апокалипсис”. При анализе названия сборника в контексте Апокалипсиса напрашивается параллель с книгой Ницше «Так говорил Заратустра»: “Горе этому большому городу! – И мне хотелось бы уже видеть огненный столп, в котором сгорит он! Ибо эти огненные столпы должны предшествовать великому полудню”. В этой цитате “огненный столп” является символом уничтожения греховного. Вполне вероятно, что заглавие восходит к работам Ницше, так как известно, что Гумилёв c 1900-х годов увлекался его философией. Влияние Ницше можно проследить и во многих более поздних стихах Гумилёва («Песнь Заратустры» — 1903, «Память» – 1921). Таким образом, вторая версия трактовки названия связана с апокалипсической тематикой.

Н.А. Богомолов видит один из возможных подтекстов заглавия в стихотворении Гумилёва «Много есть людей…»: “И отныне я горю в огне, // Вставшем до небес из преисподней”.

Как видно из всего выше изложенного, каждая из трактовок названия находит подтверждение в стихотворениях сборника, а следовательно, имеет право на существование.

В сборнике «Огненный столп» входит 20 стихотворений; открывается книга стихотворением «Память», одним из самых важных для Гумилёва произведений, в котором он изображает метаморфозы своей души. Самоанализ поэта виден не только в «Памяти», но и в «Душе и теле», и в «Моих читателях»:

  • Я не оскорбляю их неврастенией, Не унижаю душевной теплотой, Не надоедаю многозначительными намёками
  • На содержимое выеденного яйца.

Гумилёв пытается разобраться в себе («Память», «Душа и тело») и в своих стихах, в силе своих стихов.

Композиция сборника: открывается сборник наиболее сильными стихотворениями («Память», «Слово», «Душа и тело»), следующие стихи образуют тематические связки. Расстановка стихотворений в зависимости от их тематики – это важнейший композиционный приём Гумилёва при составлении книги стихов.

В «Огненном столпе» Гумилёв ставит рядом стихотворения «Подражание персидскому» и «Персидская миниатюра», эти стихи объединяют персидские мотивы. Стихотворения «Перстень» и «Дева-птица» объединяет тема любви.

Завершают сборник стихотворения «Мои читатели» и «Звёздный ужас», первое из которых является своеобразным анализом Гумилёвым своего творчества, а второе стихотворение – сложное, многослойное произведение. В центре книги находится «Заблудившийся трамвай», тоже многоуровневое и важное стихотворение.

Таким образом, структура сборника – это своего рода треугольник, то есть наиболее сильные стихи помещены в начало, конец и середину книги (эти произведения составляют основу книги).

Стихотворения этого сборника имеют несколько слоев: исторический, религиозный и философский, причём два последних во многих стихотворениях неразделимы, например в «Заблудившемся трамвае». В стихотворении «Память» есть биографический пласт (четыре метаморфозы души поэта), есть философский (или, скорее, религиозный) слой:

Я – угрюмый и упрямый зодчий Храма, восстающего во мгле. Я возревновал о славе отчей, Как на небесах и на земле. Сердце будет пламенем палимо Вплоть до дня, когда взойдут, ясны, Стены нового Иерусалима

На полях моей родной земли.

В этих двух строфах можно увидеть религиозно-философский смысл, связанный с библейскими мотивами, и исторический подтекст: реставрация Романовых. Такова структура сборника «Огненный столп».

При этом все стихи книги связаны между собой общими мотивами. Библейские мотивы, связывающие стихотворения сборника «Огненный столп», вызваны религиозностью Гумилёва и проходят почти через все произведения.

Важнейшим мотивом сборника является мотив смерти. Он встречается в стихотворениях «Леопард», «Звёздный ужас», «Ольга», «Дева-птица», «Мои читатели». А в «Памяти» читатель сталкивается с мотивом смерти души, ведь “мы меняем души, не тела”:

Крикну я… но разве кто поможет, Чтоб моя душа не умерла?

Гумилёв словно предчувствует свою гибель. Тема смерти возникает в его творчестве с 1917 года, когда в Париже Гумилёв влюбляется в Елену Карловну Дюбуше (“Синяя звезда” – так он её называл). Но она выходит замуж за богатого американца. После этой истории почти во всех стихах поэта встречается мотив смерти, не исключением являются и стихотворения из «Огненного столпа».

Вполне возможно, что в некоторых стихах отражается ситуация в стране после революции, хотя Гумилёв и считал, что поэзия выше политики.

Так, строки “…взойдут, ясны, // Стены Нового Иерусалима // На полях моей родной страны” можно толковать как реставрацию Романовых (об этом я уже писал), а в стихотворении «Звёздный ужас» можно заподозрить описание нового коммунистического режима.

Таким образом, книга начинается и заканчивается стихотворениями, одно из возможных толкований которых связано с политикой (кольцевая композиция).

Гумилёв был одним из родоначальников акмеизма. Но в конце своего творческого пути Гумилёв отходит от акмеизма. Его стихи намного сложнее, они не вписываются в рамки какого-либо литературного течения. Н.А. Богомолов пишет об этом в статье «Читатель книг».

Он указывает на строчки из стихотворения «Память», в которых, по его мнению, “Гумилёв намеренно неоднозначен”, и на основе этого он делает вывод о переосмыслении акмеизма Николаем Степановичем.

На мой взгляд, Гумилёв сам говорит о своём разочаровании в акмеизме:

Мы ему поставили пределом Скудные пределы естества, И, как пчелы в улье опустелом, Дурно пахнут мёртвые слова.(«Слово»)

Эти строчки показывают нам разочарование в одном из важнейших догматов акмеизма, согласно которому именно “естеством” надо ограничивать себя художнику.

«Огненный столп» – последний прижизненный сборник Гумилёва, в котором поэт раскрывает своё мироощущение. Это переломный сборник, в стихах этой книги поставлена точка во многих темах, занимавших центральное место в творчестве Гумилёва. Читая эту книгу, понимаешь, насколько сложным поэтом является Николай Степанович Гумилёв, стихи которого не вписываются в узкие рамки литературных движений.

Мои читатели. Гумилев Н. С

Дат.: после 2 июля 1921 – по дате выстуnления Гумилева в московском «Кафе поэтов», где состоялось его знакомство с Я.Г. Блюмкиным (см.: Соч. 3. С.
424), отраженное в стихотворении. (вернуться)

2. По мнению А. Давидсона, речь идет о Е.В. Сенигове (1872 – nосле
1921), русском офицере и путешественнике, который в 1901–1918 гг. был «начальником правого крыла армии раса Вольдегиоргиса и управляющим соответствующей провинцией» (см.: Давидсон А. Муза странствий Hикoлая Гумилева. М., 1994. С. 100-106).

3. Имеется ввиду С.А. Колбасьев (1899-1937), поэт и прозаик, бывший во время
встречи с Гумилевым в Севастополе летом 1921 r. командующим эскадрой канонерок (см. Стрижак О. Памяти Сергея Колбасьева: Раздумья о nосмертной судьбе писателя
// В мире книr. 1987. № 2. С. 60). (вернуться)

4. О.А. Мочалова в воспоминаниях воспроизводит слова Гумилева: «Вчера в Союзе за мной по пятам все ходил какой-то человек и читал мои стихи. Я говорил – есть такое и такое есть… Он мне надоел. Кто же вы? – спросил я.

Оказывается это убийца германскоrо посла Мирбаха, Блюмкин. Ну, убить посла невелика заслугa, – сказал я, – но что вы это сделали среди белоrо дня, в толпе людей – замечательно. Этот факт вошел в стихи “Мои читатели”» (Мочалова О.А.

Николай Гумилев // Жизнь Hикoлая Гумилева. С. 122).

О стихотворении «Мои читатели»

Н.А. Оцуп отметил, что «Здесь речь идет о своеобразном завещании Гумилева. Вновь он подражает величайшему русскому nоэту, который сам подражал Горацию
(имеется в виду пушкинский “Памятник”. – Ред.) Положение Гумилева другое. Автор “Моих читателей” и само по себе это стихотворение заслужили бы
строгий суд.

Поэтому не следовало бы искать в самом себе только высшие качества. Перечень, составленный самим автором, и описание его ревностных почитателей шокирует нас с первого взгляда. Но в этом стихотворении заключается что-то, подытоживающее творчество Гумилева. Сравним стихотворение “Мои читатели” с “Молитвой мастеров”.

Последнее стихотворение обращено к современникам поэта. Первое – потомству. “Молитва” возвышеннее, благороднее. “Мои
читатели” – действеннее. Это страстная защита принципов поэта, его миропонимания. “Молитва” не открыто автобиографична. “Мои читатели” – стихотворение сугубо автобиографичное. Здесь поэт раскрывает себя целиком.

Чувствуется, как он прочно стоит на этой “родной странной земле”. Он горячо просит и требует
того почета, который заслужил» (Оцуп. С. 167).

В качестве «завещания Гумилева» это стихотворение и стало прежде всеrо объектом критического разбора и современников и потомков, благо «своеобразие» его очевидно. В этом стихотворении, по мнению одноrо из первых рецензентов «Огненного столпа» 1921 Н.М.

Минского, «подробно охарактеризован rордый и мужественный индивидуализм». «Своих читателей, – писал далее Минский, – он находит не среди праздных изнеженных мечтателей, а среди людей сурового труда и подвига. И объясняет он это основными чертами своей поэзии: .

В этом метком и ярком самоопределении с особенной силой поражает стих: “Я учу их, как не бояться”. Можно быть уверенным, что в трагические минуты суда и казни он и себя самоrо научил, как не бояться и не оскорблял неврастенией и душевной теплотой» (Минский Н. М.Кузмин. Эхо.
Н.Гумилев.

«Огненный столп» // Новая русская книга. 1922. № 1. С. 16).

Читайте также:  Сочинение на тему: Как я провел летние каникулы? (6-7 класс)

Уже первые отклики, прозвучавшие сразу после августовской «петроградской трагедии» 1921 г.

– почти совпавших во времени смерти Блока и гибели Гумилева, – оnределяли в качестве одной из главных тем стихотворения послереволюционную полемику между двумя величайwими русскими поэтами ХХ века, ставшую своеобразным итогом противостоянии символизма и акмеизма, причем «пушкинский» мотив, на который указывал Н.А. Oцуп, приобретал в этом контексте самое
разное содержание. Б.Эйхенбаум писал, что в речи-исповеди «О назначении поэта» (1920) «Блок rоворил о себе, а мы думали, что о Пушкине. Наступил
страшный миг сознания и возмездия – и Блок умер… Это один исход страшный тем, что предсказанный, объявленный. Но, может быть, это случайность?.. Погибает
другой поэт… Совсем другой – спокойный, веселый, уверенный… И погибает совсем иначе… Жестокая случайность? “Она”? Но ведь все закономерно!!! Ведь
Смерть, в каком бы облачении не являлась она, приходит туда, куда посылает ее История. А История – это мы, мы все, мы сами. Поэт не писал авторской
исповеди… но просто сказал своим читателям: 1921-й год будет отмечен в истории нашего поколения, как миг сознания» (Эйхенбаум Б. Миг
сознания // Книжный угол. 1921. № 7. С. 12).

В наше время Л. Алллен, рассматривая отношение опять-таки Пушкина к немецкой романтической поэзии, замечает: «Пушкин как гений чистой ясности вынес из нее впечатление, что ее основная стихия сугубо неопределенна и мрачна. Гумилев вынес то же впечатление из стихов Вячеслава Иванова и Александра Блока.

Они же вместе с другими обвиняются в стихотворении “Мои читатели” из книги “Огненный столп”. Ведь придавать или делать вид, что придается содержательное отношение вещам, совершенно лишенным значения,– все равно, что оскорблять читателей: .

В этих стихах Гумилев явно наnадает на Блока, на французский и русский
символизм, на немецкий романтизм и вообще на все чуждые ему поэтические концепции» (Аллен Л. У истоков поэтики Н.С.Гумилева. Французская и заnадноевропейская поэзия // Исследования и материалы. С. 25).

И до настоящеrо времени поклонниками Гумилева стихотворение трактуется как высшее проявление акмеистической «любви к миру», которая сочетается с «Верой в Бога»: «Основы гумилевской интегральной поэтики могут быть обнаружены в тех эмоционально волевых полях, которые обусловливались глубоко личным отношением поэта к
миру и человеку.

Поэзию он понимал как действенное отношению к миру и людям, и это понимание легло в основу всей творческой позиции акмеистов. Символисты,
хотя и nодошедшие вnлотную к созданию цитатной поэтики, ощущение “другого”, “я – ты” отношений с ним, – по существу, не знали. В своих философских
предпосылках символизм, как известно, тяrотел к субъективному идеализму.

Акмеизм nотребовал более точного знания отношений между субъектом н объектом,
чтобы сконцентрировать свое внимание на “другом” – собеседнике (Мандельштам) или читателе (Гумилев). “Другой” интересует Гумилева именно в его “другости”» (Десятов В.В. Интегральная поэтика Н.С. Гумилева. Автореферат кандидатской диссертации. М., 1998. С. 15-16).

И, точно так же, последователи «блоковской» традиции до сего дня решительно отказывают «Моим читателям» если не в художественной, то в духовной зрелости. «И вышло так, что стихотворение, где едва ли не каждое слово – натяжка, но зато сказано и о том, как встретить смертный час, совпало по времени оnубликования с гибелью автора. Оно стало автоэпитафией, а завершенный в нем литературный сюжет расnространили и на всю поэзию, на всю жизнь Гумилева» (Лурье С. Жизнь nосле смерти // Звезда, 1989 № 6. С. 205 ).

Как образцовое выражение религиозно-этического nафоса мировосприятии Гумилева стихотворение приводится в ряде «юбилейных» работ эмигрантских критиков
(см.: Эткинд Е. Возвращение Гумилева // Время и Мы. 1986. № 90. С. 127; Редлих Р. Возвращение nоэзии Гумилева // Посев. 1986. № 8. С. 45; Струве Н.
К юбилею Н.С.

Гумилева (1886-1921) // Вестник Русского Христианского Движения. 1986. № 146. С. 4). Следует отметить и мнение Р.

Эшельмана по поводу заключительных 6 стихов: «Тут гумилевская активность и жажда
nриключекий обнаруживается как нечто поверхностное и вторичное: цель всех действий (отмеченная нагромождением активных глаголов и причастий именно в
начальных позициях строк) является бездействием, ожиданием Божьего суда.

Поскольку действующий субъект должен воссоединиться, в конце концов, с тем статическим центром, который представляет собой Логос, то чем ближе он подходит к этой цели, тем пассивнее он становится» (Escelman. Р. 73). Советская критика относилась к «Завещанию Гумилева» двойственно.

С одной стороны многим импонировал «мужественный тон» поэта, «воля к действию» и
героический nафос выраженного в стихотворении миросозерцания. «…Автор – неисnравимый аристократ, но его экзотическая романтика звучит и не забывается и напряженно зовет к не достигнутой цели.

Ведь может быть теперь в пламенной буре революции, “Когда вокруг свищут nули, / Когда волны ломают борта”, больше, чем
когда бы то ни было надо знать “Как не бояться, / Не бояться и делать, что надо”. Значение Гумилева и его влияние на современников огромно. Его смерть и для революционной России останется глубокой трагедией» (В.И. (В. Итин). Н. Гумилев. «Огненный столп», «Фарфоровый павильон», «Мик», «Тень от пальмы»,
«Посмертный сборник» // Сибирские огни. 1922. № 4. С. 197).

Помимо отмеченного выше «пушкинского» влияния, исследователи выделяют целый ряд взаимных интертекстуальных связей стихотворения с западными и
отечественными художниками. На возможное влияние Кузмина обратил внимание Владимир Марков, писавший о «”Моих Предках”, сымитированных
впоследствии Гумилевым в “Моих читателях”» (Марков В.

Поэзия Михаила Кузмина // Кузмин М.А., Собрание стихов. Т. 3. Мюнхен, 1977. С. 335).
С.Б. Ильинская сопоставляет стихотворение Гумилева и стихотворения греческого поэта К. Кавафиса «Фермопилы» и «Покидает Дионис Антиноя»
(Ильинская С.Б. Гумилев и Кавафис: отчасти параллельные // Н. Гумилев и русский Парнас. СПб., 1991. С. 58-66). Вяч. Вс.

Иванов, отметив сходство между rероями Гумилева и Хемингуэя, писал о «Чудовищном хвастовстве в начале стихотворения сверхлюдей, открывателей Африки, якобы являющихся его читателями.

Понятно, что н африканский опыт самого Гумилева сыграл значительную роль в становлении его характера, поэтому и ницшеанские отзвуки в стихотворении не могут показаться преувеличением» (lvaпov V.Vs. Two lmages of Africa iп Russiaп Literature of the Begiпniпg of the Т weпtieth
Century: Ка Ьу Chlebпikov and Gumilev' s African Рое ms // Russian Literature.

1991. № 29. Р. 419). Позднее Вяч. Вс. Иванов, впрочем, признал, что
«Самому Гумилеву, особенно в поздний период, когда он, как мастер, все больше обращается с формой, удались великолепные верлибры » (Иванов Вяч. Вс. Звездная вспышка: (Поэтический мир Н.С. Гумилева) // СтПРП. С. 26). О поэтических достоинствах стихотворения писал и В.С.

Баевский, который отметил, что в этом «Почти последнем стихотворении
последней книги, Гумилев приходит к пределу стихотворной речи, – к верлибру акцентному, без метра, с многосложными безударными промежутками, и,
разумеется, без рифмы.

Среди предшественников Гумилева было четыре поэта конца ХIХ-начала ХХ века, чей опыт в области верлибра он, без
сомнения, учитывал. Это А.М. Добролюбов, Бок, Кузмин, Хлебников. Из различных путей, которые предлагали они в верлибре, Гумилев избрал путь
Блока в стихотворениях “Когда вы стоите на моем пути” и “Она пришла с мороза…

” и Кузмина в “Александрийских песнях” и “Моих предках”. Вслед
за Блоком н Кузминым Гумилев создал синтаксический, даже антисинтаксический верлибр, в котором границы предложений или относительно законченных частей предложений не совпадают с границами стихов, а приходятся на середину стиха. Возникают enjambemeпt…» (Баевский В.С. Николай Гумилев – мастер стиха // Исследования и материалы. С. 85 ).

  • О сборнике «Огненный столп»
  • Состав сборника «Огненный столп»:

Новая экономическая политика, отменившая строгости «военного коммунизма», делала возможной возвращение к литературной жизни в Петрограде: весной 1921 г. вновь начинает выходить литературная периодика, появляются издательства и, в частности, приступает к активной работе «Петрополис» Я.Н.Блоха, куда 18 декабря 1920 г. Гумилев передал рукопись книги «Огненный столп» – собрание стихотворений 1919–1920 гг. В августе 1921 г., словно бы в ответ на залп чекистских палачей, оборвавший в ночь с 24 на 25 августа жизнь поэта, «Огненный столп» появляется на прилавках книжных магазинов Петрограда. Вnечатление, произведенное на современников этими двумя, буквально совпавшими во времени событиями, было ошеломляющим, nричем как оnnозиционные
властям петербургские художники «Дома литераторов» и «Дома искусств», так и просоветски настроенные писатели в равной мере, согласно и единодушно, выразили чувство, охватившее тогда всю читающую Россию. «Значение Гумилева и его влияние на современников огромно, – писал В.А.Итин, «партийный коммунист»,
как он сам аттестует себя в nисьме к М. Горькому (см.: Литературное наследство Сибири. Т. 1. Новосибирск, 1969. С. 38). «Огненный столп» посвящен «Анне Николаевне Гумилевой»
Память Лес
Слово Душа и тело
Канцона первая («И совсем не в мире мы, а где-то…»)
Канцона вторая («Закричал громогласно…»)
Подражание персидскому Персидская миниатюра Шестое чувство Слоненок
Заблудившийся трамвай Ольга У цыган Пьяный дервиш Леопард
Молитва мастеров
Перстень Дева-птица Мои читатели Звездный ужас Н.А.Богомолов выделял несколько смысловых уровней, связанных с символикой образа «огненного столnа»: «Название, восходящее к Библии, может быть
воспринято многозначно, т. к. в различных книгах “огненный столп” фигурирует в различных контекстах. См.: «И двинулись сыны Израилевы из Сокхофа, и расположились станом в Ефаме, в конце nустыни. Госnодь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы
идти им и днём, и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица народа» (Исх. 13, 20-21), и в связи с данной цитатой еще одну:
«Когда же Моисей входил в скинию, тогда опускался столп облачный и становился у входа в скинию, и Господь говорил с Моисеем» (Исх. 33, 9); в другом
контексте: «И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как
столпы огненные» (Откр. 10, 1). Однако не исключены еще два nодтекста названия. Первый: «Горе этому большому городу! – И я хотел бы уже видеть огненный столп, в котором он сгорает! Ибо эти огненные столпы должны предшествовать великому nолудню. Но это имеет свое время и свою собственную судьбу»
(Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 1906. С. 248). Второй возможный подтекст указал С.К.Маковский, возводивший название книги к строкам из стихотворения Гумилева «Много есть людей, что, полюбив…»: «И отныне я горю в огне, Вставшем до небес из nреисподней» (Николай Гумилев в восnоминаниях современников. С. 52). «Своеобразие смысла и облика» произведений, собранных в сборнике «Огненный столп», во многом обусловлено тем, что здесь, впервые за многие годы, прошедшие с момента разрыва
с символизмом, в художественный мир Гумилева вновь активно вторгается мистическая символика, ставшая главным поэтико-образующим началом книги: «”Огненный столп” – nервая книга Гумилева, в которой nережитый тематически мистицизм и экзотизм достигают глубокого и напряженного nроникновения чистым
лирико-философским путем в тайну жизни и человеческой души» (Никитина Е. Поэты и наnравления. Свисток. Сб.3. Л., 1924. С. 134).

Ссылка на основную публикацию