Стихи о музе классиков: красивые стихотворения поэтов посвященные музам

Греческие музы

Музы в древнегреческом мифотворчестве богини и покровительницы искусств и наук. Согласно мифам, музы – дочери Зевса и богини памяти Мнемосины.

Первые литературные упоминания о музах встречаются в произведениях Гесиода и Гомера. Их не сразу было девять: Гомер говорит то о нескольких, то об одной музе, не упоминая никаких имен. Позднее стали считать, что муз всего три, но их часто путали с харитами.

Постепенно число муз увеличилось до девяти, и стали известны их имена: Каллиопа – муза эпической поэзии; Клио – муза истории; Мельпомена – муза трагедии; Талия – муа комедии; Полигимния – муза священных гимнов; Терпсихора – муза танца; Эрато – муза любовной и свадебной поэзии; Урания – муза науки, Евтерпа – муза поэзии и лирики.

В те далекие времена, когда герои совершали свои подвиги, а великие поэты слагали свои стихи о них, умение сплетать слова считалось самым почитаемым видом искусства. Скульптура или живопись относились, скорее, к ремеслам: они услаждали взор, но не мыслились чем-то божественным. Поэзия стояла на вершине всего.

Не случайно несколько муз связано с разными ее направлениями. Каллиопа отвечала за эпос, Эрато помогала создавать любовную и свадебную лирику, Эвтерпа вдохновляла на создание лирической поэзии, Пологимния покровительствовала всем, кто складывал гимны. У живописи и скульптуры муз не было. Зато они были у истории и астрономии.

Эти науки приравнивались к искусству. Историки славили Клио. Вдохновительницей и наставницей звездочетов была Урания. Поэзия была связана тесно с драматургией и театром. Музы Талия и Мельпомена помогали создавать комедии и трагедии. Они напоминали своим любимцам о том, что человеческие жизни лишь роли и полностью находятся во власти богов.

Терпсихора — муза танца и хорового пения — замыкает плавное шествие сестер.

Слово «музы» происходит от др.-греческого слова «мыслящие», их называли также парнасидами, касталидами, аонидами, аонийскими сестрами, пиэридами и ипокренидами. Часть названий происходит от места обитания муз. Они всегда были связаны с источниками и горами. Музы обитали на горе Парнас, у подножия которой бил Кастальский ключ, и на горе Геликон около источника Иппокрены.

Им ведомо прошлое, настоящее и будущее. Музы славят добрые нравы греческих богов, воспевают законы и все поколения богов – Гею, Кроноса, Океана, Никту, Гелиоса, самого Зевса и его потомство, связывая прошлое и настоящее. Классические музы неотделимы от упорядоченности и гармонии олимпийского мира.

Они покровительствуют певцам и музыкантам, передают им свой дар. Музы наделяют людей убедительным словом, наставляют их и утешают.

От муз происходит слово «музыка», обозначавшее первоначально не только музыку в нынешнем смысле, но любую науку или искусство, связанное с деятельностью муз. Храмы, посвященные музам, назывались Мусейонами (отсюда современные «музей»).

Одно из первых упоминаний муз в большой литературе находится в «Илиаде» и «Одиссее».

В «Илиаде» Гомера музы уже связаны с Аполлоном, богом божественного порядка, гармонии, и искусства.Поэтому Аполлона называют Мусагет.

Они танцуют, поют, играют на музыкальных инструментах и олицетворяют все самое светлое, прекрасное, мудрое, включая науки, искусства и мораль.

Откуда к нам пришли музы? Эти удивительные создания происходят от древних нимф источников, которые жили в звенящих водах ключей. Прекрасные девы родились у подножия Олимпа. Считается, что возник культ муз в племени фракийских певцов, живущих рядом с горой Олимп, в Пиерии.

Перейдя из Пиерии в Дельфы и обосновавшись на Геликоне, музы становятся уже навсегда ближайшими спутницами Аполлона. Поэтому его называют Мусагетом, то есть Музоводителем. Он играет на лире на пирах у Олимпийцев в окружении поющих муз, его вдохновительниц. Музы символизируют силы, которые сопровождают душу на пути к свету, к солнцу и к истине.

Муз также называли спутницами и кормилицами Диониса, в празднествах которого они участвовали. Они связаны поэтому со священной силой мистического энтузиазма, вдохновения и внутреннего огня.

Музы не прощают тщеславия. Поэтому одним из главных качеств художников и поэтов древности была чистота помыслов и устремлений, и они всегда просили благословения, помощи и вдохновения у муз, чтобы суметь передать священные божественные образы в своих произведениях. И музы поэтому связаны с принципом очищения души, они являются связующей нитью между божественным и людьми.

На протяжении всей истории Древней Греции, а затем и Древнего Рима, в эпоху средневековья и особенно Возрождения, в последующие времена люди снова и снова обращались к великим принципам девяти муз.

«Его посетила муза», – говорят о талантливом человеке. Каждая из муз покровительствует различным искусствам.

Подробнее о каждой из Муз

КАЛЛИОПА («прекрасноголосая») – Муза героической поэзии и красноречия, науки и философии

Считается верховенствующей богиней среди себе подобных, живущих на Парнасе. В числе сестёр, наиболее приближенных к венценосной Каллиопе, муза астрономии Урания и покровительница балетного и танцевального искусства Терпсихора. Этих трех муз можно видеть вместе на картинах голландских живописцев.

Сыновьями Каллиопы были знаменитые певцы Лин и Орфей. Изображалась в виде девушки с вощеной табличкой и стилем (заостренной грифельной палочкой для начертания букв) в руках.

КЛИО («дарующая славу») – Муза Истории

Древнегреческий историк и хранитель мифологии Диодор писал о ней: «Величайшая из муз внушает любовь к минувшему». О Клио известно, что она родила сына Гиакинфа.

В Древней Греции Клио изображали в виде девушки с одухотворенным, полным глубокой мысли лицом, либо с грифелем и со свитком пергамента или папируса, либо с футляром, шкатулкой для свитков в руках. В свитке хранилась летопись былых времен. Клио записывала на своих свитках каждое, даже малозначительное событие, чтобы сохранить их в памяти потомков.

Из греческих мифов мы узнаём, что Клио была дружна с Каллиопой. Изображались они практически одинаково, часто их выполнял один и тот же мастер.

МЕЛЬПОМЕНА («поющая») – Муза Трагедии

Сначала Мельпомена считалась музой песни, затем музой печальной песни, затем музой трагедии. Музой трагедии она была ещё во времена Пушкина.

Впоследствии Мельпомена становится олицетворением трагического сценического искусства, покровительницей театра вообще.

Изображалась в виде женщины в венке из листьев винограда или плюща, в театральной мантии, с трагической маской в одной руке и мечом или палицей в другой (символ неотвратимости наказания человека, нарушающего волю богов). Оружием она как бы разит человеческие пороки.

ТАЛИЯ («цвету», «разрастаюсь») – Муза комедии и легкой поэзии

Согласно Диодору, получила имя от процветания (таллейн) на многие годы, прославляемого в поэтических произведениях.

Талия — это возможность познать цену комедии и улыбки. Муза комедии Талия дает возможность посмотреть на себя со стороны, чтобы посмеяться в конце концов над своими ошибками.

В греческих мифах изображалась женщиной с комической маской в руках и венком из плюща на голове, отличалась оптимизмом и весёлым нравом.

ПОЛИГИМНИЯ или ПОЛИМНИЯ («многопоющая») – муза торжественных гимнов

Одно из значений её имени – «бессмертная слава». Согласно Диодору, имя своё получила от многих восхвалений (диа поллес химнесеос) тех, чье имя обессмертила славой поэзии.

Она покровительствует поэтам — создателям гимнов, олицетворяет силу речи, учит людей риторике и ораторскому искусству. Ей приписывают изобретение лиры. Полигимния помогала «запомнить схваченное». Считается, что она в памяти хранит все гимны, ритуальные танцы и песни, которые славят олимпийских богов.

Изображалась в виде закутанной в покрывало девушки со свитком в руках, в задумчивой позе, с мечтательным лицом. Частым атрибутом в живописи являются музыкальные инструменты.

ТЕРПСИХОРА («усладительнотанцующая») – Муза хорового пения и танца

Согласно Диодору, получила имя от наслаждения (терпейн) зрителей являемыми в искусстве благами. Её эпитет – «наслаждающаяся хороводами». Популярный образ и символ в искусстве.

Эту музу связывают с Дионисом, приписывая ей атрибут этого бога — плющ (о чём гласит надпись на Геликоне, посвященная Терпсихоре).

Изображалась в виде молодой женщины с улыбкой на лице, иногда в позе танцовщицы, чаще сидящей и играющей на лире. Терпсихора предстает с венком плюща на голове, в простой тунике с лирой в руках.

ЭРАТО («приятная») – Муза любовной (эротической) поэзии

Её имя происходит от древнегреческого «Эрот» или «Эрос», означающего любовь. Эрос был верным и постоянным спутником музы Эрато.  Эрот – один из самых сильных и самых древних греческих богов на Земле: именно он дал возможность родиться всем остальным богам, человечеству и всему, что существует.

Эрато учит любви как способу бытия, поэзии – как методу выражения мыслей вдохновению – как неиссякаемому источнику идей. Её песнь о том, что нет силы, способной разлучить любящие сердца.

Нередко Эрато изображали в белых полупрозрачных одеждах, с лирой в руках, иногда рядом Эрос.

УРАНИЯ («небесная») – Муза астрономии и математики

Муза Урания всех зовет отдалиться от хаоса обыденного существования для того, чтобы погрузиться в созерцание и изучение величественной жизни Космоса и движений звезд, отражающих земные судьбы.

Урания – самая младшая из всех муз, но и самая знающая, серьёзная и умная среди них. Её наравне с Афиной Палладой считают самой мудрой греческой богиней.

Музу Уранию изображают с небесной сферой и циркулем в руках, иногда она одета в звездный плащ, на голове – корона из созвездий.

ЭВТЕРПА или ЕВТЕРПА («увеселяющая») – Муза лирической поэзии и музыки

Древнегреческая муза Эвтерпа покровительствовала поэтам, превыше других жанров любящих лирику, а также музыкантам. Она считалась самой изящной и красивой из девяти сестер. Среди муз она выделяется особой утонченностью и нежностью. Её называли «дарящая удовольствие».  Согласно мифам, боги Олимпа могли наслаждаться ее стихами бесконечно долго.

Изображалась Евтрепа практически всегда с музыкальными инструментами в руках. Как правило, это были флейта, лира или авлос (двойная свирель, предок современного гобоя). На некоторых полотнах и барельефах держит гирлянды цветов, символ нежности и красоты. Могла изображаться в окружении лесных нимф.

Стихи, посвященные музам

Многие века они вдохновляли поэтов. Вот примеры произведений, посвящённых самим музам:

«Теогония» Гесиода — классический текст о музах

Гесиод. Теогония

Авзоний

(Авзоний)

Гимн к Музам

Прокл

Под именем Прокла, главы афинской неоплатонической школы, до нас дошло семь гимнов, посвященных Гелиосу, Афродите, музам, всем греческим богам, Гекате, Янусу и Афине. По этому поводу в науке происходили споры, в которых высказывались и положительные и отрицательные взгляды на эти гимны.

(отрывок)

Пушкин Аоександр Сергеевич

Муза

Читайте также:  Сенека - о чтении и письме: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Римфа

О муза пламенной сатиры!

Этих муз поэт не раз упоминает в «Евгении Онегине»:

Василий Жуковский

Николай Некрасов

Афанасий Фет

Музе

Евгений Баратынский

Муза

Анна Ахматова

Музе

Муза ушла по дороге…

Все отнято: и сила, и любовь…

Михаил Кузмин

Муза

Игорь Гусманов

ККУТТЭЭМП или девять муз

Георгий Мединцев

Зинаида Торопчина

Ода Музе

Александр Копп

Аполлон и музы

Аполлон Светов

Муза

Источник: http://www.smirnova-tatjana.ru/bogi/1155-muzi.html

10 класс. Стихи о “Музе” поэтов

В поэзии 19 века существовала традиция поэтических обращений к Музе и раздумий о назначении поэзии.

Из толкового словаря:  МУЗА. 1. В греческой мифологии: богиня – покровительница искусств и наук. 2. перен. Источник поэтического вдохновения, а также само вдохновение, творчество (книжн.)

         «Музе» А.Фет Пришла и села. Счастлив и тревожен, Ласкательный твой повторяю стих; И если дар мой пред тобой ничтожен, То ревностью не ниже я других. Заботливо храня твою свободу, Непосвященных я к тебе не звал, И рабскому их буйству я в угоду Твоих речей не осквернял. Всё та же ты, заветная святыня, На облаке, незримая земле, В венце из звезд, нетленная богиня,

С задумчивой улыбкой на челе.     1857г.

«Поэт и толпа» Александр Пушкин

Procul este, profani.

Поэт по лире вдохновенной Рукой рассеянной бряцал. Он пел — а хладный и надменный Кругом народ непосвященный

Ему бессмысленно внимал.

И толковала чернь тупая: «Зачем так звучно он поет? Напрасно ухо поражая, К какой он цели нас ведет? О чем бренчит? чему нас учит? Зачем сердца волнует, мучит, Как своенравный чародей? Как ветер, песнь его свободна, Зато как ветер и бесплодна:

Какая польза нам от ней?»

Поэт.

Молчи, бессмысленный народ, Поденщик, раб нужды, забот! Несносен мне твой ропот дерзкий, Ты червь земли, не сын небес; Тебе бы пользы все — на вес Кумир ты ценишь Бельведерский. Ты пользы, пользы в нем не зришь. Но мрамор сей ведь бог!.. так что же? Печной горшок тебе дороже:

Ты пищу в нем себе варишь.

Чернь.

Нет, если ты небес избранник, Свой дар, божественный посланник, Во благо нам употребляй: Сердца собратьев исправляй. Мы малодушны, мы коварны, Бесстыдны, злы, неблагодарны; Мы сердцем хладные скопцы, Клеветники, рабы, глупцы; Гнездятся клубом в нас пороки. Ты можешь, ближнего любя, Давать нам смелые уроки,

А мы послушаем тебя.

Поэт.

Подите прочь — какое дело Поэту мирному до вас! В разврате каменейте смело, Не оживит вас лиры глас! Душе противны вы, как гробы.

Для вашей глупости и злобы Имели вы до сей поры Бичи, темницы, топоры; — Довольно с вас, рабов безумных! Во градах ваших с улиц шумных Сметают сор, — полезный труд! — Но, позабыв свое служенье, Алтарь и жертвоприношенье, Жрецы ль у вас метлу берут? Не для житейского волненья, Не для корысти, не для битв, Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

А.

Фет  «Одним толчком согнать ладью живую» Одним толчком согнать ладью живую С наглаженных отливами песков, Одной волной подняться в жизнь иную, Учуять ветр с цветущих берегов, Тоскливый сон прервать единым звуком, Упиться вдруг неведомым, родным, Дать жизни вздох, дать сладость тайным мукам, Чужое вмиг почувствовать своим, Шепнуть о том, пред чем язык немеет, Усилить бой бестрепетных сердец – Вот чем певец лишь избранный владеет,

Вот в чем его и признак и венец!

      Н.А.Некрасов  “Музе”

Нет, Музы ласково поющей и прекрасной Не помню над собой я песни сладкогласной! В небесной красоте, неслышимо, как дух, Слетая с высоты, младенческий мой слух Она гармонии волшебной не учила, В пеленках у меня свирели не забыла, Среди забав моих и отроческих дум Мечтой неясною не волновала ум И не явилась вдруг восторженному взору Подругой любящей в блаженную ту пору, Когда томительно волнуют нашу кровь

Неразделимые и Муза и Любовь…

Но рано надо мной отяготели узы Другой, неласковой и нелюбимой Музы, Печальной спутницы печальных бедняков, Рожденных для труда, страданья и оков,- Той Музы плачущей, скорбящей и болящей, Всечасно жаждущей, униженно просящей, Которой золото – единственный кумир…

В усладу нового пришельца в божий мир, В убогой хижине, пред дымною лучиной, Согбенная трудом, убитая кручиной, Она певала мне – и полон был тоской И вечной жалобой напев ее простой.

Случалось, не стерпев томительного горя, Вдруг плакала она, моим рыданьям вторя, Или тревожила младенческий мой сон Разгульной песнею… Но тот же скорбный стон

Еще пронзительней звучал в разгуле шумном.

Все слышалося в нем в смешении безумном: Расчеты мелочной и грязной суеты И юношеских лет прекрасные мечты, Погибшая любовь, подавленные слезы, Проклятья, жалобы, бессильные угрозы. В порыве ярости, с неправдою людской Безумная клялась начать упорный бой. Предавшись дикому и мрачному веселью, бешено моею колыбелью, Кричала: мщение! и буйным языком

На головы врагов звала господень гром!

В душе озлобленной, но любящей и нежной Непрочен был порыв жестокости мятежной. Слабея медленно, томительный недуг Смирялся, утихал… и выкупалось вдруг Все буйство дикое страстей и скорби лютой Одной божественно-прекрасною минутой, Когда страдалица, поникнув головой,

“Прощай врагам своим!” шептала надо мной…

Так вечно плачущей и непонятной девы Лелеяли мой слух суровые напевы, Покуда наконец обычной чередой Я с нею не вступил в ожесточенный бой. Но с детства прочного и кровного союза Со мною разорвать не торопилась Муза: Чрез бездны темные Насилия и Зла, Труда и Голода она меня вела – Почувствовать свои страданья научила

И свету возвестить о них благословила… 1852 г.

  Н.А.Некрасов  “О Муза! я у двери гроба!..” О Муза! я у двери гроба! Пускай я много виноват, Пусть увеличит во сто крат Мои вины людская злоба – Не плачь! завиден жребий наш, Не наругаются над нами: Меж мной и честными сердцами Порваться долго ты не дашь Живому, кровному союзу! Не русский – взглянет без любви На эту бледную, в крови,

Кнутом иссеченную Музу…

Н.Некрасов  “Муза”

О муза! наша песня спета. Приди, закрой глаза поэта На вечный сон небытия,

Сестра народа – и моя!     1876

          А. С.

Пушкин  «Муза»   В младенчестве моем она меня любила И семиствольную цевницу мне вручила; Она внимала мне с улыбкой, и слегка По звонким скважинам пустого тростника Уже наигрывал я слабыми перстами И гимны важные, внушенные богами, И песни мирные фригийских пастухов. С утра до вечера в немой тени дубов Прилежно я внимал урокам девы тайной; И, радуя меня наградою случайной, Откинув локоны от милого чела, Сама из рук моих свирель она брала: Тростник был оживлен божественным дыханьем

И сердце наполнял святым очарованьем.   1821 г.

        Н.А.Некрасов “Элегия”

Пускай нам говорит изменчивая мода, Что тема старая «страдания народа» И что поэзия забыть ее должна. Не верьте, юноши! не стареет она.

О, если бы ее могли состарить годы! Процвел бы божий мир!… Увы! пока народы Влачатся в нищете, покорствуя бичам, Как тощие стада по скошенным лугам, Оплакивать их рок, служить им будет муза, И в мире нет прочней, прекраснее союза!… Толпе напоминать, что бедствует народ, В то время, как она ликует и поет, К народу возбуждать вниманье сильных мира — Чему достойнее служить могла бы лира?… Я лиру посвятил народу своему. Быть может, я умру неведомый ему, Но я ему служил — и сердцем я спокоен… Пускай наносит вред врагу не каждый воин, Но каждый в бой иди! А бой решит судьба… Я видел красный день: в России нет раба! И слезы сладкие я пролил в умиленье… «Довольно ликовать в наивном увлеченье,- Шепнула Муза мне.- Пора идти вперед: Народ освобожден, но счастлив ли народ?.. Внимаю ль песни жниц над жатвой золотою, Старик ли медленный шагает за сохою, Бежит ли по лугу, играя и свистя, С отцовским завтраком довольное дитя, Сверкают ли серпы, звенят ли дружно косы — Ответа я ищу на тайные вопросы, Кипящие в уме: «В последние года Сносней ли стала ты, крестьянская страда? И рабству долгому пришедшая на смену Свобода наконец внесла ли перемену В народные судьбы? в напевы сельских дев? Иль так же горестен нестройный их напев?..» Уж вечер настает. Волнуемый мечтами, По нивам, по лугам, уставленным стогами, Задумчиво брожу в прохладной полутьме, И песнь сама собой слагается в уме, Недавних, тайных дум живое воплощенье: На сельские труды зову благословенье, Народному врагу проклятия сулю, А другу у небес могущества молю, И песнь моя громка!.. Ей вторят долы, нивы, И эхо дальних гор ей шлет свои отзывы, И лес откликнулся… Природа внемлет мне, Но тот, о ком пою в вечерней тишине, Кому посвящены мечтания поэта,

Увы! не внемлет он — и не дает ответа…

Источник: http://svitova-litera.at.ua/load/literatura/biblioteka/10_klass_stikhi_o_muze_poehtov_klassikov/5-1-0-361

Музы русских поэтов – 5 самых неоднозначных женщин XX века

Существует мнение, что за каждым успешным мужчиной стоит сильная женщина.

Мы решили пойти дальше, размышляя на эту тему, и пришли к выводу, что существует неоспоримый факт: за каждым удивительным произведением русских поэтов стоит невероятная, чарующая и вдохновляющая женщина.

Рассказать обо всех представительницах прекрасного пола, благодаря которым были созданы значимые для русской литературы стихи, наверное, невозможно. Поэтому мы решили рассказать о пяти самых неоднозначных музах двадцатого века.

Айседора Дункан

Вы когда-нибудь представляли себе, как умеет любить хулиган? А вот Айседора Дункан знала не понаслышке. Талантливейшая балерина с невероятно тяжелой судьбой и темпераментный поэт-забияка Сергей Есенин познакомились благодаря художнику Жоржу Якулову и с первой же встречи вели себя так, будто знали друг друга всю жизнь.

Преградой этой связи не стали ни огромная разница в возрасте (танцовщица была на 18 лет старше поэта), ни языковой барьер, ни совершенно разные взгляды на жизнь: Айседора была убежденной феминисткой и только рассмеялась в лицо гадалке, которая предсказала ей свадьбу в чужой стране.

А свадьба все же состоялась, ведь Есенин находил в «своей Изадоре» нежность, грацию и вдохновение, был сражен ее талантом и даже на время «позабыл кабаки».

Новоиспеченные супруги даже отправились вместе на гастроли Айседоры, но в Европе Есенина в силу возраста воспринимали как дополнение к звезде балета, а он чувствовал себя некомфортно в лучах ее славы.

Из-за неестественного для поэта окружения и непривычной жизни Есенин вернулся к алкоголю, а вместе с кабаками вспомнилось и чувство ревности, и рукоприкладство. К несчастью, именно то, что свело их вместе – творчество, эмоциональность, эксцентричность – привело их союз к неминуемому краху. Но, несмотря на грустный конец, их отношения подарили нам такие пронзительные и глубокие стихи:

Читайте также:  Иван дмитриев - ермак: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Не гляди на ее запястья И с плечей ее льющийся шелк. Я искал в этой женщине счастья, А нечаянно гибель нашел. Я не знал, что любовь – зараза, Я не знал, что любовь – чума. Подошла и прищуренным глазом Хулигана свела с ума. «Пой же, пой! На проклятой гитаре…»1922 г.

Любовь Менделеева

Дочь одного из самых выдающихся ученых Дмитрия Менделеева была далеко не однозначным персонажем в истории Серебряного Века русской поэзии.

О девушке, которую обожествлял в своих стихах Александр Блок, Анна Ахматова писала: «Она была похожа на бегемота, поднявшегося на задние лапы… Внутренне же она была неприятная, недоброжелательная, точно сломанная чем-то… Но он (Блок) всегда, всю жизнь видел в ней ту девушку, в которую когда-то влюбился… И любил ее…» Они были знакомы еще с детства, но после долгих перерывов в общении судьба будто бы сталкивала их на улицах Петербурга. Увлеченный мистицизмом и символизмом поэт видел знаки судьбы в случайных встречах с Любой Менделеевой и решил жениться на ней буквально после пары встреч. В ночь, когда Александр Блок сделал предложение своей возлюбленной, в его кармане была заготовлена прощальная записка, которая начинается с «В моей смерти прошу никого не винить…», но, к счастью, Люба дала свое согласие на брак. Блок воспевал свою жену в стихотворениях как «Деву радужных ворот», как символист, он находил в ней путь к Мировой Душе.

Не призывай. И без призыва Приду во храм. Склонюсь главою молчаливо К твоим ногам. И буду слушать приказанья И робко ждать. Ловить мгновенные свиданья И вновь желать. Твоих страстей повержен силой, Под игом слаб. Порой — слуга; порою — милый; И вечно — раб. А.Блок SERVUS – REGINAE 1899 г.

Такая роль тяготила ее саму, ей были чужды подобные сравнения и восхваления, особенно когда они препятствовали ее женскому счастью. Блок боялся разрушить образ чистой и божественной девы, поэтому заводил романы с другими женщинами, в то время как его жена оставалась девственницей.

Поэт считал, что физическая близость может помешать их духовному росту, взаимопониманию и совместной жизни. В этот момент близкий друг поэта Андрей Белый, вдохновленный циклом стихов Блока о Прекрасной Деве, начал влюбляться в ее земной прототип – Любовь Дмитриевну.

Андрей Белый так же, как и Блок, видел чарующую красоту Любови, но испытывал к ней более земные чувства и мечтал создать с ней семью, о чем поведал ей в письме. Девушка не стала утаивать от мужа это признание, равно как и то, что готова ответить Андрею взаимностью, но не хочет разводиться.

Более трех лет оба поэта присутствовали в жизни своей музы, изводили ее своей странной любовью, а несчастная девушка никак не могла определиться. Она металась от одного к другому и никак не могла принять твердого решения. Вся эта ситуация вдохновила Блока на создание пьесы «Балаганчик», вызвавшей бурную реакцию деятелей искусства того времени и обиду Андрея Белого, которая вылилась в стихотворение, адресованное Блоку:

Тебе ль ничего я не значу? И мне ль ты противник и враг? Ты видишь – зову я и плачу, Ты видишь – я беден и наг! Но, милый, не верю в потерю: Не гаснет бескрайняя высь. Молчанью не верю, не верю. Не верю – и жду: отзовись. Андрей Белый. А. А. БЛОКУ 1906г

Лиля Брик

Подобный любовный треугольник еще не раз появится в творческих кругах Серебряного Века, и одной из вершин такого треугольника станет загадочная Лиля Брик.

 Девушка, у чьей «любви нельзя было и плачем вымолить отдых», сводила мужчин с ума своим невероятным обоянием и харизмой, хотя и не славилась красотой.

Не устоял и один из самых выдающихся советских поэтов и деятелей искусства – Владимир Маяковский.

К несчастью поэта, однако, к счастью поклонников его творчества, на момент знакомства с Маяковским Лиля была замужем за Осипом Бриком, литературоведом и впоследствии издателем поэм «Флейта-позвоночник» и «Облако в штанах». Любовь, на которую закрывал глаза муж Лилички Ося, была сумасшедшей, изнуряющей, но вдохновляющей.

Маяковский и Брики несколько лет жили одной семьей, вместе проводили время, творили и очень талантливо страдали, что отразилось во множестве строк Маяковского, наполненных болью, мучениями и поклонением Лиле.

Возлюбленная поэта славилась своим гостеприимством и созданием самого успешного литературно-художественного салона, ее жизнь была переплетена со многими деятелями искусства, а имя фигурировало в произведениях самых известных футуристов.

Образу Лили Брик придает невероятную загадочность ее связь с секретными службами – ни для кого из окружения Бриков не было секретом, что Осип работает в ЧК, а Борис Пастернак в своих воспоминаниях подчеркивал: «квартира Бриков была, в сущности, отделением московской милиции».

Конечно, этот факт не смущал абсолютно просоветского поэта Владимира Маяковского, который после революции безоговорочно принял новую власть и прославлял ее в своих стихах и поэмах. Но если пропагандистские произведения поэта стали менее актуальны с ходом истории, то его строки о страстной любви невероятной силы вызывают самые яркие чувства и эмоции и у новых поколений читателей. За что, конечно, стоит благодарить «измучившую поэта», невероятную и загадочную Лилю Брик, о которой Маяковский отчаянно писал стихотворение за стихотворением:

«Не смоют любовь ни ссоры, ни вёрсты. Продумана, выверена, проверена. Подъемля торжественно стих строкопёрстый, клянусь — люблю неизменно и верно!» В.Маяковский «Люблю» 1922г.

Марина Басманова

Никогда и никому не посвящали столько стихов, сколько посвятил Иосиф Бродский художнице Марине Басмановой. Буквы М.Б. над его стихами появлялись до самого конца его жизни: и в светлые для поэта периоды, и в ссылках, и в эмиграции он не забывал свою первую и самую странную любовь.

До сих пор Марина ведет затворнический образ жизни в Петербурге, в сети сложно найти ее фотографии, и она никогда не делилась с журналистами воспоминаниями об Иосифе.

Современники описывали музу поэта как удивительную, кроткую натуру: за целый вечер в кругу друзей она могла не проронить ни слова, чем, наверное, прекрасно дополняла красноречивого, яркого и общительного Бродского, а также все подчеркивали ее невероятную красоту и какой-то особый огонек в глазах.

Видимо, этот огонек и вдохновлял поэта на сумасшедшие поступки, такие как приезд из Москвы, в которой он скрывался от преследования со стороны государства, в опасный для него Петербург после известия о том, что Марина сошлась с его другом Бобышевым.

Этим порывом Бродский спровоцировал свой арест, пребывание в психлечебнице, суд и ссылку, но, по его словам, это все было неважно по сравнению с тем, что случилось в его отношениях с Мариной.

Несмотря на все размолвки, муза продолжала навещать поэта и в изгнании, и Бродский был готов простить все своей возлюбленной и быть с ней до конца жизни. До последнего момента Бродский был уверен, что в Америку они уедут вместе, но, родив поэту сына, Басманова решила воспитывать его одна и разорвать отношения с Иосифом. Из Америки Бродский много писал Марине, посылал подарки и продолжал посвящать ей стихи. Последнее стихотворение с инициалами М.Б. было написано спустя 17 лет после их последней встречи:

Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем Ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил, Но забыть одну жизнь – человеку нужна, как минимум, Еще одна жизнь. И я эту долю прожил”. И.Бродский «Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером…» 1989г.

Марина Влади

О любви французско-русской актрисы Марины Влади и любимца публики поэта и барда Владимира Высоцкого знали все – и в Советском Союзе, и во Франции, от простых поклонников творчества этой пары до самого Брежнего.

Вся история актрисы и поэта была борьбой – борьбой с железным занавесом, расстоянием, другими претендентами на их сердца, пристрастием Высоцкого к алкоголю.

На момент встречи Марина уже была успешной актрисой, получившей престижную награду на Каннском фестивале, исполнительницей главных ролей в нашумевших фильмах, а Владимир тогда жил исключительно на зарплату от театра на Таганке, а его творчество воспринималось в штыки Советской властью.

Конечно, великий бард комплексовал из-за такого положения дел, а Марину отношения с ним привели к многочисленным не сложившимся проектам, от которых она отказывалась, потому что 12 лет провела в пути между Парижем и Москвой. Высоцкого знали все телефонистки, потому что он обрывал провода в попытках дозвониться до своей возлюбленной, один из этих эпизодов был даже запечатлен в его стихотворении:

Для меня эта ночь – вне закона, Я пишу – по ночам больше тем. Я хватаюсь за диск телефона, Набираю вечное ноль семь. “Девушка, здравствуйте! Как вас звать?” – “Тома”. “Семьдесят вторая! Жду дыханье затая…

Быть не может, повторите, я уверен – дома!.. Вот уже ответили. Ну, здравствуй, это я!…” В. Высоцкий «Ноль семь» 1980 г.

А письма он писал своей теще Милице Евгеньевне, которая, в отличие от Марины, бегло читала по-русски и переводила все своей дочери.

Чудом было уже то, что паре разрешили пожениться в 1970 году, когда Высоцкому даже не давали визу, чтобы он мог съездить в гости к своей жене.

Разлука выматывала их обоих: чтобы заглушить страдания, Высоцкий пил и много писал о своей любви, Марина же по каждому звонку друзей поэта хватала своих троих детей и прилетала в Москву, чтобы вынуть Владимира из запоя, окружить его заботой и напомнить ему о том, что такое счастье.

Ведь, по словам их друзей, когда они были вместе, Высоцкий становился другим человеком – веселым, деятельным, в нем пропадала его грозность, но оставалась мужская сила, в которую и была влюблена актриса.

Марина часто сравнивала своего русского мужа со своим отцом, с которым у них были особые и очень нежные отношения.

После кончины Владимира Высоцкого Марина написала о нем великолепную книгу: “Владимир, или прерванный полет…», в которой подробно описана их удивительная любовь и все горести, которые пара переживала вместе. В ней она, конечно, лукавит, говоря о том, что никогда не помогала Высоцкому писать. Именно благодаря Марине Влади появилось невероятное множество чувственных и нежных стихов, совершенно не свойственных Высоцкому, каким мы его знаем по его бессмертным песням.

Читайте также:  Александр одоевский стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта александр одоевский - поэзия

“Мне меньше полувека – сорок с лишним, Я жив, двенадцать лет тобой и господом храним. Мне есть что спеть, представ перед всевышним, Мне есть чем оправдаться перед ним.» В.Высоцкий «И снизу лед, и сверху. Маюсь между…» 1980г.

Наверное, действительно глубокие и волнующие строки не могут прийти в голову человеку, который не испытал сильных душевных переживаний.

И на примере всего нескольких выдающихся поэтов двадцатого века мы можем увидеть, что трогающие за живое стихи связаны с удивительными, полными страсти любовными историями – историями сложных отношений между поэтами и их музами.

А нам остается лишь вдохновляться великолепными произведениями, и помнить о том, что творчество лечит даже самые глубокие душевные раны.

Источник: https://porusski.me/2017/04/07/011-muzy-russkih-poehtov/

Стихотворения музе от известных классиков

О муза… Ну как же без нее!!! Все известные и не очень поэты верят в ее существование и влияние на свое творчество.

Лорд Джордж Байрон
К музе вымысла

Царица снов и детской сказки, Ребяческих веселий мать, Привыкшая в воздушной пляске Детей послушных увлекать! Я чужд твоих очарований, Я цепи юности разбил, Страну волшебную мечтаний На царство Истины сменил! Проститься нелегко со снами, Где жил я девственной душой, Где нимфы мнятся божествами, А взгляды их – как луч святой! Где властвует Воображенье, Все в краски дивные одев. В улыбках женщин – нет уменья И пустоты – в тщеславье дев! Но знаю: ты лишь имя! Надо Сойти из облачных дворцов, Не верить в друга, как в Пилада, Не видеть в женщинах богов! Признать, что чужд мне луч небесный, Где эльфы водят легкий круг, Что девы лживы, как прелестны, Что занят лишь собой наш друг. Стыжусь, с раскаяньем правдивым, Что прежде чтил твой скиптр из роз. Я ныне глух к твоим призывам И не парю на крыльях грез! Глупец! Любил я взор блестящий И думал: правда скрыта там! Ловил я вздох мимолетящий И верил деланным слезам. Наскучив этой ложью черствой, Твой пышный покидаю трон. В твоем дворце царит Притворство, И в нем Чувствительность – закон! Она способна вылить море – Над вымыслами – слез пустых, Забыв действительное горе, Рыдать у алтарей твоих! Сочувствие, в одежде черной И кипарисом убрано, С тобой пусть плачет непритворно, За всех кровь сердца льет оно! Зови поплакать над утратой Дриад: их пастушок ушел. Как вы, и он пылал когда-то, Теперь же презрел твой престол. О нимфы! вы без затрудненья Готовы плакать обо всем, Гореть в порывах исступленья Воображаемым огнем! Оплачете ль меня печально, Покинувшего милый круг? Не вправе ль песни ждать прощальной Я, юный бард, ваш бывший друг? Чу! близятся мгновенья рока… Прощай, прощай, беспечный род! Я вижу пропасть недалеко, В которой вас погибель ждет. Вас властно гонит вихрь унылый, Шумит забвения вода, И вы с царицей легкокрылой Должны погибнуть навсегда.

Шарль Бодлер
Больная муза

О муза бедная! В рассветной, тусклой мгле В твоих зрачках кишат полночные виденья; Безгласность ужаса, безумий дуновенья Свой след означили на мертвенном челе.

Иль розовый лютен, суккуб зеленоватый Излили в грудь твою и страсть и страх из урн? Иль мощною рукой в таинственный Минтурн Насильно погрузил твой дух кошмар проклятый? Пускай же грудь твоя питает мыслей рой, Здоровья аромат вдыхая в упоенье; Пусть кровь твоя бежит ритмической струей, Как метров эллинских стозвучное теченье, Где царствует то Феб, владыка песнопенья, То сам великий Пан, владыка нив святой.

Сергей Есенин
О муза, друг мой гибкий

О муза, друг мой гибкий, Ревнивица моя. Опять под дождик сыпкий Мы вышли на поля. Опять весенним гулом Приветствует нас дол, Младенцем завернула Заря луну в подол. Теперь бы песню ветра И нежное баю – За то, что ты окрепла, За то, что праздник светлый Влила ты в грудь мою. Теперь бы брызнуть в небо Вишневым соком стих За отческую щедрость Наставников твоих.

О мед воспоминаний! О звон далеких лип! Звездой нам пел в тумане Разумниковский лик. Тогда в веселом шуме Игривых дум и сил Апостол нежный Клюев Нас на руках носил. Теперь мы стали зрелей И весом тяжелей… Но не заглушит трелью Тот праздник соловей. И этот дождик шалый Его не смоет в нас, Чтоб звон твоей лампады Под ветром не погас.

Николай Некрасов
Музе

О муза! наша песня спета. Приди, закрой глаза поэта На вечный сон небытия, Сестра народа – и моя!

Александр Пушкин
Муза

В младенчестве моем она меня любила И семиствольную цевницу мне вручила. Она внимала мне с улыбкой — и слегка, По звонким скважинам пустого тростника, Уже наигрывал я слабыми перстами И гимны важные, внушенные богами, И песни мирные фригийских пастухов.

С утра до вечера в немой тени дубов Прилежно я внимал урокам девы тайной, И, радуя меня наградою случайной, Откинув локоны от милого чела, Сама из рук моих свирель она брала. Тростник был оживлен божественным дыханьем И сердце наполнял святым очарованьем.

Афанасий Фет
Муза

Ты хочешь проклинать, рыдая и стеня, Бичей подыскивать к закону. Порт, остановись! не призывай меня, Зови из бездны Тизифону. Пленительные сны лелея наяву, Своей божественною властью Я к наслаждению высокому зову И к человеческому счастью.

Когда, бесчинствами обиженный опять, В груди заслышишь зов к рыданью, – Я ради мук твоих не стану изменять Свободы вечному призванью.

Страдать! Страдают все, страдает темный зверь Без упованья, без сознанья; Но перед ним туда навек закрыта дверь, Где радость теплится страданья. Ожесточенному и черствому душой Пусть эта радость незнакома.

Зачем же лиру бьешь ребяческой рукой, Что не труба она погрома? К чему противиться природе и судьбе? – На землю сносят эти звуки Не бурю страстную, не вызовы к борьбе, А исцеление от муки.

Анна Ахматова
Муза ушла по дороге

Муза ушла по дороге, Осенней, узкой, крутой, И были смуглые ноги Обрызганы крупной росой.

Я долго ее просила Зимы со мной подождать, Но сказала: “Ведь здесь могила, Как ты можешь еще дышать?” Я голубку ей дать хотела, Ту, что всех в голубятне белей, Но птица сама полетела За стройной гостьей моей.

Я, глядя ей вслед, молчала, Я любила ее одну, А в небе заря стояла, Как ворота в ее страну.

Евгений Баратынский
Муза

Не ослеплен я музою моею: Красавицей ее не назовут, И юноши:, узрев ее, за нею Влюбленною толпой не побегут. Приманивать изысканным убором, Игрою глаз, блестящим разговором Ни склонности у ней, ни дара нет; Но поражен бывает мельком свет Ее лица необщим выраженьем, Ее речей спокойной простотой; И он, скорей чем едким осужденьем, Ее почтит небрежной похвалой.

Источник: http://krasivye-stihi.3dn.ru/load/o_muzyke/stikhotvorenija_muze_ot_izvestnykh_klassikov/85-1-0-320

Метка: Стихи о Музе

Что нужды на себя приманивать вниманьеЗавистливой толпы и гордых знатоков?О Муза, при труде, при сладостном мечтаньеТы много на мой путь рассыпала цветов!Вливая в душу мне и жар и упованье,Мой Гений от зари младенческих годов,

Поёшь – и не …Читать дальше…

Когда я ошибкой перо окуну,Минуя чернильницу, рядом, в луну, -В ползучее озеро чёрных ночей,В заросший мечтой соловьиный ручей, -Иные созвучья стремятся с пера,На них изумлённый налёт серебра,Они словно птицы, мне страшно их брать,

Но строки, …Читать дальше…

Муза ушла по дороге,Осенней, узкой, крутой,И были смуглые ногиОбрызганы крупной росой.Я долго её просилаЗимы со мной подождать,Но сказала: “Ведь здесь могила,Как ты можешь ещё дышать?”Я голубку ей дать хотела,

Ту, что всех в голубятне белей, …Читать дальше…

Чтоб мне в моих скорбях помочь,Со мной ты плакала, бывало…Теперь не плачь! Пускай, как ночь,Когда дождей пора настала,Один я молча слёзы лью,Храня, как тайну, грусть мою.То грусть порой по старом счастье…Её сравнить могла бы ты

С тоской …Читать дальше…

Ты как будто знала, муза,Что, влекомы и теснимыЖизнью, временем, — с латыньюДалеко бы не ушли мы…Вечный твой Парнас, о муза,Далеко не тот, где богиНаслаждались и ревнивоК бедным смертным были строги…И, восстав от сна, ни разу

Ты на …Читать дальше…

Про меня говорят: он, конечно, не гений, – Да, согласен – не мною гордится наш век, – Интегральных, и даже других, исчислений Не понять мне – не тот у меня интеллект. Я однажды сказал: “Океан – как бассейн”, –

И меня в этом друг мой не раз …Читать дальше…

Я сейчас взорвусь, как триста тонн тротила, – Во мне заряд нетворческого зла. Меня сегодня Муза посетила, Посетила, так, немного посидела и ушла. У ней имелись веские причины, Я не имею права на нытье. Представьте, Муза ночью у мужчины!

Бог …Читать дальше…

Молчи, тебя просто нет.Я тебя выдумал сам.Ты – звон золотых монет,Ими полон пустой карман. С тобой тепло и светло,С тобой я сыт и свят.И искренне, всем назло,Ты веришь, что я богат. Молчи, тебя просто нет.Ты не больше, чем дым.

Дым от моих …Читать дальше…

Приметы времени подобныТому, кто в это время жил.В воспоминаньях есть свобода!Доверюсь волшебству чернил,Перу и ласковой бумагеИ время уступает мне,Как гордость уступает браге,И тонет чопорность в вине.Я удивлял, ты – удивлялась.

Я был с …Читать дальше…

Замолкни, Муза мести и печали!Я сон чужой тревожить не хочу,Довольно мы с тобою проклинали.Один я умираю – и молчуК чему хандрить, оплакивать потери?Когда б хоть легче было от того!Мне самому, как скрип тюремной двери,

Противны стоны сердца …Читать дальше…

Источник: http://mirpoetov.ru/stihi-o-muze/

Ссылка на основную публикацию