Стихи некрасова о женщинах: читать стихотворения николая некрасова про женщину

Русские женщины в поэзии Н. А. Некрасова



Содержание

Простой русской женщине в творчестве Н. А, Некрасова принадлежит одно из центральных мест. Как поэт революционной демократии, Н.А. Некрасов не мог остаться равнодушен к судьбе русской крестьянки, потому что в тогдашней России не было человека более униженного и бесправного, чем женщина.

Начиная с раннего стихотворения «В дороге» и кончая поэмой «Кому на Руси жить хорошо», Некрасов рассказывал о «долюшке женской», о самоотверженности русской крестьянки, о её душевной красоте. «В дороге» – повесть о трагической судьбе молодой крестьянки Груши. Эта женщина – жертва крепостничества.

Когда Груша была ребенком, помещики для прихоти держали её в барском доме, где она обучалась дворянским манерам. Потом, также из прихоти, её выдали замуж за грубого, невежественного ямщика. Не привыкшая к тяжелому крестьянскому труду, Груша скоро гибнет. Поэт гневно разоблачает помещиков – крепостников.

Он пишет о своей героине: «…погубили её господа…» В стихотворении «Тройка» правдиво рассказано о грустной и вместе с тем типичной судьбе, которая выпадает на долю крестьянской девушки. Красивая «чернобровая дикарка» жаждет любви и счастья. Однако её – дочь крепостного крестьянина ждет тяжелая жизнь с нелюбимым супругом.

Быстро увянет девичья красота от безрадостного, непосильного труда, от горьких слёз, незаслуженных обид: Будет бить тебя муж – привередник И свекровь в три погибели гнуть… Немало строк посвятил поэт многострадальным матерям-крестьянкам.

Вот типичная картина: бездонное, мутно-голубое, выжженное небо, палящее солнце, ни малейшего дуновения ветра; дрожащее, замирающее в вышине звенящее пение жаворонка – это вверху; солёный пот, заливающий глаза, согнутые спины, надоедливая, противная мошкара, призывный плач детей – это внизу. В стихотворении «В полном разгаре страда деревенская», написанном вскоре после реформы, дано правдивое изображение нечеловеческого, тяжелого труда молодой крестьянки-матери: Доля ты! – русская долюшка женская!

Вряд ли труднее сыскать…

С отменой крепостного права жизнь не улучшилась. Не изменилась и судьба женщин-крестьянок. Поэма «Орина, мать солдатская» – скорбная повесть о крестьянке, у которой умер сын-солдат, замученный в царской армии. Осталась мать одна со своей великою печалью: Мало слов, а горя реченька.

Горя реченька бездонная!..

Простые женщины и муза Некрасова, «муза мести и печали», – родные сёстры.

Гневные, протестующие стихи поэта удивительно напоминают протяжные, задушевные песни о женской доле: та же в них боль, те же слёзы, та же неизбывная тоска. И ещё гнев, тяжелый, непримиримый.

О суровой доле крестьянки говорит поэт в поэме «Мороз, Красный нос»: Три тяжкие доли имела судьба, И первая доля: с рабом повенчаться, Вторая – быть матерью сына-раба,

А третья – до гроба рабу покоряться.

Рассказывая о тяжелой доле, поэт в то же время верил в могучие силы русского народа, в будущую его победу над эксплуататорами. Поэтому нередко в образе крестьянки воплощал он высокие представления о духовном могуществе, о его физической красоте: Есть женщины в русских селеньях С спокойною важностью лиц, С красивою силой в движеньях,

С походкой, со взглядом цариц.

В произведениях Некрасова возникает образ «величавой славянки», чистой сердцем, светлой умом, сильной духом. Это и Дарья из поэмы «Мороз, Красный нос», и простая девушка из «Тройки», стремящаяся убежать от тяжелой, бесправной судьбы, «от работы и чёрной и трудной», убежать вслед за бешеной тройкой, вихрем промчавшейся мимо.

Это и Матрёна Тимофеевна Корчагина из поэмы «Кому на Руси жить хорошо». Образ этой героини как бы завершает и объединяет в творчестве Некрасова подгруппу образов женщин-крестьянок. Судьба Матрёны типична для крестьянской женщины дореволюционной России. Счастливой она была только в детстве. Но и в заботливой родительской семье ей пришлось работать уже «по пятому годку».

Много труда, забот и горя выпало на долю Матрёны. Несмотря на то что родители любили её, они выдали девушку замуж, не спросив её согласия. Жизнь в семье мужа Матрёна называет «адом». Филипп Ильич был хорошим человеком и любил свою жену, но и он бил её иногда.

Филипп часто уезжал на заработки, и тогда Матрёна оставалась с его роднёй: …с золовками, Со свёкром, со свекровушкой, Любить-голубить некому, А есть кому журить! Матрёна добра и справедлива. Её любовь к мужу и детям самоотверженная. Мучительная, полная лишений и страданий жизнь не сломила женщину. В душе Матрёны зреет протест против угнетателей.

«Я потупленную голову, сердце гневное ношу», – говорит она. В её душе таяться неисчерпаемые сокровища любви, верности, благородства, ума. И хотя волнующая повесть о Матрёне Тимофеевне заканчивается притчей о потерянных «ключах от счастья женского», которая символизирует безысходную участь крестьянской женщины в России, поэт твёрдо верит в то, что «ключи» эти найдутся.

В галерее женских образов, созданных Некрасовым, выделяется и подгруппа образов женщин из городской бедноты. Как известно, сам поэт, оставшись в Петербурге без всяких средств к существованию, узнал трудную, полуголодную жизнь окраин, трущоб, подвалов. В стихотворении «Еду ли ночью по улице темной…» изображаются суровые подробности драм» бедняков, типичной для столицы.

Рисуется холодный! безмолвный и безлюдный темный город. Слепые окна леденящий ветер, тяжелые камни вокруг: из камня дома, камни на мостовой, скрип качающегося фонаря, пляшущий круг света на снегу и одинокая фигура женщины, пошатывающаяся от ветра.

Тяжкая, мучительная судьба женщины, выданной замуж за нелюбимого; такая бедность и нищета, когда нельзя даже купить гроб для ребенка, умершего от голода и болезни. Несчастная мать, потерявшая свое дитя; несчастная жена, не знавшая любви. Она вышла на улицу продать себя первому встречному…

При чтении стихотворения ясно представляешь все эти «свинцовые мерзости жизни», низводящие женщину до такого состояния. О «многокручинной, многострадальной» русской женщине пишет поэт в стихотворении «Свадьба»: Ждет тебя много попреков жестоких, Дней трудовых, вечеров одиноких: Будешь ребенка больного качать, Буйного мужа домой поджидать, Плакать, работать — да думать уныло, Что тебе жизнь молодая сулила, Чем подарила, что даст впереди…

Бедная! Лучше вперед не гляди!

Н. А. Некрасов писал и о передовых женщинах своего времени, стремящихся к прогрессивной деятельности на благо общества, народа. Героиня поэмы «Саша», дочь небогатых дворян, сближается с крестьянами: лечит их, пишет для них письма. Это уже новый тип для русской литературы, тип женщины — общественного деятеля.

В поэме «Русские женщины» Некрасов создал образы пленительные и величественные, взятые из истории русского освободительного движения, — образы княгини Е. И. Трубецкой и княгини М. Н. Волконской. Этим женщинам присущи смелость, решительность, самоотверженность. Они отказались от богатства и почестей и сознательно последовали за своими мужьями, декабристами, в Сибирь.

Их не пугали ни трудности, ни опасности дальнего пути, ни жизнь на каторге. Их уговаривали, им доказывали нелепость их жертвы, им угрожали. Наконец, им просто не разрешали выезд, а они, эти блестящие светские дамы, умницы, изнеженные, выхоленные, прошли через все преграды и оказались сильней многих сильных, отказавшихся от борьбы.

Нет! я не жалкая раба, Я женщина, жена! Пускай горька моя судьба – Я буду ей верна! О, если б он меня забыл Для женщины другой, В моей душе достало б сил Не быть его рабой! Но знаю: к родине любовь Соперница моя, И если б нужно было, вновь Ему простила б я!.. Из этих слов княгини Трубецкой понятно, что она сочувствует революционной деятельности мужа.

Некрасов подчеркивает близость жен декабристов к трудовому народу. В уста княгини Волконской вложена такая речь: Народ! я бодрее с тобою несла Мое непосильное бремя!

Восхищаясь подвигом «декабристок», Некрасов писал:

Высок и свят их подвиг Незабвенный! Как ангелы-хранители, они Явилися опорой неизменной. Женские образы занимают большое место в интимной лирике Некрасова.

Замечательны его стихи «Зине», в которых он говорит о своей жене, Зинаиде Николаевне Некрасовой, как о заботливом друге, помощнике в работе: Помогай же мне трудиться, Зина! Труд всегда меня животворил. Многие лирические произведения Некрасова посвящены женщине-матери.

Елена Андреевна Некрасова, человеколюбивая и культурная женщина, сыграла большую роль в воспитании будущего поэта: О мать моя, подвигнут я тобою: Во мне спасла живую душу ты! С огромным сочувствием писал Некрасов о матерях-крестьянках, оплакивающих смерть своих сыновей: Им не забыть своих детей, Погибших на кровавой ниве, Как не поднять плакучей иве Своих поникнувших ветвей. Так как представления о матери были у Некрасова «святыми» и «великими», то естественно, что в творческом сознании поэта-патриота возник и образ Родины. Впервые этот образ появился в поэме «Саша»: Родина-мать! я душою смирился, Любящим сыном к тебе воротился. Затем он повторяет эти слова в стихотворениях «Свобода», «Что ни год – уменьшаются силы…», в поэме «Кому на Руси жить хорошо». Именно Некрасову принадлежит честь введения в литературную и разговорную речь величественного выражения «Родина-мать», выражения, бесконечно близкого и дорогого каждому человеку. Так сливаются в поэзии Некрасова лирик и гражданин. Предлагаем читателю образцы сочинений типа групповой характеристики по эпическим произведениям. Интересно, на наш взгляд, проследить варианты сочинений на темы, разные по своей направленности. 8. Образы, созданные В.Я.Брюсовым и А.Ахматовой. Божественный и дивный женский образ создаёт В.Я.Брюсов в стихотворении «Женщине». Его героиня страстная, неистовая красавица. Её любовь жжёт огнём, но огонь – это божья благодать, видимо, поэтому лирический герой готов ради неё на муки и страдания: Ты – женщина, ты – ведьмовский напиток! Он жжёт огнём, едва в уста проник; Но пьющий пламя подавляет крик

Читайте также:  Стихи о русском языке: стихотворения великих русских поэтов классиков для детей

И славословит, бешено средь пыток.

Автору близок не только образ его современницы, его притягивает лик классической красавицы Клеопатры.

Он создаёт образ царицы Египта, который способен вызывать страстные чувства, так как Клеопатра – олицетворение красоты, любви, она – женщина мечта, о которой грезит сильная половина человечества: Вновь, как царей, я предаю томленью Тебя, прельщённого неверной тенью, Я снова женщина – в мечтах твоих. Удивительный женский образ создан А.Ахматовой.

Её героиня – это, прежде всего, мать, жена, возлюбленная. В ней покоряет феномен неслыханной силы духа и человеческого достоинства. Любя, страдая от неразделённой любви, никогда не унижается, она полна женской гордости и чести: Сердце к сердцу не приковано, Если хочешь – уходи. Много счастья уготовано Тем, кто волен на пути. Пленительная, хрупкая героиня лирики А.

Ахматовой обладает твёрдостью характера, незаурядной, почти мужской волей: Десять лет замираний криков, Все мои бессонные ночи Я вложила в тихое слово И сказала его напрасно. Отошёл ты и снова На душе и пусто и ясно. Ахматовская героиня не афиширует, не экзальтирует свои чувства, они глубоко внутри, никому она не позволяет ворошить их.

Честная, гордая, глубоко и сильно чувствующая – таков образ женщины воспетой А.Ахматовой. Поэтесса А.А.Ахматова и сама стала вдохновенной Музой для многих поэтов. Её образ, живой и чувственный, открывается мне, когда читаю стихотворения М.И.Цветаевой из цикла «Ахматовой». Марина Цветаева воспела её при жизни, глубоко потрясённая и её поэтическим даром и трагической судьбой.

Её образ, светлый и дерзновенный, с особой силой выписан в стихотворении «О муза плача, прекраснейшая из муз!»: И мы шарахаемся, и глухое: ох! – Стотысячное – тебе присягает, – Анна Ахматова! – это имя – огромный вздох, И в глубь он падает, которая безымянна. М.

Цветаеву поражал её бесспорный талант, и, видимо, душевной потребностью было высказать это, поэтому Ахматову-поэтессу вижу я, читая следующие строки: Что тебе, чей голос – о глубь! О мгла! – Мне дыханье сузил, Я впервые именем назвала Царскосельской Музы. Цветаева создаёт образ своей современницы, и он недосягаем, свят и чист.

Она поднимает Анну на высоту Олимпа, любуясь ею, боготворя её: Ты солнце в выси мне застишь, Все звёзды в твоей горсти! Ах, если бы двери – настежь – Как ветер к тебе войти! Цветаева, преклоняясь перед талантом Анны Ахматовой, раскрывает обаяние глубокой и сильной натуры, в каждой её строке передо мной Анна Андреевна Ахматова: Я тебя пою, что у нас – одна, Как луна на небе! Что, на сердце вороном налетев, В облака вонзилась, Горбоносую, чей смертелен гнев И смертельна – милость. Я убеждён, что женские образы, созданные в литературе XX века поэтическим талантом В.Я.Брюсова, А.А.Ахматовой, М.И.Цветаевой навсегда останутся идеалом чистоты, непрочности, женской гордости, неувядающей красоты. Он станет, я думаю, примером для моих современников, и, может быть, кто-нибудь последует за вдохновенной Музой и создаст пленительный образ женщины XXI века, ведь не зря В.Я.Брюсов утверждал: Мы для тебя влечём ярем железный, Тебе, мы служим, тверди гор дробя,

И молимся – от века – на тебя!



Вернуться на предыдущую страницу

Источник: http://gumfak.ru/otech_html/pushkin/referat/096-9.html

Стихотворения Некрасова. Судьба русской женщины

С этим файлом связано 85 файл(ов). Среди них: Новицкая Л. Уроки вдохновения.doc, Брехт Б. Плащ еретика.doc, Андреев Леонид. Дневник сатаны – royallib.ru.doc, Brekht_Bertold_Mamasha_Kurazh_i_ee_deti_Perevod…doc, Brekht_Bertolt_Trekhgroshovaya_opera.

doc, Альбер Камю Калигула.docx, Буров А. Режиссура и педагогика.doc, Ершов П. Режиссура как практическая психология….doc, Володин А.М._Фабричная девчонка.doc и ещё 75 файл(а).
Показать все связанные файлы
Н. А.

Некрасов

СУДЬБА РУССКОЙ ЖЕНЩИНЫ

Тройка.

Что ты жадно глядишь на дорогуВ стороне от веселых подруг?Знать, забило сердечко тревогу -Всё лицо твое вспыхнуло вдруг.И зачем ты бежишь торопливоЗа промчавшейся тройкой вослед? ..На тебя, подбоченясь красиво,Загляделся проезжий корнет.На тебя заглядеться не диво,Полюбить тебя всякий не прочь:Вьется алая лента игривоВ волосах твоих; черных как ночь; Поживешь и попразднуешь вволю,Будет жизнь и полна и легка…Да не то тебе пало на долю:За неряху пойдешь мужика.Завязавши под мышки передник,Перетянешь уродливо грудь,Будет бить тебя муж-привередникИ свекровь в три погибели гнуть.

В полном разгаре страда деревенская…

В полном разгаре страда деревенская…Доля ты!- русская долюшка женская!Вряд ли труднее сыскать.Приподнимая косулю тяжелую,Баба порезала ноженьку голую -Некогда кровь унимать! Слышится крик у соседней полосыньки,Баба туда – растрепалися косыньки,-Надо ребенка качать!Что же ты стала над ним в отупении?Пой ему песню о вечном терпении,Пой, терпеливая мать!.< 1863>

ТЕМА МАТЕРИ

Внимая ужасам войны…

Внимая ужасам войны,При каждой новой жертве бояМне жаль не друга, не жены,Мне жаль не самого героя. . .Увы! утешится жена,И друга лучший друг забудет;Но где-то есть душа одна -Она до гроба помнить будет!Средь лицемерных наших дел И всякой пошлости и прозыОдни я в мир подсмотрелСвятые, искренние слезы -То слезы бедных матерей!Им не забыть своих детей,Погибших на кровавой ниве,Как не поднять плакучей ивеСвоих поникнувших ветвей. . .

ЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА

Горящие письма.

Они горят!.. Их не напишешь вновь,Хоть написать, смеясь, ты обещала…Уж не горит ли с ними и любовь,Которая их сердцу диктовала?Их ложью жизнь еще не назвала,Ни правды их еще не доказала…Но та рука со злобой их сожгла,Которая с любовью их писала! Свободно ты решала выбор свой,И не как раб упал я на колени;Но ты идешь по лестнице крутойИ дерзко жжешь пройденные ступени!..Безумный шаг!.. быть может, роковой……………………………..

Я не люблю иронии твоей.

Я не люблю иронии твоей.Оставь ее отжившим и не жившим,А нам с тобой, так горячо любившим,Еще остаток чувства сохранившим,-Нам рано предаваться ей!

ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ

Вчерашний день, часу в шестом…Вчерашний день, часу в шестом,Зашел я на Сенную;Там били женщину кнутом,Крестьянку молодую Ни звука из ее груди,Лишь бич свистел, играя…И Музе я сказал:”Гляди!Сестра твоя родная!” Зине (“Ты еще на жизнь имеешь право”).Ты еще на жизнь имеешь право,Быстро я иду к закату дней.Я умру – моя померкнет слава,Не дивись – и не тужи о ней!Знай, дитя: ей долгим, ярким светомНе гореть на имени моем,-Мне борьба мешала быть поэтом,Песни мне мешали быть бойцом.Кто, служа великим целям века,Жизнь свою всецело отдаетНа борьбу за брата-человека,Только тот себя переживет…
Элегия.А.Н.Еракову Пускай нам говорит изменчивая мода,Что тема старая “страдания народа”И что поэзия забыть ее должна.Не верьте, юноши! не стареет она. Поэт и гражданин.Не может сын глядеть спокойноНа горе матери родной,Не будет гражданин достойныйК отчизне холоден душой,Ему нет горше укоризны…Иди в огонь за честь отчизны,За убежденье, за любовь…Иди, и гибни безупречно.Умрешь не даром, дело прочно,Когда под ним струится кровь. . .

Умру я скоро. Жалкое наследство…Посвящается неизвестномудругу, приславшему мне сти-отворение “Не может быть”Умру я скоро. Жалкое наследство,О родина! оставлю я тебе.

https://www.youtube.com/watch?v=1U1Jhf7fZAg

Под гнетом роковым провел я детствоИ молодость – в мучительной борьбе.Недолгая нас буря укрепляет,Хоть ею мы мгновенно смущены,Но долгая – навеки поселяетВ душе привычки робкой тишины.На мне года гнетущих впечатленийОставили неизгладимый след.Как мало знал свободных вдохновений,О родина! печальный твой поэт!

Каких преград не встретил мимоходом

С своей угрюмой музой на пути?..За каплю крови, общую с народом,И малый труд в заслугу мне сочти!Не торговал я лирой, но, бывало,Когда грозил неумолимый рок,У лиры звук неверный исторгалаМоя рука..

Давно я одинок;Вначале шел я с дружною семьею,Но где они, друзья мои, теперь?Одни давно рассталися со мною,Перед другими сам я запер дверь;Те жребием постигнуты жестоким,А те прешли уже земной предел…

За то, что я остался одиноким,Что я ни в ком опоры не имел,Что я, друзей теряя с каждым годом,Встречал врагов всё больше на пути -За каплю крови, общую с народом,Прости меня, о родина! прости!Я призван был воспеть твои страданья,Терпеньем изумляющий народ!И бросить хоть единый луч сознаньяНа путь, которым бог тебя ведет,Но, жизнь любя, к ее минутным благамПрикованный привычкой и средой,Я к цели шел колеблющимся шагом,Я для нее не жертвовал собой,

И песнь моя бесследно пролетела,

И до народа не дошла она,Одна любовь сказаться в ней успелаК тебе, моя родная сторона!За то, что я, черствея с каждым годом,Ее умел в душе моей спасти,За каплю крови, общую с народом,Мои вины, о родина! прости!..

Источник: http://referad.ru/sudeba-russkoj-jenshini/index.html

Стихи про женщин Некрасова Николая читать на сайте ProStih.ru

1

Кумачу я не хочу,
Китайки не надо.
(Песня)

«Ой, полна, полна коробушка,Есть и ситцы и парча.Пожалей, моя зазнобушка,Молодецкого плеча!Выди, выди в рожь высокую!Там до ночки погожу,А завижу черноокую —Все товары разложу.Цены сам платил не малые,Не торгуйся, не скупись:Подставляй-ка губы алые,

Ближе к милому садись!»

Вот и пала ночь туманная,Ждет удалый молодец.Чу, идет!- пришла желанная,Продает товар купец.Катя бережно торгуется,Всё боится передать.Парень с девицей целуется,Просит цену набавлять.Знает только ночь глубокая,Как поладили они.Распрямись ты, рожь высокая,

Тайну свято сохрани!

«Ой! легка, легка коробушка,Плеч не режет ремешок!А всего взяла зазнобушкаБирюзовый перстенек.

Дал ей ситцу штуку целую,Ленту алую для кос,Поясок — рубаху белуюПодпоясать в сенокос —Всё поклала ненагляднаяВ короб, кроме перстенька:«Не хочу ходить наряднаяБез сердечного дружка!»То-то, дуры вы, молодочки!Не сама ли принеслаПолуштофик сладкой водочки?А подарков не взяла!Так постой же! НерушимоеОбещаньице даю:Опорожнится коробушка,На Покров домой придуИ тебя, душа-зазнобушка,

В божью церковь поведу!»

Вплоть до вечера дождливогоМолодец бежит бегомИ товарища ворчливогоНагоняет под селом.Старый Тихоныч ругается:«Я уж думал, ты пропал!»Ванька только ухмыляется —

Я-де ситцы продавал!

Читайте также:  Стихи про волны: красивые стихотворения о море классиков

2
Зачали-почали
Поповы дочери
(припев деревенских торгашей)

«Эй, Федорушки! Варварушки!Отпирайте сундуки!Выходите к нам, сударушки,

Выносите пятаки!»

Жены мужние — молодушкиК коробейникам идут,Красны девушки-лебедушкиНовины свои несут.И старушки вожеватые,

Глядь, туда же приплелись.

«Ситцы есть у нас богатые,Есть миткаль, кумач и плис.Есть у нас мыла пахучие —По две гривны за кусок,Есть румяна нелинючие —Молодись за пятачок!Видишь, камни самоцветныеВ перстеньке как жар горят.Есть и любчики заветные —

Хоть кого приворожат!»

Началися толки рьяные,Посреди села базар,Бабы ходят словно пьяные,Друг у дружки рвут товар.Старый Тихоныч так божитсяИз-за каждого гроша,Что Ванюха только ежится:«Пропади моя душа!Чтоб тотчас же очи лопнули,Чтобы с места мне не встать,Провались я!..»Глядь — и хлопнулиПо рукам! Ну, исполать!Не торговец — удивление!

Как божиться-то не лень…

Долго, долго всё селениеВолновалось в этот день.Где гроши какие медныеБыли спрятаны в мотках,Всё достали бабы бедные,Ходят в новеньких платках.Две снохи за ленту пеструюРасцарапалися в кровь.На Феклушку, бабу вострую,Раскудахталась свекровь.А потом и коробейниковПоругала баба всласть:«Принесло же вас, мошейников!Вот уж подлинно напасть!Вишь вы жадны, как кутейники.

Из села бы вас колом!..»

Посмеялись коробейники
И пошли своим путем.

3

Уж ты пей до дна, коли хошь добра,
а не хошь добра, так не пей до дна.
Старинная былина

За селом остановилися,Поделили барышиИ на церковь покрестилися,Повздыхали от души.«Славно, дядя, ты торгуешься!Что не весел? ох да ох!»-«В день теперя не отплюешься,Как еще прощает бог:Осквернил уста я ложию —Не обманешь — не продашь!»И опять на церковь божиюДолго крестится торгаш.

«Кабы в строку приходилисяВсе-то речи продавца,Все давно бы провалилисяДо единого купца —Сквозь сырую землю-матушкуПровалились бы… эх-эх!»-«Понагрел ты Калистратушку.»-«Ну, его нагреть не грех,Сам снимает крест с убогого».-«Рыжий, клином борода».

-«Нашим делом нынче многогоНе добыть — не те года!Подошла война проклятаяДа и больно уж лиха,Где бы свадебка богатая —Цоп в солдаты жениха!Царь дурит — народу горюшко!Точит русскую казну,Красит кровью Черно морюшко,Корабли валит ко дну.Перевод свинцу да олову,Да удалым молодцам.Весь народ повесил голову,Стон стоит по деревням.

Ой! бабье неугомонное,Полно взапуски реветь!Причитанье похоронноеНад живым-то рано петь!Не уймешь их! Как отпетогоПарня в город отвезут.Бабы сохнут с горя с этого,Мужики в кабак идут.

Ты попомни целовальника,Что сказал — подлец седой!«Выше нет меня начальника,Весь народ — работник мой!Лето, осень убиваются,А спроси-ка, на когоПравославные стараются?Им не нужно ничего!Всё бессребренники, сватушка,Сам не сею и не жну,Что родит земля им, матушка,

Всё несут в мою казну!»

«Пропилися, подоконники,Где уж баб им наряжать!В город едут, балахонники,

Ходят лапти занимать!

Ой, ты зелие кабашное,Да китайские чаи,Да курение табашное!Бродим сами не свои.С этим пьянством да курениемСломишь голову как раз.Перед светопреставлением,Знать, война-то началась.Грянут, грянут гласы трубные!Станут мертвые вставать!За дела-то душегубныеКак придется отвечать?Вот и мы гневим всевышнего…»-«Полно, дядя! Страшно мне!Уж не взять рублишка лишнего

На чужой-то стороне?.»

4

Ай, барыня! барыня!
(Песня)

«Эй вы, купчики-голубчики,К нам ступайте ночевать!»Ночевали наши купчики,Утром тронулись опять.Полегоньку подвигаются,Накопляют барыши,Чем попало развлекаютсяПо дороге торгаши.По реке идут — с бурлакамиРазговоры заведут:«Кто вас спутал?»- и собакамиИх бурлаки назовут.Поделом вам, пересмешники,

Лыком шитые купцы!..

Потянулись огурешники,«Эй! просыпал огурцы!»Ванька вдруг как захихикаетИ на стадо показал:Старичонко в стаде прыгаетЗа савраской,- длинен, вял,И на цыпочки становится,И лукошечком манит —Нет! проклятый конь не ловится!Вот подходит, вот стоит.

Сунул голову в лукошечко,-Старичок за холку хвать!«Эй! еще, еще немножечко!»-Нет! урвался конь опятьИ, подбросив ноги задние,Брызнул грязью в старика.

«Знамо в стаде-то поваднее,Чем в косуле мужика!Эх ты, пареный да вяленый!Где тебе его поймать?Потерял сапог-то валяный,Надо новый покупать?»Им обозники военныеПопадались иногда:«Погляди-тко, турки пленные,Эка пестрая орда!»Ванька искоса поглядывалНа турецких усачейИ в свиное ухо складывалПолы свиточки своей:«Эй вы, нехристи, табашники,

Карачун приходит вам!..»

Попадались им собашники:Псы носились по кустам,А охотничек покрикивал,В роги звонкие трубил,Чтобы серый зайка спрыгивал,В чисто поле выходил.Остановятся с ребятами:«Чьи такие господа?»-«Кашпирята с Зюзенятами…Заяц! вон гляди туда!»Всполошилися борзители:«Ай! а-ту его! а-ту!»Ну собачки! Ну губители!

Подхватили на лету…

Посидели на пригорочке,Закусили как-нибудь(Не разъешься черствой корочки)И опять пустились в путь.«Счастье, Тихоныч, неровное,Нынче выручка плоха».-«Встрелось нам лицо духовное —Хуже не было б греха.Хоть душа-то христианская,Согрешил — поджал я хвост».-«Вот усадьбишка дворянская,Завернем?.

»-«Ты, Ваня, прост!Нынче баре деревенскиеНе живут по деревням,И такие моды женскиеЗавелись… куда уж нам!Хоть бы наша: баба старая,Угреватая лицом,Безволосая, поджарая,А оделась — стог стогом!Говорить с тобой гнушается:Ты мужик, так ты нечист!А тобой-то кто прельщается?Долог хвост, да не пушист!Ой ты, барыня спесивая,Ты стыдись глядеть на свет!У тебя коса фальшивая,Ни зубов, ни груди нет,Всё подклеено, подвязано!Город есть такой: Париж,Про него недаром сказано:Как заедешь — угоришь.По всему по свету славится,Мастер по миру пустить;Коли нос тебе не нравится,Могут новый наклеить!Вот от этих-то мошейников,Что в том городе живут,Ничего у коробейниковНынче баре не берут.Черт побрал бы моду новую!А бывало в старинуПриведут меня в столовую,Все товары разверну;Выдет барыня красивая,С настоящею косой,Вожеватая, учтивая,Детки выбегут гурьбой,Девки горничные, нянюшки,Слуги высыплют к дверям.На рубашечки для ВанюшкиИ на платья дочерямВсё сама, руками белымиОтбирает не спеша,И берет кусками целыми —Вот так барыня-душа!«Что возьмешь за серьги с бусами?Что за алую парчу?»Я тряхну кудрями русыми,Заломлю — чего хочу!Навалит покупки кучею,

Разочтется — бог с тобой!..

А то раз попал я к случаюЗа рекой за Костромой.Именины были званые —Расходился баринок!Слышу, кличут гости пьяные:«Подходи сюда, дружок!»Подбегаю к ним скорехонько.«Что возьмешь за короб весь?»Усмехнулся я легохонько:«Дорог будет, ваша честь».

Слово за слово, приятелиПосмеялись меж собойДа три сотни и отпятили,Не глядя, за короб мой.Уж тогда товары вынулиДа в девичий хороводСереди двора и кинули:«Подбирай, честной народ!»Закипела свалка знатная.

Вот так были господа:Угодил домой обратно я

На девятый день тогда!»

5

— Много ли верст до Гогулина?
— Да обходами три, а прямо-то шесть)
(Крестьянская шутка)

Хорошо было детинушкеСыпать ласковы слова,Да трудненько КатеринушкеПарня ждать до Покрова.Часто в ночку одинокуюДевка часу не спала,А как жала рожь высокую,Слезы в три ручья лила!Извелась бы неутешная,Кабы время горевать,Да пора страдная, спешная —Надо десять дел кончать.

Как ни часто приходилосяМолодице невтерпеж,Под косой трава валилася,Под серпом горела рожь.Изо всей-то силы-моченькиМолотила по утрам,Лен стлала до темной ноченькиПо росистым по лугам.

Стелет лен, а неотвязнаяДума на сердце лежит:«Как другая девка краснаяМолодца приворожит?Как изменит? как засватаетНа чужой на стороне?»И у девки сердце падает:«Ты женись, женись на мне!Ни тебе, ни свекру-батюшкеНиколи не согрублю,От свекрови, твоей матушки,Слово всякое стерплю.

Не дворянка, не купчиха я,Да и нравом-то смирна,Буду я невестка тихая,Работящая жена.Ты не нудь себя работою,Силы мне не занимать,Я за милого с охотоюБуду пашенку пахать.

Ты живи себе гуляючиЗа работницей женой,По базарам разъезжаючи,Веселися, песни пой!А вернешься с торгу пьяненький —Накормлю и уложу!«Спи пригожий, спи, румяненький!»-Больше слова не скажу.Видит бог, не осердилась бы:Обрядила бы коняДа к тебе и подвалилась бы:«Поцелуй, дружок, меня!..»Думы девичьи заветные,Где вас все-то угадать?Легче камни самоцветныеНа дне моря сосчитать.Уж овечка опушается,Чуя близость холодов,Катя пуще разгорается…

Вот и праздничек Покров!

«Ой, пуста, пуста коробушка,Полон денег кошелек.Жди-пожди, душа-зазнобушка,

Не обманет мил-дружок!»

Весел Ванька. Припеваючи,Прямиком домой идет.Старый Тихоныч, зеваючи,То и дело крестит рот.В эту ночку не уснулосяНе минуточку ему.Как мошка-то пораздулася,Так бог знает почемуВсё такие мысли страшныеЗабираются в башку.Прощелыги ли кабашныеПодзывают к кабаку,Попадутся ли солдатики —Коробейник сам не свой:«Проходите с богом, братики!»-И ударится рысцой.Словно пятки-то иголками

Понатыканы — бежит.

В Кострому идут проселками,По болоту путь лежит,То кочажником, то бродами.«Эх пословица-то есть:Коли три версты обходами,Прямиками будет шесть!Да в Трубе, в селе, мошейникиСбили с толку, мужики:«Вы подите, коробейники,В Кострому-то напрямки:Верных сорок с половиноюПо нагорной стороне,А болотной-то тропиноюДвадцать восемь».

Вот оне!Черт попутал — мы поверили,А кто версты тут считал?»-«Бабы их клюкою меряли,-Ванька с важностью сказал.-Не ругайся! Сам я слыхивал,Тут дорога попрямей».

-«Дьявол, что ли, понапихивалЭтих кочек да корней?Доведись пора вечерняя,Не дойдешь — сойдешь с ума!Хороша наша губерния,Славен город Кострома,Да леса, леса дремучие,Да болота к ней ведут,Да пески, пески сыпучие…»

-«Стой-ка, дядя, чу, идут!»

6

Только молодец и жив бывал.
(Старинная былина)

Не тростник высок колышется,Не дубровушки шумят,-Молодецкий посвист слышится,Под ногой сучки трещат.Показался пес в ошейничке,Вот и добрый молодец:«Путь-дорога, коробейнички!»-«Путь-дороженька, стрелец!»-«Что ты смотришь?» -«Не прохаживалТы, как давеча в ТрубеПро дорогу я расспрашивал?»-«Нет, почудилось тебе.

Трои сутки не был дома я,Жить ли дома леснику?»-«А кажись, лицо знакомое»,-Шепчет Ванька старику.«Что вы шепчетесь?» — «Да каемся,Лучше б нам горой идти.Так ли, малый, пробираемсяВ Кострому?» — «Нам по пути,Я из Шуньи». — «А далеко лиДо деревни, до твоей?»-«Верст двенадцать. А по многу лиПоделили барышей?»-«Коли знать всю правду хочется,Весь товар несем назад».

Лесничок как расхохочется!«Ты, я вижу, прокурат!Кабы весь, небось не скоро быШел ты, старый воробей!»-И лесник приподнял коробыНа плечах у торгашей.«Ой! легохоньки коробушки,Всё повыпродали, знать?Наклевалися воробушки,Полетели отдыхать!»-«Что, дойдем в село до ноченьки?»-«Надо, парень, добрести,Сам устал я, нету моченьки —Тяжело ружье нести.

Наше дело подневольное,День и ночь броди в лесу».И с плеча ружье двуствольноеСнял — и держит на весу.«Эх вы, стволики-голубчики!Больно вы уж тяжелы».Покосились наши купчикиНа тяжелые стволы:Сколько ниток понамотано!В палец щели у замков.«Неужели, парень, бьет оно?»-«Бьет на семьдесят шагов».

Деревенский, видно, плотничекСтроит ложу — тяп да ляп!Да и сам христов охотничекРостом мал и с виду слаб.Выше пояса замоченаОдежонка лесника,Борода густая склочена,Лычко вместо пояска.А туда же пес в ошейнике,По прозванию Упырь.Посмеялись коробейники:

«Эх ты, горе-богатырь!..»

Час идут, другой. «Далеко ли?»-«Близко».-«Что ты?» У рекиКурапаточки закокали.И детина взвел курки.«Ай, курочки! важно щелкнули,Хоть медведя уложу!Что вы, други, приумолкнули?

Запоем для куражу!»

Коробейникам не пелося:Уж темнели небеса,Над болотом засинелася,Понависнула роса.«День-деньской и так умелешься,Сам бы лучше ты запел…Что ты?. эй! в кого ты целишься?»

-«Так, я пробую прицел…»

Читайте также:  Вера звягинцева - солнце: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Дождик, что ли собирается,Ходят по небу бычки,Вечер пуще надвигается,Прытче идут мужики.Пес бежит сторонкой, нюхает,Поминутно слышит дичь.Чу! как ухалица ухает,Чу! ребенком стонет сыч.Поглядел старик украдкою:Парня словно дрожь берет.«Аль спознался с лихорадкою?»-«Да уж три недели бьет,-Полечи!»- А сам прищурился,Словно в Ваньку норовит.Старый Тихоныч нахмурился.

«Что за шутки!- говорит.-Чем шутить такие шуточки,Лучше песни петь и впрямь.Погодите полминуточки —Затяну лихую вам!Знал я старца еле зрячего,Он весь век с сумой ходилИ про странника бродячегоПесню длинную сложил.Ней от старости, ней с голодуОн в канавке кончил век,А живал богато смолоду,Был хороший человек,Вспоминают обыватели.

Да его попутал бог:По ошибке заседателиУпекли его в острог:Нужно было из СпиридоваВызвать Тита Кузьмича,Описались — из ДавыдоваВзяли Титушку-ткача!Ждет сердечный: «Завтра, нонче лиВорочусь на вольный свет?»Наконец и дело кончили,А ему решенья нет.«Эй, хозяйка! нету моченьки.

Ты иди к судьям опять!Изойдут слезами оченьки,Как полотна буду ткать?»Да не то у СтепанидушкиЗавелося на уме:С той поры ее у ТитушкиНе видали уж в тюрьме.Захворала ли, покинула,-Тит не ведал ничего.Лет двенадцать этак минуло —Призывают в суд его.Пред зерцалом, в облаченииМолодой судья сидел.

Прочитал ему решение,Расписаться повелелИ на все четыре стороныОтпустил — ступай к жене!«А за что вы, черны вороны,Очи выклевали мне?»Тут и сам судья покаялся:«Ты прости, прости любя!Вправду ты задаром маялся,

Позабыли про тебя!»

Тит — домой. Поля не ораны,Дом растаскан на клочки,Продала косули, бороны,И одежу, и станки,С барином слюбилась женушка,Убежала в Кострому.Тут родимая сторонушкаОпостылела ему.Плюнул! Долго не разгадывал,Без дороги в путь пошел.

Шел — да песню эту складывал,Сам с собою речи вел.И говаривал старинушка:«Вся-то песня — два словца,А запой ее, детинушка,Не дотянешь до конца!Эту песенку мудренуюТот до слова допоет,Кто всю землю, Русь крещеную,Из конца в конец пройдет».

Сам ее христов угодничекНе допел — спит вечным сном.Ну! подтягивай, охотничек!

Да иди ты передом!

ПЕСНЯ УБОГОГО СТРАННИКА

Я лугами иду — ветер свищет в лугах:Холодно, странничек, холодно,

Холодно, родименькой, холодно!

Я лесами иду — звери воют в лесах:Голодно, странничек, голодно,

Голодно, родименькой, голодно!

Я хлебами иду — что вы тощи, хлеба?С холоду, странничек, с холоду,

С холоду, родименькой, с холоду!

Я стадами иду: что скотинка слаба?С голоду, странничек, с голоду,

С голоду, родименькой, с голоду!

Я в деревню: мужик! ты тепло ли живешь?Холодно, странничек, холодно,

Холодно, родименькой, холодно!

Я в другую: мужик! хорошо ли ешь, пьешь?Голодно, странничек, голодно,

Голодно, родименькой, голодно!

Уж я в третью: мужик! что ты бабу бьешь?С холоду, странничек, с холоду,

С холоду, родименькой, с холоду!

Я в четверту: мужик! что в кабак ты идешь?С голоду, странничек, с голоду,

С голоду, родименькой, с голоду!

Я опять во луга — ветер свищет в лугах:Холодно, странничек, холодно,

Холодно, родименькой, холодно!

Я опять во леса — звери воют в лесах:Голодно, странничек, голодно,

Голодно, родименькой, голодно!

Я опять во хлеба,-Я опять во стада»,-

и т. д.

Пел старик, а сам поглядывал:Поминутно лесничокТо к плечу ружье прикладывал,То потрогивал курок.На беду, ни с кем не встретишься!«Полно петь… Эй, молодец!Что отстал?.

В кого ты метишься?Что ты делаешь, подлец!»-«Трусы, трусы вы великие!»-И лесник захохотал(А глаза такие дикие!).«Стыдно!- Тихоныч сказал.

-Как не грех тебе захожегоЧеловека так пугать?А еще хотел я дешевоМиткалю тебе продать!»Молодец не унимается,Штуки делает ружьем,Воем, лаем отзываетсяХохот глупого кругом.«Эй, уймись! Чего дурачишься?-Молвил Ванька.

– Я молчу,А заеду, так наплачешься,Разом скулы сворочу!Коли ты уж с нами встретился,Должен честью проводить».А лесник опять наметился.«Не шути!» — «Чаво шутить!»-Коробейники отпрянули,Бог помилуй — смерть пришла!Почитай что разом грянулиДва ружейные ствола.Без словечка Ванька валится,

С криком падает старик…

В кабаке бурлит, бахвалитсяТем же вечером лесник:«Пейте, пейте, православные!Я, ребятушки, богат;Два бекаса ныне славныеМне попали под заряд!Много серебра и золотца,Много всякого добраБог послал!» Глядят, у молодцаТочно — куча серебра.Подзадорили детинушку —Он почти всю правду бух!На беду его — скотинушкуТем болотом гнал пастух:Слышал выстрелы ружейные,

Слышал крики… «Стой! винись!..»

И мирские и питейныеТотчас власти собрались.Молодцу скрутили рученьки.«Ты вяжи меня, вяжи,Да не тронь мои онученьки!»-«Их-то нам и покажи!»Поглядели: под онучамиДенег с тысячу рублей —Серебро, бумажки кучами.Утром позвали судей,Судьи тотчас всё доведали(Только денег не нашли!),Погребенью мертвых предали,

Лесника в острог свезли…

Источник: https://prostih.ru/nekrasov/tema/zhenschina

Стихотворения Николая Некрасова

Если ты красоте поклоняешься…

Если ты красоте поклоняешься, Снег и зиму люби. Красоту Называют недаром холодною, — Погляди на коней на мосту, Полюбуйся Дворцовою площадью При сиянии солнца зимой: На колонне из белого мрамора Черный ангел с простертой рукой.

Не картина ли?

Зазевайся, впрочем, шляпу…

Зазевайся, впрочем, шляпу Сдернуть — царь-отец Отошлет и по этапу —

Чур: в один конец!

За желанье свободы народу…

За желанье свободы народу, Потеряем мы сами свободу, За святое стремленье к добру —

Нам в тюрьме отведут конуру.

И он их не чуждался в годы оны…

…И он их не чуждался в годы оны И вычитал оттуда, что она Курит сигары, носит панталоны И с мужем развелась и влюблена

В какого-то повесу…

И на меня, угрюмого, больного…

И на меня, угрюмого, больного, Их добрые почтительные лица Глядят с таким глубоким сожаленьем, Что совестно становится. Ничем

Я их любви не заслужил.

И скучно, и грустно!

И скучно, и грустно, и некого в карты надуть В минуту карманной невзгоды… Жена?..

но что пользы жену обмануть? Ведь ей же отдашь на расходы! Засядешь с друзьями, но счастия нет и следа — И черви, и пики, и всё так ничтожно.

Ремизиться вечно не стоит труда, Наверно играть невозможно… Крепиться?.. Но рано иль поздно обрежешься вдруг, Забыв увещанья рассудка… И карты, как взглянешь с холодным вниманьем вокруг, —

Такая пустая и глупая шутка!..

Карета

О филантропы русские! Бог с вами! Вы непритворно любите народ, А ездите с огромными гвоздями, Чтобы впотьмах усталый пешеход Или шалун мальчишка, кто случится, Вскочивши на запятки, заплатил Увечьем за желанье прокатиться

За вашим экипажем…

Как ты кротка, как ты послушна…

Как ты кротка, как ты послушна, Ты рада быть его рабой, Но он внимает равнодушно,

Уныл и холоден душой.

А прежде… помнишь? Молода, Горда, надменна, и прекрасна, Ты им играла самовластно,

Но он любил, любил тогда!

Так солнце осени — без туч Стоит, не грея, на лазури, А летом и сквозь сумрак бури

Бросает животворный луч…

Когда горит в твоей крови…

Когда горит в твоей крови Огонь действительной любви, Когда ты сознаешь глубоко Свои законные права, — Верь: не убьет тебя молва

Своею клеветой жестокой!

Постыдных, ненавистных уз Отринь насильственное бремя И заключи — пока есть время —

Свободный, по сердцу союз.

Но если страсть твоя слаба И убежденье не глубоко, Будь мужу вечная раба,

Не то — раскаешься жестоко!..

Кто долго так способен был…

Кто долго так способен был Прощать, не понимать, не видеть, Тот, верно, глубоко любил,

Но глубже будет ненавидеть…

Страницы: 1 2 3

Рекомендуемые статьи:

Источник: http://www.citatyonas.ru/stixi-russkix-poetov/stixi-nikolaya-nekrasova/stixotvoreniya-nikolaya-nekrasova/

Русские женщины в поэзии Н. А. Некрасова

Автор: Некрасов Н.А.

Образ простой русской женщины занимает в творчестве Н. А. Некрасова одно из центральных мест. В России не было более бесправного, более униженного человека, чем женщина из низших сословий, поэтому поэт, посвятивший «лиру…

народу своему», не мог не возвысить голос в защиту своей современницы. С другой стороны, в женщине Некрасов видел воплощение всех лучших качеств русского народа – терпения, самоотверженности, духовной силы, верности.

Поэт воспевает не только духовную, по и физическую красоту крестьянок, создает образ «величавой славянки» – прекрасной, сильной, гордой:

Есть женщины в русских селеньях

С спокойною важностью лиц,

С красивою силой в движеньях,

С походкой, со взглядом цариц…

В стихотворении «Тройка» автор предсказывает героине – красавице-крестьянке, заглядевшейся па дорогу в ожидании счастья, – горькую судьбу, типичную для многих женщин той эпохи: «Будет бить тебя муж-привередник / И свекровь в три погибели гнуть…»

Особое месте в творчестве поэта занимает тема женщины-матери. Елена Николаевна Некрасова, образованная и добросердечная женщина, играла важную роль в воспитании поэта, ей посвящены строки: «О мать моя, подвигнут я тобою: / Во мне спасла живую душу ты!»

Образ матери издавна связывался в народнопоэтической традиции с образом Родины («матушка-Русь»), но именно благодаря Некрасову в русском литературном и разговорном языке появилось высокое выражение «Родина-мать».

Впервые этот образ возникает в поэме «Саша»: «Родина-мать! я душою смирился, / Любящим сыном к тебе воротился», а позднее появляется в стихотворениях «Свобода», «Что ни год – уменьшаются силы…

», в поэме «Кому па Руси жить хорошо».

Поэт пишет и о многострадальных матерях-крестьянках. В стихотворении «В полном разгаре страда деревенская…

», написанном вскоре после реформы 1861 года, поэт описывает типичную картину летней страды: нестерпимый зной, безлесная равнина, палящее солнце; «бедная баба», отгоняя насекомых, выбиваясь из сил, мечется между «полосыньками» – надо и работать, и успокаивать ребенка. С болью пишет Некрасов о вековечном терпении русской женщины:

Что же ты стала над ним в отупении?

Пой ему песню о вечном терпении,

Пой, терпеливая мать!..

С наибольшей полнотой тема судьбы русской женщины-крестьянки раскрыта в некрасовских поэмах «Мороз, Красный нос» (образ Дарьи) и «Кому на Руси жить хорошо» (образ Матрены Тимофеевны Корчагиной).

Источник: http://MirZnanii.com/a/358794/russkie-zhenshchiny-v-poezii-n-a-nekrasova

Ссылка на основную публикацию