Александр иванов – долюшка: читать стих, текст стихотворения поэта классика

«В полном разгаре страда деревенская…» Н. Некрасов

Мать Некрасова – Елена Андреевна Закревская – вступила в брак, не получив согласия родителей. Они не желали отдавать умную и хорошо воспитанную дочь замуж за поручика и зажиточного помещика Алексея Сергеевича Некрасова.

Как это часто бывает в жизни, в итоге родители девушки оказались правы. В браке Елена Андреевна видела мало счастья. Супруг ее нередко жестоко расправлялся с крестьянами, устраивал оргии с крепостными девушками.

Доставалось и жене, и многочисленным детям – у Николая Алексеевича было тринадцать сестер и братьев. Увиденные и пережитые в юном возрасте ужасы оказали сильнейшее влияние на все творчество Некрасова.

В частности, любовь и сострадание по отношению к матери нашли отражение в многочисленных стихотворениях, посвященных тяжелой доле простой русской женщины. Одно из самых популярных – «В полном разгаре страда деревенская…» (1862).

Действие произведения происходит в летнюю пору – наиболее напряженную для крестьян. Работы было очень много, а рук зачастую не хватало.

Главная героиня текста – крестьянка, вынужденная в зной нестерпимый, под лучами палящего солнца трудиться в поле.

В самом начале стихотворения дается тезис, который в дальнейшем Некрасов будет доказывать при помощи ярких примеров: Доля ты! – русская долюшка женская! Вряд ли труднее сыскать.

В поле женщине досаждает не только невыносимая жара, но и мешают полчища насекомых – жужжащих, жалящих, щекочущих. Поднимая тяжелую косу, крестьянка порезала ногу, но даже унять кровь у нее не хватает времени. Неподалеку заплакал ее маленький ребенок, которого нужно срочно успокоить, укачать.

Около люльки остановилась она буквально в минутном замешательстве, вызванном нечеловеческой усталостью. Лирический герой, от лица которого ведется рассказ о несчастной крестьянке, с болью и горькой иронией советует ей спеть ребенку «песню о вечном терпении». Непонятно, что у женщины под ресницами – пот или слезы.

Так или иначе – им суждено кануть в жбан с кислым квасом, заткнутый грязной тряпицей.

Стихотворение «В полном разгаре страда деревенская…» создавалось уже после отмены в Российской империи крепостного права. К реформе этой Некрасов относился резко отрицательно. По его мнению, жизнь простого русского человека-труженика не сильно изменился.

Николай Алексеевич считал, что крестьяне выбрались из одной кабалы, чтобы сразу же попасть в другую. В рассматриваемом тексте подобные мысли напрямую не высказываются, но подразумеваются.

Героиня произведения – по-видимому, женщина формально свободная, но стал ли от этого легче ее каторжный труд? Для Некрасова отрицательный ответ на вопрос вполне очевиден.

В образе крестьянки сосредоточились черты типичной простой русской бабы, которая и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, и есть приготовит, и ребенка воспитает, да порой и не одного, а нескольких.

Единственный ее недостаток, согласно мысли Некрасова, — излишне терпеливая, ведь бывают случаи, когда возразить, взбунтоваться просто необходимо. Крайне важно, что крестьянка – не просто хорошая трудолюбивая работница, но и заботливая мать.

Образ мамы, бесконечно любящей своего ребенка и дарящей ему всю свою нежность, проходит через все творчество Некрасова.

Собственной матери поэт посвятил ряд произведений – «Рыцарь на час», «Последние песни», «Мать», ведь именно она, изображенная страдалицей, жертвой среды грубой и развратной, скрашивала тяжелые часы детства Николая Алексеевича. Неудивительно, что ее черты отразились в значительной части женских образов, выведенных в его лирике.

Источник: http://pishi-stihi.ru/v-polnom-razgare-strada-derevenskaya-nekrasov.html

Стихотворение «ДОЛЮШКА…», поэт Тесля Александр

***

Чудесной зорькою да ранним утречком,

Ногами босыми росу собравшими,

Льняные волосы в плечах рассыпавши,

Проходишь около туманом выплывши.

Походкой легкою – в руках тростиночка,

В весеннем платьице – в глазах смешиночка,

Трава примятая твой долгий следушек,

Тебя желающи прекрасней нетушки.

Идешь ли лугом ты – цветы колышутся,

Пойдешь ли полем ты – хлеба подымутся,

Ты бродишь по лесу одна тропиночкой,

А сердце девичье ждет половиночку…

И, ахнув рученькой под сердцем тронула,

Идет навстречу ей парнишка соколом,

Походкой вольною с улыбкой дерзкою,

Душа в нем девичья судьбу приметила.

Пригрел он девоньку глазами жгучими,

Увлек безвольную речами думными,

Пошли вдвоем они одной дороженькой,

Воркуя ласково в хлеба не скошены.

Томились негою и млели похотью,

Всю влагу нежности испив целехонько,

В ночи кохалися к утру любилися,

На поле девственном хлеба косилися.

Ласкали рученьки и грудь набухшую,

И губы трогали огнем сжигающим…

Вдруг болью охнула краса беспечная,

Теплом и семенем его наполнившись.

С зарею алою уснули допьяна,

С рассветом солнышко лучом потрогало,

Взгляд с поволокою улыбку томную,

В хлебах лебедушка но одинокая.

Ушел он ласковый своей дорогою,

Оставив девоньке печаль с тревогою…

Пойдешь ли лугом ты – в глазах грустиночка,

Ты в поле вспаханном – одна тростиночкой…

***

Тоской помаевшись в слезах помучившись,

О бабьем горюшке порасудачившись,

Покрыв головушку платочком в кружевах,

Подружек гомону не удосужилась.

По жизни гордая, совсем не брошена,

А горя горького, дак-то, горошина,

Печаль-страдания поглубже спрятавши,

Трудами славными душой воспрянувши.

В заботах хлопотных не спешным времечком,

Пора приходит к ней девятым месяцем,

С рассветом во поле так долго жданная,

В любви зачатая пришла желанная.

Дочь родилась на мать похожая,

Дитя невинное, краса пригожая,

И вновь тростиночкой пошла по полюшку,

Семья умножилась забылось горюшко.

Хлопот прибавилось на долю малую,

Да вот зовут ее теперь уж мамою,

И ходит гордая в лесах тропиночкой,

К груди прижавшая свою кровиночку.

Растет приглядная в лугах не кошенных,

На радость матери растет хорошая,

Да осень с зимами в годах покоятся,

А дочь невестушкой не вдруг становится.

Росла и выросла, во взгляде жгучая,

Красою ладная, умом могучая,

Мать не нарадуясь, забыв грустиночку,

От счастья спрятавши в глазах слезиночку.

Любовью, ласкою все к ней охотится,

Душой прилепится, а дочь помошница,

Вот и сваты уж в сенях ломятся,

Уйдет кровинушка в чужое отчество.

И сердцу радостно да страх печалится,

Как вдруг опять она одна останется,

В который раз она клянет судьбинушку,

За что страдания ждать половинушку.

И снова в полюшко тропинкой хоженой,

Как в юность раннюю, в хлеба не кошенны,

Уйдет сердешная в надежду давнюю,

Читайте также:  Степан щипачев - стихи о любви: читать стихотворения щипачева про любовь - любовная лирика

Что вот услышит он тоску печальную…

***

В закатном мареве, что за околицей,

Туманной мглой тропинка кроется,

И, что-то сердце вдруг на вдохе охнуло,

То ли почудилось, он где-то около.

Стоит в стороночке и не решается,

Тяжелу думу думает да сокрушается,

Что боль великую да подлость дланную,

Он сотворил тогда пусть не желанную.

Да не уйти ему из той острожности,

И не простит она из осторожности,

Вдруг слышит голос он на крик сорвавшийся,

Его же именем ему назвавшийся.

Зовет душой его навстречу кинувшись,

В лице родном таком нет ни кровинушки,

И он подходит к ней, она обмякшая,

На руки падает теплом манящая.

От счастья близкого дыханье мечется,

Она родимая, улыбкой светится,

В руках больших его опору чувствуя,

Теперь спокойная, домой зовущая.

Пронес коханную в руках деревней он,

Пришли к избе, а там уж полон двор,

Подруги с бабами стоят судачатся,

О счастье девичьем, что возвращается.

Она не слышит их покоем мается,

А на крылечке дочь им улыбается…

На поле вспаханном бегут тропиночки,

Сошлись на век теперь три половиночки!

***

Туман над полюшком едва колышется,

А за рекой вдали гармошка слышится,

Плывут страдания над речкой сонною,

Уймись тальяночка, давай раздольную.

Лишь только за полночь там все уляжется,

Ночь тишиной своей обескуражится,

Пойдут по берегу девчата с парнями,

С зарей рассветною домой добраться бы.

Лугами росными следочки тянутся,

К хлебам покошенным, что в копны ставятся,

Дурманным запахом да тихим шепотом,

Она манящая, он ясным соколом.

Жизнь круговертится да не кочается,

Все так-же молодость в стогах влюбляется,

Страдой оконченной уж лето бабится,

В деревне свадебный сезон куражится.

И вот уж доченька невестой ряжена,

Пришла пора, как скоро, надо-же!

Вчера играючи в руках баюкала,

Теперь, поди-же ты, чего удумала!

И сердцу радостно, приятны хлопоты,

Изба полнеханька веселья, хохота,

Пьют за родителей, за дочку славную,

Жених нашел таки судьбу желанную.

Отцы, как водится, подарок сладили,

Детям на свадебку избу поставили,

Живите радостью и будьте счастливы,

Любовью, ласкою, дай бог удачи вам!

Слезой счастливою исходят матери,

Родные, близкие блажат подарками,

Подружки с завистью желаньем млеючи,

Друзья-товарищи чуть сожалеючи.

Та зависть белая, а жалость добрая,

Бежит тропинкой к ним надежда скорая,

И так-же встретятся в лугах, что скосятся,

Два сердца любящих да успокоятся.

Гуляет свадебка да день склоняется,

В вечерних сумерках закат теряется,

В ночи свершается таинство важное,

Ведут невестушку на ложе брачное…

Займись рассвет ты зорькой алою,

Жизнь потекла водицей шалою,

Гуляет с внуками опять тростиночкой,

Теперь уж бабушка в полях тропиночкой!

***

Источник: https://poembook.ru/poem/708140

очень нужен текст стихотворения Н. А. Некрасова “Женская доля”,может кто сможет помочь)))

Анастасия Мастер (1549) 6 лет назадРусская долюшка женская, ты и теперь нелегка! Женщины есть, заявляю торжественно, в русских селеньях пока. Где тот мужчина, растерли мы в пыль его и превратили в осла. Русская баба Наташа Васильева нас от бесчестья спасла.

Ты рассказала достойно и пылко нам, сильно смутив большинство, Как Мосгорсуд обходился с Данилкиным, как нагибали его. Сам-то Данилкин ни в чем не признается, знай себе пьет корвалол. Видится робость пожившего зайца в глазе его кровяном. Стыдно нам нынче – лгунам и безбожникам. Бабы – один наш оплот.

Только некрасовским горьким трехсложником муза об этом споет. Все мы сегодня задавлены крабами с тяжких кремлевских галер. Все, что приемлемо, сделано бабами, дети – наглядный пример. Бабы ворочают бабками, шпалами, держат ТВ и печать, После с мужчинами местными вялыми спят, умудряясь кончать. Тем причитается, кто нарывается, мало свободных людей.

Ясно, что нынче протест вырывается только из женских грудей. Вся наша жизнь пропита и прокурена, вся она россыпь грешков. Если б не русская баба Батурина, где бы сейчас был Лужков? Что ж тот Данилкин, ему фиолетово, сдал свою пресс-атташе. После демарша постыдного этого он не мужчина вообще. Нет, мужики, оправдаться не пробуйте, не напрягайте умы.

Если в Отчизне имеются проб**ди – это, естественно, мы. В нашем мужском перепуганном лепете женственность в полной красе. С яйцами тут Ходорковский и Лебедев. Бабы же с яйцами все. Нас мужиков энтропия осилила, пропили совесть и честь. Русская баба Наташа Васильева все рассказала, как есть. *** В полном разгаре страда деревенская.. .

Доля ты! – русская долюшка женская! Вряд ли труднее сыскать. Не мудрено, что ты вянешь до времени, Всевыносящего русского племени Многострадальная мать! Зной нестерпимый: равнина безлесная, Нивы, покосы да ширь поднебесная – Солнце нещадно палит.

Бедная баба из сил выбивается, Столб насекомых над ней колыхается, Жалит, щекочет, жужжит! Приподнимая косулю тяжелую, Баба порезала ноженьку голую – Некогда кровь унимать! Слышится крик у соседней полосыньки, Баба туда – растрепалися косыньки, – Надо ребенка качать! Что же ты стала над ним в отупении? Пой ему песню о вечном терпении, Пой, терпеливая мать!.

. Слезы ли, пот ли у ней над ресницею, Право, сказать мудрено. В жбан этот, заткнутый грязной тряпицею, Канут они – всё равно! Вот она губы свои опаленные Жадно подносит к краям.. . Вкусны ли, милая, слезы соленые С кислым кваском пополам?. .

Как понимаете, первое стихотворение не Некрасова…)))

Комментарий удален

Fhnehxbr Гуру (3236) 6 лет назадВ полном разгаре страда деревенская.. . Доля ты! – русская долюшка женская! Вряд ли труднее сыскать. Не мудрено, что ты вянешь до времени, Всевыносящего русского племени Многострадальная мать! Зной нестерпимый: равнина безлесная, Нивы, покосы да ширь поднебесная – Солнце нещадно палит.

Бедная баба из сил выбивается, Столб насекомых над ней колыхается, Жалит, щекочет, жужжит! Приподнимая косулю тяжелую, Баба порезала ноженьку голую – Некогда кровь унимать! Слышится крик у соседней полосыньки, Баба туда – растрепалися косыньки, – Надо ребенка качать! Что же ты стала над ним в отупении? Пой ему песню о вечном терпении, Пой, терпеливая мать!.

. Слезы ли, пот ли у ней над ресницею, Право, сказать мудрено. В жбан этот, заткнутый грязной тряпицею, Канут они – всё равно! Вот она губы свои опаленные Жадно подносит к краям.. . Вкусны ли, милая, слезы соленые

Читайте также:  Иван дмитриев - глас патриота на взятие варшавы: читать стих, текст стихотворения поэта классика

С кислым кваском пополам?…

Источник: долгож искала Х_х

Комментарий удален

Комментарий удален

вася раб Знаток (324) 2 года назадВ полном разгаре страда деревенская.. .Доля ты! – русская долюшка женская! Вряд ли труднее сыскать. Не мудрено, что ты вянешь до времени, Всевыносящего русского племени Многострадальная мать! Зной нестерпимый: равнина безлесная, Нивы, покосы да ширь поднебесная – Солнце нещадно палит. Бедная баба из сил выбивается, Столб насекомых над ней колыхается, Жалит, щекочет, жужжит! Приподнимая косулю тяжелую, Баба порезала ноженьку голую – Некогда кровь унимать! Слышится крик у соседней полосыньки, Баба туда – растрепалися косыньки, – Надо ребенка качать! Что же ты стала над ним в отупении? Пой ему песню о вечном терпении, Пой, терпеливая мать!.

. Слезы ли, пот ли у ней над ресницею, Право, сказать мудрено. В жбан этот, заткнутый грязной тряпицею, Канут они – всё равно! Вот она губы свои опаленные Жадно подносит к краям.. .Вкусны ли, милая, слезы соленые

С кислым кваском пополам?

Источник: https://otvet.mail.ru/question/68011769

Стихотворение – рассказ Некрасова о «доле» русской женщины | В мире литературы. Сочинения, анализ, характеристики героев

« Сочинение – анализ сцены «Прощание Катерины с Борисом» (по пьесе А.Н.Островского «Гроза») | Главная | «О, кто ж теперь напомнит человеку высокое призвание его?» (тема соотношения гражданственности и искусства в поэзии Н.А.Некрасова. Анализ стихотворения «Поэт и гражданин») »

Стихотворение – рассказ Некрасова о «доле» русской женщины

Автор: Раиса Фёдоровна | 12 Мар 2010

Под пером Некрасова действительно стихотворение становилось живым рассказом в стихах, стихотворением – новеллой, стихотворением – рассказом. И настолько он был связан с жизнью, что казалось, не только поэт говорит о народе, но уже сам народ говорит им. Многолик мир народной жизни в поэзии Некрасова.

И крестьянин, и ямщик, и маленький чиновник, и разночинец – бедняк обретали в стихах поэта свой голос. Но нет в некрасовской поэзий голоса, который более хватал бы за душу, чем голос русской женщины. Недаром на похоронах поэта две крестьянки несли венок «От русских женщин».

Русская женщина предстала в поэзии Некрасова во всем разнообразии своих судеб. Тяжела доля – судьба русской крестьянки:

В полном разгаре страда деревенская… Доля ты! – русская долюшка женская!

Вряд ли труднее сыскать.

Доля, как судьба, как безысходность, как вечное страдание. Потому и сравнивает поэт долю крестьянки в стихотворении «В полном разгаре…» с многострадальной матерью, терпеливой, смирившейся со своей долей:

Слышится крик у соседней полосоньки, Баба туда – растрепалися косыньки, –

Надо ребенка качать!

Что же ты стала над ним в отупении? Пой ему песню о вечном терпении,

Пой, терпеливая мать!

А этот неторопливый рассказ в стихотворении «В дороге» слышим мы из уст ямщика. Наверное, символично название стихотворения: дорога как жизненный путь человека с его радостями и печалями, бедами, невзгодами и редкими счастливыми моментами. И действительно так. Рассказ ямщика – это и есть его «дорога» жизни:

Ямщик удалой,
Разгони чем-нибудь мою скуку!

А что остается в такой дорожной ситуации барину? Разве что от скуки скоротать время, слушая рассказ или песню простого ямщика. И поведает нам ямщик о своей доле-судьбе. Но за его рассказом встает история судьбы крепостной женщины, жены ямщика.

Еще девочкой Грушу господа из прихоти взяли в помещичий дом, дали ей образование, научили «всем дворянским манерам и штукам», а потом заставили вернуться в деревню и выдали замуж за крепостного крестьянина.

Несчастна женщина, попавшая в чужую среду, не приученная к крестьянскому труду, не знавшая «доли» женщины – крестьянки:

При чужих, и туда и сюда, А украдкой ревет, как шальная… Погубили ее господа,

А была бы бабенка лихая.

Несчастен и ее муж, он не может понять свою жену, которая «на какой-то патрет все глядит да читает какую-то книжку». Он боится, что она «погубит» их сына тем, что учит его грамоте. Не выдержав тяжелых ударов судьбы, Груша стала увядать с каждым днем:

…как щепка худа и бледна, Ходит, тоись, совсем через силу В день двух ложек не съест толокна –

Чай, свалим через месяц в могилу…

Незамысловатый рассказ ямщика, его живая, крестьянская речь создают такое ощущение, что ты уже не читаешь, ты слышишь эту народную речь. И это уже не барин, ощущение, что твои губы невольно произнесли:

Ну, довольно, ямщик! Разогнал
Ты мою неотвязную скуку!

И начинаешь понимать, в чем особенность некрасовского стихотворения – рассказа. Живой рассказ в стихах не нуждается в анализе. Поэт через стих дает анализ тем событиям, в которых случаются людские трагедии. Разве нужно комментировать строчки рассказа ямщика:

А, слышь, бить – так почти не бивал,
Разве только под пьяную руку…

И ужас охватывает, может быть, не столько от рассказанной истории, сколько от непосредственности, от этой наивности, с которой говорит ямщик. Так написать может только поэт с народным сердцем.

Также трагична судьба и русской девушки – крестьянки. Ее судьба предопределена уже с детства ее социальным положением.

Именно социальное происхождение определяло, для кого «будет жизнь и полна и легка», кто «проживет и попразднует вволю», а кому выпадет «доля», тяжелой, трудной работы.

Тревожно звучат начальные строчки стихотворения – рассказа «Тройка». Оно о судьбе девушки – крестьянки. Что ждет ее в будущем? Счастье или горькая «доля»? Она красива. Внешняя красота героини настолько выразительна, прелестна, она разве сравнима с цветком:

На тебя заглядеться не диво, Полюбить тебя всякий не прочь: Вьется алая лента игриво

В волосах твоих черных как ночь.

«Будет жизнь и легка и полна…» Но эта жизнь без забот и тревог – не для крестьянки. Предвидя будущее ее, поэт напишет:

Да не то тебе пало на долю: За неряху пойдешь мужика. ………………………………… Будет бить тебя муж – привередник И свекровь в три погибели гнуть ……………………………………… От работы и черной и трудной

Отцветешь не успевши расцвесть…

Стихотворение начинается с тревожного вопроса:

Что ты жадно глядишь на дорогу В стороне от веселых подруг? Знать, забило сердечко тревогу –

И лицо твое вспыхнуло вдруг.

Читайте также:  Стихи про буквы алфавита для детей, дошкольников: детские стихотворения на каждую букву

«Дорога», олицетворяющая собой жизнь. Всматривается героиня в «дорогу» длиною в жизнь, пытаясь узнать, что ждет ее на этой «дороге». Но тревожно бьется сердце ее. И голос поэта звучит тоже безнадежно. Эти слова автор уже произнесет в конце дороги:

Не гляди же с тоской на дорогу, И за тройкой вослед не спеши… И тоскливую в сердце тревогу

Поскорей навсегда заглуши!

Не нагнать тебе бешеной тройки…

«Не нагнать…». Знать, ее «доля» такая: на ее дороге жизни только печали и беды. Счастье и радости умчала «бешеная тройка». А ведь за одной судьбой русской женщины – сто тысяч таких же. Потому-то некрасовская «Тройка» стала настолько любимой, народной, что сделалась песней:

Три тяжкие доли имела судьба, И первая доля: с рабом повенчаться, Вторая – быть матерью сына раба,

А третья – до гроба рабу покоряться,

И все эти грозные доли легли
На женщину русской земли.

Можно ли встретить в русской поэзии слова, которые так, до боли сердечной, выражали бы всю горестную судьбу русской женщины. Все эти «три тяжкие доли» легли на Дарью, героиню поэмы «Мороз, Красный нос». «Тип величавой славянки», которым славилась земля русская:

Их разве слепой не заметит, А зрячий о них говорит: Пройдет – словно солнце осветит!

Посмотрит – рублем подарит!

Красавица, миру на диво, Румяна, стройна, высока, Во всякой одежде красива,

Ко всякой работе ловка.

Безысходна судьба женщины – крестьянки, трагична судьба Дарьи, потерявшей кормильца, в семье, ставшей вдовой с двумя детьми. Хочешь – не хочешь, теперь ей одной везде надо поспевать.

«Велико горе вдовицы и матери малых сирот». Дров нарубить, поле убрать, детей растить. Едет Дарья в лес, рубит дрова, «не чувствует стужи, не слышит, что ноги знобит». Ведет Дарья разговор с Проклом, мужем своим.

Как живому, жалуется на долю горькую свою:

Рано я горькая встала, Дома не ела, с собой не брала, До ночи пашню пахала, Ночью я косу клепала,

Утром косить я пошла…

Окончив работу, «на дровни поклала дрова» и тихо «к высокой сосне подошла». И здесь, под сосной в лесу, для Дарьи настало, наконец, «затишье печали – невольный и страшный покой!» Счастливые минуты жизни Дарье довелось пережить, но не в жизни, а во сне.

Перед замерзающей, холодеющей Дарьей в последний раз промелькнут счастливые дни жизни их крестьянской семьи, когда они всей семьей копали картофель, убирали рожь, когда она «Проклу из белого жбана напиться кваску подает».

Снится Дарье румяные лица детей, снопы скошенной ржи и – песня, знакомая песня. И звуки этой знакомой песни, наконец, утолили страдающее сердце величавой славянки. На лице появилась «улыбка довольства и счастья».

Вечный покой и улыбка счастья послал Дарье лишь могучий образ духа суровой русской природы – Мороз, Красный нос. И печальный рассказ о горестной судьбе Дарьи обобщает поэт словами:

Какой бы ценой ни досталось Забвенье крестьянке моей, Что нужды? Она улыбалась,

Жалеть мы не будем о ней.

Дарья обрела, наконец, покой, Вечный покой. Но как сложится судьба оставшихся детей – сирот? Что ждет их? Ответа нет. Остается грустный осадок в душе.

О горе матери, потерявшей единственного сына – кормильца рассказывает и Арина, мать солдатская. «Богатырского сложения, здоровенный был детинушка» ее Иванушка. Но восемь лет службы «сокрушили силу Ванину». Воротился сын «больнехонек», «девять дней хворал Иванушка, на десятый день преставился». А перед кончиною все ему «служба эта представлялася».

Многокручинной, многострадальной называет свою «долю» и Матрена Тимофеевна:

…во мне Нет косточки неломаной, Нет жилочки нетянутой, Кровинки нет непорченой – Терплю и не ропщу. По мне – тиха, невидима – Прошла гроза душевная По мне обиды смертные Прошли неотплаченные

И плеть по мне прошла.

Ведет неторопливый рассказ Матрена о своей женской «доле» и кажется, что голосом ее начинает говорить весь народ. Постепенно голос собственного «я» обобщается до общественного «мы»:

Не то ли вам рассказывать, Что дважды погорели мы, Что бог сибирской язвою

Нас трижды посетил?

Потуги лошадиные
Несли мы…

Голосом всех женщин скажет Матрена и о «долюшке» женской:

А к нашей женской волюшке Все нет и нет ключей

Да вряд они и сыщутся…

Потому что ключи от «вольной волюшки заброшены, потеряны у бога самого».

Некрасов – поэт женской «доли»; страдания русской женщины он воспринимал и как личное, свое. Вот потому Муза – вдохновительница поэтов, которую издавна принято изображать прекрасной богиней в воздушных одеждах и с лирой в руках, у Некрасова принимает совсем иной облик:

Вчерашний день, часу в шестом, Зашел я на Сенную; Там били женщину кнутом,

Крестьянку молодую.

Ни звука из ее груди, Лишь бич свистал, играя… И Музе я сказал: «Гляди!

Сестра твоя родная!!

Такой Музы – крестьянки в русской литературе не видели. Это была Муза жалости и сострадания. Муза, служившая народу.

Может, желание мое может показаться наивным, но мы хочется выразить благодарность Некрасову – поэту за тот искренний, душевный рассказ о судьбе русской женщины – крестьянки. Столько любви, сострадания, душевной боли выражает каждая строка некрасовского стихотворения – рассказа. Чтобы лучше ценить настоящее, надо чаще вспоминать о прошлом.

Прошли столетия, но некрасовскую русскую женщину и сегодня можно встретить в толпе идущего народа. По-прежнему «идут они той же дорогой, какой весь народ наш идет».
Только за столетия изменились жизненные дороги и русской крестьянки. Изменился уклад их жизни. Но по-прежнему в русской женщине можно увидеть тип величавой Славянки.

Как тогда, так и сейчас о ней хочется сказать словами Некрасова:

Есть женщины в русских селеньях С спокойною важностью лиц, С красивою силой в движеньях,

С походкой, со взгядом цариц.

И через столетия она сохранила в себе главную черту некрасовской героини. Русская крестьянка по-прежнему остается великой труженицей.

Темы: Некрасов Н.А. | 1 отзыв »

Источник: http://mir-lit.ru/?p=179

Ссылка на основную публикацию