Алексей ржевский стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта алексей ржевский – поэзия

Современные, душевные стихи о родном городе Ржеве

Дорогие читатели! Сайт “Любимая Родина” рад представить вам стихи о городе Ржев (Тверская область, Россия), которые написали современные поэты. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Ржев

автор: Виктор Коростышевский

Великая Ржевская битва унесла более 2 млн. человек. Это самая кровопролитная битва за всю мировую историю войн. Не случайно, что единственный за всю войну выезд Сталина на фронт был в Ржев (август 1943 г.).

10 октября 2007 года Указом Президента РФ В. Путина Ржеву присвоено почетное звание “Город воинской славы”.

Город воинской славы,

город тяжких побед.

Низко стелются травы

горькой памяти вслед.

На излучине Волги,

возле Ржева сошлись

в битве страшной и долгой

два врага – смерть и жизнь.

Край земли – у заставы,

словно пепел – рассвет.

От жестокой расправы

здесь спасения нет.

И назад откатиться

нет дороги уже.

В небе бьётся зарницей

полыхающий Ржев.

Часто горестным гневом

изрекается вздор.

Мясорубка под Ржевом –

не солдатский фольклор.

В бой идут батальоны,

бесконечно идут.

Здесь нашли миллионы

свой последний приют.

Где же взять столько места? –

тесно тем, кто убит,

и седая невеста

о погибших скорбит.

От огня и от крови,

и от слёз заржавев,

стал с могилами вровень

перемолотый Ржев.

Ржевской битве великой

не пришел, видно, срок.

Нет победы безликой –

всё имеет исток.

Над былой переправой

зорь не гаснет костёр.

Город воинской славы

крылья вновь распростёр.

На излучине Волги

я смятеньем объят.

Ржевской битвы осколки

прямо в сердце летят… 

Город ржев-город воинской славы

автор: Ирина Дмитриева

Отгремели твои канонады

И окопы травой поросли

В ясном небе не воют снаряды,

И не рвут под ногами земли

Не бегут в сумасшедшей атаке

Взвод за взводом на проклятый дзот

И не месят фашисткие танки

На крови пулеметный расчет

Ты несломленным вышелд из боя,

Потеряв сотни тысяч солдат

Вы до боли похожи судьбою-

Ржев и город-герой Сталинград.

Ржев не сник, не упал на колени,

Обескровленный, насмерть стоял

Здесь смогли воевать даже тени

Тех,кто жизнь за Россию отдал.

Ты воскрес, как когда-то Спаситель,

Что за нас был распят на кресте

Город-воин и город-строитель,

Город-память о страшной войне

И сегодня лишь залпы салюта

Красят небо в цветные тона,

И восходит веселое утро

С миром миру на все времена

Мы гордимся тобою по праву

Ты нетленным из ада восстал

Город Ржев-город воинской славы,

Он Ратных подвигов сомволом стал. 

Великий, маленький Ржев…

автор: Геннадий Талин

Этот маленький Ржев

Я назвал бы великим!

Город воинской славы!

Сколько песен о нём!

Здесь, как вечную жизнь,

Гранитные плиты

Хранят память живую

О погибших за Родину в 42-ом…

Здесь в могиле солдата,

В вечной силе огня,

Слились тысячи судеб

Неизвестных мальчишек,

Тех, которых бесследно

Проглотила война…

Ни имён, ни фамилий,

Только память одна…

И лишь матери помнят

Сыновей имена:

Петька, Колька, Серёга,

Здесь же Ванька и Лев.

Их едина судьба –

Этот маленький Ржев…

Этот город и крепость,

Что ни раз воскресал.

Прототипом России

Он в истории стал…

Его гнула война,

И без счёта потери.

Только Ржев, как страна,

Не упал на колени… 

Многострадальный город Ржев

автор: Галина Кезина

Тверь моя – тоска и радость,

Тверь моя – полей простор,

Край родной природы сладость,

Где Волги гладь пленяет взор.

Волжская вода бежит лаская,

Многострадальный город Ржев,

В войну он выстоял,берег Волги защищая,

Домов и площадей своих не пожалев.

Сколько полегло бойцов под Ржевом?

Не счесть. Да и считать никто не захотел.

Наполнялись сердца тоской и гневом,

Поля стонали от искалеченных повсюду тел.

Волга, ты как матушка родная,

Как могла, оберегала каждого бойца,

Потоки им свои, как руки, подставляя,

Для мужского и усталого лица.

Город Ржев твоей военной славы,

Не затмит сегодня ХХ1 век,

Красоту твою, порядки, нравы,

Восстановил из пепла русский человек.

Волги берега  красивой и великой,

Разделяет Ржев-1 от Ржева-2,

Шум воды своею  песней многоликой,

Славу о тебе поёт всегда. 

Возвращение в Ржев

автор: Елена Колесникова

Жемчужинка среди холмов и рек!

Лазурью – небо, Волга – тёмно-синим

Окутали тебя, мой старый Ржев,

Любимый дом, неброская Россия.

Уносит время детства перезвоны.

Всё изменилось,Ржев теперь другой,

Но что заменит сердцу эти склоны

И старый мост с серебряной рекой.

Манят к себе иные города,

Но в Ржев,как в храм,текут мои дороги.

Здесь слёзы – только волжская вода,

А жизнь полна улыбкой на пороге.

Летит авто реке наперерез,

И вот уже виднеется на склоне

Мой милый город, долгожданный Ржев,

Жемчужинка на ласковой ладони. 

Смотрите и другие материалы по теме:

Источник: http://ljubimaja-rodina.ru/stikhi/1237-stikhi-pro-gorod-rzhev.html

Ржевский А.А

Алексей Андреевич Ржевский (1737-1804)

В феврале 1759 года на глаза императрице Елизавете Петровне попался напечатанный в журнале “Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие” мадригал, который был посвящен актрисе итальянской труппы Либере Сакко, выступавшей в тот год с большим успехом на петербургской сцене.

Небесным пламенем глаза твои блистают,

Тень нежные лица черты нам представляют,

Прелестен взор очей, осанка несравненна.

Хоть неких дам язык клевещет тя хулою,

Но служит зависть их тебе лишь похвалою:

Ты истинно пленять сердца на свет рожденна.

Елизавета считала себя первой красавицей Петербурга и бывала недовольна, когда восхищались красотой какой-нибудь другой женщины. Кроме того, упоминание о “неких дамах” императрица приняла как намек на свой счет.

Издатель получил выговор, а лист с “неприличными” стихами был вырезан из всех нераспроданных номеров журнала.

Автором вызвавшего такой переполох мадригала был двадцатидвухлетний гвардейский унтер-офицер Алексей Андреевич Ржевский, впервые выступивший в печати.

Затем в течение трех лет в журналах, издаваемых Сумароковым и Херасковым, литературным учеником которых он был, Ржевский поместил 225 произведений – стансов, элегий, сонетов, рондо, притч, мадригалов, загадок, эпиграмм.

В лирике Ржевского представлены многие стихотворные жанры, форма его стихотворений зачастую виртуозна; то он пишет оду, составленную из одних односложных слов; то сонет, который можно было читать обычным порядком, затем читать только первые полустишия, наконец, только вторые полустишия – в результате получалось три сонета разного содержания.

В эти годы Ржевский был самым активным членом московского поэтического кружка Хераскова.

Друзья-поэты и любители поэзии ожидали, что талант Ржевского с годами будет мужать и крепнуть. Но в 1763 году его имя пропало со страниц журналов: он перестал писать.

В этом году на русский престол взошла новая императрица, Екатерина II. Потомку старинного дворянского рода удельных князей Ржевских открылся путь к чинам, и он, оставив перо поэта, ринулся в водоворот придворной жизни.

Читайте также:  Вадим делоне стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта вадим делоне - поэзия

Как бы подводя итоги поэтической деятельности Ржевского, Н.И. Новиков в “опыте исторического словаря о российских писателях” в 1772 году отмечал, что стихотворения Ржевского “весьма хороши и изъявляют остроту его разума и способность к стихотворству. Стихотворство его чисто, слог текущи приятен, мысли остры, а изображения сильны и свободны.”

Постепенно Ржевский выдвинулся в первые ряды государственных деятелей, стал сенатором.

Ржевскому-сенатору посвятил послание Херасков. Он вспоминал прежние годы, дружеские беседы, скромную жизнь в деревне, главной прелестью которой были “простые” стихи. “Теперь… ты стал не тот”, – утверждал Херасков и, говоря о нынешней жизни друга в кругу пышных и льстивых вельмож, спрашивал:

Спокойна ль жизнь твоя?

Из двух мне жизней в свете

Котору величать?

Ты скромен в сем ответе, –

Так лучше замолчать.

Видимо, Ржевский все-таки не раз испытывал сомнения, правильно ли поступил он, променяв поэзию на роскошь царедворца. Он не порывал связей с литераторами – друзьями молодости.

Позже он подружился с Державиным, который в оде “Счастливое семейство” воспел семейный очаг Ржевского.

Изредка он и сам брался за перо, но вдохновение, так часто посещавшее Ржевского унтер-офицера, ни разу не снизошло к Ржевскому-вельможе.

Стихи Ржевского никогда не были собраны вместе и изданы отдельной книгой – они так и остались забытыми на страницах старых журналов.

Один из современников посвятил Ржевскому такие стихи, выразив мнение многих друзей и читателей поэта:

Чертами многими нам Ржевский показал,

Что он к словесности похвальну страсть питал:

Он вкусом, знанием и слогом в ней блистал.

И, если б звание его не скрыло пышно,

В писателях его бы имя было слышно.

Источник: http://MirZnanii.com/a/355954/rzhevskiy-aa

Стихи: Алексей Ржевский: Ржевский Алексей Андреевич

Ржевский Алексей Андреевич – (1737 – 1804) – поэт, писатель, член Российской академии.

Происходил из старинного дворянского рода. Был на военной службе, затем перешел в штатскую.

Участвовал в 1767 году в комиссии о сочинении проекта нового Уложения как депутат от города Воротынска Московской губернии; позже был вице-директором Академии наук, президентом Медицинской коллегии и сенатором.

В 1794 году Ржевский занимал и выборную должность, тогда очень почетную – совестного судьи в Санкт-Петербурге. Был одним из самых видных масонов своего времени. Будучи членом Российской академии, принимал участие в работе над созданием словаря русского языка.

Публиковать стихи Ржевский начал в конце 1750-х гг. Большее часть его стихотворений появилось в 1760-е гг. в журналах М. М. Хераскова «Полезное увеселение» и «Свободные часы», где он сотрудничал одновременно с А. В. и С. В. Нарышкиными, В. И. Майковым, И. Ф. Богдановичем (позднее, в 1783 г., Ржевский на свой счет издал знаменитую поэму Богдановича «Душенька»).

Стихотворения его (элегии, стансы, мадригалы и другие) печатались также в «Ежемесячных Сочинениях», «Трудолюбивой Пчеле» (1759 – 63). В 1769 году Ржевский написал трагедию «Смердий и Прелестна», оставшуюся ненапечатанной.

Писать стихи он не переставал до конца жизни. Отдельно напечатаны оды его на день восшествия Екатерины II и на день восшествия Александра I .

Ржевский был дружен с Дмитриевым и Державиным; последний описал его супружескую жизнь в оде «Счастливое семейство» (1780).

Поэтическая деятельность Ржевского развивалась под непосредственным влиянием А. П. Сумарокова, с которым он был хорошо знаком. «Я вас начал почитать почти с ребячества, я видел ваши ласки ко мне с тех же пор», — писал Ржевский Сумарокову в 1769 г. (Отечественные записки, 1858, № 2).

Выступая как последователь Сумарокова, он использовал и одический опыт М. В. Ломоносова. Обращаясь к самым разным стихотворным жанрам и формам (ода, элегия, рондо, станс, сонет и т. д.

), Ржевский свободно экспериментировал: многие из его стихов и сейчас поражают своей изощренностью и ритмическим разнообразием.

В лирике Ржевского представлены многие стихотворные жанры, форма его стихотворений зачастую виртуозна; то он пишет оду, составленную из одних односложных слов; то сонет, который можно было читать обычным порядком, затем читать только первые полустишия, наконец, только вторые полустишия – в результате получалось три сонета разного содержания. Предлагая читателю разные способы прочтения своих сонетов, Ржевский вовлекал его в остроумную игру идеями, внушая представление о неоднозначности любого утверждения.

Даже некоторые хвалебные оды Ржевского не вполне традиционны по форме (например, он использует не 4-стопный, а 3-стопный ямб). Еще более необычны его стихи с произвольной тематикой, названные им одами, написанные дактилическими размерами и даже спондеем (спондей — двухсложная стопа, в которой оба слога ударные).

Всего Ржевский напечатал более 200 произведений – стансов, элегий, од, сонетов, рондо, притч, мадригалов, загадок, эпиграмм. Но стихи Ржевского никогда не были собраны вместе и не издавались отдельной книгой.

Источник: http://ouc.ru/rzhevskiy/

Все стихи Алексея Ржевского

Рок все теперь свершил, надежды больше нет.

Противна стала жизнь, противен стал мне свет.

Почто вступить в сей град желал я повсечасно?

О суетная мысль, желание напрасно!

О град, который я забав жилищем звал,

Ты мне противен днесь, ты мне несносен стал.

Мне мнится, здесь места приятность потеряли,

И все уже в тебе забавы скучны стали.

Тобой я мучуся, смущаюся тобой,

Мой взор скучает днесь и дух страдает мой.

Как сердце в власть мое любови покорилось,

С тех пор уж для меня здесь все переменилось;

С тех пор в тебе часов веселых не видал:

Иль дух мой или ты забавы потерял.

Но нет! места твои приятства наполненны,

Приятные в тебе утехи насажденны,

И всякий в радостях, в утехах здесь живет;

Лишь мне единому в тебе забавы нет.

Всего меня судьба жестокая лишила,

Как хищницу забав увидеть мне судила;

Как хищницу забав и сердца моего,

Которой в свете нет прелестней ничего,

Которая меня терзает и прельщает;

Прельщает красотой, суровостью терзает.

Прелестна, хороша… но что о том вещать?

Довольно, что мила; довольно уж сказать:

Нет мер тому, как я… как я ее люблю,

Нет мер… нет мер и в том, какую грусть терплю.

Мила мне… я люблю… но льзя ль то изъяснить?

Не знаю, как сказать, могу лишь вобразить.

Она мила… мила… я слов не обретаю,

То точно рассказать, что в сердце ощущаю;

И горести мои подобны страсти сей,

Но вымолвить нельзя, как стражду я от ней.

Тот гласом сладостным печаль свою вспевает,

Читайте также:  Иван дмитриев - к волге: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Кого несчастие умеренно терзает;

А я, вообразя мой рок, теряю ум,

Лишаюсь памяти, лишаюся всех дум;

Слабеют чувства все, язык мой цепенеет,

Слабеет голос мой и сердце каменеет,

И запекаются стенящие уста;

Но вобразяся в мысль ее мне красота,

И чувства мне и глас и муки возвращает,

И в новую опять меня печаль ввергает.

Год целый, как душа вдалась ей в власть моя;

Но всякий вижу раз вновь прелести в ней я.

Как ни увижусь с ней, питая взор мой страстной,

Мню, что не видывал еще такой прекрасной.

Я мышлю: хоть вчерась с ней день препровождал,

А столько красоты вчерась в ней не видал.

В ней час от чaса, зрю, приятность прибывает,

И час от чaса к ней любовь моя взрастает.

Год целый уж тому, как взор ее драгой

Похитил все мои забавы и покой;

Но всякий мышлю день, как на нее взираю,

Что новую еще я рану получаю,

Что новую еще я чувствую к ней страсть,

И вновь влекут меня несклонности в напасть.

Теперь вещающу она мне вобразилась,

И новая еще приятность в ней открылась.

Я зрю мечтательно ее прекрасный взор,

И слышу мысленно ее я разговор;

Но и мечтательно она меня терзает,

Несклонно говорит, суровый взор кидает.

Исчезни, о мечта, которой мучусь я,

Которой стала жизнь несчастлива моя.

Не выходи из уст, название опасно,

Не вображайся в мысль мою, лице прекрасно;

Лице, которое нарушило покой,

Которое люблю равнo с моей душой,

Которое меня по всякий час прельщает,

И дух питает мой, и взор мой утешает.

Ах! что я говорю? мой ум рассеян стал,

Я нечувствительно в беспамятстве сказал.

Стремясь ее забыть, всечасно вображаю;

Стремясь о ней молчать, неволей изрекаю.

Однако оный плач последний будет мой,

Я больше воспевать не стану случай злой;

И град оставлю сей, в котором я родился,

Тот град, в котором я столь много веселился;

Сокроюся отсель, не буду в сей стране;

Убежищем моим пустыня будет мне.

Оставя навсегда страну сию драгую,

Я жителям вещать лесов часть буду злую.

Прости, любезный град, прости в последний раз:

Не будет больше здесь вовек мой слышен глас.

Но ах! когда сие лишь в мысли вображаю,

Воображением мятусь и обмираю.

Не можно мне себя никак преодолеть,

Не можно мне моей возлюбленной не зреть.

Я только ныне тем единым веселюся,

Как вместе с хищницей души я нахожуся.

Лишь то считаю я утехою моей…

Ах нет… нет… смертный яд я пью утехой сей.

Влеки меня, судьба, неволей дух терзая,

Влеки, рок, слов моих и вздохов не внимая.

Однако хоть меня с ней можешь разлучить,

Хотя не буду зреть, но буду век любить.

Дух будет век страдать, равно как днесь страдает;

Лишь смерть мне возвратить покой мой обещает.

Приди ж скоряе, смерть… увы… лишусь драгой,

Что ж?.. жить?.. мне в жизни нет утехи никакой.

Чего ж теперь желать?.. не знаю; лишь мятуся.

Играй, жестокий рок, я в власть тебе вдаюся;

Сугубь мои беды, сугубь мой тяжкий стон,

И тайны все теперь влеки из сердца вон.

Пусть знают все теперь, как рвусь я и страдаю;

Пусть знает… что сказать?.. я речи повторяю:

Рок все уже свершил, надежды больше нет,

Противна стала жизнь, противен стал мне свет.

Источник: https://45parallel.net/aleksey_rzhevskiy/stihi/

Стихотворение «РЖЕВСКИЙ И НАТАША РОСТОВА ДИАЛОГ ПОЭТОВ», поэт Кириленко Алексей

(диалог поэтов: насколько реален Ржевский –

настолько правдива эта история)

ДИАЛОГ ПОЭТОВ

Авторы

Ale Grik (Алексей Кириленко) – (A. G.)

Princess Iren – (Pr. I.)

I

(A. G.) Закат угас, ночь наступала

И своды неба украшала,

Янтарный месяц над рекой,

Зависнув, воду пьет рукой!

В разгаре бал, пылают свечи,

Чуть откровенней стали речи!

Но где, же главный наш герой

Гусар любовник – весь лихой?!

Мелькают юные корнеты

Среди повес есть и поэты

Но их пасут младые Львицы,

Не дремлют и ночные жрицы!

И золотые эполеты,

Те, что поэтами воспеты,

Уже мелькают чаще, ближе –

С новостями из Парижа!

Поручик Ржевский вновь влюблен:

Ростовой в сердце поражен!

Наташа дивно расцвела

И Ржевского с ума свела!

II

Поручик Ржевский:

(A. G.) Весь вечер я читал Баркова,

Не уставали вы внимать,

Стих повторить просили снова–

Не в силах интерес скрывать!

Как гибок стан и как изящен

И грудь роскошна, взор прекрасен,

Кораллы ваших губ нежны

И ваши ножки так стройны.

Я буду с вами нежным, смелым,

Всю ночь я буду вас ласкать,

Я, днем любуясь вашим телом,

Хочу им ночью обладать!

III

Наташа Ростова:

(Pr. I.) Желаньем сладостным томима

И страстью пылкою ранима,

Ростова голову теряла,

Свои желанья открывала…

Ты не печалься, дорогой,

Всю ночь ведь буду я с тобой

Любовь накроет нас волной,

И в страсти мы сгорим шальной!

Тебе я буду как звезда

И освещать твой путь всегда

С тобой мы вместе навсегда,

Недаром нас Судьба свела!

«Хочу быть дерзкой, пылкой, смелой,

Хочу в любви я страстной быть,

Хочу пленять роскошным телом,

В салонах светской львицей слыть!»

IV

(A. G.) Ростовой Ржевский потрясен!

Он с давних пор был убежден,

Что барышни в любви – монашки:

О ней гадают на ромашке…

«Мамзель, я вами восхищаюсь:

Любовниц вас прекрасней нет!

Пленён я вами! – изумляюсь,

Ведь вам всего семнадцать лет!

(Pr. I.) Ты мою душу разжег Любовью,

Затронув невиданное чувство,

Хочу прильнуть я к изголовью,

Но сближенье страстных тел – безумство!

Губ твоих росой коснусь я нежно,

Прочтя в глазах интимные желанья,

Сегодня Ночью я буду грешной, –

Нектар Любви испив до основанья!

V

(A. G.) В вас влюблены все офицеры:

Вы так изящны и стройны,

Возможно только лишь пантеры

Вам в грациозности равны!

Пройдет совсем немного лет

И вы плените высший свет:

У ваших ног Москва замрет –

Вас светской львицы слава ждет!

(Pr. I.) Нет, не говори мне слов прощальных,

Зачем нам с тобой сейчас разлука,

Боги нас с тобою повенчали,

И не сможем жить мы друг без друга!

Ночь! Шумит берёзовая роща,-

Зачем ты уходишь в Ночь глухую,

Дождь непрерывно асфальт полощет,

А я…я следы твои целую!

Не уходи, прошу я, не надо,

Ведь душою мы неразделимы,

Я так хочу с тобою быть рядом,

Читайте также:  Короткие стихи самуила маршака для детей: читать детские стихотворения маршака - маленькие, небольшие

Ты – мой Единственный, мой Любимый!

(A. G.) Мы расстаемся дорогая,

И вряд ли встретимся мы вновь!

Хотя ты Львица молодая,

В тебе взыграла прайса кровь!

Авторы

Ale Grik (Алексей Кириленко) – (A. G.)

Princess Iren – (Pr. I.)

Источник: https://poembook.ru/poem/1909449

Антология одного стихотворения. Ржевский Алексей Андреевич. Публикации. Литературный журнал Москва

Антология одного стихотворения

Журнал «Москва» начинает публикацию кратких очерков о русских поэтах и поэзии. Поэзия по-прежнему самое интересное, самое сильное, самое жгучее, что есть в языке, в литературе. Автор публикаций, поэт Вячеслав Киктенко, ведет страстный, личностный разговор с читателями всех возрастов. Он заново открывает биографии поэтов прошлых веков — великих и забытых.

Учитывая печальный опыт многотомных академических изданий и неподъемных учебных хрестоматий, Вячеслав Киктенко нашел лаконичную, обнаженную форму — лишь одно стихотворение поэта. будь то немеркнущий Пушкин, или же «полутеневой» Державин, или вовсе забытый Ржевский…

Эта антология — своеобразный пунктирный итог духовной работы нескольких поколений поэтов. В каждом очерке кратко даны основные вехи судьбы и творчества поэтов, а также наиболее интересные, порой курьезные, порой драматические, события в их реальной жизни.

Ржевский Алексей Андреевич

Имя Алексея Андреевича Ржевского (1737–1804) мало что говорит современному читателю.

И это один из тех редких случаев в русской поэзии, когда имя весьма не бесталанного литератора, подававшего громкие надежды уже самыми первыми опытами, произведшими в печати шум и даже неудовольствие царствующей персоны, ученика двух крупнейших поэтов того времени — Сумарокова и Хераскова (они прочили блестящее будущее молодому поэту, публикуя в своих журналах почти все, созданное юным Ржевским) — это имя забыто, причем забыто основательно и — закономерно. Несправедливо забытых русских поэтов немало, о них мы говорили и будем говорить, по мере сил и возможностей пытаясь смягчить несправедливость. Это и Бенедиктов, и Вельтман, и Полонский, и Случевский… ряд можно длить и длить. Но это все — поэты-рыцари, до конца преданные своей музе, потому и горечь от явной несправедливости, горечь напрасной утраты.

Да, богата, с избытком богата литература, могущая позволить себе забвение такого уровня поэтов, которые способны украсить первые ряды любой другой литературы, кроме, наверное, русской. А вот с Алексеем Ржевским все как раз наоборот. Авансы, выданные ему, были столь щедры, что расплатиться за них он не смог. Да и не захотел, как видно.

Потомок старинного дворянского рода удельных князей Ржевских, Алексей Андреевич «залетел» в русскую поэзию как бы мимоходом. Иная прочилась ему судьба — государственная, но на свою беду оказался он блестящим виртуозом словесности (как сейчас бы, наверное, сказали — авангардистом-версификатором).

Молодость, блеск славы, кипенье сил, первые громкие удачи — все это годков на пять замедлило его карьер­ный рост.

Одно из первых стихотворений — мадригал заезжей красавице, итальянской певице, попался на глаза императрице Елизавете, которая считала себя непревзойденной красавицей и терпеть не могла соперниц. Тем более публично восхваляемых.

Издатель получил нагоняй, а страница с «неприличными» стихами была вырезана из нераспроданных экземпляров журнала. Такому старту мог позавидовать любой начинающий стихотворец.

Ржевский мгновенно прославился и еще несколько лет на волне успеха публиковал у Хераскова и Сумарокова свои басни, эпиграммы, мадригалы, блистая виртуозной (по тем временам почти небывалой) техникой.

То оду выдаст, составленную лишь из односложных слов, то такой «навороченный» сонет, что и теперь глядится диковинкой на фоне ровной и предсказуемой словесной эпохи. Хотя и до того случались в русской поэзии «фокусники». Симеон Полоцкий, например, вирши свои и в спираль закручивал, и сердечки рисовывал любовными посланиями. Но это было чисто внешнее, формальное баловство.

Ржевский же форму расшатывал изнутри, и немало в том преуспел (тройной сонет, который мы сегодня предлагаем, наглядный тому пример). И, казалось бы, поощряемый современниками, стяжал бы он лавры на поле русской словесности далее и далее.

Но в 1763 году, с восшествием на престол Екатерины Великой, имя Ржевского исчезает со страниц периодики (а книгу он так и не удосужился издать). Ржевский резко пошел вверх по карьерной лестнице, закрутился в придворных коловращениях и вывернулся наконец в первые ряды государственных деятелей. Он стал сенатором.

Долго еще вздыхали его друзья и почитатели о загубленном таланте, но самому поэту было уже не до того. Иные страсти надолго захватили его, и только ближе к концу жизни он вновь попытался оседлать Пегаса… увы — бледные, невыразительные строки выходили теперь из-под сановного пера.

Преданная муза отомстила: ничего хоть сколько-нибудь значимого Ржевский больше не написал. Так и остался в редких хрестоматиях вечно молодым, подающим надежды стихотворцем.

История поучительная, и все же, все же…

в нашей антологии одного стихотворения именно Ржевский адекватен себе самому, как мало кто еще: ровно одно стихотворение (правда, «утроенное» изнутри — и тут изловчился виртуоз) — вот все, пожалуй, что осталось нам от его наследия, что способно еще, на наш взгляд, заинтересовать читателя два с лишним века спустя. Стихотворение одно, но сколько в нем выдумки, изящества, озорства… Впрочем, судите сами:

Сонет, заключающий в себе три мысли: читай весь по порядку, одни первые полустишия и другие полустишия.

Вовеки не пленюсь красавицей иной; Ты ведай, я тобой всегда прельщаться стану, По смерть не пременюсь, вовек жар будет мой, Век буду с мыслью той, доколе не увяну. Не лестна для меня иная красота; Лишь в свете ты одна мой дух воспламенила.

Скажу я не маня: свобода отнята, Та часть тебе дана, о ты, что дух пленила Быть ввек противной мне измены не брегись, В сей ты одна стране, со мною век любись.

Мне горесть и беда, я мучуся тоскою, Противен мне тот час, коль нет тебя со мной; Как зрю твоих взор глаз, минутой счастлив той; Смущаюся всегда и весел, коль с тобою.

Два варианта

Вовеки не пленюсь, Ты ведай, я тобой. По смерть не пременюсь, Век буду с мыслью той. Не лестна для меня Лишь в свете ты одна. Скажу я не маня: Та часть тебе дана Быть ввек противной мне.

В сей ты одна стране Мне горесть и беда, Противен мне тот час, Как зрю твоих взор глаз, Смущаюся всегда. Красавицей иной Всегда прельщаться стану, Вовек жар будет мой, Доколе не увяну. Иная красота Мой дух воспламенила.

Свобода отнята, О ты, что дух пленила Измены не брегись, Со мною век любись. Я мучуся тоскою, Коль нет тебя со мной. Минутой счастлив той

И весел, коль с тобою.

1 – 0 из 0    

Источник: http://moskvam.ru/publications/publication_969.html

Ссылка на основную публикацию