Хлебников стихи: читать стихотворения велимира хлебникова – поэзия, лучшие произведения поэта серебряного века

Верлибр серебряного века: Свободный стих в творчестве Велимира Хлебникова

Серебряный век русской поэзии стал уникальным периодом в истории русской культуры.

Эти первый два десятилетия кровавого 20 века стали в России расцветом духовной культуры: литературы, философии, музыки, театра и изобразительного искусства.

В поэзии этот период ознаменовался расцветом русского символизма, футуризма и акмеизма, а также бесчисленным количеством небольших поэтических школ.

Самым загадочным поэтом Серебряного век, стал Велимир Хлебников. Творчество Хлебникова оказало заметное влияние на русский и европейский авангард. А некоторые исследователи считают, что без Хлебникова время модернизма в искусстве не наступило бы…

Велимир Хлебников

Велимир Хлебников не был поэтом-верлибристом в современном понимании этого слова, однако из всех русских поэтов именно творчество Хлебникова наиболее объективно близко к основоположнику верлибра Уолту Уитмену.

Однако, если Уитмен был скорее идейным новатором, использовав для выражения своей философии неожиданную на тот момент поэтическую форму – верлибр, то Хлебников постоянно искал новые формы выражения для своих, в общем-то во многом утопических, идей.

Новаторские словотворческие эксперименты Хлебникова оказали наиболее сильное влияние на творчество многих его великих современников и даже стали предтечей многих современных литературных течений. Сам поэт считал себя творцом поэзии будущего и все его творчество – истовые искания, эксперименты, попытки свободы

словотворчества, свободы формы, достижения новизны.

Из мешка

На пол рассыпались вещи.

И я думаю,

Что мир –

Только усмешка,

Что теплится

На устах повешенного.

Боль от несовершенства мира и любовь к человечеству – главные мотивы поэзии Велимира Хлебникова. Поэт берет темы для своих произведений из окружающей его реальности – все великие потрясения века, свидетелем которых довелось стать поэту, нашли отражение в его творчестве.

При этом всю поэзию Велимира Хлебникова отличает особенная фольклорность, природность, а также живая речь. Поэтический язык Хлебникова это не мертвая, застывшая данность, а живое природное явление, которое поэт использует для создания своей собственной системы слова.

Велимир Хлебников начал свой путь в литературе в кругу в 1908 году, когда будучи успешным студентом физико-математического факультета казанского университета, он неожиданно бросил учебу и отправился в Петербург.

В Северной столице молодой человек очень быстро познакомился со всеми молодыми поэтами Петербурга, особенно близко он сошелся с символистами. Он посещал знаменитую «Башню» Вячеслава Иванова, «Академию стиха» при журнале «Аполлон», называл себя учеником Михаила Кузьмина.

Именно в этот период он берет себе псевдоним Велимир (южнославянское имя означающее «большой мир». Настоящее имя поэта – Виктор), а также разрабатывает свою собственную философию, поэтику и эстетику.

«Свобода искусства слова всегда была ограничена истинами, каждая из которых частность жизни.

 Эти пределы в том, что природа, из которой искусство слова зиждет чертоги, есть душа народа»

Хлебников быстро разочаровывается в символизме. Дело в том, что, несмотря на то, что литературные эксперименты Хлебникова получали положительные отзывы ведущих поэтов серебряного века,  в символистских журналах стихи Велимира так и не были опубликованы.

Да и сам поэт понял, что зажатый в строгие формы, ограниченный, напыщенный символизм – совсем не то, что необходимо ему для создания новой поэзии, поэзии будущего.

Главной приметой новой поэзии поэт считал наличие нового поэтического языка – свободного от всех правил и форм.

Хлебникова интересовали семантическое, фонетическое, смысловое родство слов, законы строения речи, связь между правилами словостроения, времени, судьбы… Называя себя Художником числа вечной головы вселенной, Велимир Хлебников пытался соединить поэзию и действительность.

В 1910 году поэт покинул круг символистов.

Я не знаю, Земля кружится или нет, Это зависит, уложится ли в строчку слово. Я не знаю, были ли моими бабушкой и дедом Обезьяны, так как я не знаю, хочется ли мне сладкого или кислого. Но я знаю, что я хочу кипеть и хочу, чтобы солнце И жилу моей руки соединила общая дрожь.

Но я хочу, чтобы луч звезды целовал луч моего глаза, Как олень оленя (о, их прекрасные глаза!). Но я хочу верить, что есть что-то, что остается, Когда косу любимой девушки заменить, например, временем.

Я хочу вынести за скобки общего множителя, соединяющего меня,

Солнце, небо, жемчужную пыль.

С этого времени он становится своеобразным центром, вокруг которого начинает шуметь модернистское искусство того времени.

Каменский, братья Бурлюки, Маяковский, Крученых, Лившиц и многие другие видели в Хлебникове лидера новой поэтической школы, однако сам поэт видел свое предназначение в ином – его не привлекали лавры вождя футуризма или роль метра от поэзии.

По воспоминаниям современников, Велимир Хлебников не обладал характером лидера – он был мягким, скромным, во многом инфантильным человеком. Чудак, совершенно неприспособленный к быту и нетребовательный к комфорту, Хлебников был равнодушен к славе.

Именно поэтому, став в 1910 году негласным лидером русских футуристов (сам поэт называл себя и своих сподвижников будетлянами – от слова будет), Хлебников остается неизвестным для широкого читателя.

В 1910 году начинается активная деятельность будетлян – выходят сборники «Садок судей» и «Пощечина общественному вкусу». Книги были приняты критикой, как открытый вызов литературному миру.

Валерий Брюсов назвал «Садок судей» «мальчишеской выходкой дурного вкуса», а «Пощечину общественному вкусу»  – вымученным бредом бездарных людей. Тем не менее, книги раскупались хорошо.

Вслед за этими скандальными изданиями последовали одноименная листовка – «Пощечина общественному вкусу», в которой Велимира Хлебникова называли величайшим поэтом современности,  и вторая часть «Судка судей».

Первый авторский сборник Велимира Хлебникова назывался «Ряв!» и был выпущен благодаря Алексею Крученых, считавшего Хлебникова своим учителем. Вслед за этим сборником выходят первый том собрание сочинений поэта, изданное Давидом Бурлюком и вышедший в издательстве Матюшина «Изборник стихов». Однако, несмотря на всеобщий успех и признание Хлебников вскоре разочаровывается в футуризме.

Еще раз, еще раз,

Я для вас

Звезда.

Горе моряку, взявшему

Неверный угол своей ладьи

И звезды:

Он разобьется о камни,

О подводные мели.

Горе и вам, взявшим

Неверный угол сердца ко мне:

Вы разобьетесь о камни,

И камни будут надсмехаться

Над вами,

Как вы надсмехались

Надо мной.

В 1914 году происходит тихий, но решительный разрыв Хлебникова с футуризмом, а через год, в 1915 году, Маяковский констатирует смерть литературного течения.

Разразившаяся в 1914 году первая мировая война заставила Хлебникова вновь заняться вычислениями исторических закономерностей, которыми поэт интересовался с юности. Хлебников много работает над «Законами времени», которые позволили бы выявить периодичность свершения важных исторических событий.

Поэт считал, что его открытие могло бы позволить предсказывать войны, крупные катастрофы и природные бедствия, и таким образом предотвращать их.

Так, в сборнике «Пощечина общественному вкусу», вышедшем в 1912 была опубликована таблица, состоящая из различных дат, каждая из которых была связана с крушением тех или иных государств. Последним в таблице стоял 1917 год. За пять лет до октябрьской революции Велимир Хлебников предсказал крушение царской России.

Помимо «Законов времени», Хлебников продолжает литературные эксперименты. Излюбленной поэтической формой поэта по-прежнему остается верлибр. Еще во второй части «Судка судей» Хлебников объявляет верлибр – поэтическим размером живого разговорного слова.

Верлибр Хлебникова – это поэтизация прозаической речи за счет поэтической формы. Как правило, верлибры Хлебникова отличаются небольшими размерами, емкостью, особой концентрацией и напряжением. При этом поэт ритмизирует все уровни верлибров, используя при этом не метрический размер, а поэтические элементы разных уровней.

В частности, как гармонизирующую структуру поэт часто использует изосинтаксизм.

Все стихи Велимира Хлебникова сложны и многогранны, их отличает стилевое многообразие, необычная лексика, сознательное нарушение синтаксических норм и даже отказ от них.

Отдельно стоит упомянуть словотворческие опыты поэта. В юности Велимир Хлебников разработал поэтический язык, строящийся на словообразах названный им «заумью». Позже поэт создал звездный язык, который опирался на универсальное звучание согласных и должен был стать по замыслу поэта прообразом общего мирового языка.

Я умер и засмеялся. Просто большое стало малым, малое большим. Просто во всех членах уравнения бытия знак «да» заменился знаком «нет». Таинственная нить уводила меня в мир бытия, и я узнавал Вселенную внутри моего кровяного шарика. Я узнавал главное ядро своей мысли как величественное небо, в котором я нахожусь.

Читайте также:  Георгий ладонщиков - стихи для детей: читать детские стихотворения ладонщикова

Запах времени соединял меня с той работой, которой я не верил перед тем как потонул, увлеченный ее ничтожеством. Теперь она висела, пересеченная тучей, как громадная полоса неба, заключавшая текучие туманы, и воздух, и звездные кучи. Одна звездная куча светила, как открытый глаз атома.

И я понял, что все остается по-старому, но только я смотрю на мир против течения. Я вишу как нетопырь своего собственного я. Я полетел к родным. Я бросал в них лоскуты бумаги, звенел по струнам. Заметив колокольчики, привязанные к ниткам, я дергал за нитку.

Я настойчиво кричал «ау» из-под блюдечка, но никто мне не отвечал, тогда закрыл глаза крыльями и умер второй раз, прорыдав: как скорбен этот мир!

Большинство идей Хлебникова были утопически-наивными. Он мечтал победить и покорить «земной хаос», объединить «творян» всего мира, разгадать «законы времени» и переустроить Вселенную на новых, научно-трудовых основах.

Он считал поэтов тайноведцами и пророками и считал, что все государства должны объединиться в одно – «государство-звезду», править которым должны 317 Председателей земного шара – поэтов, музыкантов, художников… Он и сам был Председателем земного шара – в начале 20-х годов, в Харькове Есенин и Мариенгоф во время шуточного выступления назначили Хлебникова Предземшара. Поэт принял шутку более чем серьезно.

Странными, фантастическими были идеи поэта, и такой же удивительной, похожей на сказку была его жизнь – бесшабашная, смелая и в то же время трагическая.

Будучи убежденным пацифистом, Хлебников был потрясен, когда в 1916 году его призвали на военную службу. В 1917 году он бежал из армии и позже, чтобы уклонится от призыва в армию Деникина, поэт провел несколько месяцев в психиатрической лечебнице.

Пережив гражданскую войну, поэт отправился на Кавказ – восток всегда привлекал поэта, а позже еще дальше – в Персию. Советская Россия пыталась включить  состав молодого советского государства часть Ирана в качестве Персидской советской республики.

С этой целью в Иран была направлена специально сформированная Персидская Красная Армия. В составе этой армии в качестве лектора в Иран навстречу приключениям отправился и Велимир Хлебников. Поэт провел на востоке полтора года – с апреля 1920 до конца 1921 года.

В Иране Хлебников написал несколько стихотворных циклов и поэму «Труба Гульмуллы». Неизвестно, какие лекции поэт читал красноармейцам, но у местного населения Велимир Хлебников пользовался уважением, его называли «русским дервишем».

Поэта не стало 28 июня 1922 года. Он умер от странной болезни, которую не врачи не сумели диагностировать.  За несколько месяцев до смерти отмечая свой 37 день рождения, Велимир Хлебников сказал, что люди его задачи живут лишь 37 лет, а значит, этот год жизни станет последним в его жизни. Он оказался прав.

 Возможно, поэт действительно сумел разгадать тайну закона времени. Ведь даже спустя 100 лет поэзия Хлебникова продолжает волновать и очаровывать.

Источник: http://verlibr.blogspot.com/2011/06/blog-post_493.html

Велимир Хлебников

Велими́р Хле́бников (в ряде прижизненных изданий — Велемір, Велемир, Velimir; настоящее имя Виктор Владимирович Хлебников; 28 октября (9 ноября) 1885 — 28 июня 1922) — русский поэт и прозаик Серебряного века, видный деятель русского авангардного искусства. Входил в число основоположников русского футуризма; реформатор поэтического языка, экспериментатор в области словотворчества и «зауми», Председатель земного шара.

Родился 28 октября (9 ноября) 1885 в Малодербетовском улусе Астраханской губернии в семье орнитолога и лесовода, впоследствии — основателя первого в СССР заповедника.

С раннего детства Хлебников сопровождал отца в поездках, вел фенологические и орнитологические записи, позже участвовал в научных экспедициях в Дагестан, вместе с братом в 1905 совершил самостоятельное научное путешествие на Урал. Первое из его сохранившихся стихотворений начиналось строкой «О чем поешь ты, птичка в клетке?..

» Мать Велимира Хлебникова посвятила себя воспитанию пятерых детей, которые благодаря ей получили хорошее домашнее образование, приобрели вкус к литературе, живописи и истории.

В связи со служебными обязанностями отца семья часто переезжала. В 1897 Хлебников пошел в 3-й класс Симбирской гимназии, затем семья переехала в Казань, где будущий поэт окончил гимназию и в 1903 поступил в университет.

В годы учебы писал стихи и прозу, занимался живописью, математикой, биологией, химией, философией, изучал японский язык. Университетские профессора считали его многообещающим натуралистом.

Сам же Велимир Хлебников в 1904 писал о себе: «Пусть на могильной плите прочтут: «Он нашел истинную классификацию наук, он связал время с пространством, он создал геометрию чисел. Он нашел славяний, он основал институт изучения дородовой жизни ребенка…».

В 1908 Хлебников приехал в Петербург и поступил в университет — сначала на естественный факультет, затем на историко-филологический (оставив учебу в 1911). Сблизился с кругом символистов, посещал «среды» Вяч. Иванова и «Академию стиха» при журнале «Аполлон», где встречался с акмеистами.

Хлебникова сближал с символистами интерес к мифологии, русской истории и фольклору (именно в кругу Вяч. Иванова он получил древнее славянское имя Велимир). Однако уже в эти годы у Хлебникова появились отличные от символистов и акмеистов взгляды на природу слова.

С 1905, тяжело переживая поражение России в русско-японской войне и поражение Первой русской революции, он пытался вывести числовые законы Времени, влияющие на судьбы человечества.

В 1908 в журнале «Весна» было опубликовано первое стихотворение Велимира Хлебникова «Искушение грешника». Тогда же состоялось его знакомство с В. Каменским, Д. Бурлюком и др. членами группы «Гилея», к которым затем присоединились В. Маяковский и Б. Лившиц. Вскоре Хлебников стал главным теоретиком футуризма, который называл «будетлянством».

Его стихи вошли в футуристический сборник «Садок судей» (1910), которым заявило о себе новое литературное движение. В том же году вышло еще несколько поэтических и теоретических книг Хлебникова — «Ряв!», «Творения 1906-1908» и др.

Знаменитый сборник футуристов «Пощечина общественному вкусу» (1912) наполовину состоял из стихов Велимира Хлебникова — «Кузнечик», «Бобэоби пелись губы…» и др. Ритмический и звуковой строй этих стихов, а также написанных к тому времени пьесы «Маркиз Дэзес» (1909-1911) и поэмы «Журавль» (1909) был ориентирован на разговорную речь.

В «Пощечине общественному вкусу» была напечатана составленная Хлебниковым таблица «Взор на 1917 год», в которой он, согласно своим исчислениям законов времени, предсказал «падение государства».

В 1912 была издана книга Велимира Хлебникова «Учитель и ученик», в которой он изложил основы будетлянства как нового искусства. Его поэтико-лингвистические исследования легли в основу «заумного языка», разработанного им совместно с поэтом А. Крученыхом и воплощенного в их общей поэме «Игра в аду» (1912).

В общем сборнике Крученыха и Хлебникова «Слово как таковое» (1913) о «зауми» было сказано, что она пользуется «разрубленными словами, полусловами и их причудливыми хитрыми сочетаниями».

По определению Хлебникова, в «зауми» происходит «сопряжение корней» слов, первоначально разложенных на фонетические составляющие.

С началом Первой мировой войны Хлебников начал изучать законы прошлых войн, чтобы предсказать ход текущей войны. Результатом этой работы стали книги «Битвы 1915-1917 гг. Новое учение о войне» (1915) и «Время мера мира» (1916). Неприятие мировой бойни составляет содержание поэмы «Война в мышеловке» (1915-1922) и других произведений этого периода.

В 1916 Велимир Хлебников был призван в армию и оказался в запасном полку в Царицыне, где, по его словам, «прошел весь ад перевоплощения поэта в лишенное разума животное». С помощью знакомого врача ему удалось добиться освобождения от армии.

В это время поэт мечтал создать общество Председателей Земного Шара, в которое мог бы войти каждый, кто ощущает свое единство с человечеством и ответственность за его судьбу. В понимании Хлебникова, искусство имеет жизнестроительное значение в судьбе поэта-«творянина».

С необходимостью внебытового существования «творянина» связаны странствия поэта по России. Хлебников считал, что «стихи — это все равно что путешествие, нужно быть там, где до сих пор еще никто не был». Образ жизни Хлебникова точно охарактеризован в воспоминаниях поэта Н.

Асеева: «В мире мелких расчетов и кропотливых устройств собственных судеб Хлебников поражал своей спокойной незаинтересованностью и неучастием в людской суетне. Меньше всего он был похож на типичного литератора тех времен: или жреца на вершине признания, или мелкого пройдоху литературной богемы.

Читайте также:  Стихи про настроение: стихотворения про хорошее, плохое настроение для детей поэтов классиков

Да и не был он похож на человека какой бы то ни было определенной профессии. Был он похож больше всего на длинноногую задумчивую птицу… Все окружающие относились к нему нежно и несколько недоуменно».

Октябрь 1917 Велимир Хлебников встретил в Петрограде. Впоследствии описал увиденное в поэме «Ночной обыск «(1921). В 1918 находился в Астрахани и описал свои впечатления в поэме «Ночь перед Советами» (1921).

В 1920-1921 на Украине Хлебников стал свидетелем разгрома армии Деникина, который описал в поэмах «Ночь в окопе» (1920), «Каменная баба» (1919), в рассказе «Малиновая шашка» (1921) и др. произведениях.

Затем Хлебников приехал на Кавказ, где работал в различных газетах, в бакинском и пятигорском отделении РОСТА, в Политпросвете Волжско-Каспийского флота. Революционные события на Востоке стали темой поэмы «Тиран без Тэ» (1921).

Осмысление революции как вселенского явления происходит в поэме «Ладомир» (1920), опубликованной в Харькове. Ее заглавие — неологизм, придуманный Велимиром Хлебниковым для обозначения всеобщей гармонии. В «Ладомире» создан образ неделимого человечества, объединенного с природой.

В декабре 1921 Велимир Хлебников вернулся в Москву. К этому времени относится его пророчество относительно собственной судьбы: «Люди моей задачи часто умирают тридцати семи лет».

В 1922 написал «Зангези», определив жанр этого произведения как «сверхповесть» и объяснив его внутренний строй следующим образом: «Сверхповесть, или заповесть, складывается из самостоятельных отрывков, каждый со своим особым богом, особой верой и особым уставом… Это эпос сознания, эпос о мыслительном процессе, связующем прошлое и будущее человечества». Имя главного героя — непонятого пророка, «второго я» автора — произведено от слияния названий рек Ганг и Замбези, символизирующих Евразию и Африку. «Зангези» пользуется заумным языком, кроме которого в поэме использован, по словам автора, также птичий язык, язык богов, звездный язык, разложение слова, звукопись, безумный язык. В состав сверхповести введены «Доски судьбы» — составленные Хлебниковым числовые соотношения между историческими событиями.

Весной 1922, уже будучи тяжело больным, Хлебников отправился в Новгородскую губернии вместе с художником П. Митуричем.

Умер Хлебников в деревне Санталово Новгородскую губернии 28 июня 1922.

Творчество Велимира Хлебникова оказало огромное влияние как на многих крупных поэтов 20 в. — В. Маяковского, О. Мандельштама, М. Цветаеву, Б. Пастернака, Н. Заболоцкого и др., так и на развитие новых — ритмических, словотворческих и пророческих — возможностей поэзии.

Стихи Велимира Хлебникова

Источник: http://poetrysilver.ru/bio/210

Велимир Хлебников – самый загадочный поэт Серебряного века

Велимир Хлебников — один из самых загадочных поэтов Серебряного века. Споры о его творчестве не утихают и в наше время, но аксиомой остаются два факта: талант и любовь к России, которую он называл божественно звучащим стихом. Поэт прожил всего тридцать семь лет, но сумел, как и мечтал, «приобщить трепет своего сердца ко Вселенной».

Прыжок в будущее

Осенью 1885 года в дружной семье Хлебниковых появился третий ребенок, сын Виктор. Родители мальчика происходили из купеческих семей и были высокообразованными людьми: отец — орнитолог, а мать — историк. Семья очень часто переезжала с места на место, и свою учебу Виктор начал в Казани. Там же он поступил в Университет на физико-математическое отделение.

Когда в 1903 году начались студенческие политические волнения, юноша принял активное участие в демонстрациях, был арестован и вместе с однокурсниками провел в заключении целый месяц.

По освобождении Виктор восстановился в Казанском Университете, но перевелся на естественное отделение, где и продолжил свою учебу. К этому времени относятся его первые пробы пера, довольно успешные и быстро ставшие популярными в студенческой среде.

Однако пьеса, которую Хлебников пытался опубликовать, отправив ее Максиму Горькому, была раскритикована «буревестником революции» и не увидела света.

Виктор продолжает учебу, занимается исследованиями, принимает участие в экспедициях орнитологов, публикует свои научные статьи, самостоятельно изучает японский язык и увлекается творчеством символистов. Начало войны с Японией оказало огромное влияние на молодого поэта. Именно это тяжелое время, он называет «броском в будущее».

Король времени

Это была эпоха накала политических страстей и революционных событий, и сам дух того времени породил плеяду таких талантов, как Гумилев, Цветаева, Мандельштам, Пастернак и Ахматова.

Осенью 1908 года Виктор Хлебников переводится в Санкт-Петербургский университет, чтобы быть ближе к центру поэтического новаторства.

Он знакомится с поэтами и писателями, входит в петербургские литературные общества и начинает всерьез заниматься литературой.

Познакомившись с молодыми прогрессивными поэтами того времени и посещая поэтические вечера и литературные капустники, Виктор попадает под влияние символистов. Особенно он сближается с поэтами Ремезовым и Городецким, чей дом стал средоточием зарождающегося поэтического направления.

В это время Хлебников начинает создавать каламбурные рифмы и синтезированные слова. Сначала его «времыши» и «облакини», кажется, приводят читателя в замешательство, но именно этот необычный прием вскоре очаровывает, словно экзотическое кружево, от которого невозможно отвести взгляд.

Заклятие смехом О, рассмейтесь, смехачи! О, засмейтесь, смехачи! Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно, О, засмейтесь усмеяльно! О, рассмешищ надсмеяльных — смех усмейных смехачей! О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей! Смейево, смейево! Усмей, осмей, смешики, смешики! Смеюнчики, смеюнчики. О, рассмейтесь, смехачи!

О, засмейтесь, смехачи!

1908−1909

Увлечение русским язычеством и античной мифологией помогло поэту создать сотни загадочных стихотворений, которые буквально взрывают воображение и раздвигают рамки пространства. Не зря Хлебников в это время и взял псевдоним «Велимир», что в переводе с южнославянского означает «большой мир». В этот период творчества друзья называют Велимира Хлебникова «королем времени».

Председатель

Сам же неординарный человек и странный поэт был не согласен с титулом, присвоенным ему коллегами. Он называл себя «председателем Земного Шара». Это было отнюдь не самолюбование и не культ собственной личности.

Поэт хотел создать общество подобных «будетлян», кто соединял бы в своем творчестве историю, философию, поэзию и даже математику. А сам же «председатель» продолжал творить, жонглируя стихотворными размерами. Велимир использовал стили верлибра и палиндрома.

В 1920 году Хлебниковым была создана уникальная поэма «Разин», написанная в стиле «перевертеня», как сам автор именовал палиндром.

Многие критики того времени называли творчество уникального поэта дурным тоном, насилием над русским языком и конфронтацией с поэтическим миром. Большинство изданий отказывались печатать произведения Хлебникова.

Однако, несмотря на это, с 1912 года начинают выходить сборники его стихотворений, которые раскупаются с огромной скоростью.

Вскоре имя Велимира Хлебникова, как поэта, начинает звучать с оглушительной силой, а многие считают его даже литературным гением современности.

В эти годы Хлебников создает новый жанр. Его произведение «Зангези”(1922 г.) перевернуло представление о литературе как таковой.

Его «сверхповесть» — это органичное сочетание разных, казалось бы, несочетаемых наук; это стиль, который расширяет рамки русской словесности.

Хотя сверхповести Хлебникова многие считали заумными, они стали, своего рода, первыми шагами в исследованиях закономерностей, способных изменить жизнь человечества к лучшему.

Послесловие

Вся история России начала двадцатого века так или иначе отразилась в произведениях Велимира Хлебникова. Он, колесивший по всей стране, посетивший Украину и Персию, всегда оказывался в эпицентре событий.

Если я обращу человечество в часы И покажу, как стрелка столетия движется, Неужели из нашей времен полосы Не вылетит война, как ненужная ижица? Там, где род людей себе нажил почечуй, Сидя тысячелетьями в креслах пружинной войны, Я вам расскажу, что я из будущего чую Мои зачеловеческие сны.

Читайте также:  Стихи про машу, марию: красивые стихотворения с именем известных русских поэтов классиков

Я знаю, что вы — правоверные волки, пятеркой ваших выстрелов пожимаю свои, Но неужели вы не слышите шорох судьбы иголки, Этой чудесной швеи? Я затоплю моей силой, мысли потопом Постройки существующих правительств, Сказочно выросший Китеж Открою глупости старой холопам.

И, когда председателей земного шара шайка Будет брошена страшному голоду зеленою коркой, Каждого правительства существующего гайка Будет послушна нашей отвертке. И, когда девушка с бородой Бросит обещанный камень, Вы скажете: «Это то, Что мы ждали веками».

Часы человечества, тикая, Стрелкой моей мысли двигайте!

Пусть эти вырастут самоубийством правительств и книгой — т. е.

Будет земля бесповеликая! Предземшарвеликая! Будь ей песнь повеликою: Я расскажу, что вселенная — с копотью спичка На лице счета. И моя мысль — точно отмычка

Для двери, за ней застрелившийся кто-то…

В октябре 1917 года поэт приезжает в Петроград, а затем наблюдает за революционными событиями в Москве. Избегая мобилизации в деникинскую армию, Велимир Хлебников уезжает в Поволжье, где принимает участие в помощи голодающим. В период расцвета НЭПа он возвращается в Россию, где его жизнь обрывается совершенно нелепо из-за отсутствия медицинской помощи.

…Он так и не успел стать «председателем Земного Шара», но каждая его строчка достойна быть высеченной на камне, как считал Осип Мандельштам. Творчество Велимира Хлебникова — это памятник человеку будущего.
Источник:

www.kulturologia.ru/blogs/171117/36707/

Источник: http://www.inpearls.ru/1061605

Велимир Хлебников

Основные положения футуристической программы своеобразно выразились в творчестве Велимира Хлебникова (псевд.; наст. имя – Виктор Владимирович Хлебников; 1885-1922) –участника группы кубофутуристов (или «будетлян», как назвал их поэт).

Произведения этого большого и оригинального художника явно не укладывались в программные рамки футуристического течения.

Опыты его в области стихосложения, языковое творчество, упорное стремление обновить, оживить слово, выявить его «корневой», глубинный смысл, вывести из него целые ряды родственных значений и звучаний – все это оказало плодотворное влияние на развитие русского стихосложения.

Поэзию Хлебникова сближает с лирикой Маяковского гуманистический характер протеста против превращения человека в буржуазном мире в вещь, мотивы бунта человека (поэма «Журавль»).

Хлебников выступает как создатель «первобытной» утопии о докультурной гармонии человека с природой («Лесная дева», «Шаман и Венера» и др.). Для поэта современность – только отрезок в нескончаемом ряду времени, которое в своем движении может быть устремлено и в будущее, и в прошлое.

Метод «сдвига» во времени лег в основу многих его произведений; образы современности и первобытного мира, мифологии часто выступают у Хлебникова в одном ряду («Маркиза Дэсес», «Внучка Малуши» и др.).

Противопоставляя буржуазной действительности культуру далекого прошлого, Хлебников идеализировал некое «естественное» бытие, поэтизировал людей, которые и в современности сохраняют свою «естественность», первобытную красоту («Охотник Уса-Гали»).

Принцип временных «сдвигов», ставший основой художественного мышления поэта, обусловил и его подход к поэтическому языку, реформу которого он предпринимает. Выявляя фольклорно-мифологические формы мышления («Дети Выдры» и др.

), Хлебников пытается выделить в слове смысл, заложенный в нем в древнюю эпоху, «разложить» слово на его «первоначальные» значения, части, из которых поэт производит затем новые слова, стремясь создать новый тип языкового мышления.

Так строилось хрестоматийно известное стихотворение поэта «Заклятие смехом» (1908–1909):

О, рассмейтесь, смехачи!

О, засмейтесь, смехачи!

Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,

О, засмейтесь усмельяно!

О, рассмешищ надсмеяльных – смех усмейных

смехачей!

О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных

смеячей!

Смейево, смейево,

Усмей, осмей, смешики, смешики,

Смеюнчики, смеюнчики!

О, рассмейтесь, смехачи!

О, засмейтесь, смехачи!

Но эти попытки Хлебникова (и других футуристов) создать «самовитый» язык, «самовитое слово» не отвечали живым законам развития языка, были выражением крайне субъективистских тенденций в поэзии. Теория «сдвигов» отразилась и в собственно поэтической манере

Хлебникова – в «сдвигах» синтаксиса, интонации, ритмики стиха.

Война оказала на Хлебникова, как и на других футуристов, сильнейшее воздействие. В 1916 г. он был призван на военную службу, служил рядовым. В поэмах «Война в мышеловке», «Невольничий берег» он резко выступил против империалистической бойни. Антивоенные стихи Хлебникова были наиболее идейно и художественно значительными в его поэзии.

Вплоть до Октябрьской революции Хлебников оставался в рамках своих утопических мечтаний, верил в «законы времени», был полон иллюзий о возможности создания некоего всемирного государства ученых и общественных деятелей, которые осуществят мировое братство народов.

Октябрьскую революцию Хлебников воспринял восторженно, но смутность социальных идеалов поэта продолжала сказываться в его лирике и в послереволюционные годы. Он приветствовал революцию как вихрь «всеочищения», говорил об исторической справедливости ее («Ночь в окопе», 1918–1919), встал на защиту нового мира.

Но в его стихах прорывались и прежние идеи о мистической предопределенности исторических событий. Революция трактовалась им прежде всего как стихия.

Поэт хотел передать космически-стихийный размах революционного движения как всемирного возмездия, которое принесет новый «лад» миру (поэма «Ладомир»), организует человечество на основе социальной справедливости и новых научных открытий.

Этот социальный утопизм основывался на вере поэта в якобы открытые им «законы времени», выводимые из повторяемости исторических событий, которая объяснялась им математическими формулами (овладение ими казалось поэту основой знаний о будущем развитии человечества). Утопические мечты Хлебникова о едином человечестве привели его к попыткам создать некий всеобщий «мировой язык», «звездный язык», основанный на буквенных цифрах, что было явно бесплодным экспериментом.

Жанровая система поэзии Хлебникова сложна и подчас глубоко отлична от классической.

В ней встречаются и малые (стихотворения), и большие формы (поэмы, драмы, рассказы, повести), и так называемые «сверхповести». До нас дошло более пятидесяти поэм Хлебникова, среди них – произведения лирические, эпические, драматические и произведения того особого, «хлебниковского» жанра, в котором лирика оборачивается эпосом, эпос – драмой, и наоборот.

Самым значительным произведением Хлебникова, в котором наиболее наглядно выразились основные черты его поэтики, является поэма «Ладомир». Маяковский назвал ее «изумительной книгой». В поэме речь идет обо всем мире и обо всем человечестве, обо всех временах и обо всех пространствах. Поэма – о революции.

О революции как конкретном социальном явлении и о революции как явлении космическом, природном, беспредельном. Первоначально поэма должна была называться «Восстание». Объясняя смысл названия и основной сюжет поэмы, Р.

Дуганов пишет, что название «Восстание» имело для Хлебникова, по меньшей мере, три значения: «Оно, прежде всего, конечно, означало революцию; затем оно означало не только революцию как историческое событие, но и революцию как явление природы.

Вместе с тем это восстание природы, показанное не просто как разрушение и переворот, но именно как переустройство и пересоздание, означало в конечном счете ВОССТАНИЕ природы, ее восстановление, воскресение и возрождение. В свете этой перспективы поэма, по-видимому, и получила окончательное название «Ладомир», являющееся как бы продолжением “Восстания”».

На протяжении всей сознательной жизни постоянным и основным предметом творчества Хлебникова, его размышлений была Россия, ее народ, ее история и ее природа. Он хотел «открыть Россию в ее Законах», понять ее настоящее, провидеть будущее. И творчество свое он рассматривал как форму этого провидения, более того – предварения будущего.

Как и Блок, Хлебников судьбу свою неразрывно связывал с судьбами России. В раннем еще стихотворении «Юноша Я-Мир» он писал: «Я клетка волоса или ума большого человека, которому имя Россия? Разве я не горд этим?».

Это мироощущение проходит через все творчество поэта, вплоть до последних его произведений, где оно выражено с предельной простотой и ясностью, как в стихотворении «Я и Россия»:

Россия тысячам тысяч свободу дала.

Милое дело! Долго будут помнить про это.

А я снял рубаху,

И каждый зеркальный небоскреб моего волоса,

Каждая скважина

Города тела

Вывесила ковры и кумачовые ткани.

Голый стоял около моря.

Так я дарил народам свободу,

Толпам загара.

(1921)

Источник: https://3ys.ru/serebryannyj-vek-russkoj-poezii/velimir-khlebnikov.html

Ссылка на основную публикацию