Бертольд брехт – о сподвижниках кортеса: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Читать

О жизни Брехта — его жизни в обществе и в искусстве — меньше всего можно было бы сказать, что она протекала безоблачно и бесконфликтно. Этот художник неукротимо дерзкой мысли подвергался преследованиям и гонениям.

Он всегда доставлял опекунам общественного мнения на Западе немало огорчений и беспокойств, вокруг его имени кипели (кипят и но сей день) страсти отнюдь не только эстетического свойства, и его врагов отделяло от его друзей не только различие художественных вкусов.

Когда в Мюнхен, Париж или Лондон приезжал на гастроли из ГДР театр Брехта, раздвигался занавес с эмблемой сторонников мира — голубем Пикассо, и со сцены звучали слова писателя-марксиста, страстного поборника социалистического строя, то, как легко себе представить, многие критики и журналисты в зрительном зале испытывали чувства, мешавшие им предаваться бескорыстному наслаждению искусством.

Но несмотря на все споры (а отчасти и благодаря им), вот уже пятнадцать, а то и более, лет, как универсальный гений Брехта — драматурга, поэта и прозаика, режиссера и теоретика театра — завоевал всемирное признание.

Его пьесы завладели подмостками театров Берлина и Гамбурга, Москвы и Нью-Йорка, Парижа и Варшавы, Праги и Лондона, Милана и Токио. Его эстетические идеи оказывают могучее влияние на современное художественное развитие во всем мире.

Еще при жизни Брехта известный швейцарский писатель Макс Фриш написал статью «Брехт как классик».

Несомненно являясь классиком в сознании миллионов читателей и зрителей, литературоведов и театроведов, Брехт вместе с тем сохраняет и в настоящее время неувядаемую актуальность и остроту и достойно представляет художественные завоевания нового, социалистического мира на международном форуме искусств.

* * *

Бертольт Брехт родился 10 февраля 1898 года в Аугсбурге. Родители его — по происхождению из коренных шварцвальдских крестьян — принадлежали к довольно состоятельным гражданам этого, в то время небольшого, баварского города.

Отец будущего писателя, начав карьеру торговым служащим. в 1914 году стал директором крупной бумажной фабрики. Своим детям он создал материальные предпосылки для солидного буржуазного будущего.

Но старший сын еще в юные годы порвал с семейными традициям и, стал изгоем и бунтарем против мещанского уклада жизни.

Оглядываясь впоследствии на пройденный путь, Брехт писал:

Мои родители

Нацепляли па меня воротнички, растили меня,

Приучая к тому, что вокруг должна быть прислуга,

Учили искусству повелевать. Однако

Когда я стал взрослым и огляделся вокруг,

Не понравились мне люди моего класса,

Не понравилось мне повелевать и иметь прислугу.

И я покинул свой класс и встал

В ряды неимущих.

Литературное и художественное призвание пробудилось у Брехта очень рано. С 1914 года стихи и эссе шестнадцатилетнего гимназиста стали уже регулярно появляться в печати.

В 1918 году Брехт — в то время студент-медик п санитар в военном госпитале — пишет (ныне знаменитую) «Легенду о мертвом солдате», в которой в форме сатирического гротеска изобразил империалистическую вильгельмовскую Германию, обреченную гибели и уже тронутую трупным тлением.

Впоследствии, через пятнадцать лет, это стихотворение послужило гитлеровцам основанием для лишения Брехта германского гражданства.

В том же 1918 году поэт становится драматургом. Возникают первые пьесы Брехта — «Ваал», «Барабаны в ночи», «В чаще городов». Из захолустного Аугсбурга писатель переезжает в Мюнхен, позднее, в 1924 году, в Берлин — в центры немецкой художественной и театральной жизни 20-х годов.

Здесь он пробует свои силы в качестве режиссера, здесь его пьесы впервые видят свет рампы.

После премьеры «Барабанов в ночи» в Мюнхене 29 сентября 1922 года влиятельный берлинский критик Герберт Иеринг писал в газете «Берлинер берзенкурир»: «Двадцатичетырехлетний художник Берт Брехт в течение одного дня изменил художественный облик Германии».

Результатом этой премьеры было присуждение молодому драматургу самой почетной в Германии литературной премии — премии имени Клейста за 1922 год. С этого момента Брехт перестает быть лишь кумиром узкого круга поклонников — его имя завоевывает всегерманскую известность.

Между тем переезд в Берлин вселил в писателя ощущение совсем других масштабов жизни; социальная действительность огромного индустриального города поставила его лицом к лицу с новыми конфликтами.

Логика общественного развития и внутренние потребности творческого процесса — все это властно приводит Брехта к решающему рубежу на его пути, к марксизму.

Жизнь заставляет его обратиться к книгам (в октябре 1926 года он с увлечением изучает «Капитал» Маркса), книги вооружают его, дают ему компас, которым он руководствуется в запутанном лабиринте социальной жизни.

Обращение Брехта к марксизму не подсказывалось ему жизненным опытом Представителя угнетенных низов, не вытекало из повседневной практики классовой борьбы пролетариата.

Оно было прежде всего вызвано интеллектуальней и нравственными мотивами, остротой проблем, с которыми он, художник и мыслитель, сталкивался в жизни и творчестве.

Это было свободное решение, продиктованное бескорыстным разумом и чувством социальной справедливости.

В конце 20-х годов литературная слава Брехта быстро растет. Успех его «Трехгрошовой оперы» (1928), в котором немалую роль сыграла великолепная музыка Курта Вайля, был необычен даже для богатой яркими событиями театральной истории Берлина. Имя Брехта приобретает широкий международный резонанс.

И вместе с тем, по мере все большего сближения писателя с идеологией революционного рабочего класса, обостряется его конфликт с буржуазной публикой, премьеры его пьес все чаще сопровождаются скандалами и обструкциями. Травля Брехта становится организованной.

За ним, как «убежденным коммунистом и в качестве такового действующим в интересах КПГ писателем», устанавливается полицейская слежка, ряд его произведений подвергается цензурным и административным гонениям.

В мае 1932 года Брехт впервые посетил Советский Союз. Его приезд был связан с премьерой фильма «Куле Вампе» (режиссер Златан Дудов, сценарий Брехта и Отвальда, музыка Ганса Эйслера) в Москве.

Когда писатель вернулся в Германию, в стране уже повсеместно ощущалась грозная опасность гитлеровского переворота. Брехт пишет «Песню о штурмовике», «Когда фашизм набирал силу» и другие антифашистские стихотворения.

Но развязка неумолимо приближалась, и Брехт знал еще с ноября 1923 года (когда во время гитлеровского путча в Мюнхене его имя было занесено фашистами в черный список лиц, подлежащих уничтожению), что в условиях нацистской диктатуры ему пощады не будет.

27 февраля 1933 года объятый пламенем рейхстаг подал Брехту сигнал: пора, промедление смерти подобно! — и на следующий день писатель покинул Германию.

«Меняя страны чаще, чем башмаки», Брехт отправился в свои эмигрантские скитания. Путь его лежал через Прагу, Вену, Цюрих, Париж. Летом 1933 года по приглашению датской писательницы Карин Михаэлис он со своей семьей переехал в Данию.

Писатель хотел держаться поближе к германской границе, чтобы всегда быть готовым вернуться на родину и чтобы иметь лучшие возможности для ведения антифашистской пропаганды в Третьей империи.

И его перо, и общественная деятельность в эти годы подчинены прежде всего одной задаче — борьбе против германского фашизма.

Он выступает в 1935 году в Париже с трибуны Конгресса в защиту культуры, пишет боевые песни, памфлеты, статьи, в 1936–1939 годах становится совместно с Вилли Бределем и Лионом Фейхтвангером соиздателем выходившего в Москве литературно-художественного журнала «Дас ворт».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=252780&p=1

Стихотворения. Рассказы. Пьесы

сообщить о нарушении

Текущая страница: 49 (всего у книги 51 страниц)

В течение пятидесятых и шестидесятых годов в ГДР (издательство «Ауфбау») и в ФРГ (издательства Зуркампа) вышли идентичные в обоих государствах многотомные издания произведений Б.

Брехта, объединенных но жанрам его творчества: «Пьесы», «Стихотворения», «Проза», «Сочинения о театре», «Сочинения о литературе и искусстве», «Сочинения о политике и обществе». Вслед за тем издательство Зуркампа выпустило общее Собрание сочинений в 20-ти томах («Gesammelte Werke in 20 Banden, Frankfurt am Main, 1907).

Это Собрание сочинений Брехта, в текстологическом отношении наиболее достоверное, и положено в основу настоящего издания.

Использованы переводы из прежних русских изданий Брехта, в частности: «Стихи, роман, новеллы, публицистика», Изд-во «Иностранная литература», М. 1950; «Театр», тт. 1–5, «Искусство», М. 1963–1965, и др. Однако старые переводы заново отредактированы, а многие произволения – это относится и к пьесам и к рассказам, но в особенности к стихам – в переводе на русский язык появляются впервые.

Песня железнодорожников из Форт-Дональда. – Впервые появилось 13 июля 1916 г. в газете «Аугсбургер нейесте нахрихтен». Форт-Дональд – пункт в бассейне реки Огайо, где через девственные леса прокладывалась железная дорога и где в 1913 г. во время сильнейшего наводнения погибло много людей.

Легенда о девке Ивлин Ру. – Некоторые исследователи усматривают в этом стихотворении скрытую полемику с евангельской легендой о Марин Магдалине: для Марии обращение к Христу означало отпущение грехов и спасение – Ивлин Ру, несмотря на свою преданность сыну божьему, обречена на проклятие и гибель.

О грешниках в аду. – Отто Мюллерэйзерт – гимназический товарищ Брехта, ставший впоследствии врачом, подпись которого стоит под официальным медицинским заключением о смерти Брехта.

Каспар Неер – гимназический товарищ Брехта, выдающийся театральный художник, друживший и сотрудничавший с Брехтом в течение десятилетий.

Георг Нфащелът – гимназический товарищ Брехта, умерший в молодости.

Песня висельников. – Это стихотворение входило в состав небольшой рукописной книжки, озаглавленной «Песни под гитару Берта Брехта и его друзей, 1918».

О Франсуа Вийоне. Франсуа Вийон – гениальный французский поэт XV века. Бедствовал, бродяжничал, совершал преступления, был связан с воровскими шайками, подвергался преследованиям. По преданию, кончил жизнь на виселице. Наряду с Артюром Рембо, Редьярдом Киплингом и Франком Ведекиндом Вийон оказывал заметное влияние на поэзию Брехта в годы его молодости.

О, Фаллада, висишь ты!.. – Фаллада – имя лошади из сказки братьев Гримм «Гусиная пастушка».

Баллада о старухе. – Стихотворение было напечатано в ноябре 1922 г. в журнале «Дас тагебух» с указанием, что этой публикацией журнал представляет читателям нового лауреата премии имени Клей-ста.

Мария. – В этом стихотворении Брехт возвращает евангельскую легенду о рождестве Христовом к ее реальной бытовой первооснове.

Рождественская легенда. – Варьирующийся рефрен этого стихотворения представляет собой парафраз христианской застольной молитвы.

Я ничего не имею против Александра. – Тимур, или Тамерлан, – великий эмир Мавараинехра, крупнейший среднеазиатский завоеватель конца XIV – начала XV в. – Александр, – Имеется в виду Александр Македонский, великий греческий полководец и завоеватель IV в. до н. э.

Гордиев узел. – Гордион, или Гордиум, – древняя столица Фригии. По преданию, основатель и первый правитель Гордиона Гордий оставил у дышла своей колесницы узел, который никто не мог развязать и который спустя четыре столетия разрубил мечом Александр Македонский.

«Домашние проповеди». – О предстоящем выходе этого сборника стихов Брехта издательство «Кипенхойер» сообщило в рекламном объявлении еще в 1922 г. Но вышла книга лишь спустя пять лет, в 1927 г.

, в другом издательстве («Пронплеен-ферлаг»). Основной корпус баллад и песен, составивших эту книгу, сложился уже к 1922 г.; он относился к аугсбургскому периоду жизни и творчества Брехта. В издании 1927 г.

он был дополнен лишь очень немногими стихотворениями, написанными после 1922 г.

Апфельбек, или Лилия в долине. – Стихотворение это во многом напоминает «жестокий романс» Франса Ведекинда «Убийца тети».

О детоубийце Марии Фарар. – Толчком к написанию этого стихотворения послужило подлинное происшествие из судебной хроники Аугсбурга.

Литургия дуновения. – Здесь переплетаются две пародийные линии: в социально-сюжетной части стихотворения пародируется многоголосый строй протестантского богослужения, в рефрене – хрестоматийно известное в Германии стихотворение Гете «Ночная песня странника».

Весь контекст стихотворения придает рефрену обличительный характер.

Сарказм Брехта направлен не столько против Гете, сколько против его современных эпигонов, представителей «чистой лирики», поэтов «покоя» и «гармонии», равнодушных к социальной несправедливости, к страданиям голодных и угнетенных и способных реагировать лишь на угрозу их собственному благополучию. Медведь – традиционный на Западе символ России; красный медведь – в данном случае символ Советской России, то есть нового, революционного и социалистического общественного порядка.

Песня за глажкой белья об утраченной невинности. – На рукописи этого стихотворения рукой Брехта помечено: «Посвящается Г. Цилле». Генрих Цилле (1858–1929) – немецкий художник, график, бытописатель берлинских социальных низов.

О городах. – Это – последнее по времени написания – стихотворение из «Домашних проповедей» несколько позднее было включено Брехтом в оперу «Подъем и упадок города Махагони» (1928–1929).

Большой благодарственный хорал. – Стихотворение представляет собой полемическую параллель, почти пародию на популярный среди лютеран хорал бременского проповедника Иоахима Неандера «Хвала господу». Как замечает один из исследователей творчества Брехта, «анти-христианское содержание хорала Брехта облечено в христианскую форму».

Читайте также:  Короткие стихи самуила маршака для детей: читать детские стихотворения маршака - маленькие, небольшие

О сподвижниках Кортеса. – Кортес (1485–1547) – испанский конкистадор, завоеватель Мексики.

Хорал о Великом Ваале; Об утонувшей девушке (стр. 76). – Прежде, до включения их в «Домашние проповеди», входили в состав пьесы «Ваал» (1918). «Об утонувшей девушке» написано под влиянием Артюра Рембо, в частности, его стихотворения «Офелия».

Легенда о мертвом солдате. – Одним из стимулов для написания этого антивоенного стихотворения было известие о гибели на фронте товарища Брехта солдата Кристиана Грумбейса.

Брехт положил это стихотворение на музыку и исполнял его под гитару раненым в аугсбургском военном госпитале, в котором служил санитаром. По свидетельству одного из друзей юности Брехта Г.-О.

Мюнстерера, в первоначальной редакции это стихотворение заканчивалось строфой:

Против соблазна. – Первоначально стихотворение называлось «Вечерняя песня Люцифера», чем специально подчеркивалась ого идея: развенчание христианских иллюзий, опровержение религиозного обмана.

О бедном Б. Б. – По поводу этого стихотворения – итогового в сборнике «Домашние проповеди» – один из исследователей замечает, что поэт высказывает «в маске рядового американца своего рода прогноз обо всей этой американизированной цивилизации» (Clemens Heselhans, Die Masken des Bertolt Brechts, in: «Deutsche Lyriker der Moderne», Diisseldorf, 1962). Ср. со стихотворением «О городах».

«Из Хрестоматии для жителей городов». – Стихотворения этого цикла, задуманные Брехтом как тексты для граммофонных пластинок, не были изданы ни на пластинках, ни в виде книги. В 1926–1927 гг.

они частично и порознь были напечатаны в различных периодических изданиях, и лишь в 1930 г.

во втором выпуске своих «Опытов» Брехт опубликовал десять стихотворений под общим названием «Из Хрестоматии для жителей городов».

Баллада о приятной жизни. – Написана по мотивам одноименной баллады Франсуа Вийона.

Сонет к новому изданию Франсуа Вийона. – Был напечатан в качестве предисловия к вышедшему в 1930 г. второму немецкому изданию стихотворений Франсуа Вийона в переводе К.-Л. Аммера. Сонет имеет свою историю. В отдельном издании «Сонгов Трехгрошовой оперы», вышедшем в 1928 г., Брехт снабдил пять сонгов пометкой: «По Ф.

Вийону», забыв при этом указать, что им были частично использованы ранее изданные переводы К.-Л. Аммера (из 625 строк 25 были заимствованы у Амме-ра). Это упущение дало повод театральному критику Альфреду Керру, давнишнему противнику Брехта, обвинить последнего в плагиате. Брехт выступил в газете «Берлинер берзен курир» от 6 мая 1929 г. с объяснением.

Статья Керра и ответ Брехта вызвали отклики в печати. Между тем Брехт, высоко ценивший переводы Аммера, добился их повторного издания, предпослав ему написанный для этой цели сонет. «Большое Завещание» – основное произведение Вийона, поэма со вставными балладами и рондо. Я сам немало из нее извлек.

 – Намек на использование некоторых баллад Вийона в «Трехгрошовой опере».

Песня солидарности. – Эта песня, написанная Брехтом для фильма «Куле Вампе» и положенная на музыку Гансом Эйслером, вскоре приобрела всемирную известность в исполнении Эрнста Буша, стала боевой песней пролетарских демонстраций и митингов.

Три параграфа Веймарской конституции. Ваннзее, Николасзее – небольшие озера, окруженные роскошными виллами, в аристократическом юго-западном предместье Берлина.

Ах, доктор… – Это стихотворение было написано Брехтом для коммунистической агитпроппрограммы «Красное ревю», исполнялось оно Еленой Вайгель. Оно было направлено против ненавистного параграфа 218 (запрещение абортов), имевшего в условиях кризиса, безработицы, нищеты роковые последствия для неимущих слоев населения.

Ни единой мысли не тратьте на то, что нельзя изменить… – …при виде восстания на броненосце «Потемкин»… – Имеется в виду советский фильм «Броненосец «Потемкин» (режиссер Сергей Эйзенштейн), с огромным успехом демонстрировавшийся в Германии.

Переезжая границу Советского Союза. – Это стихотворение возникло в связи с первым посещением Брехтом в 1932 г. Советского Союза по поводу премьеры фильма «Куле Вампе».

Когда фашизм набирал силу… – Рейхсбаннер – военизированная социал-демократическая организация в Веймарской республике…то самое меньшее зло,//О котором твердят вам из года в год…

Источник: https://itexts.net/avtor-bertold-breht/47586-stihotvoreniya-rasskazy-pesy-bertold-breht/read/page-49.html

Читать онлайн “Стихотворения. Рассказы. Пьесы” автора Брехт Бертольд – RuLit – Страница 200

О городах. — Это — последнее по времени написания — стихотворение из «Домашних проповедей» несколько позднее было включено Брехтом в оперу «Подъем и упадок города Махагони» (1928–1929).

Большой благодарственный хорал. — Стихотворение представляет собой полемическую параллель, почти пародию на популярный среди лютеран хорал бременского проповедника Иоахима Неандера «Хвала господу». Как замечает один из исследователей творчества Брехта, «анти-христианское содержание хорала Брехта облечено в христианскую форму».

О сподвижниках Кортеса. — Кортес (1485–1547) — испанский конкистадор, завоеватель Мексики.

Хорал о Великом Ваале; Об утонувшей девушке (стр. 76). — Прежде, до включения их в «Домашние проповеди», входили в состав пьесы «Ваал» (1918). «Об утонувшей девушке» написано под влиянием Артюра Рембо, в частности, его стихотворения «Офелия».

Легенда о мертвом солдате. — Одним из стимулов для написания этого антивоенного стихотворения было известие о гибели на фронте товарища Брехта солдата Кристиана Грумбейса.

Брехт положил это стихотворение на музыку и исполнял его под гитару раненым в аугсбургском военном госпитале, в котором служил санитаром. По свидетельству одного из друзей юности Брехта Г.-О.

Мюнстерера, в первоначальной редакции это стихотворение заканчивалось строфой:

Любое сословье свое мастерит: Музыканты — трезвон н вой, Священники — постный, набожный вид, А медики — годных в строй.

Против соблазна. — Первоначально стихотворение называлось «Вечерняя песня Люцифера», чем специально подчеркивалась ого идея: развенчание христианских иллюзий, опровержение религиозного обмана.

О бедном Б. Б.

 — По поводу этого стихотворения — итогового в сборнике «Домашние проповеди» — один из исследователей замечает, что поэт высказывает «в маске рядового американца своего рода прогноз обо всей этой американизированной цивилизации» (Clemens Heselhans, Die Masken des Bertolt Brechts, in: «Deutsche Lyriker der Moderne», Diisseldorf, 1962). Ср. со стихотворением «О городах».

«Из Хрестоматии для жителей городов». — Стихотворения этого цикла, задуманные Брехтом как тексты для граммофонных пластинок, не были изданы ни на пластинках, ни в виде книги. В 1926–1927 гг.

они частично и порознь были напечатаны в различных периодических изданиях, и лишь в 1930 г.

во втором выпуске своих «Опытов» Брехт опубликовал десять стихотворений под общим названием «Из Хрестоматии для жителей городов».

Баллада о приятной жизни. — Написана по мотивам одноименной баллады Франсуа Вийона.

Сонет к новому изданию Франсуа Вийона. — Был напечатан в качестве предисловия к вышедшему в 1930 г. второму немецкому изданию стихотворений Франсуа Вийона в переводе К.-Л. Аммера. Сонет имеет свою историю. В отдельном издании «Сонгов Трехгрошовой оперы», вышедшем в 1928 г., Брехт снабдил пять сонгов пометкой: «По Ф.

Вийону», забыв при этом указать, что им были частично использованы ранее изданные переводы К.-Л. Аммера (из 625 строк 25 были заимствованы у Амме-ра). Это упущение дало повод театральному критику Альфреду Керру, давнишнему противнику Брехта, обвинить последнего в плагиате. Брехт выступил в газете «Берлинер берзен курир» от 6 мая 1929 г. с объяснением.

Статья Керра и ответ Брехта вызвали отклики в печати. Между тем Брехт, высоко ценивший переводы Аммера, добился их повторного издания, предпослав ему написанный для этой цели сонет. «Большое Завещание» — основное произведение Вийона, поэма со вставными балладами и рондо. Я сам немало из нее извлек.

 — Намек на использование некоторых баллад Вийона в «Трехгрошовой опере».

Песня солидарности. — Эта песня, написанная Брехтом для фильма «Куле Вампе» и положенная на музыку Гансом Эйслером, вскоре приобрела всемирную известность в исполнении Эрнста Буша, стала боевой песней пролетарских демонстраций и митингов.

Три параграфа Веймарской конституции. Ваннзее, Николасзее — небольшие озера, окруженные роскошными виллами, в аристократическом юго-западном предместье Берлина.

Ах, доктор… — Это стихотворение было написано Брехтом для коммунистической агитпроппрограммы «Красное ревю», исполнялось оно Еленой Вайгель. Оно было направлено против ненавистного параграфа 218 (запрещение абортов), имевшего в условиях кризиса, безработицы, нищеты роковые последствия для неимущих слоев населения.

Ни единой мысли не тратьте на то, что нельзя изменить… — …при виде восстания на броненосце «Потемкин»… — Имеется в виду советский фильм «Броненосец «Потемкин» (режиссер Сергей Эйзенштейн), с огромным успехом демонстрировавшийся в Германии.

Переезжая границу Советского Союза. — Это стихотворение возникло в связи с первым посещением Брехтом в 1932 г. Советского Союза по поводу премьеры фильма «Куле Вампе».

Когда фашизм набирал силу… — Рейхсбаннер — военизированная социал-демократическая организация в Веймарской республике…то самое меньшее зло,//О котором твердят вам из года в год…

Источник: https://www.rulit.me/books/stihotvoreniya-rasskazy-pesy-read-398876-200.html

Брехт Бертольд – Стихотворения. Рассказы. Пьесы, Страница 153, Читать книги онлайн

Сун. Тебе-то что? Убирайся!

Шен Де. Дождь.

Сун. Только попробуй стать под это дерево.

Шен Де(продолжает неподвижно стоять под дождем). Нет.

Сун. Отстань, говорю, напрасно стараешься. Со мной у тебя ничего не выйдет. Ко всему прочему, ты слишком некрасива. Кривые ноги.

Шен Де. Это неправда.

Сун. Не показывай! Черт с тобой, иди под дерево, раз дождь пошел.

Шен Де(медленно подходит и садится под деревом). Почему вы решились на это?

Сун. Хочешь знать? Ну, так я скажу, чтобы только отделаться от тебя. (Пауза.) Ты знаешь, что такое летчик?

Шен Де. Да, в чайном домике я видела летчиков.

Сун. Нет, ты не видела их. А если видела, то пустобрехов и дураков в кожаных колпаках, у которых нет слуха для мотора и чувств для машины. Попадает такой тип в ящик, потому что у него есть чем подмазать управляющего ангаром.

Скажи такому: дай твоему ящику упасть с высоты двух тысяч футов сквозь облака, а потом поймай его одним нажимом рычага, и он ответит: этого нет в договоре. Кто не умеет посадить на землю самолет, точно это его собственный зад, тот не летчик, а болтун. А я летчик.

И все-таки самый большой дурак на свете — это я сам, потому что я прочел в пекинской школе все книги о полетах. Одну лишь страницу одной только книги я не прочел, а на этой странице было написано, что летчики больше не нужны.

Итак, я летчик без самолета, почтовый летчик без почты. Да что там — разве ты можешь понять.

Шен Де. Думаю, все-таки могу.

Сун. Нет, раз я говорю тебе, что ты не можешь понять, значит, не можешь.

Шен Де(смеясь и плача). В детстве у нас был журавль со сломанным крылом. Он был ласковый, терпеливо переносил наши шалости, важно шествовал с нами и только кричал, чтоб мы не перегоняли его. Но осенью и весной, когда над деревней тянулись большие стаи, он терял покой, и я хорошо понимала его.

Сун. Не реви.

Шен Де. Нет.

Сун. Это портит цвет лица.

Шен Де. Я уже перестала. (Вытирает рукавом слезы.)

Сун (прислонясь к дереву, но не поворачиваясь к Шен Де, протягивает руку и трогает ее лицо). Ты даже не умеешь как следует вытереть лицо. (Вытирает ей лицо носовым платком. Пауза.) Раз ты пристаешь, чтоб я не повесился, открой же по крайней мере рот.

Шен Де. Что мне сказать?

Сун. Почему, собственно, ты вздумала вынуть меня из петли, сестра?

Шен Де. Я испугалась. Вы, наверно, пошли на это, потому что вечер такой хмурый. (Публике.)

В нашей стране Не должно быть хмурых вечеров И высоких мостов над рекой. Опасен также предутренний час, И вообще зимняя пора. Дело в том, что бедняка Может доконать любой пустяк. И он отшвырнет от себя Невыносимую жизнь.

Сун. Расскажи о себе.

Шен Де. О чем? У меня есть маленькая лавка.

Сун(насмешливо). Ну да? Ты ни за кем не охотишься, у тебя есть лавка!

Шен Де(решительно). У меня есть лавка, но прежде я была гулящей.

Сун. Лавку тебе, видно, подарили боги?

Шен Де. Да.

Сун. В один прекрасный вечер они появились и сказали: вот тебе деньги.

Шен Де(с тихим смехом). В одно прекрасное утро.

Сун. Нельзя сказать, чтобы с тобой было весело.

Читайте также:  Стихи про домашних животных для детей, школьников: детские стихотворения классиков

Шен Де(после паузы). Я умею немного играть на цитре и передразнивать людей. (Говорит низким голосом почтенного человека.) «Нет, как вам это нравится, я, кажется, забыл свой кошелек!» Но потом я получила лавку. Тогда я первым делом подарила цитру. Теперь, сказала я себе, я могу быть как истукан, теперь это не нужно!

Теперь я богачка — сказала я себе. Хожу одна. И сплю одна. Целый год, сказала я себе, Не буду иметь дело с мужчинами.

Сун. Но сейчас ты выходишь замуж? За того, в чайном домике, на пруду.

Шен Де молчит.

А что ты, в сущности, знаешь о любви?

Шен Де. Все.

Сун. Ничего, сестра. Ты скажешь, что тебе было хорошо?

Шен Де. Нет.

Источник: https://romanbook.ru/book/12906349/?page=153

Читать Песня единого фронта

Бертольд БРЕХТ

ПЕСНЯ ЕДИНОГО ФРОНТА

Книга стихов и прозы

Составитель и автор послесловия К. Орешин

Эта книга познакомит вас, ребята, с творчеством выдающегося немецкого писателя нашего столетия — Бертольта Брехта.

В книге вы найдете многие известные стихотворения Брехта: антифашистские песни, „стихи изгнания”, созданные им в эмиграции, стихи, написанные в последние годы жизни.

Вы познакомитесь также с его рассказами, со статьями и высказываниями об искусстве.

(Анотация издательства)

de ru

Брехт Б. Песня единого фронта М., Дет. лит., 1970

СОДЕРЖАНИЕ

Гимн Коминтерна

БРЕХТ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

Речь в Кремле при получении Ленинской премии «За укрепление мира и взаимопонимания между народами». Перевод Е. Михелевич

БРЕХТ ПРЕДЛАГАЕТ ВНИКНУТЬ В СТИХОТВОРНЫЕ СТРОКИ

Непобедимая надпись. Перевод К. Орешина Песня единого фронта. Перевод С. и Т. Сикорских Баллада о водяном колесе. Перевод С. Кирсанова Песня о восьмом слоне.. Перевод Б. Слуцкого Хвала коммунизму. Перевод С. Третьякова Сон о великой смутьянке. Перевод Вл.

Нейштадта Посещение изгнанных поэтов. Перевод Б. Слуцкого Вопросы читающего рабочего. Перевод И. Моисеева Что получила жена солдата? .. Перевод Е. Эткинда Изгнанный по веским причинам. Перевод Е. Эткинда Актриса в изгнании. Перевод А. Исаевой Мысли о длительности изгнания. Перевод Е.

Эткинда 1940 год. Перевод К. Орешина К потомкам. Перевод Е. Эткинда Тополь на Карлсплац. Перевод К. Орешина Занавесы. Перевод Е. Зткинда Радость начала. Перевод Е. Эткинда Одно не чета другому. Перевод К. Орешина Слива. Перевод К. Орешина Зимний разговор через форточку. Перевод К.

Орешина Песня о счастье. Перевод К. Орешина

БРЕХТ РАССКАЗЫВАЕТ

Плащ еретика. Перевод К. Орешина Опыт. Перевод С. и Э. Львовых Непутевая старуха. Перевод С. и Э. Львовых Финский помещик. Перевод Р. Райт, С. Болотина, Т. Сикорской Солдат из Ла Сьота. Перевод С. и Э. Львовых Упрямый сын. Перевод Р. Райт, С. Болотина, Т. Сикорской

БРЕХТ ПЕРЕДАЕТ СЛОВО ГОСПОДИНУ КОЙНЕРУ, СКЛОННОМУ НЕ ТОЛЬКО ШУТИТЬ

Если бы акулы были людьми. Перевод Е. Эткинда Форма и содержание. Перевод Э. Львовой Господин К. и кошки. Перевод К. Орешина Если господину К. нравится человек. Перевод Е. Эткинда Успех. Перевод К. Орешина Похвала. Перевод Е. Эткинда Убедительные вопросы. Перевод К. Орешина Дисциплина. Перевод Е. Эткинда Дружеская услуга. Перевод К. Орешина

БРЕХТ РАЗМЫШЛЯЕТ ОБ ИСКУССТВЕ И ЛИТЕРАТУРЕ

Народность и реализм. Перевод Е. Михелевич Лирическому поэту не нужно бояться разума. Перевод Е. Эткинда О чистом искусстве. Перевод Е. Эткинда Старая шляпа. Перевод Э. Львовой Восприятие искусства и искусство восприятия. Перевод В. Клюева Удовлетворенность. Перевод В. Клюева Конгрессу народов в защиту мира. Перевод Н. Португалова

ПОСЛЕСЛОВИЕ Да — коммунизму, нет — войне!

ГИМН КОМИНТЕРНА

Заводы, вставайте! Шеренги смыкайте! На битву шагайте, шагайте, шагайте! Проверте прицел, заряжайте ружье, На бой пролетарий за дело свое!

Товарищи в тюрьмах,в застенках холодных! Вы с нами ,вы с нами,хоть нет вас в колонннах Не сташен нам белый фашистский террор. Все страны охватит восстанья костер.

На зов Коминтерна стальными рядами, Под знамя советов, под красное знамя! Мы Красного фронта отряд боевой, И мы не оттупим с пути своего.

Огонь ленинизма наш путь освещает, На штурм капитала весь мир поднимает, Два класса столкнулись в последнем бою. Наш лозунг – Всемирный Советский Союз.

Заводы вставайте! Шеренги смыкайте! На битву шагайте, шагайте, шагайте! Проверте прицел, заряжайте ружье, На бой пролетарий за дело свое!

Перевод И.Френкеля

БРЕХТ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

РЕЧЬ В КРЕМЛЕ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ЛЕНИНСКОЙ ПРЕМИИ „ЗА УКРЕПЛЕНИЕ МИРА И ВЗАИМОПОНИМАНИЯ МЕЖДУ НАРОДАМИ”

Одна из самых замечательных традиций вашей страны, Советского Союза, — ежегодное присуждение ряду лиц премии за заслуги в деле сохранения мира во всем мире.

Эта премия представляется мне высшей и, пожалуй, наиболее почетной наградой из всех существующих ныне.

Что бы ни пытались внушить народам, они твердо знают: мир — это альфа и омега всякой деятельности на благо человека, всего процесса производства материальных ценностей, всех видов искусств, в том числе и искусства жить на земле.

Мне было девятнадцать лет, когда я услышал о вашей великой революции, двадцать — когда я увидел отблески ее великого пламени на своей родине. Я был санитаром в одном из военных госпиталей Аугсбурга. Казармы и даже госпитали опустели.

Старинный город друг заполнился новыми людьми, огромными бурлящими толпами, повалившими из предместий в чопорные кварталы богачей, чиновников и коммерсантов.

В течение нескольких дней женщины из рабочих семей заседали в наскоро созданных советах и командовали молодыми рабочими в солдатских шинелях, а фабриками управляли также рабочие.

Всего несколько дней, но каких! Все так и рвутся в бой, но в то же время и жаждут мира, созидательной деятельности.

Как вам известно, борьба эта не увенчалась победой, и вам известно почему. В последовавшие затем годы Веймарской республики произведения классиков социализма, возродившиеся к новой жизни благодаря Великому Октябрю, и сообщения о смелом строительстве нового общества в вашей стране сделали меня горячим сторонником этих идеалов и обогатили меня знаниями.

Самым важным для меня было сознание того, что будущее человечества можно предвидеть лишь «снизу», лишь встав на точку зрения угнетенных и эксплуатируемых. Лишь борясь в их рядах, можно бороться за все человечество.

Отгремела чудовищная война, назревала еще более чудовищная. Отсюда, снизу, были отчетливо видны тайные причины этих войн; этому классу приходилось расплачиваться за них — как за проигранные, так и за выигранные. Здесь, в самых низах, и мир оборачивался войной.

И в сфере производства, и вне ее царило насилие. То открытое — как мощь реки, прорывающей плотину, то скрытое — как мощь плотины, обуздывающей реку. Дело заключалось не только в том, производить ли пушки или плуги, — в борьбе за цены на хлеб плуги играют роль пушек.

В постоянной ожесточенной борьбе классов за средства производства периоды относительного мира — это лишь передышки между битвами.

Не какая-то стихия разрушения и войны то и дело врывается в мирный процесс производства, а само производство основано на принципе разрушения и войны.

При капитализме люди всю жизнь ведут борьбу за существование — друг против друга.

Родители враждуют из-за детей, дети — из-за наследства, мелкие торговцы борются за свои лавки между собой, и все вместе — против крупных воротил.

Крестьянин воюет с горожанином, школьники — с учителем, народ — с властями, фабрики — с банками, концерны — с концернами. Как же тут народам не воевать друг с другом!

Народы, добившиеся для себя социалистической экономики, находится в изумительных для дела мира условиях. Движущие людьми стимулы приобретают мирный характер. Борьба всех против всех превращается в борьбу всех за всех. Приносящий пользу обществу приносит пользу и себе. Приносящий пользу себе приносит пользу обществу.

Хорошо живется полезным членам общества, а не вредным для него, как было прежде. Достижения науки уже больше не козыри в азартной игре, они не утаиваются, а делаются достоянием всех. Технические изобретения внушают радость и надежду, а не ужас и смятение, как прежде.

Мне пришлось пережить две мировые войны. Теперь, на пороге старости, я знаю, что вновь готовится страшная война. Но четвертая часть человечества занята мирным строительством. И в других странах идеи социализма пробивают себе дорогу.

Повсюду на земле простые люди страстно желают мира. Многие представители интеллигентных профессий также и в капиталистических странах, в разной степени осознавая происходящее, борются за мир. Но наша главная надежда в борьбе за мир — это рабочие и крестьяне социалистических стран и стран капитализма.

Источник: http://online-knigi.com/page/263413

Стихи

Бертольт Брехт

– Год за годом – К потомкам – Легенда о мертвом солдате – Нелегкие времена – О приветливости мира – Посещение изгнанных поэтов – Сожжение книг – Сонет о жизни скверной

О ПРИВЕТЛИВОСТИ МИРА 1

На пустой земле, где ветер лют, Каждый поначалу наг и худ, Зябко ждет, когда придет черед: Женщина пеленкой обернет.

2

Не желал никто его, не звал И за ним повозки не послал, Был он не известен никому, Но мужчина руку дал ему.

3

И с пустой земли, где ветер лют, В струпьях и коросте все уйдут. Наконец, полюбят этот свет: После горсть земли им кинут вслед.

Перевод В. Корнилова. Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

ГОД ЗА ГОДОМ Сегодня в той ночи, где я тебя люблю, Беззвучно на небе белеют тучи, В сухом бурьяне вздрагивает ветер, И воды закипают с кручи.

Год за годом рушатся Пена и вода, А на небе вдосталь Туч, как и всегда.

Будут тучи белые еще видны Поздней, в те одинокие года, И будет ветер вздрагивать в траве, И будет рушиться с камней вода.

Перевод Б. Слуцкого Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

К ПОТОМКАМ 1

Право, я живу в мрачные времена. Беззлобное слово – это свидетельство глупости. Лоб без морщин Говорит о бесчувствии. Тот, кто смеется, Еще не настигнут Страшной вестью.

Что же это за времена, когда Разговор о деревьях кажется преступленьем, Ибо в нем заключено молчанье о зверствах! Тот, кто шагает спокойно по улице, По-видимому, глух к страданьям и горю Друзей своих?

Правда, я еще могу заработать себе на хлеб, Но верьте мне: это случайность. Ничто Из того, что я делаю, не дает мне права Есть досыта. Я уцелел случайно. (Если заметят мою удачу, я погиб.)

Мне

говорят: “Ешь и пей! Радуйся, что у тебя есть пища!” Но как я могу есть и пить, если Я отнимаю у голодающего то, что съедаю, если Стакан воды, выпитый мною, нужен жаждущему? И все же я ем и пью.

Я хотел бы быть мудрецом. В древних книгах написано, что такое мудрость. Отстраняться от мирских битв и провести свой краткий век, Не зная страха. Обойтись без насилья. За зло платить добром. Не воплотить желанья свои, но о них позабыть. Вот что считается мудрым. На все это я неспособен.

Право, я живу в мрачные времена.

2

В города приходил я в годину смуты, Когда там царил голод. К людям приходил я в годину возмущений. И я восставал вместе с ними. Так проходили мои годы, Данные мне на земле. Я ел в перерыве между боями. Я ложился спать среди убийц. Я не благоговел перед любовью И не созерцал терпеливо природу. Так проходили мои годы, Данные мне на земле.

В мое время дороги вели в трясину. Моя речь выдавала меня палачу. Мне нужно было не так много. Но сильные мира сего Все же чувствовали бы себя увереннее без меня. Так проходили мои годы, Данные мне на земле.

Силы были ограничены, А цель – столь отдаленной. Она была ясно различима, хотя и вряд ли Досягаема для меня. Так проходили мои годы, Данные мне на земле.

3

О вы, которые выплывете из потока, Поглотившего нас, Помните, Говоря про слабости наши И о тех мрачных временах, Которых вы избежали. Ведь мы шагали, меняя страны чаще, чем башмаки, Мы шли сквозь войну классов, и отчаянье нас душило, Когда мы видели только несправедливость И не видели возмущения.

А ведь при этом мы знали: Ненависть к подлости Тоже искажает черты. Гнев против несправедливости Тоже вызывает хрипоту.

Читайте также:  Иван дмитриев - ермак: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Увы, Мы, готовившие почву для всеобщей приветливости, Сами не могли быть приветливы. Но вы, когда наступит такое время, Что человек станет человеку другом, Подумайте о нас Снисходительно. 1938-1944 гг.

Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

СОЖЖЕНИЕ КНИГ* После приказа властей о публичном сожжении Книг вредного содержания, Когда повсеместно понукали волов, тащивших Телеги с книгами на костер, Один гонимый автор, один из самых лучших, Штудируя список сожженых, внезапно Ужаснулся, обнаружив, что его книги Забыты.

Он поспешил к письменному столу, Окрыленный гневом, и написал письмо власть имущим. “Сожгите меня! – писало его крылатое перо.Сожгите меня! Не пропускайте меня! Не делайте этого! Разве я Не писал в своих книгах только правду? А вы Обращаетесь со мной как со лжецом.

Я приказываю вам: “Сожгите меня!”

* Стихотворение написано под впечатлением открытого письма писателя Оскара Мария Графа в связи с публичным сожжением книг гитлеровцами 10 мая 1933 года.

Перевод Б. Слуцкого Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

ЛЕГЕНДА О МЕРТВОМ СОЛДАТЕ 1

Четыре года длился бой, А мир не наступал. Солдат махнул на все рукой И смертью героя пал.

2

Однако шла война еще. Был кайзер огорчен: Солдат расстроил весь расчет, Не вовремя умер он.

3

На кладбище стелилась мгла, Он спал в тиши ночей. Но как-то раз к нему пришла Комиссия врачей.

4

Вошла в могилу сталь лопат, Прервала смертный сон. И обнаружен был солдат И, мертвый, извлечен.

5

Врач осмотрел, простукал труп И вывод сделал свой: Хотя солдат на речи скуп, Но в общем годен в строй.

6

И взяли солдата с собой они. Ночь была голубой. И если б не каски, были б видны Звезды над головой.

7

В прогнившую глотку влили шнапс, Качается голова. Ведут его сестры по сторонам, И впереди – вдова.

8

А так как солдат изрядно вонял Шел впереди поп, Который кадилом вокруг махал, Солдат не вонял чтоб.

9

Трубы играют чиндра-ра-ра, Реет имперский флаг… И выправку снова солдат обрел, И бравый гусиный шаг.

10

Два санитара шагали за ним. Зорко следили они: Как бы мертвец не рассыпался в прах Боже сохрани!

11

Они черно-бело-красн

ый стяг Несли, чтоб сквозь дым и пыль Никто из людей не мог рассмотреть За флагами эту гниль.

12

Некто во фраке шел впереди, Выпятив белый крахмал, Как истый немецкий господин, Дело свое он знал.

13

Оркестра военного треск и гром, Литавры и флейты трель… И ветер солдата несет вперед, Как снежный пух метель.

14

И следом кролики свистят, Собак и кошек хор Они французами быть не хотят. Еще бы! Какой позор!

15

И женщины в селах встречали его У каждого двора. Деревья кланялись, месяц сиял, И все орало “Ура!”

16

Трубы рычат, и литавры гремят, И кот, и поп, и флаг, И посредине мертвый солдат Как пьяный орангутанг.

17

Когда деревнями солдат проходил, Никто его видеть не мог Так много было вокруг него Чиндра-ра-ра и хох!

18

Шумливой толпою прикрыт его путь. Кругом загорожен солдат. Вы сверху могли бы на солдата взглянуть, Но сверху лишь звезды глядят.

19

Но звезды не вечно над головой. Окрашено небо зарей И снова солдат, как учили его, Умер как герой.

Перевод С.Кирсанова. 1918 Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

НЕЛЕГКИЕ ВРЕМЕНА Стоя за письменным пультом, Я вижу через окно в саду моем куст бузины Смешение черного с красным. И мне вспоминается вдруг Куст бузины моей юности, в Аугсбурге. Много минут я стою в самом серьезном раздумье: Пойти ли к столу за очками, Чтобы еще раз увидеть Черные ягод на ярко-красных ветвях?

Перевод Б. Слуцкого Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

ПОСЕЩЕНИЕ ИЗГНАННЫХ ПОЭТОВ Когда – во сне – он вошел в хижину Изгнанных поэтов, в ту, что рядом с хижиной Изгнанных теоретиков (оттуда доносились Смех я споры), Овидий вышел Навстречу ему и вполголоса сказал на пороге: “Покуда лучше не садись. Ведь ты еще не умер.

Кто знает, Не вернешься ли ты еще назад? И все пойдет

по-прежнему, кроме того, Что сам ты не будешь прежним”. Однако подошел Улыбающийся Бо Цзюй-и и заметил, глядя

сочувственно: “Любой заслуживает кары, кто хотя бы однажды

сказал о несправедливости”. А его друг Ду Фу тихо промолвил: “Понимаешь,

изгнание Не место, где можно отучиться от высокомерия”.

Однако куда более земной, Совершенно оборванный, Вийон предстал перед ними

и спросил: “Сколько Выходов в твоем доме?” А Данте отвел его в сторону, Вял за рукав и пробормотал: “Твои стихи, Дружище, кишат погрешностями, подумай О тех, в сравненьи с которыми ты – ничто”. Но Вольтер прервал его: “Считай каждый грош, Не то тебя уморят голодом!” “И вставляй шуточки!” – воскликнул Гейне. “Это не помогает, Огрызнулся Шекспир. – С приходом Якова Даже мне запретили писать”.

– “Если дойдет до суда,Бери в адвокаты мошенника!

посоветовал Еврипид. Чтобы знал дыры в сетях закона”. Смех Не успел оборваться, когда из самого темного угла Послышался голос: “А знает ли кто твои стихи Наизусть? И те, кто знает, Уцелеют ли они?” – “Это забытые, Тихо сказал Данте, Уничтожили не только их тела,

их творения также”. Смех оборвался. Никто не смел даже переглянуться.

Пришелец Побледнел. Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

СОНЕТ О ЖИЗНИ СКВЕРНОЙ Семь лет в соседстве с подлостью и злобой Я за столом сижу, плечом к плечу, И, став предметом зависти особой, Твержу: “Не пью, оставьте, не хочу!”

Хлебаю свой позор из вашей чаши, Из вашей миски – радости свои. На остальные ж притязанья ваши Я говорю: “Потом, друзья мои!”

Такая речь 247 не возвышает душу. Себе в ладонь я дунул, и наружу Пробился дух гниенья. Что за черт!

Тогда я понял – вот конец дороги. С тех пор я наблюдаю без тревоги, Как век мой краткий медленно течет.

Перевод Ю. Левитанского 1925 Бертольт Брехт. Избранная лирика. Изд-во ЦК ВЛКСМ “Молодая Гвардия”, 1971.

Источник: http://litra.pro/stihi/breht-bertoljd/read

Брехт Бертольд – Стихотворения. Рассказы. Пьесы

Приветствуйте нового завоевателя Недоступных гор и неведомых областей! Он повезет почту от человека к человеку Через бездорожье пустынь!

(Начинает ходить взад и вперед, ведя за руку воображаемого сына.) Идем, сынок, взгляни на мир. Вот дерево. Поклонись и приветствуй его. (Кланяется.) Теперь вы знакомы.

Слушай, вот идет водонос. Он друг, подай ему руку, не бойся. «Пожалуйста, кружку свежей воды для моего сына. Сегодня жарко». (Дает ему кружку воды.) Ах, полицейский! Лучше обойдем его. Постараемся добыть в саду богача Фей Пуна горсточку вишен. Только чтобы нас не увидели.

Идем, сиротка! И тебе хочется вишен! Тихо, тихо, сынок! (Идут, опасливо, осторожно озираясь.) Нет, лучше сюда, тут нас скроет кустарник. Нет, разве так можно идти напролом? (Он, видимо, пытается оттащить ее, она сопротивляется.) Мы должны быть благоразумны. (Внезапно уступает.

) Что с тобой поделаешь, если ты хочешь обязательно напролом… (Поднимает его.) Сможешь ты достать вишни? Клади их прямо в рот, там они в сохранности! (Съедает вишню, которую он кладет ей в рот.) Вкусно. О, полицейский! Бежим! (Бегут.) Вот и улица.

Теперь спокойно, спокойно, не спеши, чтобы не обратить на себя внимания. Как будто ничего не случилось… (Поет, словно гуляя с ребенком.)

На сливу, на беднягу, Напал один бродяга. Он очень, очень ловок был В затылок сливу укусил.

Входит водонос Ван, ведя за руку ребенка. Удивленно смотрит на Шен Де.

Шен Де(обернувшись на кашель Вана). Ах, Ван! Здравствуй!

Ван. Шен Де, я слышал, что тебе плохо живется и ты даже продаешь свою лавку для расплаты с долгами. Но вот ребенок, лишенный пристанища. Он бегал по двору боен. По-видимому, это сын столяра Лин То, который несколько недель назад лишился своей мастерской и после этого запил. Дети его бегают голодные по чужим дворам. Что с ними делать?

Шен Де(берет у него ребенка). Иди сюда, маленький человек. (К публике.)

Эй, вы! Человек просит крова. Завтрашний человек просит помочь ему сегодня! Его друг, известный вам завоеватель, Ходатайствует за него.

(Вану.) Он сможет жить в бараках господина Шу Фу, куда, возможно, перееду и я. У меня у самой родится ребенок. Только никому не говори, не то об этом узнает Ян Сун, а мы ему не нужны. Разыщи в нижнем городе Лин То и скажи ему, чтобы он пришел сюда.

Ван. Большое спасибо, Шен Де. Я знал — ты что-нибудь придумаешь. (Ребенку.) Видишь, добрый человек всегда найдет выход. Я побегу за твоим отцом. (Хочет идти.)

Шен Де. Ах да, Ван, я только сейчас вспомнила: что с твоей рукой? Ведь я хотела быть твоим свидетелем, но мой двоюродный брат…

Ван. Не беспокойся. Посмотри, я уже научился обходиться без правой руки. Она мне почти не нужна. (Показывает, как может управляться с кувшином и кружкой без помощи правой руки.) Посмотри, как ловко я это делаю.

Шен Де. Но нельзя допустить, чтобы она онемела. Возьми мою тележку, все продай и иди к доктору. Мне стыдно, что я не выполнила своего обещания. Кроме того, я согласилась принять у цирюльника его бараки, что ты только подумаешь об этом?

Ван. Там смогут жить бездомные и ты сама, ведь это важнее моей руки. Иду за столяром. (Уходит.)

Шен Де(кричит ему вслед). Обещай, что пойдешь со мной к доктору.

Шин вернулась и непрерывно делает ей знаки.

Что такое?

Шин. С ума сошли — дарить тележку с последним барахлом? Вам какое дело до его руки? Если об этом узнает цирюльник, он выгонит вас из вашего последнего убежища. И мне вы не заплатили еще за стирку белья!

Шен Де. Почему вы такая злая? (к публике.)

Неужели вы не устаете Попирать ближних? От жадности Жилы на лбу и те набухают у вас. Рука, протянутая от души, Легко дает и легко получает. Как соблазнительно быть щедрым! Как хорошо быть приветливым! Доброе слово Вырывается, как вздох облегченья.

(Ребенку.) Садись и подожди, пока придет отец.

Ребенок садится на землю. Во двор входит пожилая чета, явившаяся к Шен Де в день открытия ее лавки. Муж и жена тащат большие мешки.

Женщина. Ты одна, Шен Де?

Так как Шен Де утвердительно кивает, она зовет своего племянника, который тоже несет мешок.

Где твой двоюродный брат?

Шен Де. Уехал.

Женщина. Он вернется?

Шен Де. Нет. Я продаю лавку.

Женщина. Это нам известно, потому-то мы и пришли. Вот несколько мешков листового табака, которые нам были должны. Перевези их вместе с твоими пожитками на новую квартиру.

Нам некуда их поместить, а на улице мы слишком привлекаем к ним внимание.

Я думаю, ты не откажешь, почему бы тебе не оказать нам этой маленькой любезности после того, как нас постигло несчастье в твоей лавке.

Шен Де. Я охотно сделаю это.

Мужчина. Если тебя спросят, чьи это мешки, скажи, что они твои.

Шен Де. Кто может спросить?

Женщина(пристально смотрит на нее). Полиция, например. Она настроена против нас и будет рада случаю нас разорить. Куда поставить мешки?

Шен Де. Не знаю. Именно сейчас я остерегаюсь чего-либо такого, что может привести меня в тюрьму.

Женщина. Это похоже на тебя. Ко всему прочему мы должны еще потерять эти жалкие мешки с табаком, все, что удалось спасти из нашего имущества!

Источник: https://fanread.ru/book/13535927/?page=150

Ссылка на основную публикацию