Анализ стихотворения «Бессонница» (О. Мандельштам)

«Бессонница. Гомер. Тугие паруса» – образец использования античной культуры для размышления над вечной моральной и философской категорией любви. Стихотворение изучают в 11 классе. Предлагаем ознакомиться с кратким анализом «Бессонница. Гомер. Тугие паруса» по плану.

Анализ стихотворения «Бессонница» (О. Мандельштам)

Краткий анализ

История создания
– произведение было создано в 1915 г., когда поэт пребывал в Коктебеле. Впервые было опубликовано во втором издании дебютного сборника «Камень» (1916 г.).

Тема стихотворения
– Троянская война; сила любви.

Композиция
– Стихотворение являет собой монолог-раздумье над заявленными темами. По смыслу оно делится на три части: рассказ о бессоннице, заставившей обратиться к Гомеру, обращение к «ахейским мужам»
, размышления о любви.

  • Жанр
    – элегия.
  • Стихотворный размер
    – написан шестистопный ямбом, рифмовка кольцевая АВВА.
  • Метафоры
    «сей длинный выводок, сей поезд журавлиный», «всё движется любовью», «море… с тяжким грохотом подходит к изголовью»
    .
  • Эпитеты
    «тугие паруса», «божественная пена», «море черное»,
  • Сравнение
    «как журавлиный клин… куда плывете вы».

История создания

Известно, что Осип Мандельштам был студентом историко-филологического факультета романо-германского отделения.

Университет он так и не окончил, диплом не получил, но этот период жизни оставил отпечаток в творчестве поэта. «Илиаду» студенты-филологи изучали в полном объеме.

Чтение списка кораблей они считали проверенным средством от бессонницы. Этот факт нашел место и в анализируемом стихотворении.

Будучи студентом, Мандельштам посвятил себя поэзии. Его творения заметили старшие побратимы по перу. В 1915 г. молодой поэт гостил в Коктебеле в доме у Максимилиана Волошина. Здесь и было создано произведение «Бессонница. Гомер. Тугие паруса». Близкие знакомые поэта утверждали, что к написанию стихов его вдохновил увиденный в Коктебеле обломок старинного судна.

Тема

Античная литература повлияла на творчество поэтов разных эпох. О. Мандельштам при помощи нее пытается раскрыть вечную философскую тему любви. В центре авторского внимания Троянская война.

Строки стихотворения написаны от первого лица. Таким образом, читатель может проследить за ходом мыслей лирического героя непосредственно. В первой строфе герой признается, что не мог уснуть, поэтому начал читать список кораблей. Он дошел до середины, а далее этот процесс был перерван мыслями о причинах войны. Лирический герой считает, что «ахейские мужи» боролись не за Трою, а за Елену.

Композиция

Стихотворение являет собой монолог-раздумье лирического героя. По смыслу оно делится на три части: рассказ о бессоннице, заставившей обратиться к Гомеру, обращение к «ахейским мужам» , размышления о любви. Произведение состоит из трех катренов, что соответствует смысловой организации текста.

Жанр

Средства выразительности

Для того чтобы раскрыть тему и показать свое отношение к поставленной проблеме О. Мандельштам использует средства выразительности.

В тексте есть метафоры
– «сей длинный выводок, сей поезд журавлиный», «всё движется любовью», «море… с тяжким грохотом подходит к изголовью» ; эпитеты
– «тугие паруса», «божественная пена», «море черное» ; сравнение
– «как журавлиный клин… куда плывете вы».

Тест по стихотворению

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4
. Всего получено оценок: 25.

Конспект урока литературы по теме «Осип Эмильевич Мандельштам. Жизнь, творчество. Анализ стихотворения «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…»

  1. Он явился как чудо.
  2. Чтобы быть поэтом, размер, рифма, образ, даже если владеть ими в совершенстве, недостаточны, нужно другое, неисчислимо большее: свой, неповторимый, голос, своё, незыблемое, мироощущение, своя, никем не разделённая судьба.
  3. Н. Струве
  4. Цель урока: познакомиться с жизнью и творчеством поэта; развивать у учащихся способность понимания художественного текста, учить работе с текстом, используя исследовательский метод.
  5. Оборудование: ноутбук, мультимедийная презентация, раздаточный материал (стихотворение поэта), экран.
  6. Тип урока: изучение нового материала.

«Бессонница. Гомер. Тугие паруса» анализ стихотворения Мандельштама по плану кратко – жанр, идея, образы

Лирическая элегия «Бессонница. Гомер. Тугие паруса» О. Мандельштама – образец использования античной культуры для размышления о вечной моральной и философской категории любви. Стихотворение изучают в 11 классе.

Предлагаем ознакомиться с кратким анализом «Бессонница. Гомер. Тугие паруса» по плану.

  • Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории
  • Кучминой Надеждой Владимировной.
  • Опыт работы учителем русского языка и литературы — 27 лет.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Бессонница, Гомер, тугие паруса….История создания – произведение было создано в 1915 г., когда поэт пребывал в Коктебеле. Впервые было опубликовано во втором издании дебютного сборника «Камень» (1916 г.).

  Анализ стихотворения «Во глубине сибирских руд» Пушкина

Тема стихотворения – Троянская война; сила любви.

Композиция – Стихотворение являет собой монолог-раздумье над заявленными темами. По смыслу оно делится на три части: рассказ о бессоннице, заставившей обратиться к Гомеру, обращение к «ахейским мужам», размышления о любви.

  1. Жанр – элегия.
  2. Стихотворный размер – написано шестистопным ямбом, рифмовка кольцевая АВВА.
  3. Метафоры – «сей длинный выводок, сей поезд журавлиный», «всё движется любовью», «море… с тяжким грохотом подходит к изголовью».
  4. Эпитеты – «тугие паруса», «божественная пена», «море чёрное»,
  5. Сравнение – «как журавлиный клин… куда плывете вы».

Тропы и образы

В этом, как и во многих (особенно ранних) стихотворениях Мандельштама, эпитет – царь и бог лирического сюжета, именно эпитеты передают и логику действия в Гомерову эпоху, и способ ее познания лирическим героем.

Тугие паруса сразу, с первого стиха, наполняют всё стихотворение ветром и штормом. Длинный выводок, поезд журавлиный – метафорические эпитеты создают сравнение ахейских кораблей с журавлиной стаей.

Тут же, буквально через строку, навязчивое повторение эпитета – журавлиный клин в чужие рубежи: это вклинивается в пределы троянцев нечеловеческая, неумолимая, стихийная сила – видимо, с таким же тяжким грохотом, как море – к бессильной в своей мысли голове (изголовью) лирического героя.

Море при этом – черное (с маленькой буквы, т.к.

речь идет не об описании крымского берега Черного моря, а о вечности), а один из главных атрибутов морской стихии, пена, становится божественным атрибутом древних царей, предающихся стихиям войны и моря, любви и ревности, обиды и мести – вольно и бездумно, внерефлекторно, ибо не имеют «культуры» как опыта рефлексии (не родились еще ни Гомер, ни Архилох).

История создания

Известно, что Осип Мандельштам был студентом историко-филологического факультета романо-германского отделения.

Университет он так и не окончил, диплом не получил, но этот период жизни оставил отпечаток в творчестве поэта. «Илиаду» студенты-филологи изучали в полном объёме.

Чтение списка кораблей они считали проверенным средством от бессонницы. Этот факт нашёл место и в анализируемом стихотворении.

Будучи студентом, Мандельштам посвятил себя поэзии. Его творения заметили старшие братья по перу. В 1915 г. молодой поэт гостил в Коктебеле в доме у Максимилиана Волошина. Здесь и было создано произведение «Бессонница. Гомер. Тугие паруса». Близкие знакомые поэта утверждали, что к написанию стихов его вдохновил увиденный в Коктебеле обломок старинного судна.

Тема, основная мысль и композиция

Формальная тема стихотворения – размышления лирического героя при чтении так называемого Списка, или Каталога, кораблей (νεῶν κατάλογος). Речь идет об «Илиаде» Гомера, Песни второй, стихах с 494 по 759: в них дан подробный отчет о каждом отряде греков-ахейцев, который на отдельном корабле направлялся на Троянскую войну.

Эта формальная тема связана с формальным статусом 24-летнего Осипа Мандельштама: на момент написания стихотворения он является студентом романо-германского отделения историко-филологического факультета Петербургского университета (зачислен 10 сентября 1911 года и числится до 1917 года). Формально поэт курса не кончил и диплома не получил, т.е.

высшего образования не имел.

Подробное текстуальное знакомство с «Илиадой» и тогда, как и теперь, являлось частью обязательной программы филологического факультета.

А чтение Списка кораблей среди студентов-филологов искони считалось лучшим средством именно от бессонницы, с именования которой поэт и начинает свое стихотворение.

Итак, есть неформальная проблема (лирический герой страдает бессонницей) и рецепт неформального применения Списка (в качестве снотворного). Однако и в этом смысле помощи от Списка никакой…

Каков же неформальный статус 24-летнего Осипа Мандельштама? В кругу знатоков, в качестве автора «Камня», он безусловно и непререкаемо признан Мастером.

Сам Макс Волошин пригласил его пожить в Доме поэта – на этом поэтическом Олимпе Серебряного века! Нестыковка формального статуса лирического героя с неформальным, формального и неформального отношения к античной культуре, вообще к культурному наследию – вот подлинная тема этого стихотворения.

Прозвучав ещё в первом издании «Камня» («… И плывет дельфином молодым По седым пучинам мировым»), она теперь, начиная со второго издания, находит новое подтверждение в этом летнем стихотворении 1915 года, мощное и неопровержимое, как шум черноморского прибоя.

Казалось бы, основная мысль этого стихотворения («И море, и Гомер – всё движется любовью») далеко не нова.

Уже в первом веке нашей эры апостол Павел полагал, что всё сказанное в мировой литературе по данной теме он подытожил в своем знаменитом пассаже о любви (Первое послание к коринфянам, глава 13, стихи 1 – 13).

Новизну же этой мысли (и стихотворения в целом) определяет путь исканий лирического героя, отраженный композицией данной лирической медитации, слагаемой тремя катренами.

Первый катрен – экспозиция и завязка лирического сюжета: лирический герой, мучимый бессонницей, пытается войти в мерный ритм Гомерова повествования.

Читайте также:  Творчество маяковского: анализ стихотворения «облако в штанах»

Однако «длинный выводок» ахейских кораблей в воображении современного читателя превращается в «поезд журавлиный», волнующий как эпическим размахом, так и неопределённостью цели: журавли летят на юг, спасаясь от холодов – от чего спасаются или куда стремятся Гомеровы ахейцы?

Поиску ответа на этот вопрос посвящен второй катрен (развитие лирического сюжета). Ответ дан своеобразно – в виде двух риторических вопросов. Вклиниваясь «в чужие рубежи» («как журавлиный клин»), ахейцы повинуются приказу своих царей, чье слово непререкаемо (ведь на головах у них божественная пена, они «миропомазаны»).

Цель же самих царей нам известна, их выбор Трои (если верить Гомеру) определен не столько стратегическим местом этого важного порта Эгейского моря (у самого входа в Мраморное), сколько ревностью спартанского царя Менелая (именно у него троянец Парис похитил его законную жену Елену Прекраснейшую) и обидой, нанесенной Элладе.

Третий катрен – неожиданная кульминация и развязка – начинается с неформального, языческого понимания любви: мы как бы не ждали его от лирического героя, формально принадлежащего к иудеохристианской культуре. Оказывается, и Гомер, и морская стихия уступают и покоряются стихии более мощной – стихийной силе плотской любви.

Есть от чего испытать культурный шок: «Кого же слушать мне?» Что до Гомера – он не претендует на то, чтоб его слушали (в авторитарном смысле слова). Гомера мы слышали и услышали – но он лишь передал нам (даже самим своим гекзаметром) голос прилива и отлива морской волны, которая, напротив, обладает уверенностью оратора-витии.

И тут, в предпоследней строке стихотворения Мандельштама, нельзя не слышать и не услышать переклички со стихотворением вроде бы неблизкого ему Некрасова («В столицах шум, гремят витии…»), и не только с первой строкой этого стихотворения, но и в целом с создаваемым им единым образом (бесконечная стихия поля у Некрасова – стихия моря у Мандельштама).

Тема

Античная литература повлияла на творчество поэтов разных эпох. О. Мандельштам при помощи неё пытается раскрыть вечную философскую тему любви. В центре авторского внимания Троянская война.

Строки стихотворения написаны от первого лица. Таким образом, читатель может проследить за ходом мыслей лирического героя непосредственно. В первой строфе герой признается, что не мог уснуть, поэтому начал читать список кораблей. Он дошёл до середины, а далее этот процесс был перерван мыслями о причинах войны. Лирический герой считает, что «ахейские мужи» боролись не за Трою, а за Елену.

В первом стихе последнего катрена автор выражает ключевую мысль: «всё движется любовью». Он не против ещё поразмышлять над этой философской категорией, но не может найти ответы на свои вопросы.

Краткое содержание

Стихотворение начинается с описания, что лирического героя мучает бессонница. Он недолго промучился и нашел выход: прочел список кораблей из поэмы Гомера «Илиада». Суден было очень много и пока он их вспоминал, представлял корабли чем-то вроде поезда или журавлиного клина.

Постепенно его мысли переключились на Троянскую войну. Люди отправились в другие страны для завоевания и покорения земель. Он упоминает пену на голове царей и это отсылка к появлению Афродиты. Она появляется именно из пены и символизирует любовь.

Ахейцами двигало не стремление завоевывать. Они хотели получить Троянскую Елену. Именно из-за женщины разгорелась война, умерло много людей.

В последнем катрене лирический герой противопоставляет море и Гомера. Что бы человек не делал, он не сможет отказаться от душевных мук, ведь все в мире движимо любовью.

Шум моря вернул героя в реальность, где он лежит в кровати и перечисляет названия кораблей.

Стихотворение выражает одну главную мысль — ради любви люди отправились на войну. Они не испугались умереть и не побоялись отправиться к чужим землям.

Лирический герой не понимал кого ему слушать — Гомера или море. Любовь подчиняла даже стихию. Биение волн можно сравнить со стуком сердца.

Анализ 2

«Бессонница. Гомер. Тугие паруса». Ничего не напоминает? «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека». Так начинается поэма Блока «Двенадцать». Рубленные, чеканящие фразы. Как и Мандельштам, Блок тоже относится к поэтам Серебряного века. Наверное, тогда было модно писать в таком стиле. И у Блока бессонница, и у Мандельштама тоже.

К теме любви рано или поздно обращаются все поэты. Особенно, когда она несчастная. Да, вот не спалось Мандельштаму в Коктебеле. Там он отдыхал у своего друга Максимилиана Волошина. Случайно или нет, увидел он обломок древнего судна. И сразу ему почему-то вспомнился Гомер, размышления о вечном – о женщине, о любви.

Мандельштаму нравится эпоха античности. Она таинственна, загадочна, неповторима. Он считает её эталоном красоты. Кроме этого, ему нравится вода. Эта стихия тоже загадочна, неповторима. В частности, океан, отправляющий на берега огромные волны.

Стихотворение делится на 3 смысловые части. Написано ямбом, строчка рифмуется через строчку.

Откуда вдруг взялся Гомер? Автор учился в университете, на историко-филологическом факультете. Правда, не доучится, бросил. Там он и изучал гомеровскую «Илиаду» в оригинале.

Там публиковался длинный список кораблей, которые отправились завоёвывать Трою. Это было проверенное средство от бессонницы. Вот откуда и родилась строка о списке кораблей, прочитанном до середины.

Дальше, видимо, всё-же заснул.

Стихотворение написано от первого лица. Вот поэт не может заснуть, и применяет известное «снотворное». Нет, не считает баранов, а читает список кораблей. Но и это не помогает уснуть. Мысль «убегает» на Троянскую войну. Поэт приходит к интересному выводу, что противники сражались не за Трою, а за прекрасную Елену.

Вот в последнем четверостишии он и делает вывод, что всем в мире движет любовь к женщине. Из-за них начинаются и заканчиваются войны.

Чтобы сделать стихотворение ярче, выразительнее, Мандельштам использует метафоры. «Всё движется любовью». Есть и эпитеты «тугие паруса», «божественная пена». В качестве сравнения можно привести строку « как журавлиный клин».

А почему эллины отправились в Трою? Сыном тамошнего царя похищена прекрасная Елена. Виновница войны, косвенная, является женщина. Ну как её не спасти? В чём смысл жизни? В женщине, а, значит, и в любви. Вот « и Гомер, и море – всё движется любовью». Именно она пробуждает в людях все лучшие качества. Из-за любви совершаются самые великие подвиги и самые безрассудные поступки.

Корабли поэт сравнивает с журавлиным клином. Но в те времена корабли выстраивались не в линию, а шли по морю клином. А журавли летают в небесах тоже клином. Вот точное сравнение «тугие паруса». Это значит, что паруса на мачтах натянуты, как надо. Корабли готовы к дальнему походу.

Надо спать, а поэт философствует, размышляет. И задаёт риторические вопросы, на которые нет ответов. Гомеровская «Илиада» очень сильно «зацепила» Мандельштама. А если бессонница почти каждую ночь, то, наверное, список парусов он выучил наизусть. А чего не спится? Безответная любовь к Марине Цветаевой. Не обошлось без женщины.

Анализ стихотворения Бессонница. Гомер. Тугие паруса по плану

Композиция

Новизна стихотворения определяется его построением. Трёхступенчатая композиция отражает путь, преодолеваемый лирическим героем в его размышлениях.

  1. Первый катрен – это завязка сюжета. Герой пытается уснуть, и вот, длинный список из ахейских кораблей в воображении героя превращается в «журавлиный поезд», стремящийся вдаль.
  2. Автор задаётся вопросом: куда, и зачем они плывут? Пытаясь ответить на этот вопрос во втором катрене, Мандельштам задаётся ещё более серьезными вопросами, вспоминая сюжет античной поэмы, где из-за любви разгорелась кровавая война, унесшая жизни сотен героев.
  3. Стихотворение заканчивается строкой, передающей душевное состояние лирического героя. Море шумит и гремит. Но, стоит предположить (учитывая, что произведение писалось в Коктебеле), что под эти звуки ночного, тёмного моря он, наконец, засыпает.

Жанр, направление, размер

Стихотворение писалось шестистопным ямбом с добавлением пиррихия. Рифмовка является кольцевой, где женская попеременно чередуется с мужской.

Направление, в рамках которого развивался творческий гений Мандельштама, называется «акмеизм».

С точки зрения литературной теории, это явление правильно называть течением, так как оно не настолько крупное и масштабное, как, например, реализм или классицизм.

Поэт-акмеист предпочитает не отвлеченные образы-символы, а вполне конкретные и понятные всем художественные образы, метафоры и аллегории. Он пишет приземленно, не используя зауми и сложных философских понятий.

Жанр – лирическое стихотворение.

Анализ стихотворения бессонница мандельштам

Стихотворение О.Э.Мандельштама «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…» написано в 1915 году, когда автору было 24 года.

Сюжет стихотворения довольно прост: у лирического героя бессонница и он читает «Илиаду» Гомера, а именно перечень кораблей из второй песни «Илиады».

Этот перечень занимает у Гомера 366 строк, и немногие современные читатели могут похвастаться тем, что дочитали список из 1186 греческих кораблей до конца даже во время бессонницы.

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.

  • Я список кораблей прочел до середины:
  • Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
  • Что над Элладою когда-то поднялся.
  • Как журавлиный клин в чужие рубежи, –
  • На головах царей божественная пена, –
  • Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
  • Что Троя вам одна, ахейские мужи?
  • И море, и Гомер – все движется любовью.
  • Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
  • И море черное, витийствуя, шумит
  • И с тяжким грохотом подходит к изголовью.
  • Несмотря на простоту сюжета, современному читателю стихотворение кажется довольно сложным за счет того, что наполнено образами античной мифологии, да и вообще образный ряд сильно перегружен: в первой строфе на 8 существительных приходится только 2 глагола, а во второй строфе глагол только один:
Читайте также:  Краткое содержание романа Ш. Монтескье «Персидские письма»
образ мотив эмоциональная окраска
Первая строфа
  1. Бессонница
  2. Гомер
  3. Паруса (тугие)
  4. Я (лирическ герой)
  5. Список кораблей
  6. (сей) выводок
  7. (сей) поезд (журавлиный)
  8. Над Элладою
Прочёл – пр.вр(когда-то) поднялся -пр.в Тугиежуравлиный
Вторая строфа
  • (журавлиный) клин
  • (чужие) рубежи
  • На головах царей
  • (божественная) пена
  • Вы
  • Елена
  • Троя
  • (ахейские) мужи
Плывёте (куда?) -н.вр
  1. Журавлиный
  2. Чужие
  3. Божественная
  4. ахейские
Третья
  • И Море
  • И Гомер
  • всё
  • Любовью
  • Мне (лирич герой)
  • Гомер
  • Море
  • С (тяжким) грохотом
  • К изголовью
  1. Движется –н.в
  2. (Кого же) слушать?
  3. Молчит – н.в
  4. Шумит витийствуя
  5. Подходит – н.в
Чёрноетяжким

  У тебя бывает бессонница

Мандельштам использует в своем стихотворении образы, восходящие к античной мифологии и отсылающие читателя к «Илиаде» Гомера: Троя, ахейские мужи, Елена. Но из всех образов повторяются два: образ Гомера – поэта, принадлежащего мифологической древности, и образ моря – вечной стихии, неподвластной человеку.

Образ моря приравнен в третьей строфе к Гомеру и обобщен местоимением «всё». «Всё» – это всё вечное, вневременное, как поэзия и море (сравнение довольно не новое, восходящее к романтической поэзии 19 века, но приобретающее у Мандельштама новое звучание)  И это «всё» движется любовью.

В финале стихотворения голос древности, голос поэзии замолкает перед голосом наступающего моря – перед голосом Вечности.

Пространство в стихотворении построено необычно: оно движется не вдаль, как логично было бы ожидать от отплывающих к Трое древнегреческих героев, а вверх: благодаря метафоре корабли превращаются в журавлей, ПОДНЯВШИХСЯ над Элладой.

Море в глазах читателей превращается в небо, корабли – в журавлиный клин, а пространство раздвигается вверх. Появляется мотив устремлённости в небо, мотив полета, соседствующий с образом божественной любви.

Интересно, что эта любовь устремляет громаду кораблей к гибели, ожидающей их под Троей, но автор не делает на этом акцент – он просто восхищен силой Любви, способной двигать такими громадами.

Строка «на головах царей – божественная пена» является, очевидно, отсылкой к мифу о рождении из пены богини любви Афродиты – автор венчает головы царей не коронами, как можно было бы ожидать, а Любовью. И эта Любовь движет миром и вечностью, движет поэзией (Гомер как образ поэта) и неподвластными человеку стихиями (образ моря).

Весь это идейно-образный пласт был бы довольно банален для русской поэзии, если бы не появление в финале стихотворения новой ноты. Вводится она незаметно, параллельно основной любовной линии стихотворения. В первой строфе, наряду с образом Гомера и морскими образами (паруса, корабли) появляется и образ лирического героя.

Он собеседует с мифическими «ахейскими мужами» из второй строфы: «Куда плывете вы?..

» Интересно посмотреть, как наряду с пространственными границами здесь раздвигаются и временные границы: в первой строфе все события происходят в прошлом, причем прошлом давнем, неопределенном, мифологическом – «когда-то поднялся», – во второй строфе только один глагол,  и он уже в настоящем времени, действие происходит именно сейчас, временные границы стерлись («куда плывете вы?»). В третьей строфе все по-прежнему происходит в настоящем времени (молчит, шумит, подходит), но неопределенная форма глагола «слушать» употреблена явно в значении будущего: «Кого же слушать мне?..»  Таким образом, авторский взгляд движется от размышления о далеком, мифологическом прошлом к вопросу о том, что ждет его в будущем. Начав слушать голос древности, голос Гомера, лирический герой оказался оглушенным голосом подступающего моря, голосом вечности, голосом неизвестности. Гомер умолкает, а  море продолжает «витийствовать», голос вечности заглушает голос античности.  Похоже, что будущее страшит автора, будущее «с тяжким грохотом подходит к изголовью» – мотив, часто встречающийся в это время у Блока, например, и мотив, который будет повторяться в лирике Мандельштама до конца его дней. Можно было бы предположить, что автор пишет стихотворение в Крыму, на берегу Черного моря, но из текста это совершенно не очевидно. Речь идет не о реальном море,  на берегу которого гуляет лирический герой, в тексте ни слова не сказано, где именно застала его бессонница: в Петербурге, Москве или в Алуште. Греки плавали к Трое по Средиземному морю, и  эпитет «чёрное» в применении к  морю связан, скорее, с восприятием моря как вечности, чёрной стихии, давящей (ведь тяжесть связана именно с ощущением давления) лирического героя своею подступающею неизвестностью. Таким образом,

в стихотворении появляется мотив тревоги перед грядущим, мотив неосознанного ощущения приближающегося тяжкого грохота Стихии, стоящей у изголовья.

Стиль стихотворения возвышенный: вместо местоимения «этот» автор употребляет церковнославянское «сей» («сей длинный выводок, сей поезд журавлиный…»), море «витийствует» (то есть красноречиво говорит, ораторствует), все это создает ощущение древней и высокой поэзии.

 Почти все прилагательные длинные, трехсложные, они работают на создание ощущения замедленного темпа: «журавлиный», «чужие», «божественная», «ахейские»… Кроме того, здесь видна аллитерация, то есть игра согласными звуками, в данном случае шипящими Ж-Ш (Журавлиный – чуЖие рубеЖи – боЖественная – муЖи – всё двиЖется – слуШать – Шумит – с тяЖким),  Ч – С (беССонница – паруСа – СпиСок проЧёл до Середины – Сей поеЗД) ,  а также сонорными Л и Р (ГомеР. Тугие  паРуса… я список корабЛей прочёЛ… сей дЛинный выводок… что над ЭЛЛадою когда-то подняЛся… как журавЛиный кЛин…)  Все вместе это помогает передать звучание моря, его певучесть, шелест и рокот.  

Анализ стихотворения О. Мандельштама «Бессонница. Гомер. Тугие паруса»

    Творчество Осипа Мандельштама занимает особое место в русской литературе Серебряного века. Его жизнь, как и его произведения, весьма интересна, загадочна и противоречива одновременно. Этот поэт был из тех людей, которые не могут быть равнодушными ко всему тому, что происходит вокруг. Мандельштам глубоко чувствует, в чем истинные ценности и где правда.

    Творческая судьба О. Мандельштама – это «поиск слова», которое бы в полной мере выражало внутреннее состояние поэта.

    Одним из лучших произведений Мандельштама по праву является его стихотворение «Бессонница. Гомер. Тугие паруса», которое было написано в 1916 году в Крыму.

    В этом произведении автор, как и его лирический герой, обращается к древнегреческой эпической поэме Гомера «Илиада». Важно отметить, что Мандельштам не обращается к сюжетной линии этого произведения.

    Перед нами оживают картины былых времен. Лирический герой воссоздает в своем воображении древние корабли, которые отправились завоевывать Трою:

    Бессонница. Гомер. Тугие паруса.

    Я список кораблей прочел до середины:    Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,    Что над Элладою когда-то поднялся.

    Складывается впечатление, что лирический герой перечитывает строки из «Илиады», где список кораблей становится символом силы и мощи эллинов. Что же стало причиной похода их войск против Трои? Дело в том, что сыном царя Трои была похищена прекрасная Елена:

    Как журавлиный клин в чужие рубежи, –

    На головах царей божественная пена, –    Куда плывете вы? Когда бы не Елена,    Что Троя вам, ахейские мужи?

    Картины, возникающие в воображении лирического героя, увлекают его и наводят на размышления. На мой взгляд, автор задумывается над тем, что же является смыслом жизни. В итоге он приходит к выводу, что все в жизни подчинено любви:

    И море, и Гомер – все движется любовью.

    Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит.    И море черное, витийствуя, шумит    И с тяжким грохотом подходит к изголовью.

    Только любовь способна пробуждать в человеке самое лучшее. Только любовь заставляет совершать порой неожиданные, но самые верные действия и поступки.

    В этом стихотворении автор прибегает к сравнениям. Корабли он называет «длинным выводком, поездом журавлиным». Еще ярче сравнение «журавлиный клин». Но оно имеет под собой и реальную основу. Корабли в те далекие времена, когда выходили в военный поход, действительно выстраивались клином.

    Особое внимание так же следует обратить на эпитет «тугие паруса». Он указывает на то, что корабли готовы к выходу в море. Мандельштам также упоминает царей, на головах которых – «божественная пена». Это говорит, как мне кажется, об их величии и силе. Цари здесь уподоблены греческим богам. Кроме того, складывается ощущение, что боги Олимпа одобряют этот поход в «чужие рубежи» за Еленой.

    В свое стихотворение Мандельштам так же вводит образ «моря черного», которое, «витийствуя, шумит». Я думаю, данный образ придает стихотворению большую яркость и ощущение реальности происходящего.

    Следует обратить внимание и на лексику, используемую в этом стихотворении. В произведении больше всего имен существительных: паруса, корабли, пена, голова, море. Но есть и отвлеченные понятия: бессонница, любовь. Я считаю, что в стихотворении эти слова ключевые, так как они необходимы для понимания его идеи и темы.

    На синтаксическом уровне в стихотворении много назывных предложений, особенно в первой строке: «Бессонница. Гомер. Тугие паруса». На мой взгляд, такие предложения вводят нас в мир произведения.

Читайте также:  Сенека - как стать свободным: читать стих, текст стихотворения поэта классика

    В стихотворении есть также и риторические вопросы. Они говорят об особом состоянии лирического героя. Он находится в задумчивости, в размышлениях, философствует.

    «Илиада» Гомера становится для лирического героя чем-то загадочным, непостижимым и прекрасным одновременно. Он чувствует свою причастность к далеким событиям, ко всему мировому процессу.

    Стихотворение Мандельштама «Бессонница. Гомер. Тугие паруса» является размышлением героя и поэта об истине, о прекрасном, о смысле жизни, о законах Вселенной. Любовь – вот то, что пробуждает человечество к действиям. В этом, на мой взгляд, и проявляется преемственность поколений.

Анализ стихотворения Мандельштама "Бессонница. Гомер. Тугие паруса…"

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Стихотворение Осипа Эмильевича Мандельштама «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…» было опубликовано в первом сборнике поэта «Камень» в 1915 году. Стихотворение обращается ко второй песне «Илиады» Гомера «Сон Беотия, или перечень кораблей», посвященной отплытию кораблей на осаду Трои.

По одной из версий, на данное стихотворение Мандельштама вдохновил найденный Максимилианом Волошиным, у которого он гостил в Коктебеле, обломок древнего корабля. Однако тематика античности в целом характерна для ранних стихов Мандельштама.

Многие критики видят в этом компенсацию поэтом своего происхождения (из семьи «мастера перчаточного дела и сортировщика кож»), из-за которого он был ограничен в доступе к высокой русской и мировой культуре. Однако более вероятно, что увлечение поэта древним миром – это его стремление к эталону красоты и к основе, породившей данную красоту.

Неудивительно, что в его первом сборнике – «Камень» – многие стихи перекликаются между собой античными мотивами. Особенно это характерно для стихотворений «Silentium» («Молчание») и «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…»: в обоих стихотворениях представлены мотивы античности, черного моря, молчания.

Однако тема «Silentium» долгое время являлась для критиков точкой столкновения, и только в последнее время большинство сошлось на том, что под всеми прозрачными определениями поэт скрывает понятие любви. Во втором стихотворении тема и идея любви очевидна, однако подходит к ней поэт необычным путем.

Одна из главных отличительных особенностей стихотворения – та, что оно направлено на внутренние чувства поэта. Из реальных окружающих предметов – только перечень кораблей, который растворяется и уходит на задний план под наплывом размышлений автора, и звуки Черного моря, появляющиеся в последней строфе, когда поэт как бы очнулся от мечтаний.

Стихотворение начинается с бессонницы поэта и сразу уходит в его внутренний мир – воспоминания о древнем мифе. Первая строфа не только описывает последовательность движения кораблей, но и передает эмоциональное состояние поэта через метафоры.

Сравнение строя боевых кораблей с журавлиным клином – образом, который в России чаще всего ассоциируется с грустью осеннего перелета птиц – позволяет читателю понять, что чувствует поэт по отношению к ахейцам: сочувствие, сострадание, жалость, тревогу за их судьбу.

Поэт ощущает себя мудрым пророком, он предвидит будущее, он знает, какая трагедия совершится, и хотел бы предостеречь их, но ахейцы безрассудно стремятся навстречу неизвестности и гибели.

Ощущение бессонницы великолепно передано действием: «Я список кораблей прочел…

» Список кораблей греков, идущих походом на Трою из «Илиады» Гомера, содержит 1186 названий кораблей с именами полководцев и описаниями на 366 строках.

Бесконечность боевого списка кораблей и создает ощущение бесконечности этой ночи. Образ журавлиного клина дополняет бессонницу еще одним качеством – тягучестью: неспешностью и растянутостью в пространстве и во времени.

Постепенно и плавно мысли поэта со списка кораблей, казалось бы, несущего только информацию о кораблях и никаких философских рассуждений, переходят на цели, собравшие здесь это огромное войско.

И это приводит к мысли, что единственная причина, движущая огромное войско – любовь: «Когда бы не Елена, // Что Троя вам одна, ахейские мужи?» Таким образом, происходит переход от внешних форм античной культуры к внутреннему смыслу стихотворения.

С точки зрения психологов, отвлеченный список, которым и является перечень кораблей у Гомера, напоминает тест Роршарха: в процессе его чтения при свободном течении мыслей они постепенно переходят на наиболее важные для него вопросы; часто этот переход вполне логичен и кажется напрямую связанным с читаемым текстом.

Именно поэтому в одном и том же тексте (обычно – либо абстрактном, либо максимально конкретизированном, как гомеровский список) разные люди видят разное содержание и смысл.

Казалось бы, в списке нет ни намека на любовную тематику: однако именно он приводит Мандельштама к глубокому выводу о том, что любовь является движущим моментом многих сил на этой планете.

Таким образом, через описание реальности Мандельштам передает собственный эмоциональный мир.

Это очень напоминает воздействие перечня кораблей у Гомера на слушателей: список кораблей подводит их к философским размышлениям о жизни; у Мандельштама описание ситуации бессонной ночи – к размышлениям о любви. Поэтому основная идея автора в выражена скорее ситуацией, чем образом.

Сам поэт в статье «Слово и культура» в 1921 году объяснил подобное отношение к стихосложению таким образом: «Живое слово не обозначает предмета, а свободно выбирает, как бы для жилья, ту или иную предметную значимость…»

В данном стихотворении, в отличие от большей части стихов из сборника «Камень», показана причина обращения поэта к античности: он во время бессонницы читает Гомера.

В то же время здесь переплетаются несколько ключевых для «Камня» мотивов: речь и молчание, море, античность, любовь. Тема моря, как и тема античности в стихотворении не случайна, и вызвана не только местом рождения стихотворения.

Многими критиками отмечено, что Мандельштам предпочитает всем стихиям воду.

При этом его предпочтение – не стремительные потоки, падающие с небес или мчащиеся по равнине/горам; его привлекает спокойное и вечное движение: равнинные реки, озера, но чаще – самая грандиозная форма – океан, величественно катящий огромные валы. Тема моря неразрывно связана с темой античности: и то, и другое величественно, грандиозно, спокойно, таинственно.

В результате стихотворение, вобрав в себя основные мотивы сборника «Камень», становится одним из итоговых в данном сборнике. При этом оно является и образцом раннего творчества Мандельштама в целом, как по выбору темы, так и по стилю.

Для ранних стихов Мандельштама характерно стремление к классической ясности и гармоничности, они отличаются простотой, легкостью, прозрачностью, которые достигаются простыми рифмами, в основном глагольными или грамматическими.

При простоте рифм на первый план выходит ритмический рисунок стихотворной строфы. Это характерно для многих поэтов серебряного века.

В стихотворениях Мандельштама ритм приобретает смысл, настолько очевидный, что его не осмеливаются игнорировать при переводе его стихов, в отличие от переводов стихотворений многих других, даже классических, авторов.

Первое место из стихотворных размеров у Мандельштама занимает ямб, от четырехстопного до шестистопного.

Для создания ритмического разнообразия Мандельштам использует прибавление одного безударного слога в рифмующейся строке, что приводит к чередованию женских и мужских рифм.

Шестистопные ямбы Мандельштама с обязательной цезурой посредине называют почти идеальным александрийским стихом. Цезура дает Мандельштаму необходимую ему медлительность и негромкую звучность.

Данное стихотворение по ритмическому рисунку идеально характерно для Мандельштама: шестистопный ямб с цезурой в середине строки, чередованием мужских и женских окончаний строк и опоясывающей рифмой.

За счет цезуры в середине строки шестистопный ямб получается медлительным и растянутым, как в трехсложных размерах.

Подобный непринужденный, лишенный поэтической сглаженности ритм создает ощущение свободного прозаического разговора – спокойного размышления вслух.

Эстетика стиха роднит Мандельштама с Пастернаком, но отличается большей сдержанностью.

Эмоции просматриваются главным образом не через подбор насыщенных эпитетов, а через поступки героев (подобное наблюдается у Ахматовой: полная растерянность героини, сумбур чувств и отрешенность от всего происходящего, кроме собственных мыслей и чувств, передаются через ее действия: «Я на правую руку надела // Перчатку с левой руки»).

Последняя строфа стихотворения выводит нас из темы античности в реальность.

При этом поэт как бы отстраняет Гомера, возвращаясь в реальность, к шумящему неподалеку морю, поскольку и оно дает поэту подтверждение того, что любовь – основа всего движения на Земле: «И море, и Гомер – все движется любовью.

// Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит». То, что сначала Мандельштам мог увидеть только с помощью античных стихов, теперь стало для него близким и в реальности.

Образ списка кораблей присутствует во многих литературных и ряде музыкальных произведений, в том числе современности.

Так, у Пелевина в рассказе «Греческий вариант» прочтение главным героем гомеровского перечня кораблей характеризует его собранность, усидчивость, интеллект: «Мандельштам только до середины дошел, а Вадим Степанович этот список читал до самого конца».

У Бориса Гребенщикова в песне «Вороника на крыльце» список становится аналогом книги Судьбы: «Список кораблей // Никто не прочтет до конца; кому это нужно – // Увидеть там свои имена…

» У Мандельштама этот образ послужил выражению основной мысли, проскальзывающей в большинстве его стихов и являющейся квинтэссенцией его опасений и радостей, его отношения к миру, жизни, собственной судьбе: главной движущей силой в мире является любовь.

Ссылка на основную публикацию