Анализ книги Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир»

Анализ книги Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир»

В этом году оказались почти рядом два юбилея – 130-летие со дня рождения Джона Рида и 100-летие Октябрьской революции.

Без проблем?

Американский журналист Джон Рид вошёл в историю как автор «Десяти дней, которые потрясли мир» – книги-свидетельства о событиях Октября 1917-го.

Книга понравилась Ленину, сам Рид в СССР проходил по категории «красных святых», чьё имя полагалось произносить с придыханием. Но человек-то действительно был незаурядный! Не зря его образ не раз воплощался на экране – и у нас, и на Западе.

Лучший фильм о Риде – это, пожалуй, американская картина «Красные» (1981) Уоррена Битти (в главных ролях сам Битти и Дайан Китон), завоевавшая три «Оскара».

Что ж, над её создателями не довлела советская цензура, и снимали они кино не столько о революции, сколько о людях – Джоне и его жене Луизе Брайант, их непростой любви, идеалах, о том, за что стоит или не стоит отдавать жизнь.

В фильме – интересный приём. Авторы откопали тех, кто хоть чуть-чуть помнил героев картины. И появляются на экране почти 90-летние старики и старушки.

Столько лет прошло, что засело в их памяти? «Джон студентом мечтал сколотить миллион!»… «А Луиза как-то попросила у меня пальто»… А ещё? Кто-то бросает: «Я вам так скажу. Джон был хорошим парнем.

Но, если человек ставит целью изменение мира – значит, у него или нет своих проблем, или он не желает обращать на них внимания».

Скорее – второе.

Всё путём!

Большевикам в 1917-м вообще чёрт люльку колыхал. С Ридом тоже повезло – в воспалённый Питер тогда приехал не просто классный репортёр, но и человек, изначально готовый революцией очароваться. Так уж его прежняя жизнь сложилась.

Рид – стопроцентный янки из Портленда, родился 22 октября 1887 г. в весьма богатой семье. Хотя отец, чиновник, вечно воевал с местными воротилами, пытавшимися зацапать окрестные леса и земли. Его травили, на него подстраивали нападения, но Рид-старший не ломался, и это поведение во многом определило характер и взгляды сына.

После школы Джон поступил в престижный Гарвардский университет – амбициозный юноша, желавший первенствовать во всём – от учёбы до спорта. При этом – обаятельный, талантливый.

Сочинял пьесы, стихи, вскоре начал неплохо зарабатывать, сотрудничая с газетами. Ещё увлёкся социализмом – но теоретически, как учением. Закончил учёбу с отличием, стал профессиональным журналистом.

Для денег писал и туда и сюда, а для души…

От левого журнала «Массы» Джон, его главный автор, постоянно выезжал на «классовые конфликты»: забастовку ткачей в Паттерсоне, подавление горняцких волнений в Колорадо. Сочувствовал доведённым до отчаяния работягам, сблизился с вожаками радикального профсоюза «Индустриальные рабочие мира».

А ещё он в 1913-м отправился в Мексику, где бушевала гражданская война. Рисковал всерьёз – мексиканцы гринго недолюбливали. Но Рид был смелым парнем. В итоге сдружился с самим Панчо Вилья, вождём повстанцев. И привёз серию очерков «Восставшая Мексика».

…Готовя этот материал, я «Мексику» прочёл (как и другие книги Рида). Конечно, так уже не пишут – многословно, порой даже монотонно. Но виден цепкий глаз, чувствуется абсолютное погружение в тему. Его творческий метод я бы сравнил с тем, что в социологии называется «включённым наблюдением» – когда исследователь одновременно и изучает социальный процесс, и участвует в нём.

Сгусток истории

Наверное, сегодняшнему массовому читателю «Десять дней» будут скучны. Сам Рид их назвал «сгустком истории». Действительно, «сгусток» – очень концентрированный текст, перенасыщенный документами, стенограммами речей, именами. И конечно, книга устарела – художественно, идеологически.

Но тем, кого всерьёз интересуют события 1917-го, без неё не обойтись. Рид был добросовестным репортёром – не зря в 1999 г. «Нью-Йорк таймс» включила «Десять дней» в список ста лучших журналистских работ ХХ века.

Живые наблюдения, характерные подробности времени уже сами по себе интересны, они делают «Десять дней» пусть предвзятым, но ценным историческим источником.

Сейчас к этой книге должен, по логике, прилагаться подробный рассказ о судьбах упоминаемых в ней людей. Читался бы как реквием поколению 1917 года! Плохо кончили все – и тогдашние победители, и проигравшие. И победители даже хуже проигравших – ведь ждали другого. Вспоминался ли им Петроград 1917‑го в расстрельных подвалах 1937-го? Пассионарии часто сгорают в огне, который сами разжигали.

Против течения

При этом жил он вполне благополучно. Гринвич-Виллидж – богемный квартал Нью-Йорка. Круг общения – такие же молодые интеллектуалы, писатели, художники. Репутация блестящего журналиста. Деньги? Судя по тому, что купил коттедж-дачу, – хватало. Друзья, любовницы, путешествия…

Но в 1914-м началась Первая мировая война. США колебались – вступать или нет? Рид стал выступать резко против – особенно когда сам съездил военным корреспондентом в Европу на фронты. Нет, он не был изоляционистом, считавшим, что Америке лучше отсидеться за океаном. Идеей фикс для социалиста Рида стала ненависть к той войне вообще.

«Война торговцев», «антинародная», нужная лишь крупному капиталу, – это он писал, это говорил на митингах, собраниях, просто на каждом шагу. Однако правительство вступать в войну как раз собиралось – и вело соответствующую пропаганду. Рид, пошедший против течения, угодил в разряд, так сказать, национал-предателей.

Что означало конец всему – работе, деньгам, репутации.

Правда, судьба преподнесла утешительный приз – как раз в те годы он встретил Луизу, главную женщину в своей жизни. Поехал навестить мать в Портленд – и отбил жену у преуспевающего дантиста. Хотя отношения Джона и Луизы простыми не назовёшь, оба были с норовом.

В апреле 1917-го Америка вступила в войну. Отныне антивоенная пропаганда сурово каралась – и Риду лучше было в Штатах не маячить.

Петроград, 1917

Летом 1917-го он (и Луиза, тоже ставшая журналисткой) прибыли в революционный Питер. Увиденное и пережитое Рид описал потом в «Десяти днях».

С его стороны тут опять было «включённое наблюдение» – не только собирал материалы, но и откровенно увлёкся происходившим, явно сочувствуя большевикам.

А почему нет? Эти люди обещали вывести Россию из ненавистной Джону Первой мировой, сумели организовать массы и взять власть (вот решимость, которой не хватает американским социалистам) – конечно, он на их стороне! Плюс здесь просто профессионально интересно!

Но есть вопрос: а на какие, пардон, шиши два человека, уже небогатых, смогли поехать в далёкую страну? На что они здесь элементарно жили? Командировавшие их издания не могли себе позволить такие расходы.

Что ж… Рид не раз упоминается в книге американского профессора Э. Саттона «Уолл-стрит и большевистская революция». Книга конспирологическая, доказывающая, что в 1917-м совпали устремления крупного капитала в США и красных вождей в Питере – и что капитал этот наших большевиков поддерживал.

Тезис спорный, хотя ряд публикуемых Саттоном документов любопытен. Например, что с деньгами на поездку леваку Риду сильно помог некий нью-йоркский банкир («сочувствующий»)? А в Питере (это не скрывалось и у нас) Джон сотрудничал с «Миссией американского Красного Креста», явно заодно выполнявшей разведывательно-наблюдательные функции.

Газету ей делал. Тоже платили (правда, немного).

То есть – мог ли он быть агентом? Сознательным или используемым втёмную?

Думается, всё сложнее. Что у американцев (самых разных) в России имелись интересы (самые разные) – вполне вероятно. Что какие-то их структуры отслеживали события в бурлящей стране – тоже естественно.

Что земляк-репортёр, везде бегающий, закорешившийся с Лениным и Троцким, наверняка рассматривался как один из источников информации – и это не исключено.

Просто сам Рид…

Голодная кошка может попить молока из любой миски – но гуляет-то всё равно сама по себе!

Туда и обратно

Что Рид «гулял сам по себе» доказывают дальнейшие события. Весной 1918‑го они с Луизой вернулись в США (отъявленным «красным» власти два месяца не разрешали въезд). Начали ездить по стране с лекциями о русской революции, по сути, агитируя за большевиков.

В феврале 1919-го были вызваны в сенатскую комиссию по расследованию антиамериканской деятельности. Рида обвиняли, в частности, в том, что он хотел привезти в США «три миллиона винтовок» с бунтарскими целями. Джон назвал эти утверждения «дурацкими». Действительно – он приготовил бомбу поинтереснее.

В сентябре 1919-го Рид с группой единомышленников провозгласил создание «Коммунистической рабочей партии Америки».

Правда, как раз накануне другие здешние сторонники большевиков уже провозгласили «Коммунистическую партию Америки». Обе партии спорили, какая из них коммунистичнее, и друг друга не признавали. Рид решил искать правды в Москве, где как раз готовился II конгресс Коминтерна.

Добирался тайно, с чужими документами. Москва, однако, лишь призвала обе партии помириться – и расстроенный Рид рванул обратно в Штаты. Но в Финляндии его арестовала полиция – с тремя паспортами на разные имена, агитматериалами и бриллиантами, выданными Коминтерном «на революционную борьбу»…

Одиннадцать недель просидел в одиночке.

Как выпустили – вопрос тёмный. В фильме «Красные» говорится, что Ленин пригрозил расстрелять пятьдесят заложников-финнов, Саттон считает, что кто-то в Вашингтоне надавил на Хельсинки. Так или иначе – вернулся в Москву.

Участвовал в коминтерновском конгрессе (июль-август 1920), потом поехал в Баку на Съезд народностей Востока. На обратном пути подхватил тиф – и умер 17 октября 1920 года. Был торжественно похоронен у Кремлёвской стены.

  • В США уже вышло первое издание «Десяти дней, которые потрясли мир» (лихорадочно дописывались в Нью-Йорке в 1918-м).
  • Хотя, говорят, повидав поволжский голод, военный коммунизм, нравы красных чиновников, Джон Рид к моменту смерти изрядно разочаровался в последствиях этих самых «десяти дней».
  • Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события – Яндекс Новости

Фальсификация документов оккупационным режимом США в России

     Анонс:    Фальсификация истории о революции в России. Подделка документов  оккупационным режимом США в России. Фальсификация книги Джона Рида “Десять дней, которые потрясли мир”. Книга выпущена после 1926 года задним числом – издания якобы 1919 и 1922 год США, Германия.

Текст статьи:

      При написании истории ученый использует различные источники и в первую очередь документы из архивов. Исследователь, как правило, движется от частного к общему. Возможно ли подобное при восстановлении истории России в 20 веке?

Читайте также:  Итоговое сочинение: Влияние технических открытий нашей эпохи на молодежь

Как было показано автором статьи в публикации «Юридическая ответственность за фальсификацию истории. Революция в России 1917 года», история России фальсифицирована в значительной степени. Сделаны выводы, что США захватили Россию 23 февраля 1917 года, а Ленин не является В.И.Ульяновым 1870 г.р. [1].

Это необходимо учитывать. Требуется более внимательное отношение к каждому отдельному документу, прежде чем его использовать, брать за основу при формировании выводов.

Буквально с каждым документом необходимо тщательно разбираться: проводить максимальное количество экспертиз, и только потом использовать как объективный источник.

         В качестве примера автор статьи проведет исследование одного из самых известных документов 20 века о революции в России – книги Джона Рида (John Silas Reed 22.10.1887-19.11.1920) «Десять дней, которые потрясли мир» 1919 г. издания. Для проведения исследования книга была закуплена в США на букинистическом аукционе и доставлена в Россию. Книга полностью соответствует описанию, которое известно в настоящее время: твердая обложка с отделкой тканью зеленого цвета и оранжевыми буквами на лицевой стороне (см. фото 1, 2, 3).

Фото 1, 2, 3. Книга «Десять дней, которые потрясли мир», Джон Рид.

            При осмотре книги не обнаружено повреждений, нет нарушений целостности, все страницы в наличии, а иллюстрации соответствуют перечню. На страницах книги имеются небольшие пометки простым карандашом. Ощущается специфический запах, характерный для книг, хранившихся много лет.

На первых страницах книги имеется иллюстрация в виде рисунка с изображением мужчины и подписью «В.Ульянов (Ленинъ)» (см. фото 4). Имеется стилизованное изображение товарного знака, название издательства, город и год издания.

Фото 4. Изображение В.Ульянова в виде рисунка, название книги, дата и место издания.

На следующих страницах содержится информация об издательстве и защите авторских прав.

Фото 5, 6. Информация о защите авторских прав с 1919 года, правообладатель – компания BONI & LIVERICHT, Inc.

Фото 7. Перечень иллюстраций в книге.

Автором проверен по списку перечень иллюстраций – всё совпадает.

Обращает внимание на себя то, что изображение Ленина представлено в виде грубого рисунка, а изображение Троцкого и даже Церетели представлены фотографиями. На странице книги 308 упоминается депутат от Красной армии Устинов – «Ustinov». В книге указаны и другие не менее известные фамилии в СССР.

Особое внимание обращает на себя написание имени «Владимир Ильич Ленин», а также «Джугашвили-Сталин», (см. фото 8).

Фото 8. В.И.Ленин пишется как «V.Ulianov (Lenin)».

Позже, в 1922 году в печать выходит новое издание книги «Десять дней, которые потрясли мир» того же издательства. В книге появляется предисловие от Ленина (см. фото 9, 10 ).

           Фото 9. Данные издательства в книге 1922 года.

                 Фото 10. Предисловие в книге 1922 года издания.

    В качестве сравнительного материала автор статьи использовал публикации газет начала 20 века и, в первую очередь, американский источник – газету Нью-Йорк Таймс [2].

При сравнении с информацией в газетах, обнаружено различие:

  1. В исследуемый период по 1922 г. включительно, в публикациях указывается лидер большевистской России – «Nicolai Lenin» (см. статью LENIN ORDER STARTS LABOR PARTY HERE). Если книга Джона Рида была опубликована в 1919 году в Нью-Йорке, то журналисты Нью-Йорк Таймс должны были бы знать, что Ленин это Владимир Ильич Ульянов?

  2. Впервые появляется упоминание о том, что Ленин это «Владимир Ильич» в статье «Горький Ленину», опубликованной 7 ноября 1920 года. Пишется на английском языке «Vladimir Ilitch» с одной буквой L (см. статью GORKY TO LENIN).

  3. В январе 1921 года всё внимание общества было привлечено к выяснению личности Ленина в связи с убийством в Москве некоего Карпова (см. статью “Karpoff” Said to Be Nikolai Lenin, Is Dead; Red Autocrat Reported to Have Been Shot).

  4. Указание на то, что Ленин является Ульяновым впервые появляется в печати 25 апреля 1921 года. Обращает внимание на себя особенности написания фамилии Ульянов – «Lenin-Oulianoff» (См. статью HIS PARIS CONCIERGE PAYS TRIBUTE TO LENIN).

  5. Не смотря на перечисленные отдельные публикации, и даже при наличии интриги с фамилией «Карпов», в конце 1922 года пресса продолжает называть Ленина «Николаем». Также, очевидно, подписываются все официальные сообщения Правительства Большевиков (см. статью LENIN ORDER STARTS LABOR PARTY HERE).

Автором статьи приводятся тексты публикаций в газетах того периода.

 GORKY TO LENIN

    Your valuable paper will rentier a signal service to the cause of truth about Soviet Russia if space could be found to publish the following letter written some time ago by Muxim Gorky to Lenin [previously referred to in cable dispatcher]. It ought to silence for good all talk about-the efforts supfcosedly made by the Bolsheviki in behalf of education.    The letter follows:

Книга «Десять дней, которые потрясли мир»

Это по всем параметрам необычная книга. Начнём с того, что написал её состоятельный американец, получивший хорошее образование.

Американец этот придерживался социалистических взглядов и за свою недолгую жизнь успел стать свидетелем революции в Мексике, побывал на фронтах Первой Мировой Войны и был очевидцем Октябрьской Революции.

О каждом из этих событий он написал по отдельной книге. Умер в Москве в 1920 году от сыпного тифа в возрасте 32 лет. Похоронен у Кремлёвской стены.

Несмотря на то, что в книге описываются реальный события, формально она не носит документального характера и называется романом. Мысли автора настолько близки революционным настроениям, язык перевода книги настолько изобилует революционными русскими оборотами, что возникает чувство, что Джон Рид либо сам был русским,…

Развернуть

Восполнил свой пробел. В детстве-юности, когда эту книгу рекомендовали в качестве внеклассного чтения сознательно ее читать не стал, время такое перестроечное было. А сейчас вот, как нынче модно выражаться, книга “зашла”.

Очень жаль, что Джон Рид так и не издал обещанную вторую часть “От Корнилова до Брестского мира”, вот уж что хотелось бы почитать однозначно. Полезное чтение, талантливый Автор, классика, не дать не взять.

Да местами быстрее всего приукрашено, может где и подпридумано, в части непосредственного участия самого Автора. Но в целом атмосфера и суть происходящего передана невероятно живо и убедительно. Наравне с Оруэллом обязательно к прочтению, на мой взгляд.

По изданию – формат покетбука. Не понимаю как даже к 100-летию великой Октябрьской революции никто из издательств не…

Развернуть

В 90х годах достаточной популярностью пользовались два фильма. Один – Дежа Вю (о похождения американского гангстера в Одессе) и Комедия строгого режима (о том, как уголовники ставили в тюрьме спектакль по произведениям Ленина).

Книга «Десять дней, которые потрясли весь мир» – это жуткий коллаж на вышеуказанные фильмы. Клише образное описание переворота, высасывание революционной романтики из ничего. Стиль Джона Рида очень напоминает «шизофренический» стиль Михаила Кольцова ( https://www.livelib.ru/review/886601-ispanskij-dnevnik-mihail-koltsov ). Диву даешься, куда смотрел великий Ленин, когда доверял Джону должность консула в США и рекомендовал книгу в качестве рекламы Великой Октябрьской Революции. Повествование вызывает гомерический смех у публики, если читать книгу вслух. Давайте…

Развернуть

Это передача впечатления, которое производит энергия масс. В наше время карманных оппозиционеров в это трудно поверить и турдно воспринять, но тогда выиграл тот, кто эту энергию оседлал и кто ей доверился.

Тогда получилось лучше всего у большевиков, и Рид даёт одну из лучших иллюстраций этого процесса, в книге раз за разом даются конкретные примеры того, как большевики с одной стороны, давали массам то, что они желали, а с другой не боялись полностью им доверится и на них оперется, и за счёт этого раз за разом выигрывали в крайне сложных ситуациях.

Что самое смешное, так это то, что, как теперь понятно после публикации всех точек зрения с подкрепляющими их документами, общий ход событий был вполне адекватно изложен в кратком курсе и в официальной истории гражданской войны (за…

Развернуть

И опять про этих большевиков… Так уж вышло, что по одному из предметов мне задали прочитать указанную книгу. Честно говоря, до того, как я её открыл, мне почему-то казалось, что она куда как более интересна и объективна…

В самом начале Джон Рид сказал, что постарается быть максимально объективным в описании тех событий, свидетелем которых он стал. На деле же это у него не получается совершенно. Через весь текст сквозит неприкрытая симпатия к большевикам, основанная совершенно непонятно на чём.

При этом он постоянно критикует даже другие социалистические партии и движения, не говоря уже о монархистах… Когда же он заявил, что “Белая Гвардия – это кучка студентов и юнкеров, отчаянно борющихся за сохранение своих банковских счетов”, мне и вовсе стало тошно…

Но пришлось дочитывать.

Он…

Развернуть

В аннотации к данной книге в качестве одного из ее достоинств указывалась определенная “художественность” текста. Мол, не тупо журналистскую хронологию читаем, но и, собственно, Произведение, авторский замысел.

И правда, во время прочтения книга мной нередко воспринималась исключительно как пример художественной литературы.

(Ну ничего не могу с собой поделать! Американец, пусть даже и весь такой сочувствующий социалист, с царской элитой изъясняющийся на французском, с пролетариями – неизвестно на каком языке.

Белый караул всегда его пропускает к любому военачальнику, не забывая при этом предупредительно рассказать обо всех грядущих военных планах и маневрах. С красными он тоже завсегдатай, те непременно доложат о каждом шаге Троцкого. Член любой политической партии обязательно найдет…

Развернуть

Потрясающий журналистский язык, невероятные метафоры.

Подземный огонь восстания прорывал кору, которая медленно затвердевала на поверхности революционной лавы, бездействовавшей в течение всех этих месяцев.

Чтение “10 дней…” необходимо не только для тех, кто интересуется революцией. Но и для тех, кто хочет разобраться – откуда растут ноги у ХХ века.

Читайте также:  Образ России в «Ревизоре» Н. В. Гоголя

Сам Рид не посторонний наблюдатель, а непосредственный участник, (его даже собирались расстрелять несколько раз), что оставляет совершенно потрясающее впечатление.
Несмотря на левые взгляды автора, революция лишена утопического ореола – Рид старается объективно взглянуть на положение обеих сторон (или сколько их там можно вообще насчитать).
Его друг А.

Вильямс говорил о непревзойденном чутье Рида к самым умопомрачительным социальным событиям…

Развернуть

На самом деле, одним из мотивов приезда Джона Рида в Россию, помимо командировки журнала, где он работал, было желание увидеть: на самом ли деле большевики решаться, как это было ими заявлено, взорвать храм Василия Блаженного, или нет. Дата постоянно переносилась в течение 1918 года. В конечном итоге, по разным, в том числе внутриполитическим причинам, этого сделано не было.

Второе, о чем бы хотелось ещё сказать, это о новом взгляде и на революцию, и на литературу о революции 1917 года, которую сами большевики, если я не ошибаюсь, до 1927 года называли Октябрьским переворотом.

Мне кажется, уже пришло время относительно спокойного, бесстрастного взгляда на величайшее событие 20 века.

Как Французская для 18 и 19 веков, так русская революция 1917 года, – обе оказали решающее значение для…

Развернуть Текст вашей рецензии…

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Всего 1K Всего 343

Десять дней, которые потрясли мир – это… Что такое Десять дней, которые потрясли мир?

«Десять дней, которые потрясли мир» — книга американского журналиста Джона Рида об Октябрьской революции 1917 года в России, свидетелем которой он был сам.

Джон Рид умер в 1920 году, вскоре после того, как книга была закончена. Он является одним из немногих американцев, похороненных в некрополе у Кремлевской стены, где обычно хоронили только самых выдающихся советских лидеров[1]. Также в Невском районе Санкт-Петербурга в честь писателя названа улица.

Концепция и история создания книги

Описывая русскую революцию, Джон Рид находился в командировке от социалистического журнала The Masses.

Хотя Рид утверждал, что он «пытался смотреть на события с точки зрения добросовестного журналиста, заинтересованного в установлении истины» [2], в предисловии он писал: «В борьбе мои симпатии не были нейтральны» [2] (книга склоняется к большевикам и их точке зрения).

Прежде чем Джон Рид уехал в Россию, 15 июня 1917 года в США был принят «Закон о шпионаже», карающий штрафом или арестом тех, кто мешал вербовке солдат или писал в газетах или журналах статьи, способствующие этому [3].

Из-за этого журнал The Masses под давлением федерального правительства был вынужден прекратить публикации осенью 1917 года, после отказа редакции изменить политику в отношении войны. Поэтому статьи Рида о Русской революции публиковало издание The Liberator, основанное Максом Истменом. Чтобы сохранить журнал, Истмен был вынужден скомпрометировать опубликованную информацию.[4]

В предисловии Рид назвал книгу «первой в серии» и обещал вскоре выпустить второй том под названием «От Корнилова до Брест-Литовска» (“Kornilov to Brest-Litovsk”), однако не успел ее закончить.

Критика

С момента первой публикации в 1919 г. книга вызвала широкий диапазон критических отзывов — от крайне негативных до положительных.

Тем не менее книга была оценена в целом положительно, несмотря на неприязненное отношение некоторых критиков к политическим убеждениям Рида.[5] Так, Джордж Ф.

Кеннан, американский дипломат и историк, не питавший любви к большевизму и известный как создатель теории военного сдерживания, похвалил книгу:

«Несмотря на его откровенно предвзятый, в политическом отношении, характер, отчёт Рида о событиях того времени превосходит все иные исторические свидетельства той эпохи в силу своего литературного дара, своей проницательности и особого внимания к деталям. Эту книгу будут помнить даже тогда, когда иные свидетельства постигнет участь забвения. Во всём этом рассказе, во всём этом причудливом повествовании о собственных приключениях и недоразумениях мы видим отражение кристальной честности и чистоты помыслов автора, чем он оказал, даже не предполагая этого, честь американскому обществу, взрастившему его и достоинства которого он так и не смог осознать в полной мере».[6]

1 марта 1999 года газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала[7] список «100 лучших работ по журналистике» (по данным Нью-Йоркского университета), в который под номером семь попали «Десять дней, которые потрясли мир»[8].

Иосиф Сталин в 1924 году утверждал, что Рид ошибочно переоценил роль Льва Троцкого[9].

Книга изображает Троцкого как одного из самых главных руководителей Революции, наряду с Лениным, что и опроверг Сталин. По этой причине в СССР книга не переиздавалась с 1930 по 1957 годы, а за ее хранение можно было попасть под репрессии.[источник?]

Публикация

Сразу после первой публикации, Владимир Ильич Ленин прочитал книгу и согласился написать вступление, которое впервые появилось в издании 1922 года, опубликованное издательством Boni & Liveright (Нью-Йорк)[5]:

Прочитав с громаднейшим интересом и неослабевающим вниманием книгу Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли весь мир», я от всей души рекомендую это сочинение рабочим всех стран. Эту книгу я желал бы видеть распространённой в миллионах экземпляров и перевёденной на все языки, так как она даёт правдивое и необыкновенно живо написанное изложение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата. Эти вопросы подвергаются в настоящее время широкому обсуждению, но прежде чем принять или отвергнуть эти идеи, необходимо понять всё значение принимаемого решения. Книга Джона Рида, без сомнения, поможет выяснить этот вопрос, который является основной проблемой мирового рабочего движения.

См. также

  • Десять дней, которые потрясли мир (фильм)

Примечания

  1. Битва за Кремль / Сергей Берец // Русская служба Би-би-си  (Проверено 16 ноября 2010)
  2. 1 2 Reed John Ten Days that Shook the World. — 1st. — Penguin Classics. — ISBN 0140182934
  3. Mott Frank Luther American Journalism: A History of Newspapers in the United States Through 250 Years, 1690-1940. — New York: The Macmillan Company, 1941.
  4. Eastman Max Love and Revolution: My Journey Through an Epoch. — New York: Random House, 1964. — P. 69–78.
  5. 1 2 Duke David C. John Reed. — Boston: Twayne Publishers, 1987. — ISBN 080575021
  6. Kennan G.F. Russia Leaves the War. — Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1989. — P. 68-69. — (Soviet-American Relations, 1917-1920. Vol. I). — ISBN 0691008418
  7. Barringer, Felicity. Journalism's Greatest Hits: Two Lists of a Century's Top Stories, Media, The New York Times (1 марта 1999). Проверено 17 ноября 2007.
  8. The Top 100 Works of Journalism. New York University. Архивировано из первоисточника 3 июля 2012. Проверено 17 ноября 2007.
  9. Trotskyism or Leninism?
  • Полный текст на английском в Викитеке

Джон Рид об октябрьской революции (книга «Десять дней, которые потрясли мир»)

  • Федеральное агентство по образованию РФ
  • Государственное образовательное учреждение
  • Высшего профессионального образования
  • Иркутский государственный университет
  • Кафедра теории и практики журналистики. 
      
  • Джон 
    Рид об октябрьской революции
  • (книга 
    «Десять дней, которые потрясли мир») 
       
  • Реферат студентки 5 курса
  •                                                                            Группы 08411
  •                                                                    Оюунцэцэг Бямбасурэн.
  •                                                                                Научный руководитель:

                                                                             профессор Зоркин В.И.   
 

Иркутск, 2012г.

Содержание

  1. Введение…………………………………………………………………..3
  2. Джон Рид: становление журналиста…………………………………..4-9
  3. Американец в центре русской революции………………………….10-16
  4. Заключение……………………………………………………………17-18
  5. Библиография……………………………………………………………19

      
      
      
     

Введение

  Вот уже почти сто лет революция 1917 года в России будоражит умы многих людей.

Существует огромное количество воспоминаний тех дней от разных сторон (белых, красных), но можно ли считать их объективными? Во времена существования Советского Союза официальной считалась версия «красных», по который все белогвардейцы представлялись как убийцы и террористы.

В наши дни модно стало переписывать историю, и уже сторонников царского режима чуть ли не воздвигают в ранг святых. Что бы не говорили, можно сказать точно, что абсолютной истины мы не найдем, но приблизится к правде о тех событиях сможем.

   Историки и исследователи отмечают, что одной из самых объективных 
книг того времен является – «Десять дней, которые потрясли мир» Джона Рида. «Большевистская революция была самой бескровной революцией в истории,- писал он.

– Большевики были тверды в своей эффективной решимости создать диктатуру пролетариата – они не были ни жестокими, ни кровожадными.

Во время революции русские, с точки зрения западного человека, оказались удивительно снисходительными и мягкими»1. 

  Эта книга написана в репортажной форме, в ней собраны точные воспоминания о людях, о событиях того времени.

Для того, чтобы описать то, что происходило в октябре 1917 года Джон Рид изучил множество газет, лично присутствовал на собраниях, митингах, он даже принимал участие во взятии Зимнего дворца.

Вдобавок к этому, Риду удалось пообщаться с различными людьми, которые были непосредственными, а зачастую и главными, участниками буржуазно-демократической революции.

  Именно поэтому эта книга интересна для изучения. В данной работе нам прежде всего хочется приблизиться к истинности, хочется узнать, что же действительно происходило в то страшное для России время.

    Джон 
    Рид: становление журналиста

  При изучении любой книги мы всегда прежде всего обращаемся к личности автора, выясняем, что это за человек, где он вырос, каких взглядов придерживался. И сейчас, мы не будем отступать от традиций, и для начала, обратимся к личности Джона Рида.

  Джон Сайлас Рид родился 22 октября 1887 года в особняке его бабушки по материнской линии в Портленде, штат Орегон.

Его мать, Маргарет Грин Рид, была дочерью богатого портлендского предпринимателя, который разбогател, обладая следующими предприятиями: первым газовым заводом в Орегоне, первым на западном побережье заводом по производству чугуна и гидротехническими сооружениями Портленда. Его отец, Чарльз Джером Рид, был торговым представителем крупной компании по производству сельскохозяйственной техники.

  Детство Джона прошло в окружении сестёр и прислуги, а все его приятели и друзья, были отпрысками высшего класса. Брат Джона, Гарри был на 2 года его младше. Джон и его брат, были отправлены в только что основанную Портлендскую Академию, частную школу.

Джон был достаточно талантлив и умён, чтобы сдавать экзамены по читавшимся там предметам, но ему было скучно и неинтересно учиться на хорошие отметки, так как он считал, что преподавание в школе сухое и скучное.

Читайте также:  Итоговое сочинение: Осчастливят ли деньги человека?

В сентябре 1904 года, Джон был отправлен в Morristown School в Нью-Джерси для того чтобы он подготовился к поступлению в колледж, так как его отец, который никогда не ходил в университет, хотел чтобы его сыновья учились в Гарварде.

  Первая попытка Джона поступить в университет провалилась, но поступил со второй, и уже осенью 1906 года он начал своё обучение в Гарварде. Высокий, красивый, весёлый, Джон принимал участие практически во все студенческих мероприятиях.

Он был членом команды чирлидеров, членом команды пловцов и участвовал в заседаниях Драматического клуба. Он был членом редколлегии студенческого журнала Lampoon и Harvard Monthly, а также был президентом студенческого хора Гарварда.

Джон не был членом университетской команды по футболу, но преуспел в менее престижных видах спорта, таких как плавание и водное поло.

  Рид также принимал участие в собраниях Клуба Социалистов, где президентом был его друг Уолтер Липпман.

Несмотря на то, что Рид так и не стал членом этого клуба, эти собрания оказали определённое влияние на его взгляды.

Клуб был абсолютно легален и постоянно критиковал руководство университета за то, что те не платили всем работникам университета прожиточный минимум и ходатайствовали за создание курса о социализме.

  Рид окончил Гарвард в 1910 году и тем же летом отправился в путешествие. В ходе своего путешествия он посетил Англию, Францию и Испанию.

  Джон Рид хотел стать журналистом, и решил, что самое подходящее место для репортёрской карьеры — это Нью-Йорк, где были сконцентрированы все важнейшие издания того времени.

Благодаря университетскому знакомству с журналистом Линкольном Стеффенсом, который занимался журналистскими разоблачениями и который высоко ценил Джона за его ум и талант, сделать первый шаг было проще.

Стеффенс помог Риду занять не самый значительный пост в журнале American Magazine: в обязанности Джона входили чтение рукописей, корректура, а затем и редакторская работа. Чтобы заработать больше, Джон занял пост управляющего в недавно открытом, ежеквартальном журнале Landscape Architecture.

  Джон поселился в Гринвич Вилледж, только что появившемся и бурно развивавшемся районе художников и поэтов. Джон Рид полюбил Нью-Йорк, постоянно исследовал его и писал стихи о нём.

Журналы, в которых он работал, исправно платили ему, но это были заработки «свободного художника», а Джон хотел добиться некоторой стабильности. В течение полугода, Джон пытался опубликовать свои рассказы и эссе о полугодовом пребывании в Европе, везде получая отказ.

И всё-таки он добился успеха — газета Saturday Evening Post согласилась напечатать его произведения. В течение того же года, Рида напечатали в журналах Collier’s, The Forum, и The Century Magazine.

Один из его стихов был положен на музыку композитором Артуром Футом, а журнал The American предложил ему место в штате и начал печатать его. Карьера Джона Рида шла в гору.

  Его заинтересованность в социальных проблемах была вызвана знакомством со Стеффенсом и Идой Тарбелл. Но достаточно быстро Джон занял гораздо более радикальную позицию, чем они. В 1913 году, Джон стал сотрудникам журнала The Masses, где главным редактором был Макс Истмен, а ему помогала его сестра Кристал. В этом издании Джон опубликовал более 50 статей и обзоров.

Одной из основных тем, интересовавших его, была революция. Впервые был арестован 
в 26 лет, когда принимал участие в 
рабочей забастовке в Паттерсоне.

Жестокое подавление выступлений рабочих, а также последовавший за этим краткосрочный арест, сделали взгляды Рида ещё более радикальными. В это время Джон сближается с синдикалистским профсоюзом «Индустриальные рабочие мира».

Джон выразил свою позицию и мнение о произошедшем в статье «Война в Паттерсоне», которая была опубликована в июне.

  Осенью 1913 года, Джон был направлен журналом Metropolitan Magazine в Мексику чтобы подготовить репортаж о Мексиканской революции.

Джон находился в лагере Панчо Вильи в течении четырёх месяцев, и вместе с Вильей был представителем Конституционных сил после их победы над Федеральными войсками под Торреоном. Эта победа открыла путь к Мехико.

За эти 4 месяца Рид опубликовал серию репортажей о Мексиканской революции, которые создали ему репутацию военного журналиста.

Джон Рид глубоко сочувствовал тяжёлому положению повстанцев и был категорически против американской интервенции (которая началась вскоре после того как он покинул Мексику). Джон горячо поддерживал Вилью, а Венустиано Карранса был ему безразличен. Позже эти мексиканские репортажи были переизданы в книге, которую назвали «Восставшая Мексика», которая увидела свет в 1914 году.

  30 апреля 1914 года Джон прибыл в Колорадо, туда, где недавно произошла бойня в Ладлоу.

Там он пробыл чуть больше недели, исследуя произошедшее, выступая на митингах от имени шахтёров, пишет яркие статью «Колорадская война» и пришёл к убеждению, что классовый конфликт в обществе, куда серьёзнее чем ему казалось ему раньше.

Лето 1914 года Джон провёл в Провинстауне, штат Массачусетс, вместе с Мэйбл Додж и её сыном, где они вместе подготовили к изданию «Восставшую Мексику», а также провели интервью с президентом Вильсоном на тему Мексиканской революции.

  Практически сразу же после начала Первой мировой войны, Джон Рид, в качестве репортера Metropolitan отправляется в нейтральную (в тот момент) Италию. Рид встретился со своей любовницей, Мейбл Додж, и вместе они отправились в Париж.

Рид полагал, что война — это лишь новый виток торговой борьбы между империалистами. Джон не сочувствовал никому из участников войны.

Джон называл эту первую мировую войну – «войной торговцев», при обращении к народу он говорил, что «это не Наша война!».

  Во Франции Джон Рид пребывал в апатии из-за цензуры, введённой на время войны, а также из-за того, что ему было очень сложно попасть на фронт. Рид и Мейбл отправились в Лондон, откуда Мейбл отправляется в Нью-Йорк, чтобы оттуда помогать Джону. Остаток 1914 года Джон провёл в ссылке вместе с лидером мексиканской революции — Панчо Вилья, где и написал свою книгу «Восставшая Мексика».

  Он вернулся в Нью-Йорк и оставался там до конца года, занимаясь написанием статей о войне. В 1915 году отправился в Восточную Европу, в путешествии его сопровождал канадский художник и журналист The Masses Боурдмен Робинсон.

Они начали свое путешествие из Салоник, затем они направились в Сербию, где стали свидетелями опустошения, посетили разбомбленный Белград, также они посетили Болгарию и Румынию.

Джон Рид и Боурдмен Робинсон проехали через черту оседлости в Бессарабии, но в Хелме они были арестованы, содержались несколько недель в заключении, и, вероятно, были бы приговорены к расстрелу за шпионаж, если бы не вмешательство американского посла.

  Их путешествие по России не прошло незамеченным — американский посол в Петрограде полагал, что Рид и Боурдмен являются шпионами; Рид был поражён этим. Рид и Робинсон были вновь арестованы, когда они предприняли попытки нелегально перейти границу с Румынией.

На этот раз им помогло вмешательство британского посла (Робинсон был британским подданным), который, наконец, помог получить разрешение на выезд, но это произошло только после того, как все их документы были изъяты в Киеве. Из Бухареста они направились в Константинополь, в надежде увидеть Галиполийскую кампанию.

Все эти события легли в основу книги Джона Рида «Война в Восточной Европе», которая была опубликована в апреле 1916 года.

  Вскоре Джон Рид вернулся в США, он направился в Портленд, где посетил свою мать. В это время Джон познакомился с Луизой Брайант, которая вскоре переехала к нему на Восточное побережье.

В начале 1916 Рид познакомился с Юджином О’Нилом, будущим нобелевским лауреатом по литературе, и в начале мая, Джон Рид, Луиза Брайант и Юджин вместе арендовали коттедж в Провинстауне.

Вскоре после этого, у Брайант и О’Нила завязался роман.

  1916 год оказался для Джона наполненным разнообразными событиям: женитьба на Луизе Брайант в Пикскилле; операция по удалению почки проведенная в клинике Джона Хопкинса, где Джон оставался до конца декабря. В 1916 году Джон также опубликовал за свой счет книгу «Тамерлан» и другие стихотворения тиражом в 500 экземпляров.

  Когда Уилсон объявил войну 2 апреля 1917 года, Рид кричал на спешно созванном совещании Народного Совета в Вашингтоне: «.. Это не моя война, и я не буду поддерживать его. Это не моя война, и я буду иметь ничего общего с ней».

В июле и августе Рид продолжал писать агрессивные и злые статьи для Masses, который отказалась доставлять по почте Почтовая служба США; также Джон Рид писал для журнала Seven Arts, который, в конце концов, лишился финансовой поддержки из-за статей Рида и одной статьи Рэндолфа Борна и перестал выходить.

Рид ошеломлен провоенными настроениями популярными в стране; его карьера рушилась.

  Позже 
Джон Рид решает посетить Россию, чтобы написать о происходящем 
там. Однако, о истории его пребывания в нашей стране мы поведаем во второй главе, так как это будет непосредственно связанно с книгой «Десять дней, которые потрясли мир».

Поэтому предлагаем «перескочить» через этот отрезок его жизни и продолжить рассказ о его биографии с того момента как он 28 апреля 1918 года вернулся в Нью-Йорк.

Рид совершил около 20 агитационных поездок по США, выступая в защиту Октябрьской революции, против американской интервенции в Советской России, в связи с чем 5 раз привлекался к судебной ответственности по обвинению в «антиамериканской деятельности».

  Стал одним из основателей Коммунистической рабочей партии США в августе-сентябре 1919 года. В октябре 1919 года приехал в Москву и был избран членом Исполкома Коминтерна. Много ездил по Советской России, собирал материал для новой книги.19 октября 1920 года умер в Москве от тифа. Похоронен на красной площади у кремлевской стены

Ссылка на основную публикацию