Сенека – как приобретать друзей: читать стих, текст стихотворения поэта классика

Александр Пушкин «Разговор книгопродавца с поэтом»

Стишки для вас одна забава, Немножко стоит вам присесть, Уж разгласить успела слава Везде приятнейшую весть: Поэма, говорят, готова, Плод новый умственных затей. Итак, решите; жду я слова: Назначьте сами цену ей. Стишки любимца муз и граций Мы вмиг рублями заменим И в пук наличных ассигнаций Листочки ваши обратим. О чём вздохнули так глубоко,

Нельзя ль узнать?

Поэт Я был далёко: Я время то воспоминал, Когда, надеждами богатый, Поэт беспечный, я писал Из вдохновенья, не из платы. Я видел вновь приюты скал И тёмный кров уединенья, Где я на пир воображенья, Бывало, музу призывал. Там слаще голос мой звучал; Там доле яркие виденья, С неизъяснимою красой, Вились, летали надо мной В часы ночного вдохновенья.

Всё волновало нежный ум: Цветущий луг, луны блистанье, В часовне ветхой бури шум, Старушки чудное преданье. Какой-то демон обладал Моими играми, досугом; За мной повсюду он летал, Мне звуки дивные шептал, И тяжким, пламенным недугом Была полна моя глава; В ней грёзы чудные рождались; В размеры стройные стекались Мои послушные слова И звонкой рифмой замыкались.

В гармонии соперник мой Был шум лесов, иль вихорь буйный, Иль иволги напев живой, Иль ночью моря гул глухой, Иль шёпот речки тихоструйной.

Тогда, в безмолвии трудов, Делиться не был я готов С толпою пламенным восторгом, И музы сладостных даров Не унижал постыдным торгом; Я был хранитель их скупой: Так точно, в гордости немой, От взоров черни лицемерной Дары любовницы младой

Хранит любовник суеверный.

Книгопродавец Но слава заменила вам Мечтанья тайного отрады: Вы разошлися по рукам, Меж тем как пыльные громады Лежалой прозы и стихов Напрасно ждут себе чтецов

И ветреной её награды.

Поэт Блажен, кто про себя таил Души высокие созданья И от людей, как от могил, Не ждал за чувство воздаянья! Блажен, кто молча был поэт И, терном славы не увитый, Презренной чернию забытый, Без имени покинул свет! Обманчивей и снов надежды, Что слава? шёпот ли чтеца? Гоненье ль низкого невежды?

Иль восхищение глупца?

Книгопродавец Лорд Байрон был того же мненья; Жуковский то же говорил; Но свет узнал и раскупил Их сладкозвучные творенья.

И впрям, завиден ваш удел: Поэт казнит, поэт венчает; Злодеев громом вечных стрел В потомстве дальнем поражает; Героев утешает он; С Коринной на киферский трон Свою любовницу возносит.

Хвала для вас докучный звон; Но сердце женщин славы просит: Для них пишите; их ушам Приятна лесть Анакреона: В младые лета розы нам

Дороже лавров Геликона.

Поэт Самолюбивые мечты, Утехи юности безумной! И я, средь бури жизни шумной, Искал вниманья красоты. Глаза прелестные читали Меня с улыбкою любви; Уста волшебные шептали Мне звуки сладкие мои… Но полно! в жертву им свободы Мечтатель уж не принесёт; Пускай их юноша поёт, Любезный баловень природы.

Что мне до них? Теперь в глуши Безмолвно жизнь моя несётся; Стон лиры верной не коснётся Их лёгкой, ветреной души; Не чисто в них воображенье: Не понимает нас оно, И, признак бога, вдохновенье Для них и чуждо и смешно. Когда на память мне невольно Придёт внушённый ими стих, Я так и вспыхну, сердцу больно: Мне стыдно идолов моих.

К чему, несчастный, я стремился? Пред кем унизил гордый ум? Кого восторгом чистых дум

Боготворить не устыдился?..

Книгопродавец Люблю ваш гнев. Таков поэт! Причины ваших огорчений Мне знать нельзя; но исключений Для милых дам ужели нет? Ужели ни одна не стоит Ни вдохновенья, ни страстей, И ваших песен не присвоит Всесильной красоте своей?

Молчите вы?

Поэт Зачем поэту Тревожить сердца тяжкий сон? Бесплодно память мучит он. И что ж? какое дело свету? Я всем чужой!..

душа моя Хранит ли образ незабвенный? Любви блаженство знал ли я? Тоскою ль долгой изнуренный, Таил я слёзы в тишине? Где та была, которой очи, Как небо, улыбались мне? Вся жизнь, одна ли, две ли ночи? …………………………..

И что ж? Докучный стон любви, Слова покажутся мои Безумца диким лепетаньем. Там сердце их поймёт одно, И то с печальным содроганьем: Судьбою так уж решено.

Ах, мысль о той души завялой Могла бы юность оживить И сны поэзии бывалой Толпою снова возмутить! Она одна бы разумела Стихи неясные мои; Одна бы в сердце пламенела Лампадой чистою любви. Увы, напрасные желанья! Она отвергла заклинанья, Мольбы, тоску души моей: Земных восторгов излиянья,

Как божеству, не нужно ей.

Книгопродавец Итак, любовью утомленный, Наскуча лепетом молвы, Заране отказались вы От вашей лиры вдохновенной. Теперь, оставя шумный свет, И муз, и ветреную моду,

Что ж изберёте вы?

Поэт
Свободу.

Книгопродавец Прекрасно. Вот же вам совет. Внемлите истине полезной: Наш век – торгаш; в сей век железный Без денег и свободы нет. Что слава? – Яркая заплата На ветхом рубище певца.

Нам нужно злата, злата, злата: Копите злато до конца! Предвижу ваше возраженье; Но вас я знаю, господа: Вам ваше дорого творенье, Пока на пламени труда Кипит, бурлит воображенье; Оно застынет, и тогда Постыло вам и сочиненье. Позвольте просто вам сказать: Не продаётся вдохновенье, Но можно рукопись продать.

Что ж медлить? уж ко мне заходят Нетерпеливые чтецы; Вкруг лавки журналисты бродят, За ними тощие певцы: Кто просит пищи для сатиры, Кто для души, кто для пера; И признаюсь – от вашей лиры

Предвижу много я добра.

Поэт Вы совершенно правы. Вот вам моя

рукопись. Условимся.

Источник: https://www.askbooka.ru/stihi/aleksandr-pushkin/razgovor-knigoprodavca-s-poetom.html

Стихотворения о книге и библиотеке

Отраженье исчезнувших лет, Облегченье житейского ига, Вечных истин немеркнущий свет –

Это – книга. Да здравствует книга!

(Татьяна Щепкина-Куперник)

КНИГА

В.Набоков

Книга – учитель, книга – наставник.

 Книга – близкий товарищ и друг.

 Ум, как ручей, высыхает и старится,

 Если выпустишь книгу из рук.

 Книга – советчик, книга – разведчик,

 Книга – активный борец и боец.

 Книга – нетленная память и вечность,

 Спутник планеты земли, наконец.

 Книга не просто красивая мебель,

 Не приложенье дубовых шкафов,

 Книга – волшебник, умеющий небыль

 В быль превращать и в основу основ.

КНИГА

Михаил Светлов

Безмолвствует черный обхват переплета,

 Страницы тесней обнялись в корешке,

 И книга недвижна. Но книге охота

 Прильнуть к человеческой теплой руке.

 Небрежно рассказ недочитанный кинут,

 Хозяин ушел и повесил замок.

 Сегодня он отдал последний полтинник

 За краткую встречу с героем Зоро.

 Он сядет на лучший из третьего места,

 Ему одному предназначенный стул,

 Смотреть, как Зоро похищает невесту,

 В запретном саду раздирая листву.

 Двенадцать сержантов и десять капралов

 Его окружают, но маска бежит,

 И вот уж на лошади мчится по скалам,

 И в публику сыплется пыль от копыт.

 И вот на скале, где над пропастью выгиб,

 Бесстрашный Зоро повстречался с врагом..

 Ну, разве покажет убогая книга

 Такой полновесный удар кулаком?

Безмолвствует черный обхват переплета,

 Страницы тесней обнялись в корешке,

 И книга недвижна. Но книге охота

 Прильнуть к человеческой теплой руке.

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

Г. Абрамов

Я на книгу молюсь, как на хлеба ковригу.

 Книга – пища души. Книга – к жизни зовет!

 Я принес переплетчику ветхую книгу.

 Он листы перешил. Обновил переплет.

 Он разгладил углы. Он обрывы заклеил.

 Он работал с предельной отдачею сил.

 Он ее обихаживал. Холил. Лелеял.

 Он страницы умолкшие вновь оживил.

 И в искусстве его есть свое вдохновенье.

 Есть свое мастерство для добротнейших дел.

 Дал он книге старинной второе рожденье –

 И поэт вместе с нею помолодел.

ПЛАНЕТА ЧИТАТЕЛЕЙ

Борис Слуцкий

Сколько книг прочтено – не имеет значения,

 Но имеет значение очень давно

 Ежедневное, ежевечернее чтение,

 Еженощное – с лампой зажженной – в окно.

 И пока круг от лампы на крепком столе

 Выключается только на позднем рассвете,

 Всё в порядке на круглой и светлой Земле,

 Населенной читателями планете.

* * *

Всеволод Рождественский

Друзья мои! С высоких книжных полок

 Приходите ко мне вы по ночам,

 И разговор наш – краток или долог, –

 Всегда бывает нужен мне и вам…

 Через века ко мне дошел ваш голос,

 Рассеявшийся некогда, как дым,

 И то, что в вас страдало и боролось,

 Вдруг стало чудодейственно моим.

* * *

Борис Пастернак

Читайте также:  Стихи про пожар для детей, школьников детских поэтов: стихотворения о пожаре, огне

Люблю вас, далекие пристани

 В провинции или деревне.

 Чем книга чернее и листанней,

 Тем прелесть ее задушевней.

 Обозы тяжелые двигая,

 Раскинувши нив алфавиты,

 Россия волшебною книгою

 Как бы на середке открыта.

 И вдруг она пишется заново

 Ближайшею первой метелью,

 Вся в росчерках полоза санного

 И белая, как рукоделье.

 Октябрь серебристо-ореховый,

 Блеск заморозков оловянный.

 Осенние сумерки Чехова,

 Чайковского и Левитана.

* * *

Вероника Тушнова

Открываю томик одинокий –

 Томик в переплете полинялом.

 Человек писал вот эти строки.

 Я не знаю, для кого писал он.

 Пусть он думал и любил иначе,

 И в столетьях мы не повстречались…

 Если я от этих строчек плачу,

 Значит мне они предназначались.

МОЙ ХЛЕБ

А.Дементьев

Я с книгой породнился в дни войны.

 О, как же было то родство печально!

 Стянув потуже батькины штаны,

 Я убегал от голода в читальню.

 Читальня помещалась в старом доме.

 В ту пору был он вечерами слеп…

 Знакомая усталая мадонна

 Снимала с полки книгу, словно хлеб.

 И подавала мне ее с улыбкой.

 И, видно, этим счастливо была.

 А я настороженно улиткой

 Прилаживался к краешку стола.

 И серый зал с печальными огнями

 Вмиг уплывал… и все казалось сном.

 Хотя мне книги хлеб не заменяли,

 Но помогали забывать о нем.

 Мне встречи те  запомнятся надолго…

 И нынче – в дни успехов иль невзгод –

Я снова здесь, и юная мадонна

Насущный хлеб

 Мне с полки подает.

КНИГИ В КРАСНОМ ПЕРЕПЛЕТЕ

Цветаева Марина

Из рая детского житья

 Вы мне привет прощальный шлете,

Не изменившие друзья

 В потертом, красном переплете.

 Чуть легкий выучен урок,

 Бегу тотчас же к вам, бывало.

 – Уж поздно! – Мама, десять строк!..-

 Но, к счастью, мама забывала.

 Дрожат на люстрах огоньки…

 Как хорошо за книгой дома!

 Под Грига, Шумана и Кюи

 Я узнавала судьбы Тома.

 Темнеет… В воздухе свежо…

 Том в счастье с Бэкки полон веры.

 Вот с факелом Индеец Джо

 Блуждает в сумраке пещеры…

 Кладбище… Вещий крик совы…

 (Мне страшно!) Вот летит чрез кочки

 Приемыш чопорной вдовы,

 Как Диоген, живущий в бочке.

 Светлее солнца тронный зал,

 Над стройным мальчиком — корона…

 Вдруг — нищий! Боже! Он сказал:

 «Позвольте, я наследник трона!»

 Ушел во тьму, кто в ней возник,

 Британии печальны судьбы…

 — О, почему средь красных книг

 Опять за лампой не уснуть бы?

 О, золотые времена.

 Где взор смелей и сердце чище!

 О, золотые имена:

 Гек Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!

КНИГИ

Саша Черный

Есть бездонный ящик мира –

 От Гомера вплоть до нас.

 Чтоб узнать хотя б Шекспира,

 Надо год для умных глаз.

 Как осилить этот ящик?

 Лишних книг он не хранит.

 Но ведь мы сейчас читаем

 Всех, кто будет позабыт.

 Каждый день выходят книга:

 Драмы, повести, стихи –

 Напомаженные миги

 Из житейской чепухи.

 Урываем на одежде,

 Расстаемся с табаком

 И любуемся на полке

 Каждым новым корешком.

 Пыль грязнит пуды бумаги.

 Книги жмутся и растут.

 Вот они, антропофаги

 Человеческих минут!

 Заполняют коридоры,

 Спальни, сени, чердаки,

 Подоконники, и стулья,

 И столы, и сундуки.

 Из двухсот нужна одна лишь – 

 Перероешь, не найдешь,

 И на полки грузно свалишь

 Драгоценное и ложь.

 Мирно тлеющая каша

 фраз, заглавий и имен:

 Резонерство, смех и глупость,

 нудный случай, яркий стон.

 Ах, от чтенья сих консервов

 Горе нашим головам!

 Не хватает бедных нервов,

 И чутье трещит по швам.

 Переполненная память

 Топит мысли в вихре слов…

 Даже критики устали

 Разбирать пуды узлов.

 Всю читательскую лигу

 Опросите: кто сейчас

 Перечитывает книгу,

 Как когда-то… много раз?

 Перечтите, если сотни

 быстрой очереди ждут!

 Написали – значит, надо.

 Уважайте всякий труд!

 Можно ль в тысячном гареме

 Всех красавиц полюбить?

 Нет, нельзя. Зато со всеми

 Можно мило пошалить.

 Кто «Онегина» сегодня

 Прочитает наизусть?

 Рукавишников торопит

 «Том двадцатый». Смех и грусть!

 Кто меня за эти строки

 Митрофаном назовет,

 Понял соль их так глубоко 

 Как хотел бы… кашалот.

 Нам легко… Что будет дальше?

 Будут вместо городов

Не разрезанною массой

 Мокнуть штабели томов.

О КНИГЕ

Твардовский А.

И в ночном, и за стадом

 Была книга со мной:

 С кнутовищами рядом

 И пастушьей сумой.

 И ко мне приходили

 С этих серых страниц

 Знаменитые были

 От далеких границ.

 За околицей, лугом

 Проносились порой

 То полярная вьюга,

 То тропический зной.

 И за школьною партой

 Отстающих ребят

 Уводил я по карте,

 Как внимательный брат.

 Я скажу не напрасно —

 Это дети поймут:

 Книга — друг,

 И не раз нам

 Обращаться к нему.

 Разъяснит и поможет,

 За собой уведет,

 Но потребует тоже

 И любви, и забот…

Источник: http://biblioteka-pilna.ru/stixotvorobibl

Сенека – Как приобретать друзей: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Луцилия приветствует Сенека! Стильпон сказал, что только мудрецы Не ищут дружбы в бренном человеке,

В себе найдя начала и концы.

Иной мудрец нужду без друга терпит, Другому — и без друга нет нужды. Наедине с собой, как с Богом в церкви,

Не чувствует ни горя, ни беды.

Кто мудр — спокоен при любой потере. И друга он, поверь, найдет всегда, Как Фидий, то, что статуе доверил,

Восстановить способен без труда.

Приобретать друзей не так уж трудно, За Гекатоном следом протрубим: «Без снадобий, молитв и трав нагрудных,

Люби других, коль хочешь быть любим!»

Есть те, кто помощь ищет в дружбе новой, Чтоб было им, кому себя вверять. Но, лишь на друге загремят оковы —

Покинут он, вмиг дружбу потеряв…

Пока в чести — друзей ты видишь море, Идут с тобой прилежною гурьбой… Но, если постигает злое горе —

Пустыню ты увидишь пред собой.

Одни бегут из одного лишь страха, Другие же, из страха, предают Тебя и дружбу… Все подобно праху,

Тем, кто из выгод дружбу познают.

Мой друг — мне брат, а вовсе не сиделка, Сам за него готов отдать я жизнь. А, из корысти дружба — просто сделка,

И за такую дружбу не держись.

Влюбленных страсть, порой сильней чем разум, В ней — тяга, вожделенье, красота, Надежда на ответ, хотя б не сразу,

Не к прибыли порывов чистота.

Мудрец ничто не чтит необходимым, Хотя потребно многое ему. Тому же, кто глупец непроходимый,

Во всем нужда — нет тяги ни к чему.

Мудрец готов собрать друзей под флагом, Хоть, для блаженства в них нужды и нет… Ведь мудрость (нет величественней блага)

Не требует орудия вовне.

Когда враги сожгли Стильпона город, И он из пепла вышел к ним один, «Что потерял?» — спросил Деметрий гордо.

«Моё — со мной, себе — я господин.»

Вот человек решительный и смелый! Нет блага в том, что могут отобрать. Немногие смогли бы это сделать:

Один, он одолел всю вражью рать!

Вот — идеал, к чему стремиться стоит: На нем лежит могучая рука! Явил Стильпон, как несомненный стоик,

И мудрость и величье на века.

Лишь глупость не оценит, что имеет, А, для тепла, не нужно много дров… Счастливым быть — один мудрец сумеет, Не на словах — на деле.

Будь здоров.

Популярные тематики стихов

Читать стих поэта Сенека — Как приобретать друзей на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

Источник: https://rustih.ru/seneka-kak-priobretat-druzej/

Как читать стихи?

Как читать стихи, чтобы не только наслаждаться их звучанием, но и понимать их глубинный смысл? Можно ли научиться воспринимать поэтический текст? Вероятно, на эти вопросы трудно ответить. Под силу разве только самому настоящему поэту!

Поэт и литературный критик Владимир Приходько рассказывает, как научиться читать стихи. Он вспоминает своё детство и первое самостоятельно прочитанное стихотворение Тютчева.

А ещё раньше состоялось у него знакомство с народной поэзией. Играя словами, ребёнок познаёт особенности родного языка, усваивает его музыкальность, что называется — постигает «дух языка».

Кое-кто признаётся, что неинтересно читать стихи. Возьмёшь, мол, книжку, прочтёшь две-три страницы и отложишь. Становится вроде скучновато. Хотя стихи, говорят, хорошие.

Тут надо учесть вот что.

В стихах, как известно, запечатлены чувства. Те или иные переживания. И если в нашем личном багаже запаса этих чувств нет, если мы не переживали того, что пережил поэт, стихи нас могут и не взволновать.

Читайте также:  Стихи пушкина о религии и боге: читать красивые стихотворения

Поэт, скажем, пишет:

Что ни год — уменьшаются силы…

А у нас силы никогда не уменьшаются. Сколько б мы ни гоняли за мячом, наутро можем гонять с прежней резвостью.

Поэт признаётся:

Душу тайная жажда томит.

А мы одну жажду знаем, явную: когда чаю хочется.

Тут я намеренно сгустил краски, чтоб понятней была связь между житейским опытом и восприятием поэзии. И не только поэзии — всякого искусства. Трагедию юношеской любви Ромео и Джульетты мы начинаем понимать раньше, чем горести старого Лира. И с этим ничего не поделаешь.

Но вообще-то известно, что к поэзии человек незаметно приобщается с раннего возраста. И материнское баюканье и быстрая считалка, без которой нет игры,— это поэзия. «Кони-огони сидели на балконе, чай пили, чашки били, по-турецки говорили:

— Чоби, ачоби, чолябичи и чоби…

Или:

— Лора, дора, помидора, мы в саду поймали вора…

Именно на игре словом ребёнок учится тонкостям родного языка, усваивает музыку его и то, что филологи называют «духом языка».

«Там котик усатый по садику бродит, а козлик рогатый за котиком ходит…» — вот начальные уроки гармонии, соразмерности слова и заключённой в слове таинственности жизни. Потом мы ещё немножко подрастаем, потом начинаем читать сами.

Помню одну из своих ранних встреч с поэзией. У моего отца было много книг. В детстве я просто брал с полки что попало. Однажды наугад вынул книгу, наугад открыл. То были стихи:

О чём ты воешь, ветр ночной?
О чём так сетуешь безумно?..
Что значит странный голос твой,
То глухо жалобный, то шумно?

Я был поражён. Какой-то человек с огромной страстью беседовал с ветром, силился понять его язык, задавал ветру вопросы. На обложке я прочитал фамилию автора. И тихонько, аккуратно поставил книгу на полку, потому что во мне уже не было места другим впечатлениям.

Вечером было темно. За окном дул ветер. Я вспомнил: «Что значит странный голос твой?..» И вздрогнул, охваченный тревогой, которую не мог объяснить. Лишь много лет спустя я понял, что меня в тот день приобщил к своей душевной тревоге один из главных русских лириков: Тютчев.

Способность сострадать, необходимость соучаствовать в чужой судьбе просыпается в человеке рано. И здесь поэзия говорит своё слово — в прямом и в переносном смысле. Она тоже участвует в воспитании чувств.

В «Повести для моего сына» Сергея Бондарина есть эпизод из жизни мальчика: «Я читал стихотворение о малиновке. (Речь идёт о басне Крылова «Добрая лисица».)

Стрелок весной малиновку убил…

…Это было первое знакомство с именами птиц…

«Малиновка,— думал я,— малиновка!» — вслушиваясь в каждый звук этого слова. Я представлял себе зелень поляны и дымок выстрела. Было достаточно пищи для воображения, для того, чтобы создать счастливую минуту умиления. Мысль о жалостной гибели малиновки скрещивалась с чувствительностью этой минуты».

А разве и нашей жизни не было таких «чувствительных минут», одновременно горьких и счастливых, которые подарила нам поэзия?

Тем не менее читателей у поэзии, как известно, меньше, чем у прозы — у повести или романа. Много, но меньше. Почему?

Потому что стихи читать труднее. Здесь нужны свои, особые навыки, своя привычка.

Говорят, стихи умеют читать не все. А можно ли, если не умеешь, научиться?

Можно. Так же, как можно научиться слушать и понимать музыку. Настоящую музыку. Симфонию, оперу. Тем, у кого музыкальное восприятие похуже, учиться надо больше. Существует мнение, что для восприятия поэзии нужен слух. Что ж, допустим. Но такой слух, я думаю, есть у всякого. Только часто он неразвитый, слабый. И надо его усилить и развить. Было бы желание…

Говорят, многие стихи непонятные. Есть особые случаи…

Поэт ХVIII века Державин, зная, что его стихи нуждаются в комментариях, составил «Объяснения на сочинения Державина относительно тёмных мест, в них находящихся, собственных имён, иносказаний и двусмысленных речей, которых подлинная мысль автору токмо известна…» Немало никем не объяснённых тёмных мест в поэзии Велимира Хлебникова, доступной только в гениальных фрагментах.

Однако непонятыми часто (и даже гораздо чаще!) оказываются очень простые стихи. И это не случайно. Дело в том, что простота обманчива, как обманчив белый солнечный луч.

Вот он прошёл сквозь дождевое облако, сломался, изменил направление и образовал целую гамму цветов. Перед нами радуга — «хамелеон небесный, паров и солнца дивное дитя!», как воскликнул Байрон.

Чтоб увидеть радугу у себя дома, не трудитесь загонять в окно облако. Нужна лишь трёхгранная призма: она разложит белый луч на составные.

Для разложения луча поэтического не придумано никакого прибора. Стихи, сущность которых не в непривычной манере говорить (имеются и такие!), а в самой мысли, требуют от читателя пристального внимания. Двери открыты, а не войдёшь. Скользишь по поверхности стиха и не замечаешь его многослойности, многоцветности…

Однажды в популярном журнале я прочёл заметку под названием «Как чистить зубы». Редакция напечатала её под рубрикой «Совсем просто». Автор заметки, врач, действительно ясно и коротко ответил, как чистить зубы: так-то и так-то.

На вопрос «Как читать стихи?» не представляется возможным дать столь же прямолинейный ответ. С уверенностью можно сказать: кто больше знает, кто читает вдумчивей, тот и понимает больше. Понимает, умея или не умея поделиться своим пониманием, как часто люди могут или не могут рассказать впечатление от прослушанной музыки.

А каждый читатель, как тайна,
Как в землю закопанный клад.
Пусть самый последний, случайный,
Всю жизнь промолчавший подряд.

Приобщение к поэзии продолжается годы. Некоторые думают: чтобы полюбить стихи, надо их сначала понять. То есть уверены, что понимание предшествует любви. А может, это не так? Может, наоборот, у всех, что «от мамки рвутся в тьму мелодий», любовь предшествует пониманию?

Кто любит поэзию, кто увлечён ею, кто, сидя за столом, за партой или на берегу реки, склонился над книгой, кто, стиснутый в метро спешащими на работу, ухитрился заглянуть в заветный томик, тот не спрашивает, как читать стихи. Он сам знает как.

Источник: http://sesony.ru/pisateli/4-kak-chitat-stikhi

Стихи о книге и чтении

ДЕТСКИЕ СТИХИ О КНИЖНОМ ДОМЕ – БИБЛИОТЕКЕ

Храм книг 

Библиотека и была, и будетСвященный храм живых печатных слов,В ее жрецах ходил и юный Бунин,И целых тридцать лет – мудрец Крылов.

(Б. Черкасов)

Дом книг 

О, сколько в этом доме книг!Внимательно всмотрись –Здесь тысячи друзей твоихНа полках улеглись.Они поговорят с тобойИ ты, мой юный друг,Весь путь истории земнойКак бы увидишь вдруг…

(С. Михалков)

Дорога в библиотеку 

Очень важно для человекаЗнать дорогу в библиотеку.Протяните к знаниям руку.Выбирайте книгу как друга.

(Т. Бокова)

 

Будем с книгой дружить! 

В библиотеке для ребятНа полках книги в ряд стоятБери, читай и много знай,Но книгу ты не обижай.Она откроет мир большой,А если сделаешь больнойТы книжку – навсегдаСтраницы замолчат тогда.

(Т. Блажнова)

Книжная страна Хожу в библиотекуЯ книги почитать.Любимей дела нету!Люблю я помечтать…И оказаться в сказке,В таинственном лесу.Увидеть волка, зайцаИ рыжую лесу.

А прочитав всю книжку,Подумать головой –Какой герой хороший,Какой из них плохой.Она всегда подскажет,Где как себя вести,Поможет и расскажетКак друга нам найти.

И что-то в этой жизниНачнём мы понимать,Любить родную землюИ слабых защищать.

(Настя Валуева)

Библиотека На полках книги в ряд стоят.Ни пыли, ни соринки.Здесь и старинный фолиант,И книжные новинки.Сосредоточие умаФилософа с поэтомИ фантастический романС немыслимым сюжетом.Здесь классики покорно ждутЧитательских симпатий,Не зная, как воспримет трудИх первооткрыватель.

Швырнёт за полку или ж нет,Взахлёб прочтёт запоем,Сквозь пелену минувших летСочувствуя героям.На обозренье сотен глаз,Считая полку кельей,Здесь франтом вылез напоказРаскрученный бестселлер.Журналы, стопки из газет,Учебники, брошюры…Всегда подскажет, даст советДворец литературы.

И всё прекрасное, что есть,Что движет человеком,Хранит бесценным кладом здесь

Для вас библиотека.

(П. Платонов)

Библиотекарь Попав однажды в плен чудесный,Не вырвешься уже вовек!Мир бесконечно интересный,Волшебный мир библиотек!

Библиотекарь 

 это словоМагическое, как кристалл!Всегда помочь тебе готовый,Твоим он другом лучшим стал!

Он в книжном море 

 навигатор!Как путеводная звезда,Хранитель, спутник и новатор,

Сияй, сияй, сияй всегда!

И по лужам, и по снегу 

И по лужам, и по снегу

Ходим мы в библиотеку.

Ходим вечером и днём –

Книги разные берём.

Поднялись, как этажи,

В книжном доме стеллажи.

Поднялись, как облака, –

Читайте также:  Стихи про добро и зло: красивые стихотворения для детей известных поэтов классиков

Не дотянется рука.

– Помогите,  – говорю

Я биб-ли-о-те-ка-рю.

Анна Павловна привстанет,

Книгу бережно достанет

И добавит: – Рано

Вам читать романы.

К нижним книжным этажам

Дотянуться проще нам,

Знаем без подсказки,

Где стихи, где сказки.

(В. Степанов)

Библиотеки 
Власть, времени сильней, затаенаВ рядах страниц, на полках библиОтек:Пылая факелом во мгле, онаПорой язвит, как ядовитый дротик.

В былых столетьях чей-то ум зажегСверканье, — и оно доныне светит!Иль жилы тетивы напрячь возмог, —И в ту же цель стрела поныне метит!Мы дышим светом отжитых веков,Вскрывающих пред нами даль дороги,Повсюду отблеск вдохновенных слов, —То солнце дня, то месяц сребророгий!Но нам дороже золотой колчанПевучих стрел, завещанный в страницах,Оружие для всех времен и стран,На всех путях, на всех земных границах.Во мгле, куда суд жизни не достиг,Где тени лжи извилисты и зыбки,—Там дротик мстительный бессмертных книг,Веками изощрен, бьет без ошибки.

(В. Брюсов)

Постепенно, входя в книжный мир… Мы знакомы уже много лет,

Ваше имя 

 в большой картотеке.
И на каждый вопрос 
 ждал ответ,В нашей маленькой библиотеке.Продвигаясь вперед по годочку,Приходили вы к нам за советом,Вы из книг вырывали листочки,И усы рисовали к портретам.Постепенно, входя в книжный мир,Для себя открывали порою,

В старых авторах 

 новых кумиров,
А в их книгах 
 любимых героев.И уже приготовясь скучать,Проходя по программе поэта,Вам хотелось читать и читать,То, что задано было на лето.Вы влюблялись в триместре не раз,Так, что формулы вмиг разлетались,Только классиков строки подчас,Объяснить всё словами пытались.Вот и вы повзрослели теперь,Я смотрю на знакомые лица…Оглянитесь на школьную дверь,

Новых книг, открывая страницы…

(Елена Бон)
 

Брожу по книжным магазинам… Брожу по книжным магазинам,Лишь выпадет свободный час —Меня влечёт к томам старинным,К новинкам тянет всякий раз.Страницы медленно листая,Стою, теряя книгам счёт,И вдруг находится такая.Что сразу за сердце берёт.Не расставайся с ней. Дружи с ней.Листай в ночи, забудь про сон.Нет, не одну, а сотни жизней

Я прожил, в чтенье погружен.

(Петрусь Бровка)В библиотеке Я сижу в библиотеке, полный смутными мечтами.На меня же смотрят книги золотыми корешками,И мне грезится: в тех книгах души авторов сокрыты;Их страдания и чувства в тех листах печатных влиты.

Все, что жгло их и терзало, все их мысли и стремленья, –

Все живет бессмертной жизнью здесь во славу просвещенья.

(Л. Пальмин)

Калеки в библиотеке Открыт в библиотекеБольничный книжный зал.Какие тут калеки!..Ах, кто бы только знал!Лежат они, бедняги,На полках вдоль стены,И в шелесте бумаги

Их жалобы слышны:

– Вчера мои страницыЛистал один студент;Мне вырезал таблицыКакой-то инструмент!Была я четверть векаЧитателям верна,

А без таблиц 

– калека.
Кому теперь нужна?!– Я жертва аспиранта! –Печальный слышен стон. -В науку без талантаРешил прорваться он:Сначала он по строчкамМеня переписал,Потом, поставив точку,Вдруг взял и искромсал!Немало диссертаций,Что у меня в долгу…Но жить без иллюстраций

Я просто не смогу…

– А мне как быть, соседка? –Вздохнул тяжелый Том, -Я выдавался редко,Да и не всем притом!Недавно в зал читальныйПришел один доцент.Он предъявил нахальноЧужой абонемент!

Я выдан был нахалу 

–Он взял меня, как зверь…А что со мною стало,Вы видите теперь…Раскрылся Том старинный(Он, к счастью, был спасен!),И страшною картинойБыл каждый потрясен:Под стать татуировкеС полей его страницГлядели зарисовки:И женские головки,И клювы разных птиц…Стоят в библиотекеНа полках вдоль стеныТе книги, что навекиЛюдьми оскорблены.Не теми, что над книгойЗадумчиво сидят,А теми, что на книгуКак хищники глядят.

Ни должностью, ни званьем 

–Ни тем и ни другимНи на одном собраньеНе оправдаться им!

(С. Михалков)

Мы в библиотеке Классом взяли библиотекуМы под личную опеку.Книги – лучшие друзья,Нам без них прожить нельзя.

Книги с возрастом «стареют»и теряют прежний вид:то страницы пожелтеют,то обложка отлетит.Вот, зачитанный до дыр,старый, добрый «Мойдодыр»,«Айболит» давно нас ждёт:обтрепался переплёт.

На «Незнайку» и друзейизвели почти весь клей.Собирали по страницам,

целый день пришлось трудиться.

И теперь писатель Носовот обиды не грустит:снова пользуется спросомпро Незнайку кондуит.Принялись и за Дюма.В его главах – кутерьма.«Мушкетеров» починили,

им обложки обновили.


– Д Артаньян, теперь держись,получай вторую жизнь!Быстро день наш пролетел –

Было много важных дел.

(Н. Анишина)

В библиотеке жили мышки В библиотеке жили Мышки,До дыр зачитывали книжки.Библиотечные томаИм были по душе весьма.Но поселился там некстатиОдин усатенький приятель.Он книжек, правда, не читал,Но Мышек очень почитал.С тех порВ библиотекеМышкиУж не читают большеКнижки.

(Лев Рахлис 

)

Книжка про книжки 
 

1.У СкворцоваГришкиЖили-были

Книжки 

Грязные,Лохматые,Рваные,Горбатые,Без концаИ без начала,

Переплеты 

Каракули.КнижкиГорькоПлакали.2.Дрался Гришка с Мишкой.Замахнулся книжкой,

Дал разок по голове 

Вместо книжки стало две.3.Горько жаловался Гоголь:Был он в молодости щеголь,А теперь, на склоне лет,Он растрепан и раздет.У бедняги РобинзонаКожа содрана с картона,У Крылова вырван лист,А в грамматике измятойНа странице тридцать пятойНарисован трубочист.В географии ПетроваНарисована короваИ написано: “СияГеография моя.Кто возьмет ее без спросу,Тот останется без носу!”

4.

 Как нам быть?  спросили книжки. Как избавиться от Гришки?

И сказали братья Гримм

 –
 Вот что, книжки, убежим!Растрепанный задачник,Ворчун и неудачник,

Прошамкал им в ответ:

 Девчонки и мальчишкиВезде калечат книжки.Куда бежать от Гришки?

Нигде спасенья нет!

 Умолкни, старый минус, 
Сказали братья Гримм, 
И больше не серди насБрюзжанием своим!Бежим в библиотеку,

В свободный наш приют, 

Там книжки человеку

В обиду не дают!

 Нет,  сказала “Хижина
Дяди Тома”, 
Гришкой я обижена,

Но останусь дома!

 Идем!  ответил ей Тимур. 
Ты терпелива чересчур!
 Вперед!  воскликнул Дон-Кихот.И книжки двинулись в поход.5.Беспризорные калекиВходят в зал библиотеки.Светят лампы над столом,Блещут полки за стеклом.В переплетах темной кожи,Разместившись вдоль стены,Словно зрители из ложи,Книжки смотрят с вышины.ВдругЗадачник-НеудачникПобледнел

И стал шептать:

 Шестью восемь Сорок восемь,

Пятью девять 

Сорок пять!География в тревогеК двери кинулась, дрожа.В это время на порогеПоявились сторожа.Принесли они метелки,Стали залы убирать,Подметать полы и полки,Переплеты вытирать.Чисто вымели повсюду.И за вешалкой, в углу,Книжек порванную груду

Увидали на полу 

Без конца и без начала,

Переплеты 

 как мочала,
На листах 
 каракули…
Сторожа заплакали:
 Разнесчастные вы книжки,Истрепали вас мальчишки!Отнесем мы вас к врачу,К Митрофану Кузьмичу.Он вас, бедных, пожалеет,И подчистит, и подклеит,И обрежет, и сошьет,

И оденет в переплет!

(С. Маршак)
 

 Две книжки 

Однажды встретились две книжки.Разговорились меж собой.

«Ну, как твои делишки?» – одна спросила у другой.

«Ох, милая, мне стыдно перед классом:Хозяин мой обложки вырвал с мясом,Да что обложки… Оборвал листы.

Из них он делает кораблики, плоты и голубей.

Боюсь, листы пойдут на змей, тогда лететь мне в облака.А у тебя целы бока?»«Твои мне не знакомы муки. Не помню я такого дня,

Чтобы, не вымыв чисто руки, сел ученик читать меня.

А посмотри-ка на мои листочки: на нихЧернильной не увидишь точки.Про кляксы я молчу – о них и говорить-то неприлично.

Зато и я его учу не как-нибудь, а на отлично».

В басне этой нет загадки, расскажут напрямикИ книжки и тетрадки, какой ты ученик.

(С. Ильин)

Без газеты нельзя 

«Ты растерялся бы, мой друг,Когда б на много летВпервые мир остался вдруг

Однажды без газет.

Ты в них привык добра и злаРаспознавать следы:Как в мире обстоят дела

И нет ли где беды.

Как в закрома зерно течет,Как плавится металл,И про хоккей, и про кино –

Ты обо всем читал.

Чем заняты твои друзья,Что сочинил поэт…Выходит так, что жить нельзяНа свете без газет!

(В. Озеров)

Кто и как делает журнал Мы хотим, чтоб каждый знал,Как мы делаем журнал.В нём пустых страничек нет,

Сочинил стихи поэт.

А писатели для нас

Пишут сказку и рассказ.Но одних рассказов мало.Без картинок нет журнала!Муравьишек и слонов,Зимний лес и летний дождикНам нарисовать готов

Замечательный художник.

И корректор делом занят.

Время зря терять не станет:Запятые он расставитИ ошибки все исправит.Чтоб собрать материалИ придумать весь журнал,Всё спланировать, учесть,Даже самый малый фактор,Человек особый есть,

Называется редактор.

Наш верстальщик очень ловок:

Текст, рисунок, заголовок –Всё должно на место встать.Должен он журнал верстать.Всё готово. Наш журналВ типографию попал.И последний этот шагБудет тоже очень важным,Без него нельзя никак!Стал теперь журнал бумажным!

(Л. Уланова)

Источник: http://liderctenia2014lobvaschola11.blogspot.com/p/blog-page_677.html

Ссылка на основную публикацию