Александр вертинский стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта александр вертинский – поэзия

Читать

И в хаосе этого страшного мира,

Под бешеный вихрь огня

Проносится огромный, истрепанный том Шекспира

И только маленький томик — меня…

Femme raffinee («Рафинированная» женщина)

Piccolo bambino (Маленький мальчик)

Аллилуйя

Бал Господен

Бар-девочка

Без женщин

Безноженька

В синем и далеком океане

В снегах России

В степи молдаванской

«В этой жизни ничего не водится…»

Ваши пальцы

Ворчливая песенка

Все, что осталось

Дансинг-гёрл

Девочка с капризами

Детский городок

Джимми

Дни бегут

Доченьки

Дым без огня

Желтый Ангел

Жене Лиле

За кулисами

Злые духи

«И в хаосе этого страшного мира…»

Иная песня

Ирине Строцци

Испано-Суиза

«Каждый тонет — как желает…»

«Как жаль, что с годами уходит…»

«Какой ценой Вы победили…»

Кинокумир

Кокаинетка

Концерт Сарасате

Лиловый негр

Личная песенка

Любовнице

Любовь

«Любовью болеют все на свете…»

Мадам, уже падают листья

Маленькие актрисы

Маленький креольчик

Малиновка

Марлен

Минуточка

Музыканты лета

Мыши

Наше горе

Ненужное письмо

О моей собаке

О нас и о Родине

Обезьянка Чарли

Оловянное сердце

Осень

Отчизна

Палестинское танго

Пани Ирена

«Пей, моя девочка, пей, моя милая…»

Песенка о моей жене

«По золотым степям, по голубым дорогам…»

Поздняя встреча

Полукровка

Попугай Флобер

Пред ликом Родины

Прощальный ужин

Прощание

Птицы певчие

Ракель Меллер

Рождество

Салют

Сердце в петлицу

Сероглазочка

«Сквозь чащу пошлости, дрожа от отвращенья…»

Сумасшедший шарманщик

Танго «Магнолия»

Танцовщица

Твоя любовь

То, что я должен сказать

«Ты сказала, что Смерть носит…»

Ты успокой меня

«У моих дочурок много есть игрушек…»

Убившей любовь

«Хорошо в этой „собственной“ даче…»

«Хорошо в этой маленькой даче…»

Я сегодня смеюсь над собой

«Я всегда был за тех, кому горше и хуже…»

Разве можно от женщины требовать многого?

Вы так мило танцуете, в Вас есть шик.

А от Вас и не ждут поведения строгого,

Никому не мешает Вас муж-старик.

Только не надо играть в загадочность

И делать из жизни «le vin triste».

Это все чепуха, да и Ваша порядочность –

Это тоже кокетливый фиговый лист.

Вы, несомненно, с большими данными

Три — четыре банкротства — приличный стаж.

Вас воспитали чуть-чуть по-странному,

Я б сказал, европейски — фокстрот и пляж!

Я Вас так понимаю, я так Вам сочувствую,

Я готов разорваться на сто частей.

Восемнадцатый раз я спокойно присутствую

При одной из обычных для Вас «смертей».

Я давно уже выучил все завещание

И могу повторить Вам в любой момент:

Фокстерьера Люлю отослать в Испанию,

Где живет Ваш любовник… один… студент.

Ваши шляпки и платья раздать учащимся.

А «dessous» сдать в музей прикладных искусств.

А потом я и муж, мы вдвоем потащимся

Покупать Вам на гроб сирени куст.

Разве можно от женщины требовать многого?

Там, где глупость божественна, ум — ничто!

1933

Париж

Вечерело. Пели вьюги.

Хоронили Магдалину,

Цирковую балерину.

Провожали две подруги,

Две подруги — акробатки.

Шел и клоун. Плакал клоун,

Закрывал лицо перчаткой.

Он был другом Магдалины,

Только другом, не мужчиной,

Чистил ей трико бензином.

И смеялась Магдалина:

«Ну какой же ты мужчина?

Ты чудак, ты пахнешь псиной!»

Бедный piccolo bambino…

На кладбище снег был чище,

Голубее городского.

Вот зарыли Магдалину,

Цирковую балерину,

И ушли от смерти снова…

Вечерело. Город ник.

В темной сумеречной тени.

Поднял клоун воротник

И, упавши на колени,

Вдруг завыл в тоске звериной.

Он любил… Он был мужчиной,

Он не знал, что даже розы

От мороза пахнут псиной.

Бедный piccolo bambino!

1933

Париж

М. Юрьевой

Ах, вчера умерла моя девочка бедная,

Моя кукла балетная в рваном трико.

В керосиновом солнце закружилась, победная,

Точно бабочка бледная, — так смешно и легко!

Девятнадцать шутов с куплетистами

Отпевали невесту мою.

В куполах солнца луч расцветал аметистами.

Я не плачу! Ты видишь? Я тоже пою!

Я крещу твою ножку упрямую,

Я крещу твой атласный башмак.

И тебя, и не ту и ту самую,

Я целую — вот так!

И за гипсовой маской, спокойной и строгою,

Буду прятать тоску о твоих фуэте,

О полете шифонном… и многое, многое,

Что не знает никто. Даже братья Патэ!

Упокой меня. Господи, скомороха смешного,

Хоть в аду упокой, только дай мне забыть, что болит!

Высоко в куполах трепетало последнее слово

«Аллилуйя» — лиловая птица смертельных молитв.

1916–1917

В пыльный маленький город, где Вы жили ребенком,

Из Парижа весной к Вам пришел туалет.

В этом платье печальном Вы казались Орленком,

Бледным маленьким герцогом сказочных лет…

В этом городе сонном Вы вечно мечтали

О балах, о пажах, вереницах карет

И о том, как ночами в горящем Версале

С мертвым принцем танцуете Вы менуэт…

В этом городе сонном балов не бывало,

Даже не было просто приличных карет.

Шли года. Вы поблекли, и платье увяло,

Ваше дивное платье «Мэзон Лавалетт».

Но однажды сбылися мечты сумасшедшие.

Платье было надето. Фиалки цвели.

И какие-то люди, за Вами пришедшие,

В катафалке по городу Вас повезли.

На слепых лошадях колыхались плюмажики,

Старый попик любезно кадилом махал…

Так весной в бутафорском смешном экипажике

Вы поехали к Богу на бал.

1917

Вы похожи на куклу в этом платьице аленьком,

Зачесанная по-детски и по-смешному.

И мне странно, что Вы, такая маленькая,

Принесли столько муки мне, такому большому.

Истерически злая, подчеркнуто пошлая,

За публичною стойкой — всегда в распродаже.

Вы мне мстите за все Ваше бедное прошлое-

Без семьи, без любви и без юности даже.

Сигарета в крови. Зубы детские, крохкие.

Эти терпкие яды глотая,

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=281027&p=1

Замечательные стихи Александра Вертинского

 

   Настоящим кумиром первой половины 20 века в России был артист, композитор, поэт и певец Александр Вертинский. Я недавно перечитал почти все его стихотворения — песни и хочу некоторые оставить на память в своем ЖЖ. Моим любимым же его стихотворением является «Концерт Сарасате».

1). А.Вертинский «Концерт Сарасате» 1927 год.

Ваш любовник скрипач. Он седой и горбатый. Он Вас дико ревнует, не любит и бьет… Но, когда он играет концерт Сарасате,

Ваше сердце, как птица,- летит и поет.

Он альфонс по призванью. Он знает секреты И умеет из женщины сделать «зеро»… Но, когда затоскуют его флажолеты,

Он — божественный принц, он — влюбленный Пьеро…

Он Вас скомкал, сломал, обокрал, обезличил. «Femme de Luxe» он сумел превратить в «Femme de Chambre». И давно уж не моден, давно неприличен

Ваш кротовый жакет с легким запахом «амбр».

И в усталом лице, и в манере держаться Появилась у Вас и небрежность, и лень. Разве можно так горько, так зло насмехаться?

Разве можно топтать каблуками сирень?..

И когда Вы, страдая от ласк хамоватых, Тихо плачете где-то в углу, не дыша, – Он играет для Вас свой концерт Сарасате,

От которого кровью зальется душа!

Безобразный, ненужный, больной и брюхатый,- Ненавидя его, презирая себя, Вы прощаете все за концерт Сарасате,

Исступленно, безумно и больно любя!..

2). А. Вертинский «Злые духи» 1925 год

Я опять посылаю письмо и тихонько целую страницы И, открыв Ваши злые духи, я вдыхаю их сладостный хмель. И тогда мне так ясно видны эти черные тонкие птицы,

Что летят из флакона — на юг, из флакона «Nuit de Noёl».

Скоро будет весна. И Венеции юные скрипки Распоют Вашу грусть, растанцуют тоску и печаль, И тогда станут легче грехи и светлей голубые ошибки.

Не жалейте весной поцелуев, когда зацветает миндаль.

Обо мне не грустите, мой друг. Я озябшая хмурая птица. Мой хозяин — жестокий шарманщик — меня заставляет плясать. Вынимая билетики счастья, я смотрю в несчастливые лица,

И под вечные стоны шарманки мне мучительно хочется спать.

Скоро будет весна. Солнце высушит мерзкую слякоть, И в полях расцветут первоцветы, фиалки и сны… Только нам до весны не допеть, только нам до весны не доплакать:

Мы с шарманкой измокли, устали и уже безнадежно больны.

Я опять посылаю письмо и тихонько целую страницы. Не сердитесь за грустный конец и за слов моих горестных хмель. Это все Ваши злые духи. Это черные мысли как птицы,

Что летят из флакона — на юг, из флакона «Nuit de Noёl».

3). А.Вертинский «Без женщин» 1940 год

Как хорошо без женщины, без фраз, Без горьких слов и сладких поцелуев, Без этих милых, слишком честных глаз,

Которые вам лгут и вас еще ревнуют!

Как хорошо без театральных сцен, Без длинных «благородных» объяснений, Без этих истерических измен,

Без этих запоздалых сожалений.

И как смешна нелепая игра, Где проигрыш велик, а выигрыш ничтожен, Когда партнеры ваши — шулера,

А выход из игры уж невозможен.

Как хорошо с приятелем вдвоем Сидеть и пить простой шотландский виски И, улыбаясь, вспоминать о том,

Что с этой дамой вы когда-то были близки.

Как хорошо проснуться одному В своем веселом холостяцком «флете» И знать, что вам не нужно никому

«Давать отчеты» — никому на свете!

А чтобы «проигрыш» немного отыграть, С ее подругою затеять флирт невинный И как-нибудь уж там «застраховать»

Простое самолюбие мужчины!

4). А.Вертинский «Пани Ирена» 1930 год

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, Я влюблен в Ваше тонкое имя «Ирена»

И в следы Ваших слез.

Я влюблен в Ваши гордые, польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки

Обожженного песней моей.

Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот… И акцент Вашей польской изысканной речи,

И ресниц утомленных полет?

А крылатые брови? а лоб Беатриче? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий,

О, как больно любить без конца!

И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться –

И еще улыбаться в тоске.

Не могу, не хочу, наконец — не желаю! И, приветствуя радостный плен, Я со сцены Вам сердце, как мячик, бросаю.

Ну, ловите, принцесса Ирен!

5). А. Вертинский «Я всегда был за тех, кому горше и хуже » 1952 год

Я всегда был за тех, кому горше и хуже,  Я всегда был для тех, кому жить тяжело.  А искусство мое, как мороз, даже лужи 

Превращало порой в голубое стекло.

Я любил и люблю этот бренный и тленный.  Равнодушный, уже остывающий мир,  И сады голубые кудрявой вселенной, 

И в высоких надзвездиях синий эфир.

Трубочист, перепачканный черною сажей.  Землекоп, из горы добывающий мел.  Жил я странною жизнью моих персонажей, 

Только собственной жизнью пожить не успел.

И, меняя легко свои роли и гримы.  Растворяясь в печали и жизни чужой,  Я свою — проиграл, но зато Серафимы 

В смертный час прилетят за моею душой!

Это мои любимые стихотворения Александра Вертинского.

Источник: https://mikeseryakov.livejournal.com/100607.html

Утончённо лёгкие стихи Александра Вертинского

Стихи Александра Вертинского пленительны, откровенны, изысканны. Слова в них танцуют танго “Магнолию” и менуэт и рассыпаются, словно яркие шёлковые конфетти. От них кружится голова, они пьянят и манят прочь от обыденности.

Таинственны герои этих стихов – лиловый негр и Джимми, который хотел бы быть пиратом, пани Ирена и бледная задумчивая дама с холодными, безразличными плечами. Вертинский – это непринуждённость, образность, элегантность.

Читайте также:  Стихи про ирину, иру: красивые стихотворения с именем известных русских поэтов классиков

Вертинский – это очень красиво. 

Я сегодня смеюсь над собой

Я сегодня смеюсь над собой…Мне так хочется счастья и ласки,Мне так хочется глупенькой сказки,

Детской сказки наивной, смешной.

Я устал от белил и румянИ от вечной трагической маски,Я хочу хоть немножечко ласки,

Чтоб забыть этот дикий обман.

Я сегодня смеюсь над собой:

Мне так хочется счастья и ласки,

Мне так хочется глупенькой сказки,

Детской сказки про сон золотой…

Я люблю Вас, моя сероглазочка,Золотая ошибка моя!Вы – вечерняя жуткая сказочка,

Вы – цветок из картины Гойя.

Я люблю Ваши пальцы старинные Католических строгих мадонн,Ваши волосы сказочно-длинные

И надменно-ленивый поклон.

Я люблю Ваши руки усталые,Как у только что снятых с креста,Ваши детские губы коралловые

И углы оскорблённого рта.

Я люблю этот блеск интонации,Этот голос – звенящий хрусталь.И головку цветущей акации,

И в словах голубую вуаль.

Так естественно, просто и ласковоВы, какую-то месть затая,Мою душу опутали сказкою,

Сумасшедшею сказкой Гойя…

Под напев Ваших слов летаргическихУмереть так легко и тепло.В этой сказке смешной и трагической

И конец, и начало светло…

ЛИЛОВЫЙ НЕГР

Королеве экрана Вере Холодной

Где Вы теперь? Кто Вам целует пальцы?Куда ушёл Ваш китайчонок Ли?..Вы, кажется, потом любили португальца,

А может быть, с малайцем Вы ушли.

В последний раз я видел Вас так близко.В пролёты улиц Вас умчал авто.И снится мне – в притонах Сан-Франциско

Лиловый негр Вам подаёт манто.

Ваши пальцы

Ваши пальцы пахнут ладаномИ в ресницах спит печаль.Ничего теперь не надо Вам,

Никого теперь не жаль.

И когда весенней ВестницейВы пойдёте в синий край,Сам господь по белой лестнице

Поведёт Вас в светлый рай.

Тихо шепчет дьякон седенький,За поклоном бьёт поклонИ метёт бородкой реденькой

Вековую пыль с икон.

Ваши пальцы пахнут ладаном,А в ресницах спит печаль.Ничего теперь не надо нам,

Никого теперь не жаль.

ТАНГО “МАГНОЛИЯ”

В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,Когда поёт и плачет океанИ гонит в ослепительной лазуриПтиц дальний караван… В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,Когда у Вас на сердце тишина,Вы, брови тёмно-синие нахмурив,

Тоскуете одна.

И нежно вспоминаяИное небо мая,Слова мои, и ласки, и меня,Вы плачете, Иветта,Что наша песня спета,А сердце не согрето

Без любви огня.

И, сладко замираяОт криков попугая,Как дикая магнолия в цвету,Вы плачете, Иветта,Что песня не допета,Что лето – где-то –

Унеслось в мечту!

В опаловом и лунном Сингапуре, в бури,Когда под ветром ломится банан, Вы грезите всю ночь на жёлтой шкуреПод вопли обезьян.В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,Запястьями и кольцами звеня,Магнолия тропической лазури,

Вы любите меня.

                                      Ирине Н-й

Я безумно боюсь золотистого пленаВаших медно-змеиных волос,Я влюблён в Ваше тонкое имя “Ирена”

И в следы Ваших слёз.

Я влюблён в Ваши гордые польские руки,В эту кровь голубых королей,В эту бледность лица, до восторга, до муки

Обожжённого песней моей.

Разве можно забыть эти детские плечи,Этот горький, заплаканный рот,И акцент Вашей польской изысканной речи,

И ресниц утомлённых полёт?

А крылатые брови? А лоб Беатриче?А весна в повороте лица?..О, как трудно любить в этом мире приличий,

О, как больно любить без конца!

И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться,И, зажав своё сердце в руке,Осторожно уйти, навсегда отказаться,

И ещё улыбаться в тоске.

Не могу, не хочу, наконец – не желаю!И, приветствуя радостный плен,Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю!

Ну! Ловите, принцесса Ирен!

Насмешница моя, лукавый рыжий мальчик,Мой нежный враг, мой беспощадный друг,Я так влюблён в Ваш узкий длинный пальчик,

И лунное кольцо, и кисти бледных рук,

И глаз пленительных лукавые расстрелы,И рта порочного изысканный размер,И прямо в сердце мне направленные стрелы,

Мой падший Ангел из “Фоли Бержер”.

А сколько хитрости, упрямства и искусства,Чтоб только как-нибудь подальше от меняЗапрятать возникающее чувство,

Которое идёт, ликуя и звеня.

Я верю в силу чувств. И не спешу с победой.Любовь – давление в сто тысяч атмосфер,Как там ни говори, что там ни проповедуй,

Мой падший Ангел из “Фоли Бержер”.

Сегодня томная луна,Как пленная царевна,Грустна, задумчива, бледна

И безнадёжно влюблена.

Сегодня музыка больна,Едва звучит напевно.Она капризна, и нежна,

И холодна, и гневна.

Сегодня наш последний деньВ приморском ресторане.Упала на террасу тень,

Зажглись огни в тумане.

Отлив лениво ткёт по днуУзоры пенных кружев…Мы пригласили тишину

На наш прощальный ужин.

Благодарю Вас, милый друг,За тайные свиданья,За незабвенные слова

И пылкие признанья.

Они, как яркие огни,Горят в моём ненастье.За эти золотые дни

Украденного счастья.

Благодарю Вас за любовь,Похожую на муки,За то, что Вы мне дали вновь

Изведать боль разлуки.

За упоительную властьПленительного тела,За ту божественную страсть,

Что в нас обоих пела.

Я подымаю свой бокалЗа неизбежность смены,За Ваши новые пути

И новые измены.

Я не завидую тому,Кто Вас там ждёт, тоскуя…За возвращение к нему

Бокал свой молча пью я!

Я знаю, я совсем не тот,Кто Вам для счастья нужен.А он – иной… Но пусть он ждёт,

Пока мы кончим ужин!

Я знаю, даже кораблямНеобходима пристань.Но не таким, как мы! Не нам,

Бродягам и артистам!

Приезжайте. Не бойтесь. Мы будем друзьями,Нам обоим пора от любви отдохнуть,Потому что, увы, никакими словами,

Никакими слезами её не вернуть.

Будем плавать, смеяться, ловить мандаринов,В белой узенькой лодке уйдём за маяк.На закате, когда будет вечер малинов,

Будем книги читать о далёких краях.

Мы в горячих камнях черепаху поймаем,Я Вам маленьких крабов в руках принесу.А любовь – похороним, любовь закопаем

В прошлогодние листья в зелёном лесу.

И когда тонкий месяц начнёт серебритьсяИ лиловое море уйдёт за косу,Вам покажется белой серебряной птицей

Адмиральская яхта на жёлтом мысу.

Будем слушать, как плачут фаготы и трубыВ танцевальном оркестре в большом казино…И за Ваши печальные детские губы

Будем пить по ночам золотое вино.

А любовь мы не будем тревожить словами.Это мёртвое пламя уже не раздуть,Потому что, увы, никакими мечтами,

Никакими стихами любви не вернуть.

Я знаю, Джимми, Вы б хотели быть пиратом,Но в наше время это невозможно.Вам хочется командовать фрегатом,Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,

Вам жизни хочется отважной и тревожной.

Вам хочется бродить по океанамИ грабить шхуны, бриги и фелуки,Подставить грудь ветрам и ураганам,Стать знаменитым чёрным капитаном

И на борту стоять, скрестивши гордо руки…

Но, к сожалению… Вы мальчик при буфетеНа мирном пароходе “Гватемале”.На триста лет мы с Вами опоздали,

И сказок больше нет на этом скучном свете.

Вас обижает мэтр за выпитый коктейль,Бьёт повар за пропавшие бисквиты.Что эти мелочи, когда мечты разбиты,

Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!

Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,Вы б их повесили однажды на рассветеНа первой мачте Вашего фрегата…Но вот звонок, и Вас зовут куда-то…

Прощайте, Джимми, – сказок нет на свете!

Источник: http://ml-style.net/index.php/stih/741-vertinsky.html

Александр вертинский стихи — Лучшие стихи Александра Вертинского? — 22 ответа



В разделе Литература на вопрос Лучшие стихи Александра Вертинского? заданный автором Любовь лучший ответ это Концерт Сарасате Александр ВертинскийВаш любовник – скрипач. Он седой и горбатый,Он Вас дико ревнует, не любит и бьет,Но, когда он играет концерт Сарарсате,Ваше сердце, как птица, летит и поет.Он альфонс по призванью.

Он знает секреты,И умеет из женщины сделать “зеро”…Но, когда затоскуют его флежолеты,Он – божественный принц, он влюбленный Пьеро.. .Он Вас скомкал, сломал, обокрал, обезличил.”Фам де люкс” он сумел превратить в “фам де шамбр”.А-ха, а-ха. И давно уж не моден, давно неприличенВаш кротовый жакет с легким запахом “амбр”.

И в усталом лице, и в манере держатьсяПоявилась у Вас и небрежность и лень.А-ха, а-ха. Разве можно так горько, так зло насмехаться,Разве можно топтать каблуками сирень?. .

И когда Вы, страдая от ласк хамоватых,Тихо плачете где-то в углу, не дыша,Он играет для Вас свой концерт Сарасате,От которого кровью зальется душа!Безобразной, ненужной, больной и брюхатой,Ненавидя его, презирая себя,Вы прощаете все за концерт Сарасате,

Исступленно, безумно и больно любя!..

Ответ от Елена Симонова[гуру]Я не знаю, зачем и кому это нужно,Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,Только так беспощадно, так зло и ненужноОпустили их в вечный покой.Осторожные зрители молча кутались в шубы,И какая-то женщина с искаженным лицомЦеловала покойника в посиневшие губыИ швырнула в священника обручальным кольцом.

Закидали их елками, замесили их грязьюИ пошли по домам, под шумок толковать,Что пора положить бы конец безобразию,Что и так уже скоро мы начнем голодать.

Но никто не додумался просто стать на колениИ сказать этим мальчикам, что в бездарной странеДаже светлые подвиги – это только ступениВ бесконечные пропасти к недоступной весне!Я не знаю, зачем и кому это нужно,Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,Только так беспощадно, так зло и ненужноОпустили их в вечный покой.

Ответ от Nell Yilgis[гуру]ПолукровкаМне не нужна женщина. Мне нужна лишь тема,Чтобы в сердце вспыхнувшем зазвучал напев.Я могу из падали создавать поэмы,Я люблю из горничных — делать королев.И в вечернем дансинге, как-то ночью мая,Где тела сплетенные колыхал джаз-банд,Я так нежно выдумал Вас, моя простая,Вас, моя волшебница недалеких стран.

Как поет в хрусталях электрчество!Я влюблен в Вашу тонкую бровь!Вы танцуете, Ваше ВеличествоКоролева Любовь!Так в вечернем дансинге, как-то ночью мая,Где тела сплетенные колыхал джаз-банд,Я так глупо выдумал Вас, моя простая,Вас, моя волшебница недалеких стран.И души Вашей нищей убожествоБыло так тяжело разгадать.Вы уходите.. . Ваше НичтожествоПолукровка.. . Ошибка опять.. .1930

Варшава

Ответ от Fanny Fler[гуру]”Я увидел Вас в летнем тире,Где звенит монтекрист, как шмель.В этом мертво кричащем миреВы почти недоступная цель.О, как часто юнец жантильный,Энергично наметив Вас,Опускал монтекрист бессильноПод огнем Ваших странных глаз.. .Вот запела входная дверца.. .Он — в цилиндре, она — в манто.В оловянное Ваше сердцеЕще не попал никто!Но однажды, когда на панелиТанцевали лучи менуэт,В Вашем сонном картонном телеПробудился весенний бред.И когда, всех милей и краше,Он прицелился, вскинув бровь,Оловянное сердце ВашеПронзила его любовь!Огонек синевато-звонкий.. .И под музыку, крик и гамВаше сердце на нитке тонкойПокатилось к его ногам. ” Оловянное сердце”***”В этой жизни ничего не водится —Ни дружбы, ни чистой любви.Эту жизнь прожить приходитсяПо горло и в грязи, и в крови.А поэтому нужно с каждогоСдирать сколько можно кож.А чтоб сердце любви не жаждало,Засунуть под сердце нож!И для нас на земле не осталосьНи Мадонн, ни Прекрасных Дам.Это только когда-то казалосьИли, может быть, снилось нам.Это нас обманули поэты.Утверждая, что есть Любовь,И какие-то рыцари где-тоУмирали и лили кровь.. .И только шептали имяВысоко благородных дамДля того, чтобы те с другимиИзменяли своим мечтам. “***”Ваши пальцы пахнут ладаном,А в ресницах спит печаль.Ничего теперь не надо нам,Никого теперь не жаль.И когда Весенней ВестницейВы пойдете в синий край,Сам Господь по белой лестницеПоведет Вас в светлый рай.Тихо шепчет дьякон седенький,За поклоном бьет поклонИ метет бородкой реденькойВековую пыль с икон.Ваши пальцы пахнут ладаном,А в ресницах спит печаль.Ничего теперь не надо нам,Никого теперь не жаль. “*****”Где Вы теперь? Кто Вам целует пальцы?Куда ушел Ваш китайчонок Ли?. .Вы, кажется, потом любили португальца,А может быть, с малайцем Вы ушли.В последний раз я видел Вас так близко.В пролеты улиц Вас умчал авто.И снится мне — в притонах Сан-ФранцискоЛиловый негр Вам подает манто”.****”Каждый тонет — как желает.Каждый гибнет — как умеет.Или просто умирает.Как мечтает, как посмеет.Мы с тобою гибнем разно.Несогласно, несозвучно,Безысходно, безобразно,Беспощадно, зло и скучно.Как из колдовского кругаНам уйти, великий Боже,Если больше друг без друга

Читайте также:  Александр твардовский стихи: читать лучшие стихотворения александра трифоновича твардовского онлайн

Жить на свете мы не можем? “

Ответ от Александр Гентош[гуру]Аравийская веснаМанит, звенит, зовёт, поёт дорога.Ещё томит, ещё пьянит весна,А жить уже осталось так немного,И на висках белеет седина.Идут, бегут, летят, спешат заботы,И вдаль туманную текут года.И так настойчиво и нежно кто-тоОт жизни нас уводит навсегда.И только сердце знает, мечтает и ждёт.И вечно нас куда-то зовёт.Туда, где улетает и тает печаль,Туда, где зацветает миндаль.И в том краю, где нет ни бурь, ни битвы,Где с неба льётся золотая лень,Ещё поют какие-то молитвы,Встречая ласковый и тихий Божий день.И люди там застенчивы и мудры,И небо там, как синее стекло,И мне, уставшему от лжи и пудры,Мне было с ними тихо и светло.Так пусть же сердце знает, мечтает и ждётИ вечно нас куда-то зовёт.Туда, где улетает и тает печаль,Туда, где зацветает миндаль.Так пусть же сердце знает, мечтает и ждётИ вечно нас куда-то зовёт.Туда, где улетает и тает печаль,Туда, где зацветает миндаль.
Ответ от Надежда фахрутдинова[новичек]Девять лет. Девять птиц-лебедей,Навсегда улетевших куда-то…Точно девять больших кораблей,Исчезающих в дымке заката.Что ж, поздравляю себя с сединой,А тебя – с молодыми годами,С той дорогой, большой и прямой,Что лежит, как ковёр голубой,Пред тобой. Под твоими ногами.Я – хозяин и муж и отец.У меня обязательств немало.Но сознаюсь тебе, наконец:Если б всё начиналось сначала,Я б опять с тобой стал под венец!Чтобы ты в белом платье была,Чтобы церковь огнями сияла,Чтобы снова душа замерлаИ испуганной птицей дрожала.Улетая с тобой – в купола!Уплывают и тают года…Я уже разлюбил навсегдаТо, чем так увлекался когда-то.Пережил и Любовь, и Весну,И меня уже клонит ко сну,Понимаешь? Как солнце к закату!Но не время ещё умирать.Надо Родине честно отдатьВсё, что ей задолжал я за годы.И на свадьбе детей погулять,И внучат – писенят – покачать.

И ещё послужить для народа.

Источник: http://22oa.ru/aleksandr-vertinskiy-stikhi/

Клуб поэзии. А. Вертинский

…И тогда с потухшей елки тихо спрыгнул желтый Ангел

И сказал: “Маэстро бедный, Вы устали, Вы больны.

Говорят, что Вы в притонах по ночам поете танго.

Даже в нашем добром небе были все удивлены”.

И, закрыв лицо руками, я внимал жестокой речи,

Утирая фраком слезы, слезы боли и стыда. 

А высоко в синем небе догорали Божьи свечи

И печальный желтый Ангел тихо таял без следа. 

1934. Париж.

Мы встретились в штаб-квартире Клуба поэзии,  на поэтическом вечере в уютной домашней обстановке. 

Мы с говорили с Вами  о Вертинском – поэте, певце и композиторе, Артисте с большой буквы.

О его времени и его странствиях. Шанхай, Париж, Нью Йорк…

И о загадке его непреходящей популярности…

…Кто же не любит Вертинского?

Человек, который создал себя, образ и поэтически-песенный жанр, ни на кого не похожий.

У нас есть несколько винилов! Мы слушали, подпевали, говорили и спорили и пили чай. 

А еще был Петр Лещенко – два великолепных, но таких разных Артиста…

Важное о Вертинском

(дочь великого артиста Анастасия Вертинская об отце)

Александр Николаевич Вертинский (1889- 1957), российский артист эстрады.

Выступал с 1915 (с 1919 за рубежом), с 1943 в СССР. Его изысканно-интимная манера исполнения отличалась разнообразием интонаций, выразительностью жестов. Автор музыки и текстов ряда песен. Снимался в кино. Государственная премия СССР ( 1951 ).

В далекой дореволюционной России 1917 года в одном из небольших московских театров, где всего лишь триста мест для зрителей, появился высокий худой юноша, одетый в костюм Пьеро.

На белой маске лица – трагические черные брови, алый рот. Он поднял вверх необычайно выразительные руки с длинными пальцами и запел…

Его маленькие песни-новеллы назывались “ариетками”, или “печальными песенками Пьеро”. То ли темы песен были угаданы молодым артистом, то ли сам юноша понравился публике, но песни эти запели, а тексты передавались из уст в уста.

Юного артиста назвали “Русским Пьеро”, он стал знаменитым, ему подражали, им восхищались, его ругали газеты и обожала публика, а карьера его обещала быть блистательной.

Этой молодой знаменитостью был Александр Вертинский – поэт, певец и композитор.

Стихия Октябрьской революции 1917 года смыла волной лучших детей своей культуры. Бунин, Шаляпин , Мозжухин, Павлова, Вертинский – звезды русской культуры, дети “Серебряного века” России – вынуждены были навсегда лишиться своей родины и обречь себя на долгие годы духовных скитаний.

Не приняв революцию, Вертинский эмигрирует, покидает Россию и уезжает в Европу. С этого дня начинается тернистая дорога “Русского Пьеро”. Его воздетые вверх худые руки молили уже не о радости души, а о спасении России. Ностальгия стала его музой.

Песни превратились в маленькие баллады. Персонажи этих песен: клоуны и кокаинистки, танцовщицы кабаре и кинозвезды, капризные дамы в шикарных манто и бродяги, артисты и сутенеры, пажи и лорды.

Все они любят, страдают, мечтают о счастье, тоскуют, мчатся в стремительной погоне за жизнью и горько рыдают от ее пощечин.

Артист теперь стоял перед публикой одетый во фрак, ослепительно белую манишку и лаковые туфли. Его мастерство достигало виртуозности. Его назвали “Шаляпиным эстрады”, “сказителем русской сцены”.

Вертинский – это театр! Вертинский – это эпоха! Вертинский – это сама Россия! Его голос завораживает, его песни зовут вас в далекие, таинственные страны! Он навсегда остается в памяти! Ему рукоплещет Париж, Лондон, Нью-Йорк. Его слушают русские, французы, англичане. Им восхищаются Фокин, Дягилев, Шаляпин . Слава вторично захлестывает Александра Вертинского.

Парадоксально, но на вершине своего успеха артист неутомимо пишет Советскому правительству: “…пустите меня домой, пустите, пустите! Душа рвется в Россию, на Родину, туда, где сейчас плохо, страшно, где голод и холод”.

Только в конце 1943 года Советским правительством Вертинскому было разрешено вернуться в Россию. Еще шла война. Страна с трудом выходила из тяжких лет бессмысленной бойни.

Здесь, на своей искалеченной Родине, Александр Вертинский давал много благотворительных концертов в пользу голодающих, солдат-калек, детей-сирот. Он пел по всей России: в Сибири, на Дальнем Востоке, в Азии, пел так много, до хрипоты, словно веря, что его песни отогревают сердца людей.

Эта страна не была для него. Советским Союзом, напротив, она по-прежнему была “его Россией”, его матерью, его возлюбленной. Здесь пропел он последние годы своей жизни. Слава, баловнем которой он был дважды, пришла к нему в третий и последний раз.

Русская культура, в лоно которой он вернулся уже зрелым мастером, приняла его в свои объятия, как истинная мать, не спрашивая, где он был все эти годы.

Имя Вертинского – легенда. Его песни так и не окрасились оттенком революционного пафоса, он остался свободным сыном своей великой культуры.

Его не уничтожил Сталин, и это овеяло легендой годы его пребывания в Советском Союзе.

Не потому-ли, что и в душе деспота есть тайная дверца, от которой у поэта есть маленький ключик? Его поэзия, музыка, пение – это шедевр эпохи Русского Декаданса, последняя звезда на небосклоне Серебряного века России.

Изломанный русский Пьеро

И кто же этот загадочный  Желтый ангел, о котором поет Вертинский?

Станислав Айдинян рассказал нам о том, что в дореволюционной России рождественские елки было принято украшать куколками ангелов. Фигурки из папье-маше согласно дизайну того времени назывались “Желтый ангел”…  

Так ли это? Загадка?

Но есть в этом что-то настальгическое, из детства и снов…

Стихотворения А. Вертинского

#послесловиевертинский

Валентина Санина и Александр Вертинский. История одного романа.

Я выдвигаю свою версию романа Валентины Саниной и Александра Вертинского. Когда вы будете читать эти строки, помните, что это всего лишь версия, хотя, на мой взгляд, она обладает внутренней логичностью и непротиворечивостью.

Екатерина Гринева.

Наши герои родились в одном городе – Киеве. И в один год -1889.

Оба с юности – как говорили в то время – подвизались на театральном поприще.

Могли ли молодые люди, вертевшиеся в одних кругах, по одной орбите – не встретиться друг с другом? Говорят же, что Москва – большая деревня. К Киеву это относится в той же степени, и даже – в большей.

В то время круг людей искусства был несравненно уже, и творческие личности неоднократно сталкивались, пересекались друг с другом.

Было бы странным и удивительным, если бы Александр Вертинский и Валентина Санина не встретились в ту пору, когда оба были еще совсем юными.

Чувство вспыхнуло у Вертинского внезапно и неотвратимо. В молодой девушке было все: красота, эффектная внешность, ум, язвительность, неординарность. Было трудно пройти мимо Валентины, еще трудней было не увлечься ею. Не случайно в молодости она с легкостью разбивала сердца, – просто так, мимолетом, даже не задумываясь. Жертвой ее чар пал и Вертинский.

Напрасно о первой любви обычно говорят либо в уничижительном, либо в легкомысленном стиле. Часто первая любовь откладывает неизгладимый отпечаток на всю жизнь.

Именно жестокая страсть к Валентине Саниной – страсть безответная, не в физическом, а прежде всего, в душевном смысле – переплавилась в стихи.

В творчестве Вертинского раз и навсегда поселяется  «мотив» жестокой актрисы, которая не любит, а только позволяет себя иногда любить.  

В 1913 году Вертинский уехал в Москву. В возрасте 24 лет.

Что двигало им? Только ли желание вырваться на большую эстраду и получить признание? Не есть ли это элементарное бегство от несчастной любви? Стремление утвердиться и прославиться, чтобы доказать своей возлюбленной – напрасно им пренебрегали. Трудно сосчитать – сколько выдающихся творений и научных открытий было сделано ради реванша в глазах любимой.

И что пристрастило Вертинского к кокаину? Да, в то время это было модным, но ведь многие не поддались соблазнам… Нужно помнить, что наркотики – средство забвения и ухода в другие миры, если тяжесть этого мира становится невыносима.  1914 году Вертинский знакомится с Верой Холодной.

И пишет стихи «посвященные» ей. И здесь кроется некое лукавство, которое можно разглядеть, если проанализировать факты незамутненным взглядом. Творческая лаборатория – место особенное.

Поэт может во всеуслышание объявить, что он посвятил стихи конкретному человеку, но на самом деле – адресат – другой.

Официально считается, что такие известные стихотворения как – «Ваши пальцы пахнут ладаном»,  «Маленький креольчик» и «Лиловый негр» – Вертинский посвятил Вере Холодной.

Хотя посвятил – по большому счету не значит – что этот человек был источником вдохновения.

Александр Вертинский к моменту знакомства с Верой Холодной уже испытал на своем творческом пути немало обид и разочарований. Знакомство с известной актрисой давало ему уникальный шанс подняться на ступень выше. И он этим шансом воспользовался.

Ранее написанные стихотворения он мог выдать за «посвящение Вере Холодной» – Королеве экрана. Кроме того, в те времена еще царил негласный «кодекс чести» и возможно поэт не захотел разглашать имя «дамы сердца».

А может – это была своеобразная литературная  месть – отдать плоды творчества другой женщине.

«Ваши пальцы пахнут ладаном»…. Не случайно Вера Холодная испугалась, когда он принес ей это стихотворение.

Она не была столь религиозна и набожна, как Валентина Санина – глубоко верующий человек, пронесший веру через всю свою жизнь.

Можно предположить, что Вертинский бережно и нежно целовавший пальцы Валентины, впитал этот запах кожей. Эта строка – удивительно интимная и глубоко-личная деталь, которую невозможно выдумать, только – запечатлеть.

Читайте также:  Сенека - о болезнях тела и души: читать стих, текст стихотворения поэта классика

А «Лиловый негр» – разве не стихотворение-предсказание? 

Благодаря поэтическому дару Вертинский угадал дальнейшую судьбу Валентины.

Как в хрустальном шаре, в который заглядывает гадалка, он увидел Валентину за океаном, в Америке, в то время, когда мало кто мог предвидеть такой поворот судьбы… Поэты ведь всегда немного пророки… К тому же образ решительной красавицы-авантюристки, обрисованный в «Лиловом негре», не очень вяжется с обликом Веры Холодной, которая только на экране была звездной и недоступной, а в жизни – милой домашней женщиной, обожающей своего мужа и детей. Скорее это относится к надменной красавице Валентине. «Кто вам целует пальцы?» – вопрошает Вертинский. Очевидно, долгое время это была единственная ласка, которую позволяла ему Валентина. Если перечитать эти стихи, то можно поразиться их накалу и высочайшей пронзительности – тому, что стоит за ними… Как некий другой подтекст, меняющий всю картину. Эти стихи могли быть посвящены только той, кто ударила по нервам. Сильно, наотмашь… Однажды и навсегда.

И вряд ли это была Вера Холодная…

Почему же Вертинский поставил в своих воспоминаниях дату встречи с Валентиной Саниной – 1919 год. Тому есть несколько причин. Мемуары  Вертинский писал вернувшимся эмигрантом, мужем очаровательной молодой жены Лидии.

Мог ли мужчина выплескивать на широкую аудиторию бывшую мучительную страсть, зная, что жена прочитает эти страницы? Думается, что – нет. Но это не единственная причина… Вертинский вернулся, но был «полупризнан».

В верхах полного одобрения его искусству и деятельности не давали. Не ругали, но и не хвалили… Валентина была – оттуда, с «запада», могло ли лишнее упоминание о ней понравиться «цензорам»? Ответ – очевиден. Но был и более глубокий мотив. Мужская обида.

Трудно признаться в том, что ты был отвергнут и нелюбим. Страдал и сходил с ума, думал, как жить дальше и стоит ли вообще жить…

Подтвердить или опровергнуть слова Вертинского насчет их «первой встречи» и романа Валентина не могла – вряд ли она читала воспоминания своего поклонника. Ей это было не нужно. Можно предположить, что Вертинский и Валентина встретились в 1919 году после нескольких лет разлуки, и артист понял, что былая страсть вспыхнула с новой силой. Хотя, судя по всему, она и не угасала…  

По отношению к Валентине Вертинский всегда умаляется, он пытается  выпросить, вымолить у нее любовь. А та всего лишь снисходила до него. Не будет преувеличением сказать, что Вертинский прошел все круги ада…

«Буйный ветер играет терновником

Задувая в окне свечу.

Ты ушла на свиданье с любовником

Я снесу, я стерплю, я смолчу»…

Раны, нанесенные Валентиной – были глубокими, кровоточащими… Она не отпускала его долгое время. А может быть – и всю жизнь. Нам не дано проникнуть в мысли и чувства другого человека. Вертинский тщательно оберегал свой внутренний мир и свою жизнь. Позже, в тридцатые годы он, будучи на гастролях в Америке, станет добиваться встречи с Валентиной. Они встретятся.

Что было там – история умалчивает. 

Возможно, он думал, что подвел некую черту в своей жизни. Но впоследствии оказалось, что это не так… 

В 1940 году в Шанхае Вертинский встретил Лидию Циргвава. Лидии было семнадцать лет – не есть ли это проекция юной Валентины Саниной? Черты лица, типаж Лидии Вертинской и Валентины Саниной – в чем-то схожи.

Редкая выразительность черт, крупные глаза, четко очерченные черты лица – красота как своеобразие и непохожесть на других. Красота – как вызов. Через два года Александр Вертинский и Лидия поженились.

Пытался ли Вертинский таким образом окончательно освободиться от чар Валентины? Кто знает… Есть чувства, которые умирают  только со остановкой сердца…

Образ далекой юности не отпускал. Манил и тревожил… Семейным человеком в 1943 году он пишет стихотворение, навеянное Валентиной: «Вот и все, что от Вас осталось», где слова «Мне бы только немножко забыть» – звучат как крик, как боль.

Еще через несколько лет рождается пронзительнейшее – «Мыши съели Ваши письма и записки»… «Как Вы были мне когда-то близки», «как от Вас кружилась голова» – не скрывает своих чувств Вертинский.

И уже, подводя итоги, в воспоминаниях: « Если в жизни и есть любовь, в чем я сильно сомневаюсь, то только в юности». Разве эти строки не есть признание в сокровенном?

Похоже, что образ Валентины Саниной артист пронес в своем сердце через всю  жизнь. 

Вертинский умер в 1957 году. Валентина Санина-Шлее дожила до ста лет и умерла в 1989 году. На ее долю выпало немало испытаний. Муж умер в 1964 году во Франции на руках подруги-соперницы Греты Гарбо. Значительную часть своего состояния он оставил Грете, что было для Валентины очередным ударом судьбы.

Еще раньше Валентина закрыла свой Дом моды, удалившись от дел. Она все больше замыкалась в себе, находя утешение в религии и  коллекционировании произведений искусства. С Гретой они по-прежнему проживали в одном доме. И обе платили привратнику, чтобы не сталкиваться друг с другом.

Валентина умерла первой. Когда Грете сообщили об этом – она разрыдалась. Через семь месяцев ушла из жизни Грета Гарбо, ненадолго пережив Валентину, как будто бы они были связаны невидимыми, но прочными нитями. Говорят же – старые страсти не стареют. А дружба – та же страсть… Так закончилась эта история полная любви, накала чувств, высокой моды и бессмертного искусства.

И напоследок – интересный штрих. В 1979 году в СССР вышел сериал «Место встречи изменить нельзя», имевший громадную популярность.

Персонаж Владимира Высоцкого наигрывал на пианино и пел песенку Вертинского «Лиловый негр вам подавал манто»… Эта песня звучала, наверное, в каждом доме. А ведь была еще жива та, которая была источником вдохновения.

Так косвенно, мимолетно, но верно наша соотечественница еще раз напомнила о себе.

Имя Валентины Саниной не забыто. Ее платья и модели находятся в крупнейших музеях мира и частых собраниях.  В 2009 году в Нью-Йорке прошла первая ретроспективная выставка, посвященная творчеству Валентины Саниной. А в 2012 году на аукционе Julien’s состоялась распродажа вещей Греты Гарбо. И на многих вещах стоял лейбл «Valentina».  

 …Давно уже нет в живых наших героев. Александра Вертинского и Валентины Саниной.

Та, которая заставила его так жестоко страдать – в полной мере испила чашу страданий и сама. Может ли это служить для кого-либо утешением? Вряд ли! Но остались стихи, посвященные Валентине, остались ее платья, и все это приобрело чарующий привкус Вечности.

Источник: https://www.physpoetryclub.com/vertinskij

«Я сегодня смеюсь над собой». Биография поэта, певца, артиста Александра Вертинского

Добавил: admin

Поэт серебряного века Александр Вертинский родился 21 марта 1889 года в Киеве. Вырос сиротой, в приемной семье, которая разлучила его с родной сестрой. Лишь спустя годы они смогли найти друг друга. Мальчик с самого детства обладал необыкновенной чуткостью восприятия — печали, грусти, задумчивости и меланхолии, в детстве ему с трудом давалась учеба.

В 1904 году Вертинский впервые попробовал свои силы на сцене драматического театра в Киеве, но природное «грассирование» помешало карьере драматического артиста.
Необычайное чутье в искусстве помогло Вертинскому стать театральным критиком и попробовать свои силы в сочинительстве в стиле «декаданс». Платили мало, и Вертинский не чурался никакой тяжелой работы.

В 24 года Александр Вертинский уехал в Москву, где воплотил свои литературные, актерские и режиссерские способности в содружестве с такими знаменитостями как Блок, Маяковский, Северянин.

Одна из граней таланта Вертинского — ироничный взгляд на творчество. Молодой артист с успехом выступал театре Миниатюр под руководством Арцебушева. Зрителя привлекла исполнительская индивидуальность Вертинского, и о нем заговорили в Москве, как о молодом даровании.

Нежный голос Александра Вертинского, его аристократизм привлекали зрительниц. Их сердца трепетали от печальных и проникновенных строк и чуть-чуть фривольной манеры исполнения.

Популярность Вертинского привела его в немое кино. Он снимался с Верой Холодной и Иваном Мозжухиным. Влюбленный в хрупкую красоту актрисы Холодной Вертинский посвятил ей свои знаменитые стихи «Маленький креольчик», «За кулисами», «Ваши пальцы пахнут ладаном».

С началом I мировой войны 1914 года Вертинский отправился на фронт санитаром. После ранения в 1915 году он вернулся в Москву, где его ждало горестное известие о смерти сестры.

Образ грустного Пьеро Вертинского – результат пережитых испытаний. Поющий «Песенки Пьеро» в «лунно-лимонном» свете рампы на сцене московского театра Миниатюр в 1915 году приносит Вертинскому неимоверный успех.

Вертинский исполняет песни на свои стихи и на поэтические хиты начала века Цветаевой, Ахматовой Северянина, Блока. В авторской манере исполнения Пьеро-Вертинского стихи приобретают почти гипнотический эффект воздействия на публику.

Критики отмечают, что публика буквально впадала в «благоговейный транс».

К этому периоду относятся всемирно известные хиты талантливого поэта-исполнителя и композитора Александра Вертинского: «Минуточка», «Ваши пальцы пахнут ладаном», «Лиловый негр», «Кокаинетка», «Маленький креольчик», «Сероглазочка», «Я сегодня смеюсь над собой».

Современники Александра Вертинского замечали, что артисту было комфортней в гриме. Образ Пьеро, графично загримированного, одетого в черно-белые одежды, подчеркивал чувства Вертинского: воспоминания о светлых, сладостных днях переплетались с черными минутами прошлого и настоящего.

В 1920 году Вертинский покинул страну. Как и многие эмигранты, он скитался по холодному миру, скучая по России, которую никогда не вернешь.

Он выступал в ресторанах и клубах для русских эмигрантов, постоянно мечтая о возвращении на Родину. Популярность Вертинского в странах Восточной Европы была огромной. Но Вертинский стремился вернуться домой, в Россию. Несколько раз ему отказывали в этой просьбе в посольствах СССР.

Вертинский объездил весь мир, он выступал в Европе, Китае, Америке, «поддерживая» русскую публику в их неизменной ностальгической тяге к Недосягаемой России.

Лишь в 1943 году Вертинскому удалось вернуться на родину в числе тех эмигрантов, кто говорил, что не может оставаться вдали от родины, «умытой слезами и кровью». С женой Лидией и маленькой дочерью Марианной, в самый разгар войны Вертинский возвращается в Москву.

Вскоре, рождается его вторая дочь Анастасия. Вертинский обожал свою семью, посвятил своим девочкам знаменитую песню «Доченьки».

В середине 40-х — начале 50-х годов Вертинский создает проникнутые грустью песни: «Наше горе», «О нас и о родине», «В снегах России», «Иная песня», «Прощание», «Ненужное письмо», «Спасение», «В этой жизни ничего не водится», «Обезьянка Чарли», «Осень».

Артист Александр Вертинский чувствовал себя чужим на земле, некогда такой родной и близкой. Он говорил своим дочерям, что все, что у него есть – это мировая слава.
Несмотря на это, в 1951 году артист Александр Вертинский удостаивается Сталинской премии.

В начале 50-х в СССР началось активное гонение на лирических исполнителей. Это коснулось и некогда «неблагонадежного» Александра Вертинского. И хотя в творческих кругах его имя произносилось с пиететом, до самого конца своей жизни в 1957 году певец Александр Вертинский был вытеснен из списка эстрадных исполнителей и закончил свою жизнь в глубочайшем творческом и духовном кризисе.

Виктория Мальцева

Кликните на фото для просмотра Фото к статье: 7

Источник: http://22-91.ru/biografiya/ja-segodnja-smejus-nad-sobojj-biografija-poehta-pevca-artista-aleksandra-vertinskogo/20.03.2015

Ссылка на основную публикацию