Жан де лафонтен – воля и неволя: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Воля и неволя

Волк, долго не имев поживы никакой,

Был тощ, худой

Такой,

Что кости лишь одни да кожа.

И Волку этому случись

С Собакою сойтись,

Которая была собой росла, пригожа,

Жирна,

Дородна и сильна.

Волк рад бы всей душой с Собакою схватиться,

И ею поживиться;

Да полно для того не смел,

Что не по нем была Собака,

И не по нем была бы драка.

Итак, со стороны учтивой подошел,

Лисой к ней начал подбиваться:

Ее дородству удивляться

И всячески ее хвалить.

“Не стоит ничего тебе таким же быть”, —

Собака говорит, — “как скоро согласишься

Идти со мною в город жить.

Ты будешь весь иной, и так переродишься,

Что сам себе не надивишься.

Что ваша жизнь и впрямь?

Скитайся все, рыщи,

И с горем пополам поесть чего ищи:

А даром и куском не думай поживиться:

Все с бою должно взять!

А это на какую стать?

Куда такая жизнь годится?

Ведь посмотреть, так в чем душа-то право в вас!

Не евши целы дни, вы все как испитые,

Поджарые, худые!

Нет, то-то жизнь-то, как у нас!

Ешь, не хочу, всего, чего душа желает!

После гостей

Костей, костей,

Остатков от стола, так столько их бывает,

Что некуда девать!

А ласки от господ уж подлинно сказать!”

Растаял Волк, услыша весть такую,

И даже слезы на глазах

От размышления о будущих пирах.

“А должность отправлять за это мне какую?”

Спросил Собаку Волк.

“Что? должность? ничего!

Вот только лишь всего:

Чтоб не пускать на двор чужого никого,

К хозяину ласкаться

И около людей домашних увиваться!”

Волк, слыша это все, не шел бы, а летел

И лес ему так омерзел,

Что про него он уж и думать не хотел;

И всех волков себя счастливее считает.

Вдруг на Собаке он дорогой примечает,

Что с шеи шерсть у ней сошла.

“А это что такое,

Что шея у тебя гола?” —

“Так, это ничего, пустое”.

“Однако нет, скажи”. —

“Так, право ничего.

Я чаю,

Это оттого,

Когда я иногда на привязи бываю”.

“На привязи? — тут Волк вскричал, —

Так ты не все живешь на воле?”

“Не все, да полно, что в том нужды?” — Пес

сказал.

“А нужды столько в том, что не хочу я боле

Ни за что всех пиров твоих:

Нет, воля мне дороже их;

А к ней на привязи, я знаю, нет дороги!”

Сказал, и к лесу дай Бог ноги.

Читать басню Воля и неволя Жан де Лафонтен для детей

Источник: http://VseSkazki.su/basni-lafontena/volya-i-nevolya.html

Два стихотворения

“Страсть – единственный оратор, чьи доводы всегда убедительны”

(Франсуа де Ларошфуко)

Жан де Лафонтен

Два стихотворения

Перевод Татьяны Чугуновой

Жан де Лафонтен [Jean de ; 1621-1695] – выходец из провинциальной буржуазной среды, состоял на государственной службе в должности хранителя вод и лесов, благодаря чему был принят при дворе. Под свое крыло его взял Никола Фуке, суперинтендант короля, а после падения Фуке герцогиня Орлеанская.

В Париже Лафонтен сблизился с кружком молодых литераторов – “рыцарей круглого стола”, сочинял пьесы и басни. Однако его эстетические воззрения самостоятельны, в частности, взгляд на традиции Возрождения и на проблемы языка.

Появившиеся в 1665 году эротические “Истории и новеллы в стихах” [“Contes et nouvelles en vers”] имели оглушительный успех, но отсрочили его прием во Французскую академию.

В предисловиях, предпосланных первым выпускам “Историй и новелл в стихах”, Лафонтен постулирует верность примеру писателей Возрождения, приверженность естественности и “прелести старого языка”. Он считает, что красота исполнена неуловимой, не поддающейся измерению сущности, а следовательно, в стихосложении допустимы вольности.

Источники сюжетов “Историй и новелл” – рассказчики всех времен и народов, причем автор и не думает скрывать этого и даже указывает, у кого позаимствован тот или иной сюжет. По поводу размера, которым они написаны, Лафонтен говорит: “Автор счел, что неправильный, нерегулярный стих, весьма схожий с прозой, наилучшим образом подходит для задуманного им”.

А вот что говорит он по поводу языка: “Старинный язык обладает бóльшим изяществом, нежели современный, когда речь идет о создании вещей такого рода”. Секрет, как понравиться читателю, не всегда состоит в том, чтобы все было складно да ладно, нужно подпустить пикантного, приятного. Сколько уж видели мы этих правильных красот, которые никого не трогают и в которые никто не влюбляется!”

Перевод публикуемых стихов выполнен по изданию “J. de et nouvelles en vers”. En 2 vol. [: Jean de Bonnot, 1982].

К чему испытывать читателей терпенье

И все монашек поминать в стихах?

Давно уж дал зарок направить вдохновенье

В иное русло: сей сюжет навяз в зубах.

Ну что заладил, будто на амвоне:

Апостольник, обет да пост!

Уж Муза ропщет, рвется прочь, на волю.

И верно, меру перешел. Ответ мой прост:

Хочу, чтоб и затворницы-монашки

Сполна вкусили радости любви.

Готов для вас я осветить, мои бедняжки,

Предмет со всех сторон. Однако ж вы

Поймите и меня: он столь неистощим,

Что – случай редкий в опыте словесном –

Кто из собратьев по перу ни занялся бы им,

Ему не преуспеть. Притом, известно,

Возьмись за дело я, пожалуй, все решат:

То неспроста, мол, к юности привычкам

До старости все тянется душа.

Ну, словом, точкам и кавычкам

Вручаю я себя. Вступлению конец.

Однажды к молодым монашенкам пришлец,

Как волк в овчарню, под шумок пробрался.

Еще брады не стриг – пятнадцать-то годков.

Колеттою назвался.

Похоже, времени он даром не терял.

Сестру Агнессу так уестествлял,

Что вскорости ей ряса сделалась мала,

Раздалась талия, а там уж к лету

И разрешилася от бремени она.

Лицом дитя – в сестру Колетту.

Аббатство словно подожгли,

такой переполох поднялся!

И перетолкам счету нет,

им лишь ленивый не предался.

“Занéсть нам споры ветер мог во время оно,

А нынче, вишь, и столбик шампиньона

Возрос, каких здесь прежде не бывало,

Дождем ведь почву напитало”, –

Судить-рядить промеж себя взялись девицы.

Отбилися от рук подвижницы-сестрицы:

Ни дать ни взять батальная картина,

Хоть страшным гневом пышет приорина:

“Так осквернили Божий дом! Что скажут выше!?

И кто отец? Как он проник? Как вышел?

Решетки, башенки, запоры.

Несет привратница недремные дозоры”.

Агнессу тотчас под замок: грозит ей наказанье.

“Призвать к ответу!” Но кого? Назначено дознанье.

А может, кто-то из девиц и вовсе не девица

И волк сумел к овцам обманом подселиться?

“А ну раздеться всем!” Сейчас узнают!

И лже-овца уж в западне – вот-вот поймают.

“Загонщиков на ловле не избегнуть сети.

Сидеть тебе, мой дорогой, в тюремной клети”, –

Так будоражит ум мать хитрости – опасность.

И юноша перевязал его. Внести бы ясность…

Тьфу пропасть! Где найти словцо, чтоб кратко, емко,

Назвать нам то, что между ног носил отец ребенка?

Древнейши люди, между тем, окно имели,

Чтоб лекарям верней читать болезни в теле.

Но в сердце форточку носить – прошу уволить!

И мог ли женский пол себе сие позволить?

Природа-матушка умна, обоих пожалела

И два равной длины шнура для них предусмотрела.

Чтоб женщины зияние прикрыть,

Пришлось концы связать потуже

И гладко их заделать. Видно, прыть

Ее тому виной, да и неверность мужу.

А вот мужчину в том не обвинишь,

И с ним природа просчиталась:

Ему б поменее шнура, глядишь…

Конца б и не осталось.

Так каждому из двух полов свое досталось.

Надеюсь, разъясненье дать сумел,

И каждый из читателей уразумел,

Что именно перевязал с испугу наш юнец.

Ну да, вот этот именно конец,

Оставленный, как видно, про запас

Природой щедрою. Не утаю от вас:

Смекнув немного, он его приладил ловко,

Как у другого пола, лишь осталась щелка.

Однако что ты ни возьми – пеньки иль шелка,

В узде уймешь едва ли долго,

Коль рвется что-то с силою пружины.

Подать велю для опыта дружины

Хоть ангелов, а хоть святых отцов,

И выстроить всех этих молодцов

Напротив двух на десяти девиц,

Во всеоружье прелестей юниц,

Которыми природа наделила,

А ко всему еще в чем мать родила.

А я же погляжу и в самом деле

Сочту то поведенье ненормальным,

При коем не увижу измененье в теле,

Позыв навстречу прелестям повальный.

Те прелести доступны глазу в Новом свете,

А в Старом наготы не прячут разве дети.

Подслеповатая, но ушлая старушка

Серьезно к делу подошла и водрузила

Очки на нос. Колетта-дружка

В шеренгу встала, и такая сила

В шеренге дев внезапно объявилась,

Что грациям трем легендарным и не снилась.

Все в них: и перси наливные,

И маковки, венчающие их,

И очеса, и беломраморные выи,

И жар местечек потайных

Взывало: и сработал механизм!

Покуда матушка рассматривала низ

Колетты, с силой тетивы рожок

На волю вырвался: не усидел дружок.

(Скакун срывается так с недоуздка,

Там рвется, где излишне узко.)

И по оправе бац! Она и отлетела,

Еще спасибо, приорина уцелела.

Не сладко ей. Юнца меж тем связали

И в руки пожилых святош предали.

Они его схватили – и во двор.

Да все то время, что свой приговор

Почтеннейший капитул выносил,

Виновный рвался. Выбившись из сил,

Застыл он, повернувшись к древу носом,

Спиной к толпе. Самой уж этой позой

Предрешено, казалось, наказанье,

Но тут судьба – наперсница повесы –

Вдруг приложила все свои старанья,

Мучительниц убрав, сняв роковы завесы:

Одну отправила по кельям загонять

На жалость падку молодежь,

Другую – в арсенал, дабы набрать

Плетей, бичей. – “Знай, нас не проведешь,

Поставлены дела на ять!”

А третью – ту засовы проверять.

Об эту пору в монастырь въезжает мельник

На муле. Местных вдов и молодиц

Гроза, но добрый малый, не бездельник,

Игрок в шары и кегли сносный.

Увидев пару голых ягодиц,

От изумления детина рослый

Перекрестился и воскликнул: “Вишь ты!

Святой живьем! А хоть и так! (Нелишне

Спросить, что бедный парень натворил?

Неужто же с монашкой согрешил?)

Чем дольше на тебя гляжу,

Тем больше по себе сужу:

Доподлинно, что ты сестриц угодник,

Хоть молод, а уж точно греховодник”. –

“Увы, напротив, – постреленок отвечал. –

Напрасно о любви меня молили.

Всему внимал я и молчал,

Покуда розог мне не присудили.

Я что кремень, такое оскорбленье

Нанесть не в силах я невестам во Христе,

Хоть сам король проси, хоть на кресте

Распни – противу совести я не пойду”.

“Что ж, дуй и дальше ты в свою дуду.

Ты, видно, не в себе иль дурачина.

Вот наш кюре, тот был бы молодчина…

Ей-бо, пригоден, как ничей другой,

Мой организм к повинности такой.

Меняемся, мне не нужна пощада.

Пусть сотнями идут, – клянусь, награда

Ждет всех. Не подвела б мошонка”, –

Смеется мельник, убежден, что тонко

Вкруг пальца обведен зеленый сей юнец.

И что ж – прикручен к древу удалец.

А юноша, свободен от оков,

С ним распрощался, да и был таков.

И вот, могуч, в плечах косая сажень,

Мужские стати распустив, детина ражий

Монашек ждет-пождет, усладу предвкушая.

Тут эскадрон нагрянул, с флангов окружая,

Пошел в атаку без предупрежденья,

И ну плетьми вбивать свое внушенье.

А мельник им: “Сударыни мои!

Ошиблись вы, постой же, не лупи.

Я не заклятый ненавистник жен,

Что от трудов отлынивал. Не он!

Опробуйте меня, и я, кудесник,

Вам докажу: отличный я наместник

Под небом вашего-то жениха.

Как и кюре, не вижу в том греха.

Коль лгу – пусть поразит падучая.

А вот к кнуту, увы, я не приучен”.

“Что там бормочет деревенский обалдуй? –

Вскричала вдруг беззубая невеста. –

Преступник где? Ату его! Ату!

Пришли снаряженными до зубов,

А он не тот? Явился на чужое место?

Так получай сполна за грешную любовь”.

И ну давай его чем попадя тузить.

Живот спасая, мельник взялся разъяснить:

“Извольте моего вы естества отведать,

Чтобы о рае вам поведать,

Сударыни, все сделаю я в лучшем виде,

Не будете, ручаюсь вам, в обиде”.

Но в ярость впал старушек легион

И не на жизнь, а нá смерть бьется он…

Тем временем мул беззаботности предался,

На зелени лужка и прыгал, и катался.

Однако, долго ли резвилася скотинка

И крепко ли прошлась по мельнику дубинка,

Вам не скажу. Меня то не заботит,

Лишь дальше все от темы нас уводит.

Бьюсь об заклад: затворницей прелестной

Не соблазнить читателей моих,

Коль участь мукомола им известна.

Ганс Карвель на склоне лет

В жены взял девицу,

А впридачу столько бед,

Что впору удавиться.

Вот ведь правило какое:

Где одно, там и другое.

Гансу нет Бабó милей,

Имя славное у ней!

И приданое богато –

Дочь байи ведь Конкордата.

Только очень егозлива,

Чем супруга разозлила.

Испугался, что с рогами:

То-то людям будет смех!

Да еще вперед ногами

Вынесут. Решил он грех

В собственной жене пресечь:

На Евангелья налечь,

Кавалеров гнать взашей,

Кокетству дать отпор,

Помолиться у мощей

И двери на запор.

Трудно справиться с плутовкой –

Чердачок у той хоть пуст,

Но охоча до рассказов,

Был бы молод златоуст.

Приуныл наш бедный Ганс,

Дан ему последний шанс.

Как-то закусил он плотно,

В ход пошло винцо,

Захрапел и видит черта,

Тот сует кольцо:

“Угодил ты, брат, в беду,

Я ж тебя не подведу.

Жаль тебя, на вот, надень,

Да носи и ночь и день.

Но смотри же, не снимай,

Слушай черта да смекай:

Ты с кольцом покуда будешь,

Блуду не бывать,

Что страшит тебя, забудешь,

Мирно станешь спать

Да жену вперед стеречь”.

Я веду правдиву речь:

Так черт мужа догадал.

Ганса тут черед настал:

“Господин мой Сатана,

Милость ваша враз видна.

Пусть же щедрою десницей

Вам воздаст Господь сторицей”.

От такого сновиденья

Ганс очнулся в изумленье.

И, едва продрал глаза,

Глядь: под боком егоза,

Ну а палец – тот пострел

Кое-что заткнуть успел.

О, прошу вас, не смущайтесь,

Чтó заткнул он – догадайтесь.

Источник: http://magazines.russ.ru/inostran/2012/7/l8.html

Биография Жана де Лафонтена

Жан де Лафонтен (Jean de La Fontaine) родился 8 июля 1621 года во французском городке Шато-Тьерри, что в Шампаньи, где отец его, Шарль де Лафонтен, служил лесничим.

Читайте также:  Вячеслав иванов - из "римского дневника 1944 года": читать стих, текст стихотворения поэта классика

В школе юный Лафонтен не проявил своих ярких способностей. Двадцати лет, прочитав несколько книг духовного содержания, он решил поступить в Сен-Маглуарскую семинарию, но пробыл там всего около года.

Его примеру последовал брат Клод, который окончил курс с успехом и стал священником.

Когда Жану минуло двадцать шесть лет, отец женил его и передал обязанности лесничего. Демон поэзии на тот момент еще не посещал Лафонтена.

Как-то Лафонтену пришлось слышать декламацию одной из од; это произвело впечатление на будущего поэта: он прочёл всего Мальэрба и пытался подражать ему.

Но Мальэрб один мог бы и испортить вкус Лафонтена, если бы друзья его Пентрель и Макруа не посоветовали ему прочесть образцы других авторов, имеющих большее значение в литературном мире.

Из древних авторов Платон и Плутарх вскоре сделались его любимцами; ему приходилось читать их в переводе, так как греческого языка Лафонтен не знал. Он увлекался также Горацием и Вергилием, которых в состоянии был понимать в подлиннике. Из современных ему авторов он предпочитал Рабеле, Маро, Де-Перье, М.Ренье и Урфе.

Брак не изменил его переменчивых вкусов.

Мария Эрикар, на которой родители заставили его жениться в 1647 году, была женщина красивая, неглупая; но природа не одарила её твёрдым характером, любовью к порядку и труду; вообще у неё не было тех качеств, которые могли бы оказать дисциплинирующее влияние на мужа. В то время, как она зачитывалась романами, он грезил собственными стихами и произведениями его любимцев. Семейное счастье молодых супругов длилось недолго.

После смерти своего отца Лафонтен, по собственному выражению, «проел» полученное от него наследство, приданого жены хватило также не надолго. Волей-неволей семье приходилось довольствоваться содержанием, которое Лафонтен получал в качестве лесничего. Никакого другого занятия он себе не выбрал.

Есть основания предположить, что Лафонтен-лесничий ограничивался продолжительными прогулками по лесу, отдаваясь своей природной склонности к мечтательности. Действительно, делом он, по-видимому, занимался очень мало, так как после многолетней службы он не имел некоторых элементарных понятий о лесном хозяйстве и технике.

Его очаровывала поэзия; первые попытки его ограничивались небольшими стихотворениями, написанными по поводу различных случаев жизни; в Шато-Тьеррском обществе вещицы эти пользовались большим успехом.

Лафонтен задумал тогда написать комедию, но, за недостатком изобретательности, он заимствовал интригу у одного из своих любимых классиков, изменил имена действующих лиц, и следил за текстом подлинника в подражательной форме.

Но выбранная пьеса не подходила к французскому театру, автор не пытался добиться постановки её на сцену, но выпустил её в свет; этим произведением, с недурною версификацией, Лафонтен обратил на себя внимание. Ему было 32 года.

В ту пору родственник Лафонтена, советник короля, Жаннарт, представил его суперинтенданту Фуке, покровительствовавшему литераторам.

Фуке предложил ему сделаться постоянным поэтом, назначив ему содержание в тысячу ливров. Каждую четверть года Лафонтен представлял своему патрону по одному стихотворению.

О годах, проведённых Лафонтеном в роскошной обстановке дворца Фуке, Лафонтен вспоминал впоследствии с особым удовольствием.

С того времени, как Фуке впал в немилость, Лафонтену пришлось проводить большую часть времени в своей семье; но, как и раньше, он тяготился обязанностями семьянина. Даже сын, родившийся у него, не в состоянии был привязать его к семье.

Шато-Тьерри казался ему могилою. Он последовал в Лимож, за своим родственником Жаннартом, высланным вместе с мадам Фуке, делами которой он управлял. Но в Лиможе ему пришлось пробыть не долго. По возвращении оттуда он делил своё время между Шато-Тьерри и Парижем, куда он первое время приезжал с женой, потом – один.

Жизнь двумя домами расстраивала его и без того сильно пошатнувшиеся дела; но, благодаря свойственной ему беспечности и немалой доли эгоизма, это его беспокоило очень редко.

С этого времени начинается его дружба с Расином, с которым Лафонтен познакомился через Мольера. Расин был дружен с критиком Буало, а Мольер – с литератором Шапелем.

Образовался дружеский кружок, весело проводивший часы досуга в беседах. Лафонтен был душой этой компании.

Лафонтену, между тем, минуло уже сорок лет, а он всё ещё считался салонным поэтом. В эту пору его пригласила в качестве личного секретаря герцогиня Орлеанская, вдова Гастона, брата Людовика XIII. При маленьком Люксембургском дворе, где Лафонтен был любезно принят, он вскоре сумел приобрести всеобщую симпатию.

Герцогиня Бульонская предложила Лафонтену применить свой талант для подражания Ариосто и Бокаччо. Совет этот пришёлся на руку литератору. Лафонтен дебютировал «Жокондою». Рассказ этот, представляющий свободное подражание Ариосту, вызвал полемику.

Но, как бы то ни было, «Жоконда» имела успех, и Лафонтен написал ещё несколько новелл в том же роде.

Однако характер этих последних произведений не понравился Людовику XIV и Кольберу (французский государственный деятель). Притом и падение Фуке ещё не было забыто.

Монарх обещал вернуть Лафонтену свою милость, если он даст слово «исправиться» — изменить характер своих произведений. Лафонтен дал слово. Он решил поработать на пользу обучения и развлечения начинавшего своё образование дофина.

Это был почётный способ для поправления своей репутации в глазах монарха и его приближённых. Лафонтену явилась мысль подражать Федру и Эзопу, и он принялся за работу.

Первый сборник басен, состоявший из шести книг, вышел в свет в 1668 году, под скромным заглавием: «Басни Эзопа, переложенные в стихах Ж. де-Лафонтеном», он был посвящён дофину.

По смерти герцогини Орлеанской Лафонтену оказала покровительство мадам де Ла Саблиер, собиравшая в своём салоне учёных и литераторов.

До 72-летнего возраста Лафонтен оставался другом дома мадам де Ла Саблиер, где вращался в обществе наиболее выдающихся людей Франции того времени. Двадцать лет он прожил в доме мадам де Ла Саблиер, не зная никаких забот.

При таких условиях он отдался вполне демону поэзии, который не покидал его до самой смерти.

Первые басни Лафонтена встретили хороший приём, имели всеобщий успех; дальнейшие – поддерживали его реноме. Урывками был написан им роман «Психея», в котором проза местами прерывается небольшими стихотворениями.

Впоследствии Корнейль и Квино переделали этот роман в оперу, музыка была написана Люлли. Попытки Лафонтена в области драматической литературы оказались менее успешными.

На сцену была поставлена только небольшая пьеса его «Флорентинец», в которой есть сцены, достойные Мольера.

Поэтические произведения Лафонтена нисколько не умаляют его значения; как баснописец же Лафонтен стал бессмертным. Басня, в той форме, которую ей придал Лафонтен – одно из счастливейших творений человеческого ума.

Басни его завораживают своей жизненностью; иллюзия полная: басня была пережита автором, а потому очаровывает и читателя. Лафонтен действительно видит то, что описывает.

Собственно говоря, басни Лафонтена не читаешь и не запоминаешь: их смотришь и слышишь.

Не следует полагать, что до Лафонтена у французов не было басни: одно из лучших произведений этого рода – «Роман Лисицы» представляет действительную историю из жизни средневековых феодалов; действующие лица – животные, аллегорически изображающие людей.

Лафонтен же непосредственно пользовался древними оригиналами: Эзоп, Федр, Бидпаи – вот обычные его образцы. Оригинальность Лафонтена не исчерпывается складом его ума и воображения, она проявляется и в его языке. Слог его изящный, естественный, своеобразный.

После выхода в свет второго сборника басен, который Лафонтен преподнёс Людовику XIV, баснописец был избран в члены Парижской Академии. Заседания Академии его очень интересовали, и он аккуратно посещал их.

Во время тяжкой болезни Лафонтена, когда со дня на день ожидали его смерти, умерла в уединении его патронесса, мадам де Ла Саблиер. По выздоровлению Лафонтена, один из его друзей, Гервар, предложил ему поселиться в его отеле на улице Платриер.

В этих роскошных покоях, украшенных произведениями кисти Миньярда, Лафонтен провёл последние два года своей жизни. Он посещал ещё Академию, но чаще стал ходить в церковь; он переложил в стихотворную форму несколько псалмов, продолжал писать басни.

Кроме того, он принимал деятельное участие в воспитании молодого герцога Бургундского. До самой смерти Лафонтен сохранил свежесть ума и любезность общения.

Лафонтен мирно скончался 13 февраля 1695 года, после нескольких месяцев крайней слабости, на 74 году жизни. Когда его старинный друг Макруа получил известие о смерти его, он написал трогательные строки: «Мой дорогой и верный друг, господин де Лафонтен, умер.

Мы были с ним друзьями более пятидесяти лет, и я благодарю бога, что до самой старости ни одно облачко не омрачало нашей дружбы, и что я одинаково нежно любил его до самого конца.

Я не знал человека более искреннего и правдивого, чем Лафонтен: не знаю, солгал ли он хоть раз в жизни».

Адаптация текста: Ирис Ревю

Источник: http://DetskiyChas.ru/persons/biografiya_la_fontain/

Французский поэт Жан де Лафонтен: биография, творчество и отзывы :

Жан де Лафонтен – знаменитый французский литератор, живший в 17 веке. Один из известнейших европейских сочинителей басен. Его произведения в нашей стране переводили Крылов и Пушкин. Многие подобные сочинения воспринимают как оригинальные творения русских автором. Эта статья будет посвящена жизни, творчеству и некоторым произведениям писателя.

Биография (Жан де Лафонтен): ранние годы

Родился писатель 8 июля 1621 года в небольшом французском городке Шато-Тьерри. Его отец служил в лесном ведомстве, поэтому все детство Лафонтена прошло на природе. Об этом периоде его жизни известно довольно немного.

В 20 лет будущий писатель решает получить духовное звание, для чего вступает в братство ораторианцев. Однако больше времени уделяет поэзии и философии, нежели религии.

В 1647 году его отец решает отойти от должности и передает ее сыну. Родитель выбирает и невесту для него – 15-летнюю девушку, живущую в этом же городе.

Лафонтен отнесся к своим обязанностям без должной ответственности и вскоре уехал в Париж. Жену он с собой не взял. В столице писатель прожил всю свою жизнь, окруженный друзьями и поклонниками.

О своей семье он не вспоминал годами и редко приезжал в родной город, чтобы навестить.

Прекрасно сохранилась переписка Лафонтена с женой, которая являлась поверенной его любовных приключений. Он практически не знал своих детей. Дошло до того, что, повстречав в гостях сына, писатель не узнал его.

Столица благоволила Лафонтену. Ему была назначена немалая пенсия, аристократы покровительствовали ему, толпы поклонниц не позволяли скучать. Сам писатель умудрялся сохранять независимость. И даже в хвалебных стихотворениях оставался насмешливым.

Первую известно Лафонтену принесли стихи, написанные в 1661 году. Посвящены они были Фуке, другу писателя. В произведении Лафонтен заступался за сановника перед королем.

Именитые знакомые

Жан де Лафонтен, несмотря на то что прожил почти всю жизнь в Париже, не имел в столице своей квартиры. Первое время он жил у герцогини Бульонской, которая ему покровительствовала. Затем 20 лет снимал номер в отеле, принадлежавшем мадам Саблиер. Когда последняя умерла, писатель переселился в дом знакомого.

С 1659 по 1665 год Лафонтен был членом клуба «пяти друзей», в который входили Мольер, Буало, Шапелль и Расин. Среди друзей писателя также был и Ларошфуко. Единственное место, куда поэту не было доступа, королевский дворец, так как Людовик XIV терпеть не мог легкомысленного писателя. Это обстоятельство сильно замедлило избрание поэта в академию, в которую его приняли лишь в 1684.

Последние годы и смерть

В последние годы жизни Лафонтен стал верующим, благодаря влиянию мадам Себлиер. Однако легкомыслие и рассеянность его так и не покинули. В 1692 году писатель тяжело заболевает.

Это событие сильно повлияло на отношение Лафонтена к миру. Он потерял вкус к мирским утехам и жизни. Писатель еще больше обращается к богу, начинает перечитывать Евангелие.

Лафонтен все больше задается вопросами о жизни после смерти, существовании ада и рая. Его беспокоит грядущее наказание.

Умирает поэт 13 апреля 1695 года в Париже.

Создатель басен

Критики давно говорят о том, какое огромное влияние на историю литературы оказал Жан де Лафонтен. Басни писателя действительно сравнивают с образцом нового литературного жанра. Поэт позаимствовал у древних авторов (Эзоп, Федра) внешнюю фабулу, но кардинально изменил стилистику и содержание.

В 1668 году в свет вышли шесть томов басен, носивших название «Басни Эзопа, переложенные на стихи Лафонтеном». Именно в этих книгах оказались самые знаменитые произведения, которые впоследствии в нашей стране были переложены Крыловым.

Второе издание, опубликованное в 1678 году, включало 11 книг. Позднее оно было дополнено двенадцатой частью, вышедшей в 1693.

Своеобразие произведений

В своих баснях Жан де Лафонтен менее всего внимания уделяет моральной стороне. В произведениях он учит трезво смотреть на жизнь, пользоваться людьми и обстоятельствами. Неслучайно у него торжествуют хитрость и ловкость, а доброта и простоватость проигрывают.

У поэта совершенно отсутствует сентиментальность – выигрывают только те, кто может управлять своей судьбой. В своих баснях Лафонтен перенес на бумагу весь мир, всех живущих в нем существ и их взаимоотношения. Писатель показывает себя знатоком человеческой природы и нравов общества.

Но он не обрушивается на все это с критикой, а находит трогательные и забавные моменты.

Популярны басни Лафонтена были и потому, что обладали образностью языка, необычайным ритмическим рисунком, красотой поэтических отступлений.

Жан де Лафонтен, «Лисица и виноград»

Сюжет басни прост: проголодавшаяся лисица проходим мимо виноградника. Плутовка решает полакомиться им. Она влезает на забор, но никак не может дотянуться до заветного кушанья. Промчавшись какое-то время, лиса спрыгивать на землю и заявляет, что не увидела ни одной спелой ягоды.

Узнать в этой ситуации случай из жизни довольно легко. Часто люди, которые не смогли добиться поставленной цели или получить какую-либо вещь, говорят, что и задумка их была бесполезна, да и вещь не очень нужна.

Фильм о писателе

В 2007 году вышла картина под названием «Жан де Лафонтен – вызов судьбе». Фильм был снят французским режиссером Даниэлем Винем. Сценарий написал Жак Форжа. Картина рассказывает о парижской жизни писателя. В это время арестовывают его знатного покровителя Фуке, от которого зависело будущее Лафонтена. Поэт бросает все свои силы, чтобы помочь ему.

Он совершенно забывает про свою семью, живущую в глухой провинции, забрасывается сочинительство. Лафонтен обращается за помощью к Буало, Расину, Мольеру, но толку от этого немного. Спасает поэта герцогиня Больонская, которую он практически не знает. Она помогает поэту не только разобраться с финансовыми проблемами, но и осознать свое призвание литератора.

Отзывы

Жан де Лафонтен продолжает пользоваться у читателей популярностью и в наши дни. Все благодаря тому, что басни писателя нисколько не утратили своей актуальности.

Прочитывая их сегодня, многие узнают себя и знакомых, а также сцены, свидетелями которых были. Именно в этом основная ценность произведений Лафонтена.

Читайте также:  Короткие стихи про спорт для детей, взрослых: детские маленькие стихотворения

Читатели высоко оценивают книги писателя и практически не находят недостатков.

Источник: https://www.syl.ru/article/296666/frantsuzskiy-poet-jan-de-lafonten-biografiya-tvorchestvo-i-otzyivyi

Жан де Лафонте́н – французский поэт и баснописец

ПодробностиКатегория: Басни и притчиОпубликовано 23.03.2017 19:16Просмотров: 834

Свое басенное творчество он начал переводами Эзопа и стал знаменитым баснописцем Нового времени (XVII в.). 

Творческое наследие Лафонтена богато: стихи, поэмы, сказки и рассказы в стихах, проза), но в мировой литературе он остался прежде всего баснописцем, развившим и обогатившим басенный жанр. 

Из биографии

Жан де Лафонтен (1621-1695) родился 8 июля 1621 г. в городке Шато-Тьерри провинции Пикардия. Его отец Шарль был управляющим королевской охотой и главным лесничим герцогства Шато-Тьерри.Сначала Лафонтен готовился к духовному званию, но потом начинает изучать право в Париже, одновременно посещая кружок молодых поэтов.В 1647 г.

он по настоянию отца женится на молоденькой Мари Эрикар, которой было всего 14 или 15 лет. Но к супружеству и дальнейшей семейной жизни Лафонтен относится весьма легкомысленно, не занимаясь воспитанием своего единственного сына и живя в Париже отдельно от семьи, среди друзей, поклонников и поклонниц его таланта.В 1649 г.

он получил диплом адвоката и должность в Высшем суде в Париже. Но вскоре переехал в Шато-Тьерри, где получил руководящую должность в лесничестве герцогства. Здесь он много читает, часто выезжает в Париж для встреч с друзьями.Первое сочинение Лафонтена – комедия «Евнух» – было опубликовано в 1654 г. и не имело успеха.В 1658 г.

один из родственников Лафонтена знакомит его с Николя́ Фуке́ – суперинтендантом финансов Франции в ранние годы правления Людовика XIV, одним из самых могущественных и богатых людей Франции. Фуке становится покровителем Лафонтена. В последующем у Лафонтена будут другие весьма влиятельные покровители.

Творчество Лафонтена развивается, он публикует одно произведение за другим. Популярность его растёт. Но первый сборник басен вышел только в 1668 г.

Он назывался «Басни Эзопа, переложенные на стихи г-ном де Лафонтеном». Позже вышло ещё несколько томов басен, и этот жанр становится довольно популярным.

Значение Лафонтена для истории литературы

Оно заключается в том, что он создал новый жанр басни, заимствуя у древних авторов лишь внешнюю фабулу. Его басни не столько философские, сколько лирические, обусловленные индивидуальным характером Лафонтена.
Художественному значению басен Лафонтена способствует красота поэтических вступлений и отступлений, его образный язык, богатство и разнообразие поэтической формы.

Басни Лафонтена

Мораль басен Лафонтена своеобразна. Он не поучает, а констатирует факт, что хитрые и ловкие обычно берут верх над добрыми и простыми людьми. Он убеждает читателя в том, что бедным и бесправным не стоит бороться с обстоятельствами и несправедливостью, а нужно всего лишь приспосабливаться к той жизни, в которой они вынуждены жить, и примириться с обстоятельствами.

Лафонтен                                                      

Лягушка и Вол

Лягушка, на лугу увидевши Вола,Затеяла сама в дородстве с ним сравняться:Она завистлива былаИ ну топорщиться, пыхтеть и надуваться.«Смотри-ка, квакушка, что, буду ль я с него?» -Подруге говорит.

– «Нет, кумушка, далёко!»«Гляди же, как теперь раздуюсь я широко.Ну, каково?Пополнилась ли я?» – «Почти что ничего».«Ну, как теперь?» – «Все то ж».

Пыхтела да пыхтелаИ кончила моя затейница на том,Что, не сравнявшися с Волом,

С натуги лопнула и – околела.

Пример такой на свете не один:И диво ли, когда жить хочет мещанин,Как именитый гражданин,

А сошка мелкая, как знатный дворянин.

(Перевод И. Крылова. Содержание басни заимствовано у Федра)

Его герои – это те, кто умеет устроить свою судьбу. В. А. Жуковский, сам переводивший басни Лафонтена, говорил о них так: «Не ищите в баснях его морали – её нет!».

А Руссо и Ламартин вообще выражали сомнение в полезности басен Лафонтена детям, т.к. они трактуют порок как неизбежность и не развивают у детей чувство жалости.

Но в его баснях выражены сочувствие к простым людям и осуждение праздности.

Лафонтен

Земледелец и его Сыновья           

Работайте, насколько хватит силы,Не покладая рук! В работе – тот же клад.Один крестьянин, будучи богатИ стоя на краю могилы,Позвал детей своих, и так им говорит

Он без свидетелей, на смертном ложе:

«В наследственной земле богатый клад зарыт,Продать ее – оборони вас Боже!Не знаю сам я, где он скрыт;Но вы, при помощи работы и терпенья,Его найдете без сомненья.Вы в августе, окончив умолот,Немедленно перепашите поле:Пускай соха везде пройдет,Копайте, ройтесь там на воле,Малейший в поле уголок

Пройдите вдоль и поперек».

Он умер. Сыновья все поле перерыли,Искали там и сям. На следующий годОно дало двойной доход,Но клада так в земле и не открыли.Отец на свой особый лад

Им показал, что труд – есть тот же клад.

(Содержание басни заимствовано у Эзопа)

Он высмеивает спесь, тщеславие и наглость аристократии, её подлость, скупость, мелочность и трусливость, защищая тем самым общечеловеческие духовные ценности. Басни Лафонтена наполнены оригинальной и нестандартной философией автора.

Лафонтен

Безумец и Мудрец

Безумец раз бросал каменья в Мудреца,Преследуя его; Мудрец ему на это:«Мой друг! ты в поте своего лицаТрудился; вот тебе за то монета:Труд по заслугам должен быть вознагражден.

Взгляни, вот человек проходит, онБогат безмерно,И щедро за твои дары воздаст наверно».

К прохожему Глупец направился, спешаНанесть ему удар, в надежде барыша;Но воздаяния дождался он иного:Прохожий слуг созвал, и те спешат скорей

Избить Глупца и прочь прогнать едва живого.

Таких безумцев видим мы вблизи царей:Чтоб господина позабавить,Они на смех поднять готовы вас всегда.Не стоит трогать их, чтоб замолчать заставить.Притом же, если вы не в силе, то тогда,Как вы ни гневайтесь, вам это не поможет;

Направьте их к тому, кто отплатить им может.

(Перевод Н. Юрьина)

При этом нравоучительная мораль в его баснях отходит на второй план. Гораздо важнее автору было высказать собственные мысли и чувства. Для его басен характерны философские размышления, многочисленные лирические отступления.

Лафонтен

Лев и Мышь

У Льва просила Мышь смиренно позволеньяПоблизости его в дупле завесть селеньеИ так примолвила: «Хотя-де здесь, в лесах,Ты и могуч и славен;Хоть в силе Льву никто не равен,И рев один его на всех наводит страх,Но будущее кто угадывать возьметсяКак знать? кому в ком нужда доведется?И как я ни мала кажусь,

А, может быть, подчас тебе и пригожусь».

«Ты! – вскрикнул Лев. – Ты, жалкое созданье!За эти дерзкие словаТы стоишь смерти в наказанье.Прочь, прочь отсель, пока живаИль твоего не будет праху».Тут Мышка бедная, не вспомняся от страху,

Со всех пустилась ног – простыл ее и след.

Льву даром не прошла, однако ж, гордость эта:Отправяся искать добычи на обед,Попался он в тенета.Без пользы сила в нем, напрасен рев и стон,Как он ни рвался, ни метался,Но все добычею охотника остался,И в клетке на показ народу увезен.Про Мышку бедную тут поздно вспомнил он,Что бы помочь она ему сумела,Что сеть бы от ее зубов не уцелела

И что его своя кичливость съела.

Читатель, истину любя,Примолвлю к басне я, и то не от себяНе попусту в народе говорится:Не плюй в колодец, пригодится

Воды напиться.

(Перевод И. Крылова. Содержание басни заимствовано у Эзопа)

Язык басен Лафонтена отличается живостью и оригинальностью, иногда он близок к фольклорному. Басни Лафонтена похожи на маленькие комические пьесы.
У Лафонтена учились и русские баснописцы Сумароков, Хемницер, Измайлов, Дмитриев и даже знаменитый Крылов. Путь Крылова-баснописца и начался с перевода в 1805 г. двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» и «Разборчивая невеста».

Источник: http://ency.info/slovesnost/basni-i-pritchi/683-zhan-de-lafonte-n-frantsuzskij-poet-i-basnopisets

Цитаты Жана де Лафонтена

>> Все авторы цитат >> Французские поэты

Жан де Лафонтен, (1621–1695), французский поэт и баснописец

Люди должны помогать друг другу; это закон природы.

Нет ничего опаснее невежественного друга – уж лучше умный враг.

Никогда в жизни не суди о человеке по его внешности.

Работник узнается по работе.

В самой природе человека заложено, что, когда его душа загорается, невозможное исчезает.

Для разумного человека ничто не бывает бесполезным.

Даже стремительность стрелы не поможет победить в беге тому, кто засиделся на старте.

Никогда не продавай шкуру еще не убитого медведя.

Путь, усыпанный цветами, никогда не приводит к славе.

Терпение и время достигают большего, чем сила или страсть.

Судить о чем либо следует с учетом того, чем оно завершится.

Судьба часто встречает нас на том пути, который мы выбрали, чтобы избежать ее.

Помоги себе сам – и Небеса тебе также помогут.

По делу узнаешь мастера.

Мы встречаем свою судьбу на пути, который избираем, чтобы уйти от нее.

Люди легко верят во все, чего они жаждут или боятся.

Для разумного человека нет ничего бесполезного; умные люди из всего извлекают выгоду.

В меду тонет больше мух, нежели в уксусе.

На протяжении всей жизни остерегайтесь судить о людях по их внешнему виду.

Жить с легким сердцем, но не бездумно, жить весело, но не лихо, быть смелым, но не наглым, проявлять доверие и радостное смирение, но не фатализм – вот искусство жизни.

Из врагов наших часто следует бояться больше всего самых малых.

Невозможно угодить сразу всему миру и своему отцу.

Никогда не делите шкуру неубитого медведя.

Бегут, бегут года, ни с ила, ни моленья, Ни жертвы, ни посты – ничто не даст продленья.

Мы жадны до всего, что может нас развлечь.

Бывает так, что человек Весь век стремится к цели, Забывши обо всём, А между тем, на самом деле,

Стремится к ней не тем путём.

В разлуке могут вырасти рога!

Всего несноснее противные советы,
Упрямые слова и спорные ответы.

Всяк только своему рассудку вслед идёт;
А верует беде не прежде, как придёт.

Гони дурман любви, бессильных клятв слова –
Ту гидру, что всегда в людских сердцах жива.

Живи для высших благ, они к добру ведут.
Используй лишь для них и свой досуг и труд.

К шкатулкам и сердцам подходит ключ один.

Когда безмолвствует Венера до поры, Влюблённый лезет вон из кожи

И злато не выходит из игры…

Кто мил, на том всегда приятен и убор…

Кто может отличить уста, Что всласть и вдоволь целовались,

От уст, которые сурово охранялись?

Мы с детских лет к тебе влечёмся, Наслажденье. Жизнь без тебя – что смерть: ничто в ней не манит. Для всех живых существ ты радостный магнит,

Неодолимое для смертных притяженье.

Нет слов, любое зло отступит неизбежно,
Чуть благам подлинным предастся человек.

Но ведь влюблённым не до ухищрений,
Им мысль об осторожности не впрок!

Подарки! В них всё зло! Они – туман,
Скрывающий соблазны и обман!

Пропустишь счастья миг – потом, как ни лови, –
Пропало! Молодость одна любви достойна!

Источник: http://citaty.su/biografiya-i-citaty-zhana-de-lafontena

Сказки Жана Лафонтена для детей и взрослых читать на ночь – «Ларец сказок»

Жан Лафонтен

Годы жизни: 1621 – 1695

Французский литератор и баснописец

Жан де Лафонтен появился на свет в Шато-Тьерри (Франция) 8 июля 1621 года. Лафонтен с детства имел непокорный и дерзкий характер. Отец отправил его изучать право в парижскую ораторианскую семинарию. Юный Жан однако увлекался по большей части философией и поэзией.

В 1647 году Лафонтен возвращается в родительское имение в Шампани, где его отец был королевским губернатором.

  • Амур и Безумие

    В Амуре все о тайне говорит: И факел, и колчан его, и стрелы, И детский вид. Мы были бы, пожалуй, слишком смелы, Когда б задумали, начав издалека, Исчерпать сей предмет во всем его значеньи.

    Я лучше расскажу про приключенье, Которое несчастного божка Заставило свое утратить зренье. Своим я складом речь …

  • Английская лисица

    Ум с сердцем в вас живет в счастливом единеньи; Достоинств сотни вы сумели совместить: Все доблести души высокой и уменье Делами и людьми руководить, Всегда открытый нрав и дар друзьям быть верной, Назло самим богам и бурным временам. Все это похвалы достойно беспримерной, Но только по сердцу ль она …

  • Астролог, упавший в колодец

    Упал на дно колодца Астролог. И многие над ним глумились, со словами: «Глупец, ты у себя не видел под ногами, Так что ж над головой ты в небе видеть мог?» В подобном приключенье Для множества людей таится поученье. Меж ними мало есть таких, Которые бы зачастую В сердцах не тешились своих И не лелеяли …

  • Безумец и мудрец

    Безумец раз бросал каменья в Мудреца, Преследуя его; Мудрец ему на это: «Мой друг! Ты в поте своего лица Трудился; вот тебе за то монета: Труд по заслугам должен быть вознагражден. Взгляни, вот человек проходит, он Богат безмерно, И щедро за твои дары воздаст, наверно».К прохожему Глупец направился, …

  • Безумный продавец мудрости

    Подальше будь от дураков. Не в силах лучшего я дать тебе совета; Мудрей нет правила, чем это: Старайся избегать помешанных голов. Мы часто видим их в среде придворной: Пусть принц потешится, — порой, в беседе вздорной, Они расскажут как-никак Лукавое, дурашное, смешное… По стогнам города однажды шел …

  • Бесхвостая лисица

    Преосторожная, прехитрая Лисица, Цыплят и кур ловить большая мастерица, На старости своей так сделалась проста, Что в западню попалась; Вертелась всячески, туда-сюда металась, И вырвалась кой-как, но только без хвоста. Как в лес бесхвостой показаться? Плутовка вздумала на хитрости подняться. Взяв важный …

  • Боги и Зевесов сын

    Был у Зевса Сынок. Происхожденье Свое высоко он ценил, И хоть еще дитя, но в сердце вожделенья Любовные от ранних дней носил. Не по годам умен и полон нежной страсти, Всем существом он был у времени во власти; А время не щадит людей И гонит бег их кратких дней. Сначала девственная Флора, С веселой прелестию …

  • Больной лев и лисица

    В своей берлоге заболев, Оттуда шлет вассалам Лев Служащий пропуском указ такого рода: Что каждая зверей порода Должна прислать к нему послов, Которых в силу данных слов Принять с почетом он намерен; И каждый может быть уверен, Что он со свитою своей, Благодаря тому указу, И от зубов царя зверей И от …

  • Больной олень

    В стране, где множество оленей быстрых жило, Один Олень однажды занемог. И вот к нему друзей отвсюду привалило: Кто повидаться с ним, кто дать совет, как мог, Кто душу потянуть докучным утешеньем.«Эх, господа! Меня оставьте умирать, — Тут слабо зашептал Олень им. — Поверьте, вовремя сумеет оборвать Мне …

  • Ваятель и статуя Юпитера

    Чудесный мрамор приобрел Один скульптор для изваянья. «Создам ли бога я, иль стол, Или сосуд для умыванья, — Он будет богом! Пусть в руках Перуны держит повелитель! Падите, смертные, во прах, — Вот над вселенною властитель!» Так дивно образ божества Рука скульптора изваяла, Что лишь речей недоставало …

  • Верблюд и плывущие поленья

    Кто первый увидал Верблюда, Тот прочь бежал при виде чуда; Второй осмелился приблизиться к нему, А третий — и узду надел на дромадера. Так, силою привычки и примера, Становимся мы близки ко всему, Что нам казалося пугающим и странным С ним находясь в общенье постоянном.В пример тому я приведу раcсказ. …

  • Виноградник и олень

    В один несчастный день Олень Благодаря густому винограду Нашел себе спасенье и ограду Он за листвой Его густой Невидим был охотничьему взгляду!Опасность минула… И вот Мой скот Давай, без всякого смущенья, Глодать кору и листву огражденья…Поднял он шум такой, Что все охотники толпой Назад вернулись …

  • Влюбленный лев

    О, Севинье, все прелести которой Служили грациям прекрасным образцом! Прочтите басню без укора И не пугайтесь перед львом! Он, вопреки бессильному злословью, Был усмирен всесильною любовью. Любовь — есть нечто странное во всем, И счастлив тот, кто с нею не знаком… Какой-то лев, из важного сословья, …

  • Водопад и река

    С ужасным шумом низвергался Ручей кристальною стеной С горы высокой и крутой, О камни с пеной раздроблялся, Кипел, крутил песок, ревел, И в берегах стрелой летел; Ни птица, ниже — зверь к нему не приближались, И ноги смертного в него не опускались. Нашелся, наконец, Один отважный молодец, Который на …

  • Война крыс и ласок

    Не менее Котов самих И Ласок храбрая порода Врагом крысиного народа Всегда была, и между них Наверно бы, опустошений Она наделала больших, Когда бы двери их владений Так узки не были везде, Что помогало им в беде.В одну несчастную годину Обилен был крысиный род, И на врага в тот самый год Свою громадную …

  • Волк и конь

    Весною раннею, когда Сбежала вешняя вода И поле травкой опушилось, У Волка старого явилось Желанье завтрак приобресть (Ведь в мире каждый хочет есть), И, выйдя в поле, Он там, на воле, Увидел чудного коня. «О! Завтрак царский для меня! Во мне забилось уж сердечко, Одно лишь жаль, что это не овечка; Ну, …

  • Волк и лиса

    Старик Эзоп едва ли прав, В лисе приметив хитрый нрав. По мне же волк, когда себя он защищает, Или на ближнего тихонько посягает, Не так же ль, как лиса, хитер, Иной же раз хитрей, чем жительница нор? Но если так велит учитель. — Что делать? — покорюсь ему: Не кума серого — прославлю я куму. Так басенку …

  • Волк и лисица на суде перед обезьяной

    Волк подал просьбу Обезьяне, В ней обвинял Лису в обмане И в воровстве; Лисицы нрав известен, Лукав, коварен и нечестен. И вот на суд Лису зовут. Без адвокатов дело разбиралось, — Волк обвинял, Лисица защищалась; Конечно, всяк стоял за выгоды свои.Фемиде никогда, по мнению судьи, Не выпадало столь запутанного …

  • Волк и охотник

    Страсть к накоплению сокровищ, Ты — худшее из всех чудовищ! Глядишь, как на ничто, на милости богов! Ужели тщетно силой слов Сражался я с тобой неутомимо? Ужели, глух к словам моим неумолимо, Как ранее к речам мудрейшего, во век Себе не скажет человек: «Довольно! Я хочу изведать наслажденье!» Тебе осталось …

  • Волк и пастухи

    Однажды некий Волк, настроен человечно (Найдутся ль где-нибудь подобные ему?), Решил, что поступал доселе бессердечно, Хотя и был, конечно, Необходимостью лишь вынужден к тому. Он молвил так: «Полны ко мне враждою, И кто же? Все! Волк — это общий враг! Все, от крестьян до ловчих и собак, Травить его …

  • Волк и тощая собака

    Хоть был красноречив и говорил немало Карпенок маленький, а все-таки его Сковорода не миновала. И я доказывал тогда, что ничего Глупей не может быть, как упустить добычу В надежде, что ее я этим увеличу. Рыбак тогда был прав, но и Карпенок тоже: Ведь жизнь ему была всего дороже. Теперь хочу еще я случай …

  • Волк и ягненок

    Довод сильнейшего всегда наилучший: Мы это покажем немедленно: Ягненок утолял жажду В потоке чистой волны; Идет Волк натощак, ищущий приключений, Голод его в эти места влек. “Откуда ты такой храбрый, чтобы мутить воду? — Говорит этот зверь, полный ярости —”Ты будешь наказан за свою храбрость. — Сир, …

  • Волк, коза и козленок

    Наполнить вымя молоком Коза пошла за травкою в долину, Замкнула наглухо свой дом И строго приказала сыну: «Чтоб избежать нам горестных потерь, Пока не возвращусь я с поля, Храни тебя Господь открыть на миг хоть дверьТем, кто не скажет нашего пароля, Хотя б тебя и начали просить! Пароль же будет: волчья …

  • Волк, мать и ребенок

    Другого этот волк напомнил мне, Погибшего в злой западне. Послушайте, как было дело. Одна семья крестьянская владела Большою мызою, стоявшей в стороне. И в чаянье себе наживы, Надеясь, что ему кой-что перепадет, Волк караулил у ворот, Смиряя хищные порывы. Тут выходящими из мызы видит Волк: Овец, ягняток …

  • Волки и овцы

    Лет тысячу велись открыто войны Меж племенем Волков и племенем Овец; Но мир был заключен меж ними наконец. По-видимому, быть могли спокойны Тут обе стороны. В прошедшем же грехи Не раз бывали: Волк, явив свою натуру, Овцу зарежет; пастухи С него на плащ себе за это снимут шкуру: Всю жизнь живи, как на …

  • Волчья хитрость

    По нужде Волк постился; Собаки стерегли и день и ночь овец; Однако же и Волк был не глупец: Вот думал, думал он и ухитрился,Да как же? пастухом, проклятый, нарядился. Надел пастуший балахон, Накрыл себя пастушьей шляпой, И, опершись о посох лапой, Подкрался в полдень к стаду он.Пастух под тенью спал; …

  • Воля и неволя

    Волк, долго не имев поживы никакой, Был тощ, худой Такой, Что кости лишь одни да кожа. И Волку этому случись С Собакою сойтись, Которая была собой росла, пригожа, Жирна, Дородна и сильна.Волк рад бы всей душой с Собакою схватиться, И ею поживиться; Да полно для того не смел, Что не по нем была Собака, …

  • Ворон, газель, черепаха и крыса

    Пусть четверо зверей, живущих дружно, Послужат для людей примером, если нужно. Союз составив, Ворон и Газель, Да Крыса, да в придачу Черепаха Друзьями жили и не знали страха. Убежище их верное досель Спасало их от глаз нескромных. Но можно ль от людей укрыться вероломных?Где ни скрывайся ты, В пустыне …

  • Ворона в павлиньих перьях

    Когда не хочешь быть смешон, Держися звания, в котором ты рожден. Простолюдин со знатью не роднися; И если карлой сотворен, То в великаны не тянися, А помни свой ты чаще рост. Утыкавши себе павлиным перьем хвост, Ворона с Павами пошла гулять спесиво — И думает, что на нее Родня и прежние приятели ее …

  • Вороненок

    Орел Из-под небес на стадо налетел И выхватил ягненка; А Ворон молодой вблизи на то смотрел.Взманило это Вороненка, Да только думает он так: «Уж брать так брать, А то и когти что марать! Бывают и орлы, как видно, плоховаты; Ну, только ль в стаде что ягняты? Вот я, как захочу Да налечу, Так царский подлинно …

  • Воспитание

    Барбос и Цезарь, два родные брата, Происходившие от знаменитых псов, Двум разным господам досталися когда-то. Один охотился среди густых лесов, На кухне брат его нашел себе жилище.Благодаря различной пище, Те качества, которыми равно Их наделила мать-природа, В одном все крепли год от года, В другом …

  • Врачи

    У смертного одра Какого-то больного Весь день и ночь до самого утра Все плакали, сказать не смея слова.А Доктора между собой Наперебой Вели дебаты в час досуга, Как приступить к лечению недуга?«Припарки и компресс!» — настаивал один. Другой кричал: «Тут нужно сделать ванны!» И знает только Бог один, …

  • Гадальщицы

    Случайностью бывает рождено Общественное мнение; оно Рождает то, чему названье — мода. На людях званий всех пример такого рода Я подтвердить легко бы мог. Предубеждение, несправедливость, ковы — Таков стремительно несущийся поток; Явления подобные не новы, И неизбежны все они В грядущие, как и в былые, …

  • Голова и хвост змеи

    Две половины у Змеи: Они Хвостом и Головою У нас зовутся, и молвою За злодеяния свои У лютых Парк прославилися обе. Друг другу равные по злобе, За первенство в былые дни Упорно спорили они.До той поры Хвост за собою Вела повсюду Голова, Но тут пред небом он с мольбою Вступился за свои права, При этом …

  • Голубь и муравей

    Однажды Голубь молодой В полуденный палящий зной Слетел к ручью воды напиться; Но только что успел он наклониться, Как видит, Муравей, Сорвавшись с стебелька, что над водой качался, Упал в ручей.Бедняжка на воде из сил уж выбивался; Он тут бы и погиб, но добрый Голубок Ему в лихой беде помог: Сорвав …

  • Гора в родах

    Родами мучилась Гора; Земля вокруг дрожала. Бедняжка простонала С полудни до утра; Рассеялась, наконец, и родила… мышонка.Но это старая, все знают, побасёнка; А вот я быль скажу: Один поэт писал Не день, не два, а целый месяц сряду, Чернил себя, крестил, марал; Потом, друзей созвав, пред ними прочитал… …

  • Городская и полевая крысы

    Однажды Крыса городская На пир к себе землячку позвала. Землячка ж та была Провинциалка — Крыса полевая. Вот гостья в барский дом является на зов.Там в зале, на ковре французском, Хозяйка ждет ее. Обед уже готов, И счету нет всем яствам и закускам. Какая роскошь! подлинно что рай! С господского стола …

  • Госпоже де Монтеспан

    Богам обязаны мы дивным даром басен; А если смертного уму благодаря Мы обладаем им, — настолько он прекрасен, Что мудрый смертный тот достоин алтаря. Волшебный этот дар исполнен обаянья, К себе влекут чудесные сказанья Сердец вниманье и умов, И к ним нас дивные приковывают узы. Коль скоро место для смиренной …

  • Дань зверей Александру

    Ходила басня в оны времена. Я не постиг ее иносказанья; Быть может, будет вам понятнее она, — Так вот в чем басни содержанье:Прошла молва на много миль кругом, Что некий Александр, Юпитера потомок, Решив завоевать весь мир своим мечом (А сделать это он легко мог), Дал приказанье, чтоб со всех сторон …

  • Дафнис и Алцимадура

    Прелестной матери пленительная дочь! Вас тысячи сердец владычицей считают, Не говоря о тех, что дружбу к вам питают, И тех, что страсть свою не в силах превозмочь. Хочу я уделить — признаюсь прямо — Здесь, во вступленье, для обеих вас Хотя немного фимиама, Которым славится Парнас. Я утонченности придать …

  • Два быка и лягушка

    Из-за телушки молодой Друзья Быки вдруг сделались врагами, Сцепились грозными рогами И начали ужасный бой.То видя, в страхи спряталась одна Лягушка. «Что сделалось с тобой, квакушка?» — Спросила у нее подруга, и в ответ Трусиха молвила: «Предвижу много бед! Для нас опасна битва эта. Конец ее таков: Тот …

  • Два витязя и талисман

    Дорога к славе не усеяна цветами; Пример нам — Геркулес с его трудами. Герой соперника себе навряд ли знал (В истории таких я больше не встречал), Однако ж был один, который не смутился, Когда таинственную надпись прочитал: Поверив ей, за счастьем устремился В страну чудес — и счастье отыскал. Он путешествовал …

  • Два голубя

    Два Голубя как два родные брата жили, Друг без друга они не ели и не пили; Где видишь одного, другой уж верно там; И радость и печаль — все было пополам; Не видели они, как время пролетало; Бывало грустно им, а скучно не бывало.Ну, кажется, куда б хотеть Или от милой, иль от друга? Нет, вздумал странствовать …

  • Два друга

    Два друга некогда в Мономотапе жили, Имущества, казны и в мыслях не делили. Друзья, рассказывают, там Не уступают в дружбе нам. Однажды полночью, когда друзья объяты Глубоким были сном и мрак скрывал палаты, Один из них, дрожа, соскакивает вдруг С постели, будит сонных слуг (А все покоилось в объятиях …

  • Два мула

    Два Мула шли дорогою одной: Один — с овсом, другой — с казной. Последний, ношею тщеславясь драгоценной, Расстаться ни за что б не захотел с мешком; Звеня привешенным звонком,Он плавно выступал походкою надменной, Когда разбойники вдруг, на его беду, Откуда ни возьмись, прельщенные деньгами, Его схватили …

Читайте также:  Стихи про ваню, ивана: красивые стихотворения с именем известных русских поэтов классиков

Следуя желанию своего отца двадцатишестилетний Лафонтен женился на пятнадцатилетней Мари Эрикар. Брак оказался не самым удачным, и вскоре Жан отправляется в Париж с намерением посвятить себя литературной деятельности. В Париже молодой поэт пришёлся ко двору.

Его сказки и басни, наполненные яркими образами, пользовались неизменным успехом. Басни Лафонтена замечательны своим разнообразием, ритмическим совершенством, а также глубоким реализмом. Впоследствии некоторые басни Лафонтена были талантливо переведены на русский язык И. А.

Крыловым.

В 1657 году покровителем Лафонтена становится знаменитый министр Фуке, которому поэт посвятил несколько стихотворений и поэм, например поэма «Адонис» (1658). Впоследствии Лафонтену покровительствовали герцогиня Бульонская и маркиза де ла Саблиер. В 1680 году поэт завершает издание двенадцати книг Басен. В 1683 году он был избран членом Французской Академии.

Лафонтен вёл активную светскую жизнь, предаваясь развлечениям и любовным интригам. Он практически не посещал свою семью, не поддерживал отношений со своими детьми, хотя и писал время от времени письма своей жене. Умер Жан де Лафонтен в Париже 13 апреля 1695 года.

Басни Лафонтена замечательны своим разнообразием, ритмическим совершенством, умелым использованием архаизмов, трезвым взглядом на мир и глубоким реализмом. 

Источник: https://lafonten-zhan-pisatel.larec-skazok.ru/

Ссылка на основную публикацию