Борис смоленский стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта борис смоленский – поэзия

Все стихи Бориса Смоленского

Четвертый день хлестали ливни с гор…

В таверне ни души. Дымит камин.

Напрасно дверь хозяин отворяет

И, ежась от пронзающего ветра,

Взирает на размытую дорогу

В надежде на богатую карету.

Но даже нищих в этот день не видно…

И он печально затворяет двери,

Ногой пихает жирного щенка,

И, тяжело вздохнув, идет к камину,

И руки потирает над огнем…

Потом стемнело.

            Свеч не зажигали,

Камин почти погас уж, а по стеклам

Все тот же серый ливень молотил,

Порою перемешиваясь с градом,

Когда внезапно постучали в дверь.

На властный стук хозяин побежал,

И дверь открыл, и отступил на шаг,

Испуганно пришельца пропуская.

Тот темен был. С него вода стекала,

Он весь насквозь промок, из-за того что

Широкий плащ его был снят – он что-то

Плотнее завернул в него и сверток

Прижал к груди, как сына.

                      И сказал

Пришелец:

     – Дай мне место у огня,

Чтоб высохнуть. Немного хлеба с сыром,

Глоток вина, ночлег на сеновале –

Вот все, что нужно мне на этот раз.-

И, подбоченясь, отвечал хозяин:

– Немного хочешь ты, как я гляжу.

Ну что ж, дружок, выкладывай монету –

И мигом будет все перед тобой.

– Уж третий день, как я последний грош

Отдал за два кусочка канифоли…

Я музыкой плачу тебе.-

                      И он

Стал у окна развертывать свой плащ,

И из плаща достал футляр скрипичный,

А из футляра – скрипку,

                    И огонь

Сверкнул и ожил в потемневшем лаке.

– Что музыка твоя, скажи на милость?

Тут это не ходячая монета.

За музыку твою я дать могу

Лишь запах блюд, дымящихся из кухни.

– Ты музыки хотел?

             Ну что ж, держи!-

И что-то в темноте швырнул.

                        И вот

Хозяин ясно-ясно услыхал,

Как полновесный золотой дублон

Упал на пол и покатился в угол.

За ним – другой.

          Ей-богу, отродясь

Я не слыхал монеты полновесней!

И наклонился жадно,

               но едва

Он золото хотел рукой нащупать –

Еще дублон! Совсем в другом углу

Упал дублон. Он услыхал по звону

Чистейший, полновеснейший дублон!

И сразу три! Боясь со счета сбиться,

Он слушает, но тут теряет счет

И, тяжело упав на четвереньки,

Ползет и шарит золото.

                 Вот рядом

Упал дублон…

           Еще…

               О, сколько ж их!

Дублон! И сразу три!

                И вновь дублон…

Он шарит, задыхается и шарит,

А под руками – только комья грязи,

Слетевшие с усталых сапогов.

А тот швыряет золото горстями:

Дублон! Еще дублон! Одни дублоны.

И в мире не осталось больше звуков,

Как этот золотой, тяжелый дождь.

Звон капель полновесных золотых,

Они летят, срываются, звенят,

И катятся, и катятся дублоны,

Большие полновесные дублоны!

O, хоть один нащупать бы рукой…

Но ничего! О, где же, где они?

Тогда он на пол сел в изнеможеньи

И закричал: – Огня! Скорей огня!-

Но только крик его метнулся в стены –

Все смолкло…

             И скрипач смычок отвел

Широким жестом. Как свою рапиру

Отводит победивший шевалье.

1940

Источник: https://45parallel.net/boris_smolenskiy/stihi/

Смоленская земля богата поэтами, известными на всю Россию. Твардовский А.Т, Исаковский М.В, Рыленков Н.И, Мишин А.В. Каждый из них писал о своей родине в стихах. Представляем вам стихи смоленских поэтов 

Алексей Викторович Мишин (1936- 2009)

Твардовский Александр Трифонович (1910-1971)

Исаковский Михаил Васильевич (1900-1973)

Рыленков Николай Иванович (1909-1969)

Стихи о смоленщине

Смоленщина (Мишин А)

Смоленщина! Ты вся как на ладони Моих минувших и грядущих лет. Твои холмы и рощицы на склоне Живут во мне, 

Как воздух и как свет.

Просторы льна.Густой медовый клевер,  И родники, что блюдца, здесь и там. А сколько рек бегут на север

И к южным голубеющим морям?

Среди лесов, полей Их путь недолгий,  То светлая Вазуза,  То Устром Сливаются то с матушкою-Волгой, 

А то неспешно с батюшкой-Днепром.

Какие весны! Зори здесь какие! Вечерний свет — рассветный достает! Здесь соловей в минуты зоревые

Дуэтом в роще с иволгой поет.

И замирает каждая травинка.Под эти трели и Гагарин рос,  И эти песни  Сам великий Глинка

Через года в душе своей пронес.

Мой трудный край  Не тихая обочина,  Полет судьбы его высок… Что ни изба —  Свинцом войны прострочена, 

Что ни верста — могилы у дорог…

Здесь вырастают новые таланты. Рождаются и музыка и стих. Уже и лайнеры,  И чудо-бриллианты Страна берет из добрых рук твоих.   Я припаду к тебе, моя землица. Где над цветком  Плывет шмелиный гуд. Напьюсь воды,  Взгляну в родные лица — 

И силы добрые по жилам потекут.

Бывают дни Суровы, непогодливы. От бед и слез Мне добрый друг не мил,  Но я без этой малой родины,  Как будто бы 

Птенец в гнезде без крыл.

О, как был прав Твардовский в час покоя,  Сказав негромко,  Но на всю страну: — Какое счастье дорогое

Иметь свою родную сторону!

***

Смоленск (Исаковский М.)

Я видел груды битого стекла,Я видел горы каменных развалин…Здесь городская улица была,

И нет её: здесь немцы побывали.

Я видел место, где в былые дниГустые липы небо закрывали.Их больше нет. Остались только пни:

Здесь враг прошёл. Здесь немцы побывали.

Я видел холм у старых стен Кремля,И этот холм забудется едва ли.Здесь вся в слезах и вся в крови земля:

Здесь был конец. Здесь в яму зарывали.

Я видел всё, что видеть мне пришлось,Что враг терзал без всяких сожалений…Но ни на миг ему не удалось

Тебя, Смоленск, поставить на колени.

Ты не склонился гордой головой,-Пускай изранен, даже искалечен,Но ты стоишь, но ты вовек живой,

Навстречу солнцу расправляешь плечи.

Ты вырвался из вражеских когтей,Избавился от ночи окаянной.И неустанно тысячи людей

Твои, Смоленск, залечивают раны.

И снова песни вольные звучат, Звучит свое, родное сердцу, слово, И бабушки баюкают внучат,

И солнце всходит и заходит снова.

Ты жив, Смоленск, и будешь вечно жить! А те, что надругались над тобою, Что всю страну хотели задушить,

За свой разбой заплатят нам с лихвою!

Ты слышишь – грянул благодатный гром, Разя врагов ударом исполинским! И сколько их свалилось за Днепром,

И сколько уничтожено под Минском!

Они лежат, повержены во прах, Валяются, железной бурей смяты, Они гниют в болотах и лесах –

Хваленые фашистские солдаты!

Кровавых дел им больше не вершить, Над нашею землею не глумиться… А ты живешь и вечно будешь жить,

И с каждым годом выше возноситься!

Сентябрь, 1944

***

КРАЙ МОЙ СМОЛЕНСКИЙ 
(Исаковский М.)

Край мой смоленский,Край мой родимый!Здесь моя юностьКогда-то бродила.Здесь моя юностьКогда-то бродила,По перелескамКостры разводила.В жите высокомВенки заплетала,Встречи нежданнойЗдесь ожидала.В дальние далиОтсюда стремилась.Где ж она делась?Куда ж она скрылась?Знать, отшумелаВесенней водою,Знать, отгорелаВечерней зарею.

В поле следы ееСмыты дождями,Голос развеянГлухими ветрами…Что ж я брожуПо родимому краю,Что же я сноваЕе вспоминаю?— Ей никогдаНе вернуться обратно,Желтые листьяМне шепчут невнятно.Гуси кричат,Надо мной пролетая,Что миновалаПора золотая.

Кто-то чуть слышноВедет на гармошке:— ПозарасталиСтежки-дорожки;ПозарасталиМохом, травою,Где мы гуляли,Милый, с тобою…

1947 

***

АПРЕЛЬ В СМОЛЕНСКЕ 
(Исаковский М.)

Прокатилась весна тротуаром, Расколола суровые льды. Скоро, скоро зеленым пожаром

Запылают на солнце сады.

Все шумнее ватага воронья, Все теплей перелив ветерка. И в квадрате ожившего Блонья

Зашумела людская река.

А вдали — за стеной крепостною, У сверкающей солнцем стрехи, Петухи опьянились весною

И поют о весне петухи.

1926

***

Ты помнишь лето под Смоленском
Н.И. Рыленков  1944г

Ты помнишь лето под Смоленском, Зеленый домик у Днепра?Бродить по тихим перелескам

Я уходил с тобой с утра.

Еще туман стоит в низине,Но облака ушли, как сны,А небеса прозрачно-сини,

А травы влажно-зелены.

Свистят щеглы, спросонок нежась, Шумят на вырубках овсы…Всем телом мы вбираем свежесть

Листвы, тумана и росы.

Как будто снова в свете резком Предстала первых встреч пора…Ты помнишь летом под Смоленском

Зеленый домик у Днепра?

Закатов яркие открытки.Ночей туманный окоем…Да, было нам дано в избытке

Все то, что счастьем мы зовем.

Но, лишь постранствовав по свету, Увидев дальние края,Мы оценить сумели эту

Простую радость бытия!

Октябрь 1944

***

У меня в Смоленске
Рыленков Н.И. 1953

У меня в Смоленске, в Заднепровье, Девушка хорошая живет.Синие глаза, а брови, брови,

Словно крылья ласточки, вразлет.

Все мне мило, все мне по душе в ней, Улыбнется — на сердце весна. Говорят, на фабрике на швейной

Мастерица первая она.

Поглядишь — к лицу ей все наряды, Хоть она и ходит не в шелках.Все ребята из моей бригады

Про нее поют на вечерах.

И хотя ни словом и ни взглядом До сих пор ей не открылся я, Счастлив тем, что ходит где-то рядом

Радость синеглазая моя!

Верю я: куда она ии глянет,Поутру иль на исходе дня, Мастеров-строителей вспомянет,

Вместе с ними вспомнит и меня!

У меня в Смоленске, в Заднепровье, Девушка хорошая живет.Синие глаза, а брови, брови,

Словно крылья ласточки, вразлет.

1953

***

Семь холмов
Рыленков Н.И. 1962

Из глубины веков идет молва,И Днепр ей вторит,Что на семи холмах, как и Москва,

Стоит мой город.

Как Русь, он древен и, как время, нов,Подобный чуду,В него влюблен я, но его холмов

Считать не буду.

Где б мы ни родились в свой день и час, В любимом делеЕсть семь холмов у каждого из нас,

Семь дней недели.

Мы сами воздвигаем те холмы Судьбе подножьем,И с тех холмов любые дали мы

Увидеть можем.

А все-таки приятна мне молва,Ей сердце вторит,Что на семи холмах, как и Москва,

Стоит мой город.

1962

***

У памятника Глинке 
Рыленков Н.И. 1957

Есть в древнем русском городе Смоленске Уютный старый сад, и в том саду Стоит он у Отчизны на виду,

Прислушиваясь к музыке вселенской.

Живет в нем русской песни деревенской Простой напев про радость и беду, Мазурки гром с его душой в ладу,

Испанской пляски радостные всплески.

Недаром он всю жизнь стремился в дали,Везде искал и находил родство.Как много песен нам родными стали,Пройдя сквозь душу щедрую его.С ним гений наш стоит на пьедестале,

Отзывчивости нашей торжество.

***

В Смоленске, на Смядыни, где когда-то…
Рыленков Н.И. 1960

В Смоленске, на Смядыни, где когда-тоБыл княжий двор, стоит старинный храм.Я прихожу весной в часы заката

К нему, как в гости к древним мастерам.

Не зря он слыл, по слову летописца,В полночных странах чудом красоты-Мы и теперь не устаем дивиться,

Узнав величья прежнего черты.

Не божий дух, суровый и бесплотный,Не лик войны, что снился у костров,Запечатлелся взлет мечты народнойВ творенье безымянных мастеров…Рожденная в далекие века,

Нам та мечта понятна и близка.

***

Щитом Руси ты назван был недаром…

Щитом Руси ты назван был недаром, Мой древний город, город молодой. Стоял, готовый к вражеским ударам,

Ты над былинной, над живой водой.

Потерян счет в столетьях схваткам ярым У стен твоих, где бился ты с бедой.Ты голодом, и мором, и пожаром

Опустошался, город мой родной.

Я видел сам, как ты вставал из пепла, Как, умываясь потом, молодел,Пред Родиной, что в испытаньях крепла, Не сетуя на трудный свой удел.Тебе известно больше, чем кому,

Как дорог мир народу моему!

1960

***

МАСТЕР ФЕДОР КОНЬ В СМОЛЕНСКЕ

Пока подвластны глина и огонь,Отвес и камень — жить на свете стоит. Холмы надежны. Мастер Федор Конь

Сей град на диво временам обстроит.

Пусть на Москве трезвонит царь-юрод, Пусть ждет Борис его кончины скорой, Он тут такую крепость возведет,

Что станет в бедах родине опорой.

Со всей Руси собрав гулящий люд,Не выставлял он ни вина, ни меда.Печет жара, косые ливни льют,Но в общем деле не тяжка невзгода. Сильней и выше царской власти тут

Дерзанье мастера и труд народа.

1963

***

МОЙ ГОРОД

В нем воздух на истории настоян,Не обошли века его причал.Меня он сам, и труженик и воин,

Гражданственности высшей обучал.

Великие предвидя испытанья,Он с юностью беседовал моей То языком старинного преданья,

То языком легенды наших дней.

Припомню те уроки я и снова Пред ним склоняю голову свою.Он дал мне силы выстоять в бою, Сберечь в душе святое, чувство слова. Я чую родниковую струю,

И счастья мне не надобно иного.

1963

***

СТИХИ, СКАЗАННЫЕ В КУТУЗОВСКОМ САДУ У СМОЛЕНСКОЙ КРЕПОСТНОЙ СТЕНЫ

Товарищ, помни: здесь погребеныТвоей отчизны верные сыны,Что за нее не пожалели жизни.Они свой долг исполнили сполна,Прочти и повтори их имена

И, как они,учись служить отчизне

1963

***

МОЕМУ ГОРОДУ

Город мой! Про тебя Скажет каждый, кого не спроси: Это летопись битв,

Это повесть о судьбах Руси! 

Это память веков, Что вошла в наши дни наяву… С чем еще я сравню тебя?

Как я тебя назову?

Перед взором моим В час, когда пламенеет закат, Бастионы твои,

Как свидетели славы, стоят!

Сколько раз поднимал ты Народ свой за Русь постоять! От твердыни твоей

Отступила Батыева рать.

Здесь перчатки свои Позабыл Бонапарт впопыхах. Каждый камень в стене твоей

Кровью и дымом пропах.

Нет, недаром мы в юности, Только повеет весной, Собирались с друзьями

У старой стены крепостной.

И когда подымали Мы в мае знамена весны – Нам просторные улицы

Читайте также:  Короткие стихи про сына: красивые небольшие стихотворения про сыночка известных поэтов

Были узки и тесны.

И в литавры гремел Старый город со всех площадей: – Поколенье весны,

Всем под небом Отчизны владей!

Нам казалось, что предки Глядели на нас из бойниц, Говоря: ни пред кем

Никогда мы не падали ниц!

– Ни пред кем, никогда,- Так клялись мы друг другу весной Над днепровской волной,

У старинной стены крепостной

Разве знали тогда мы – Что близится час и в бою Кровью будем скреплять

Мы суровую клятву свою!

Город мой! Мы прошли Сквозь смертельный огонь навесной, Чтобы встретиться вновь

У старинной стены крепостной!

Ты лежал перед нами -Сожжен и поруган врагом,На холмах твоих древних – 

Чернели руины кругом.

Но руины твои -Стали трижды священны для нас. Знали мы, что из пепла

Вставал ты в столетьях не раз.

И тебе поклялись мы:- Доколь ты не встанешь опять – Нам покоя не знать,

Нам бессонных ночей не считать!

Верил каждый из нас:Прорастет даже камень седой У истоков Руси,

Над волшебной днепровской водой!

И пока не покатятся Волны днепровские вспять,Ты на круче веков —

Выше прежнего будешь стоять!

И, увидев тебя,Скажет каждый, кого ни спроси: – Это летопись битв,

Это повесть о судьбах Руси!

Рыленков Н.И. 1943-1947

Источник: https://ucthat-v-skole.ru/biblioteka/stikhi/286-o-smolenshchine

Стихи: Город Смоленск

Стихи о городе Смоленске (Смоленская область, Россия), которые написали современные поэты.

В этих стихах заложена душевная любовь к родному городу Смоленску, и они пригодятся школьникам для уроков литературы о родном городе, или классного часа о Смоленске, а также для любого детского или взрослого мероприятия про Смоленск.

Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Смоленская крепость!Как витязи башниЗастыли на страже веков…Земля смоляков,Мастеров, хлебопашцев,И гордость моя, и любовь! Глазами бойницСмотришь в дальние – дали,Где клином летят журавли,Смоленская крепость,Ты символом сталаЗащиты родимой земли… Ты,- как ожерельеНа шее лебяжъейСмолянки, не взятой в полон,Смоленская крепость,Навеки на стражеПоставил тебя Фёдор Конь. Мой город любимый,Тебя россиянеКлючом называют не зря.Здесь птицею вещейИз пепла восстанет

Святая Россия моя!!!

На запад от Москвы стоит Смоленск,Давно построен на горе Соборной,Известный город, не какой-то “Нск”,Агрессорам – “ключ-город” непокорный. Москву он охраняет от врагов,Желающих в России поживиться.В Смоленске не выносят пироговТем, кто с оружием идёт в столицу. Давным-давно литовцы и полякиХотели Русь к рукам прибрать,Вокруг Смоленска зачинали драки,Но им пришлось в Варшаву удирать. В Смоленск Наполеон входил,Был русскими штыками встречен.В Москве в ловушку угодил,Навек бесславьем обеспечен. И Гитлер в прошлую войнуНе смог Смоленск взять сходу,Москву не взял, не покорил страну.В чём обвинил мороз и непогоду. Фельдмаршал Бок не смог пройтиЧерез “Смоленские ворота”,*Откуда на Москву ведут путиКороткие, почти без поворотов. У стен Смоленска глубоко застрял,Два месяца под городом топтался,Темп наступленья потерялИ с планом быть в Москве расстался. Защитники Смоленска понимали,Что позади Москва, она недалеко.И группе армий “Центр” хребет сломали,Стояли насмерть. Было нелегко. Под Ельней, в Ярцево, СычёвкеТерпели немцы пораженье.Смолянам выдали винтовки,Вступали семьями в сраженье. В лесах смоленских немцы зналиИм не проехать, не пройти.Там партизаны воевали,Взрывали все дороги, все пути. Задумались немецкие танкисты,Что их в России плохо ждут.По всей Европе было чисто,А здесь везде бои идут. Колонны танков наседали,К Москве стремились, на восток.Но им пройти в Москву не дали,Был остановлен их поток. Впервые вермахт остановленИ начал даже отступать.Разгром для немцев обусловлен.Стал Гитлер неспокойно спать. – Потери на востоке всё растут,Блицкриг не получился…Неужто под Смоленском нам капут?У Гитлера микроинсульт случился. Смоленск, как гордый исполин,Вновь заслонил Москву собой.Ослаблен был немецкий клин,Блицкриг впервые здесь дал сбой. Смоленская земля пережила войнуПрошла через несчастья все и беды.Чем возвеличила свою страну,Внеся огромный вклад в её Победу. Смоленск заслуженно в строюГероев-городов. При томОн помнит миссию свою -Москве навеки быть щитом.

* “Смоленские ворота” – местность между реками Днепр и Западная Двина, где проходят шоссейные дороги Минск – Москва и Старая Смоленская дорога, а также железная дорога Минск – Москва.

автор: Владимир РодченковПрекрасно дивное твореньеВеликий град святой Руси!И впрямь могучее стремленье,Воплощено в твои черты!Церквей блистанье златоглавыхИ стены древнего кремля,Зубчатых башен панорамы –Здесь родилась душа моя!Здесь в тишине прохладных скверов,В тени увесистых ветвей,Не раз бродил порой вечернейНаедине с мечтой своей! Мечтал о счастье, о природе,О том, что нужно пережить,О древнем том славянском роде,Что на брегах Днепра воздвигЗаслон могучий и державный!..Прав тот мудрейший православныйЧто град святой Ключом назвал!России честь на поле бранномХранил! И здесь оберегалЕё земные достоянья!… И о тебе своё писанье,Под сенью древнего кремляЯ начал думаю не зря,Когда поддержки изреченье,Земли родной благословенье,Как дар великий получал!И с первых строк тебя назвал

Отцом святого вдохновенья!

Столица Рая! Ода Смоленску!
автор: Владимир РодченковВ мире много городов,Каждый чем-то славен.В этом, кто-то был рождён,В этом, кто-то правил. В этом, лучшее вино,А в ином, искусство.Рим, Москва или Бордо -Это дело вкуса! Вечный город, город сад -Быль да небылицы,-Это часто говорятО любой столице. Ни какую из столицЯ не принижая -Утверждаю, что Смоленск -Есть столица Рая! На гербе – ровесник эры!С пушки в высь стремится,Не двуглавая химера -Это Феникс птица! Здесь Руси Святой оплот!Здесь Святой МеркурийЗлые полчища монголРаздавил как фурий! Сохранил он чистотуВеры, дев и крови!Уберёг и град и людОт поганой доли! Чистота – от слова честь -Можно и обратно.Ну а честь – иль нет, иль есть,-И она здесь свята! Стены древнего кремля -Дивно ожерельеВсей Руси! Её краса,Но не украшенье. По велению царяМудрого БорисаФёдор Конь его создал!..И герой явился! Воевода Шеин самХрабру рать возглавил!Не предай тогда Москва –Город бы не сдали. Здесь родился русский дух,Доблести и рати!Помнит враг и помнит друг,Чем кому здесь платят. Угощали здесь всегда:Гостя – хлебом, солью!Ну а вора и врага –Их сырой землёю! Суще славная земля,Милый край отцовский!Здесь Гагарин родился,И поэт Твардовский! Лишь забрезжила заря -Родченков родился!И как видите, не зря -Тоже пригодился! Смологон и хлеборобПращур наш далёкий,Белокур и светлоокСтатный да высокий! Ну а девичья краса -Разве не отрада?!Глянь в глаза – там небеса!…И других не надо! Добрый люд и райский град,Перед Богом честен!Другу он и гостю рад,Приезжайте – встретит! Город Воин! Город Ключ!Город Русской славы!Добродушен и могуч –

Главный страж Державы!

Стоит как будто неприметныйОбычный город на холмах,Поэтами не раз воспетый,Смоленск, прославленный в веках. Блеск златоглавых куполовИ стен жемчужных ожерелье,И благовест колоколов -Времён древнейших украшенье… С лихвой досталось лихолетья,Пал жребий тягостный на град,Вся летопись хранит столетьяЗаслуженных побед, наград… Стоит на страже, как и прежде,Над величавою рекойТо весь в цветах, то в шубке снежнойЗащитник, город наш Герой… Там рощ берёзовых дыханье,Там с клёном шепчут тополя,Рябины алое мельканье,Там льётся песня соловья… Вокруг зеркальные озёраИ нити серебристых рек,Старинной росписи узоры –

Наследие прошедших лет…

Форпостом для родной страныОн был с глубокой старины,Вставал врагам её преградой.С ним познакомиться мы рады! Визит в Смоленск зачтётся нам,Коль хоть в один зайдём мы Храм!Разнообразна панорамаЦерквей и кафедральных Храмов! Здесь сразу привлекает взорУспенский красочный собор –И воссиял над ним Свет Горний!..Есть в Храме образ Чудотворной*, Что написал святой Лука.В соборе пробыл тот векаИ многое для града значил,Хоть был в войну совсем утрачен, Но список есть. Иконостас**В соборе восхищает нас!..Есть церковка Петра и Павла,Варвары*** Храм вблизи поставлен… А вот Архангел Михаил**** -Там, где брат брата погубил…Поднимемся мы непременноНа эти крепостные стены, Чтоб там прогулка от Орла*****До Веселухи довела.Ещё от горнолыжной трассыПолучим впечатлений массу… Вот защищают два орла******Гнездо, раскинувши крыла.А галл взбирается на кручу,Но от орлов отпор получит!.. Поэт великий и солдат******* -Друзья-товарищи! – сидят:Со школьных лет, того не скроем,Мы любим этого героя!.. Встал Глинка******** с палочкой в руке,А мысли – где-то вдалеке,И в них мелодии витают,Как будто в нас оркестр играет… А вот и бронзовый Олень!*********…Но вечереет… Кончен день…И мы Смоленску поклянёмся,Что как-нибудь сюда вернёмся!.. —–* Чудотворная Смоленская икона Божьей Матери «Одигитрия», по преданию, написана святым евангелистом Лукой ещё при земной жизни Пресвятой Богородицы. Икона попала в Киев вместе с дочерью византийского императора Анной, выданной замуж за Всеволода Ярославича, сына Ярослава Мудрого. В Смоленск перенесена Владимиром Мономахом, когда он получил Смоленск на княжение. Много раз она спасала город от нашествий. В 1812 году её обносили по русскому лагерю перед Бородинским сражением. Сегодня в соборе находится список с чудотворного образа, а сама икона была утрачена в годы Великой Отечественной войны.** Собор поражает величием 30-метрового пятиярусного иконостаса, украшенного деревянными фигурами.*** Церковь Петра и Павла возведена внуком Мономаха Ростиславом Мстиславичем. Рядом с нею находится церковь святой великомученицы Варвары.**** Церковь Архангела Михаила расположена у места, где по приказанию князя Святополка был убит его брат Глеб. Недалеко от места преступления стоит памятный знак, построена небольшая часовня, а из земли бьёт святой источник.***** Башня Орёл — многогранная глухая башня Смоленской крепостной стены. Название происходит от Орлова земляного укрепления, располагавшегося около Башни. Башня Веселуха — угловая 16-гранная башня Смоленской крепостной стены.****** Символичен памятник «Благодарная Россия героям 1812 года». На вершину скалы взбирается воин-галл с мечом в руке. Своё гнездо от него защищают два орла.******* На памятнике А. Т. Твардовскому и его литературному герою Василию Тёркину поэт и солдат заинтересованно беседуют друг с другом. На поэте – шинель, на боку – планшетка. В руках у Тёркина – гармонь.******** М. И. Глинка с дирижёрской палочкой в руке о чём-то задумался. Кажется, что он управляет невидимым оркестром и вот-вот польётся чарующая музыка.

********* Бронзовая статуя Оленя, как и памятник Твардовскому и Тёркину, стала визитной карточкой Смоленска.

автор: Валентин Суховский
Владимиру Фомичёву и Василию ЛеоновуСмоленск не раз вставал твердынейНа рубеже родной земли.Смоленский Кремль века глядитВ величии неоспоримом. Отсюда был Потёмкин князь,Прославленный герой Тавриды.Земли красивейшие видыТвардовский воспевал, гордясь. Его герои от корнейИз века в век черпали силы.Красавиц здешних образ милыйИ образ русских матерейВдохновляли много разИсаковского на песни.В годины смут сей край чудесный,Борясь с врагом, Россию спас. И, опалённые войной,Вставали вновь из пепла сёла.Бедовый, смелый и весёлыйОтсюда Тёркин, наш герой. Да будет славен на векаСмоленск — опора всей державы.И Богородицы рукаВсегда ведёт смолян на славу!И Богородицы СмоленскойУкрасил град Москву собор.Лишь слава россов с давних порОт катаклизмов всех вселенскихХранит нас, как Её Покров;Я в Новодевичьем молюсь Ей.Да воссияет вновь над Русью

Геройство, слава и любовь!

Я приезжаю в город на ДнепреИ вижу на холме собор Успенский.Здесь всё давно родным уж стало мнеИ кажется, что жил всегда в Смоленске.Вот крепостная древняя стенаИ башни, и Никольские ворота –Передо мной седые времена,Передо мной история народа.Центральных улиц шум и площадейМне дорог стал за прожитые годы.Судьба Смоленска ты в судьбе моей –И гул вокзала, и гудки заводов.Трамвай последний держит путь в депо,И музыку колёса набивают,А знаете, как дышится легко,Когда автомобили засыпают.А в мае улицы смоленские цветутИ так прекрасен аромат цветеньяВот ветераны в орденах идутИ вот оно поэту вдохновенье.Горит огонь у крепостной стеныИ спят герои под гранитной глыбой,А в праздники сюда приходим мыЧтоб поклониться, чтоб сказать спасибо.Спасибо тем, кто не щадил себя,Кто смертью храбрых пал на поле боя…Смоленская великая земляНе раз была полита русской кровью.Ко сну клонится город на Днепре,Ко сну клонится и собор Успенский.Здесь всё давно родным уж стало мне

И кажется, что я живу в Смоленске.

Великий город – на Днепре,Великий он – он щит РоссииОн грудью защищал от всех,От всех врагов – свою Россию.О, сколько горя испытал и сколько бед, и сколько страха.Ах, если бы ты друг мой знал,Как много повидал он мрака.Смоленск – великий град РоссииНепобедимый – стойкий град.Ты будешь вечно молодым и сильным,

Ты будешь вечно жить и процветать.

Немного городов в РоссииТаких, как этот «город-ключ».На страже он всегда и в силе.Единством духа он могуч. Одним из первых бравым строемВстречает он врагов в бою.Звезду заслуженно ГерояОн получил за то свою. В него поляки заходили.С войсками был Наполеон,Которого потом разбилиКутузов и Багратион. Пытался Гитлер задержатьсяИ основать свой вражий стан,Но и ему пришлось убратьсяОт арт-катюш и партизан. В Успенском храме там святыняХранится долгие года.Река, которой Днепр имяВеками моет берега. Его эмблему украшаютЦарь-пушка с птицей Гамаюн.Смоленск с годами не ветшает,

Он, как и прежде, смел и юн.

RU / Сборник стихов

Источник: https://www.zharar.com/ru/stihi/12115-city_smolensk_russia.html

Борис Смоленский – Стихи

Здесь можно скачать бесплатно “Борис Смоленский – Стихи” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы

Описание и краткое содержание “Стихи” читать бесплатно онлайн.

Борис Моисеевич Смоленский

– А если скажет нам война: `Пора`… – Баллада памяти – В тот год, когда, теряясь в днях… – Ветреный день – Горячая песня бродяжит в крови… – Как лес восстановить по пням?.. – Наружу – как пчелы из ульца!.. – Не надо скидок… – Но стужа в кормовой каморе…

– Ночной разговор – Ночной экспресс – Потерян ритм… – Ремесло – Светлые часы невозвратимы… – Скрипач – Снова вижу солнечные ели я… – Теряет синий свет окно… – Уж на холмах поник овес… – Уроки композиции – Учебник в угол – и на пароход… – Фонари созревают к ночи… – Я очень люблю тебя…

Читайте также:  Александр иванов - девушки и женщины: читать стих, текст стихотворения поэта классика

– Я сегодня весь вечер буду…

* * * Я сегодня весь вечер буду, Задыхаясь в табачном дыме, Мучиться мыслями о каких-то людях, Умерших очень молодыми, Которые на заре или ночью Неожиданно и неумело Умирали, не дописав неровных строчек, Не долюбив,

Не досказав,

Не доделав…

1939 Священная война. Стихи о Великой Отечественной Войне. Москва, “Художественная литература”, 1966.

РЕМЕСЛО Есть ремесло – не засыпать ночами И в конуре, прокуренной дотла, Метаться зверем, пожимать плечами И горбиться скалою у стола. Потом сорваться. В ночь. В мороз. Чтоб ветер Стянул лицо. Чтоб, про 1000 шибая лбом Упорство улиц, здесь, сейчас же встретить Единственную, нужную любовь. А днем смеяться.

И, не беспокоясь, Все отшвырнув, как тягостный мешок, Легко вскочить на отходящий поезд И радоваться шумно и смешно. Прильнуть ногами к звездному оконцу, И быть несчастным от дурацких снов, И быть счастливым просто так – от солнца На снежных елях. Это – ремесло. И твердо знать, что жить иначе – ересь. Любить слова. Годами жить без слов.

Быть Моцартом. Убить в себе Сальери. И стать собой.

И это ремесло. 1938 С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая гвардия, 1976.

* * * Снова вижу солнечные ели я… Мысль неуловима и странна За окном качается Карелия, Белая сосновая страна.

Край мой чистый! Небо твое синее, Ясные озерные глаза! Дай мне силу, дай мне слово сильное И не требуй, чтоб вернул назад.

Вырежу то слово на коре ли я Или так раздам по сторонам… За окном качается Карелия Белая сосновая страна. 1939, у Петрозаводска С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая гвардия, 1976.

* * * Как лес восстановить по пням? Где слово, чтоб поднять умерших? Составы, стоны, суетня, Пурга да кислый хлеб промерзший.

Четвертый день вагон ползет. Проходим сутки еле-еле. На невысоких сопках лед Да раскоряченные ели.

А сверху колкий снег валит. Ребята спят, ползет вагон. В печурке огонек юлит. Сидишь и смотришь на огонь.

Так час пройдет. Так ночь пройдет. Пора б заре сквозь темноту Да нет вот, не светает тут…

Ползут часы. Ползет вагон. Сидишь и смотришь на огонь.

Но только голову нагни, Закрой глаза, накройся сном В глазах огни, огни, огни, И тени в воздухе лесном.

…Потом в горах – огни, огни, Под ветром осыпались дни, Летели поезда, И загоралася для них Зеленая звезда.

…Вперед сквозь горы! Предо мной распахивалась синь. Пахнуло солью и смолой, Гудок взревел: “Неси-и!”

Три солнца

сквозь туннель

в просвет. Рывок – и тьма назад, И сразу нестерпимый свет Ударил мне в глаза. 1939-1940 С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая гвардия, 1976.

* * * …Но стужа в кормовой каморе Поднимет сразу ото сна, Суровость Баренцева моря Немногословна и ясна.

Курс “норд”, как приказал Седов… В ночи плывут огни судов, И берег – простыня. А мы уходим в шторм на риск, И ночь качает фонари на пристанях.

Ни звука. Пусть хоть просто крик, Собачий лай бы, Но молчаливы, хоть умри, Рыбачьи лайбы.

Лишь прижимаются тесней, Хоть и привыкли к холодам… Нависли скалы. Серый снег. И черная вода.

Но берега назад-назад, Прибою их лизать… Три вспышки молнии – гроза Иль орудийный залп?

Но все равно – сквозь эту темень! Но все равно вперед – за теми! 1940 С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая гвардия, 1976.

СКРИПАЧ Четвертый день хлестали ливни с гор… В таверне ни души. Дымит камин. Напрасно дверь хозяин отворяет И, ежась от пронзающего ветра, Взирает на размытую дорогу В надежде на богатую карету. Но даже нищих в этот день не видно… И он печально затворяет двери, Ногой пихает жирного щенка, И, тяжело вздохнув, идет к камину, И руки потирает над огнем…

Потом стемнело.

Свеч не зажигали, Камин почти погас уж, а по стеклам Все тот же серый ливень молотил, Порою перемешиваясь с градом, Когда внезапно постучали в дверь.

На властный стук хозяин побежал, И дверь открыл, и отступил на шаг, Испуганно пришельца пропуская. Тот темен был.

С него вода стекала, Он весь насквозь промок, из-за того что Широкий плащ его был снят – он что-то Плотнее завернул в него и с 1000 верток Прижал к груди, как сына.

И сказал Пришелец:

– Дай мне место у огня, Чтоб высохнуть. Немного хлеба с сыром, Глоток вина, ночлег на сеновале Вот все, что нужно мне на этот раз.И, подбоченясь, отвечал хозяин: – Немного хочешь ты, как я гляжу. Ну что ж, дружок, выкладывай монету И мигом будет все перед тобой. – Уж третий день, как я последний грош Отдал за два кусочка канифоли… Я музыкой плачу тебе.

И он Стал у окна развертывать свой плащ, И из плаща достал футляр скрипичный, А из футляра – скрипку,

И огонь Сверкнул и ожил в потемневшем лаке. – Что музыка твоя, скажи на милость? Тут это не ходячая монета. За музыку твою я дать могу Лишь запах блюд, дымящихся из кухни. – Ты музыки хотел?

Ну что ж, держи!И что-то в темноте швырнул.

И вот Хозяин ясно-ясно услыхал, Как полновесный золотой дублон Упал на пол и покатился в угол. За ним – другой.

Ей-богу, отродясь Я не слыхал монеты полновесней! И наклонился жадно,

но едва Он золото хотел рукой нащупать Еще дублон! Совсем в другом углу Упал дублон. Он услыхал по звону Чистейший, полновеснейший дублон! И сразу три! Боясь со счета сбиться, Он слушает, но тут теряет счет И, тяжело упав на четвереньки, Ползет и шарит золото.

Вот рядом Упал дублон…

Еще…

О, сколько ж их! Дублон! И сразу три!

И вновь дублон… Он шарит, задыхается и шарит, А под руками – только комья грязи, Слетевшие с усталых сапогов. А тот швыряет золото горстями: Дублон! Еще дублон! Одни дублоны. И в мире не осталось больше звуков, Как этот золотой, тяжелый дождь.

Звон капель полновесных золотых, Они летят, срываются, звенят, И катятся, и катятся дублоны, Большие полновесные дублоны! O, хоть один нащупать бы рукой…

Но ничего! О, где же, где они? Тогда он на пол сел в изнеможеньи И закричал: – Огня! Скорей огня!Но только крик его метнулся в стены Все смолкло…

И скрипач смычок отвел Широким жестом. Как свою рапиру Отводит победивший шевалье. 1940 С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая гвардия, 1976.

* * * Я очень люблю тебя. Значит – прощай. И нам по-хорошему надо проститься. Я буду, как рукопись, ночь сокращать, Я выкину все, что еще тяготит нас.

Я очень люблю тебя. Год напролет, Под ветром меняя штормовые галсы,Я бился о будни, как рыба об лед (Я очень люблю тебя),

и задыхался.

И ты наблюдала (Любя? Не любя?), Какую же новую штуку я выкину? Привычка надежней – она для тебя, А я вот бродяжничать только привыкну.

Пойми же сама – я настолько подрос, Чтоб жизнь понимать не умом, так боками. В коробке остался пяток папирос Четыре строки про моря с маяками.

С рассветом кончается тема. И тут Кончается всё. Расстояния выросли. И трое вечерней дорогой бредут С мешками.

За солнцем,

за счастьем,

за вымыслом. 1939 С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая гвардия, 1976.

* * * Потерян ритм.

И все кругом горит, И я бегу, проваливаясь в ямы… Что ни напишешь, что ни говори, А сердце не заставишь биться ямбом.

Зарницы на заре начнут стихать, Под ветром тучи низкие заплещут. Но где найдешь дыханье для стиха Такое, чтоб развертывало плечи?

И как ты образ там ни образуй, Швыряя медяки аллитераций Но где дыханье, чтобы как грозу, Чтоб счастье – и не надо притворяться?

Пусть для стихов, стишонок и стишат Услужливо уже отлиты строфы Анапесты мешают мне дышать, А проза – необъятней катастрофы…

Так в путь. Рвани со злобой воротник, Но версты не приносят упоенья, А поезд отбивает тактовик, Неровный, как твое сердцебиенье. С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая 1000 гвардия, 1976.

ВЕТРЕНЫЙ ДЕНЬ По гулкой мостовой несется ветер, Приплясывает, кружится, звенит, Но только вот влюбленные да дети Смогли его искусство оценить.

Взлетают занавески, скачут ветви, Барахтаются тени на стене, И ветер, верно, счастлив, Что на свете Есть столько парусов и простыней.

И фыркает, и пристает к прохожим, Сбивается с мазурки на трепак И, верно, счастлив оттого, что может Все волосы на свете растрепать.

И задыхаюсь в праздничной игре я, Бегу, а солнце жалит, как слепень, Да вслед нам машут крыльями деревья, Как гуси, захотевшие взлететь. 1939 С разрешения правовладельцев. Борис Смоленский. Стихи. Москва: Молодая гвардия, 1976.

Источник: https://www.libfox.ru/52831-boris-smolenskiy-stihi.html

Читать онлайн «Моя песня бредёт по свету…», автора Борис Моисеевич Смоленский

Борис Смоленский

Моя песня бредёт по свету…

Не долюбив, не досказав…

Когда сквозь зимние недели

Прорвется солнечный апрель —

Запахнут лужи акварелью,

Запахнет детством акварель,

Забудешь боль и вьюги злобу,

Ворвется ветер молодой.

И ты опять легко, как глобус,

Всю землю вскинешь на ладонь.

Можно с большой вероятностью предположить, что всем известная «Бригантина» была написана Павлом Коганом в соавторстве с Борисом Смоленским. В рукописях последнего обнаружен правленный его рукою текст песни. В 1976 г. издательство «Молодая гвардия» выпустило в свет сборник стихов поэтов, погибших на войне.

Авторами «Бригантины» названы Павел Коган и Борис Смоленский. Издатели сочли необходимым назвать двух поэтов. Наверное, это было сделано из объективных соображений.

Мы же заметим, что тематически это стихотворение — о дальних синих морях, о яростных и непокорных людях, о презрении к грошовому уюту — соответствует поэтическому обиходу Смоленского.

Надоело говорить и спорить

И любить усталые глаза —

В флибустьерском дальнем синем море

Бригантина поднимает паруса…

Море и мечта о капитанстве в стихах Смоленского были не столько конкретны, сколько символичны: речь шла о свободе, о силе, способной все преодолеть, о гордом соперничестве со стихией, о презрении обыденности:

Я капитан безумного фрегата,

Что на рассвете поднял якоря

И в шторм ушел, и шел через пассаты,

И клад искал, и бороздил моря.

Отбив рапиры прыгающих молний,

Сквозь мглу морей и штормовой раскат,

Он шел в морях, расшвыривая волны

И мачтами срывая облака (…)

На родине матери Бориса, в Невеле много воды: озеро и река, на которых стоит сам город, великолепные многочисленные озера в окрестностях. Славится своими озерами и Карелия, которую любил поэт. Может быть, мечта о свободной стихии моря и бесконечном воздушном пространстве над ним родилась у Бориса на озерных просторах.

Край мой чистый! Небо твое синее,

Ясные озерные глаза!

Дай мне силу, дай мне слово сильное

И не требуй, чтоб вернул назад.

«Слово сильное», способное выразить все, что наполняло душу поэта, было ему дано. Он был романтиком, скитальцем и мечтал о большом стихийном пространстве:

Уют жилья, последний ломоть хлеба,

Спокойный сон, счастливую игру —

Я все отдам за взгляд большого неба,

За жизнь, как поцелуи на ветру. (…)

Поэту трудно дышалось в ограниченных биографических рамках, он искал простора и свежего воздуха — отсюда следует то, что мы не совсем точно называем романтическим отношением к миру, несомненно, присущим Смоленскому. Впрочем, немецким романтикам начала XIX века тоже были необходимы разомкнутые горизонты жизни.

Отец поэта, талантливый журналист Моисей Смоленский в 1937 г. был арестован и вскоре расстрелян.

В 1937 году, после ареста отца, шестнадцатилетний поэт писал:

(…) Ложью грязной, глупой,

никому не нужной

Встала предо мною серая преграда.

Вместо грез — туманы,

Вместо ласки — стужа.

…Это все так надо.

Это одно из немногих стихотворений 1937 года. Н. Б.

Левит пишет в своих воспоминаниях, о чем думал и что чувствовал шестнадцатилетний мальчик после ареста отца: «Борис, как и все мы в те времена, считал советский строй самым лучшим.

Не зная истинных масштабов репрессий, он полагал, что с его отцом просто произошла какая-то ошибка (…)». Так думали многие, и наивность шестнадцатилетнего мальчика — это тоже факт духовной истории человека советского времени.

После окончания школы Борису все-таки удалось поступить в один из ленинградских вузов. Он ушел в армию со студенческой скамьи в начале 1941 года, а осенью первого года войны погиб. И никто не догадался записать любимую песню батальона, которую на фронте написал поэт. Погибли вместе с ним его фронтовые тетради, в которых были стихи и поэма об испанском поэте Федерико Гарсиа Лорке.

В 1939 году Смоленский написал балладу «Кабан». Сюжет, вероятно, заимствован из скандинавского эпоса и разработан с использованием характерных для творчества Смоленского реалий.

Что имел в виду поэт — фашизм испанский или германский, а может быть, террор в России — трудно сказать. Скорее всего, образ кабана воплощает Зло, которое должно быть побеждено, несмотря на ужас, который оно внушает. Это еще одна грань романтического мировоззрения поэта.

Эту балладу нельзя трактовать только как аллегорию фашизма, так как поэтический мир Смоленского гораздо глубже и сложнее.

Его стихи — это такая поэтическая скоропись, иногда вдогонку мысли, что можно простить двадцатилетнему поэту, но он всегда стремится выразить сложность и многогранность своих представлений о мире, иногда даже в ущерб ритмическому строю стиха.

В жизни Бориса Смоленского было не так много дат — от рождения до гибели прошло всего двадцать лет. Эти даты — отражение истории в судьбе человека.

Читайте также:  Стихи про дом: стихотворения про родной дом русских известных поэтов классиков

У него не было времени для эпических размышлений, стихи стали единственно возможным концентрированным выражением того, чем он жил. В России надо жить долго. История редко бывала милостива к человеку, редко позволяла осуществить свое предназначение.

Борису Смоленскому не суждена была долгая жизнь, но был дан талант поэтического высказывания.

При жизни поэта его стихи не были напечатаны, хотя Тихонов и Антокольский отзывались о них очень доброжелательно. В 60-е и 70-е годы стихи Бориса Смоленского печатались неоднократно в сборниках погибших поэтов, тех, кто ушел «недолюбив, недосказав». В Антологии русской поэзии «Строфы века» Е. Евтушенко писал:

«При жизни Борис Смоленский не печатался, однако учил испанский язык, переводил Лорку — и явно хотел стать настоящим писателем. 16 ноября 1941 года он погиб в бою, и фронтовые его стихи, упоминаемые в письмах к близким, погибли вместе с ним».

В свои двадцать лет Борис Смоленский был удивительно взрослым, духовно богатым человеком. То, что он не успел пережить, было воплощено в стихе — такова сила поэтического слова и лирического чувства.

Может быть, во многих случаях воображение дорисовывало то, что должно было быть пережито в реальности. Он был из тех, кто, по словам Вяземского, «и жить торопится, и чувствовать спешит».

Первые строчки любовной лирики появились у поэта в восемнадцать лет:

(…) Я так люблю тебя такой —

Спокойной, ласковой, простой…

Прохладный блик от лампы лег,

Дрожа, как мотылек,

На выпуклый и чистый лоб,

На светлый завиток.

В углах у глаз теней покой…

Я так люблю тебя такой! (…)

Энергией восемнадцатилетнего дышат строфы с описанием стихосложения по Смоленскому:

Пусть для стихов, стишонок и стишат

Услужливо уже отлиты строфы —

Анапесты мешают мне дышать,

А проза — необъятней катастрофы…

Так в путь. Рвани со злобой воротник,

Но версты не приносят упоенья,

А поезд отбивает тактовик,

Неровный, как твое сердцебиенье.

Смоленский знал и любил прозу Грина, стихи Багрицкого и Светлова, но к числу подражателей его отнести нельзя, он, скорее, продолжатель, развивающий тему и делающий это с энтузиазмом талантливого юноши-поэта, разомкнувшего рамки обыденности. Он знал толк в словесной игре и красоте стиха и был лириком едва ли не классической складки.

Приведем в качестве примера стихотворение «Лунная соната», где, кажется, все, от движения мысли до мелодики и лексики, предусмотрено и развито с одной целью — адекватно, стиховыми средствами передать музыкальное впечатление:

Через комнату, где твои пальцы

на клавишах лунных,

Через белый балкон в тишину

кипарисных аллей

Улетает соната к сиянию

синей латуни,

Где на лунных волнах

отражается сон кораблей.

Жарко шепчет прибой голубой,

замирает стаккато.

Над заливом, залитым луной,

и на черной гряде

Тени шхун колыханьем вторят

переливам сонаты,

И задумчивый месяц качает

узор на воде. (…)

Над заливом вдали пролились

переливы рояля,

У залива вдали тополя

под венцом голубым.

А соната плывет, побледневшие

звезды печаля,

Над листвой, над горами, над морем,

над миром ночным.

Нужно было очень любить жизнь, чтобы шутить в те суровые годы, и это удавалось поэту. В шуточном стихотворении «Фонари созревают к ночи» мастерски использована звукопись:

Громадный город на заре

Гремит неугомонно.

На ветках стройных фонарей

Незрелые лимоны.

Но тени тянутся длинней,

И вечер синий-синий…

На ветках стройных фонарей

Созрели апельсины.

Шуточных стихотворений у Смоленского было несколько, в том числе и знаменитая «Шоферша», и написанная совместно с Е. Д. Аграновичем «Одесса-мама». Поэтическое наследие Смоленского поражает объемом, широтой и многообразием его лирических пристрастий и проявлений. О …

Источник: https://knigogid.ru/books/796558-moya-pesnya-bredet-po-svetu/toread

Персональный сайт – поэт Борис Смоленский

         НЕ ДОЛЮБИВ, НЕ ДОСКАЗАВ…                                Когда сквозь зимние недели                             Прорвется солнечный апрель —                              Запахнут лужи акварелью,                              Запахнет детством акварель,                             Забудешь боль и вьюги злобу,                             Ворвется ветер молодой.                             И ты опять легко, как глобус,                              Всю землю вскинешь на ладонь.                  

                                                                                      1939  

     Можно с большой вероятностью предположить, что всем известная «Бри-гантина» была написана Павлом Коганом в соавторстве с Борисом Смоленским. В рукописях последнего обнаружен прав-ленный его рукою текст песни. В 1976 г. издательство «Молодая гвардия» выпус-тило в свет сборник стихов поэтов, по-гибших на войне. Авторами «Бриганти-ны» названы Павел Коган и Борис Смо-ленский. Издатели сочли необходимым назвать двух поэтов. Наверное, это было сделано из объективных соображений. Мы же заметим, что тематически это стихотворение — о дальних синих морях, о яростных и непокорных людях, о пре-зрении к грошовому уюту — соответст-вует поэтическому обиходу Смоленско-го.      Надоело говорить и спорить      И любить усталые глаза —       В флибустьерском дальнем синем море      Бригантина поднимает паруса…     Море и мечта о капитанстве в стихах Смоленского были не столько конкрет-ны, сколько символичны: речь шла о свободе, о силе, способной все преодо-леть, о гордом соперничестве со стихией, о презрении обыденности:          Я капитан безумного фрегата,          Что на рассвете поднял якоря          И в шторм ушел, и шел через пассаты,          И клад искал, и бороздил моря.         Отбив рапиры прыгающих молний,         Сквозь мглу морей и штормовой раскат,         Он шел в морях, расшвыривая волны         И мачтами срывая облака. (…)     На родине матери Бориса, в Невеле много воды: озеро и река, на которых стоит сам город, великолепные много-численные озера в окрестностях. Славит-ся своими озерами и Карелия, которую любил поэт. Может быть, мечта о сво-бодной стихии моря и бесконечном воз-душном пространстве над ним родилась у Бориса на озерных просторах.         Край мой чистый! Небо твое синее,         Ясные озерные глаза!         Дай мне силу, дай мне слово сильное         И не требуй, чтоб вернул назад.     «Слово сильное», способное выразить все, что наполняло душу поэта, было ему дано. Он был романтиком, скитальцем и мечтал о большом стихийном простран-стве:          Уют жилья, последний ломоть хлеба,           Спокойный сон, счастливую игру —            Я все отдам за взгляд большого неба,            За жизнь, как поцелуи на ветру. (…)

                                                                    1937

     Поэту трудно дышалось в ограничен-ных биографических рамках, он искал простора и свежего воздуха — отсюда следует то, что мы не совсем точно назы-ваем романтическим отношением к миру, несомненно, присущим Смоленскому. Впрочем, немецким романтикам начала ХIХ века тоже были необходимы ра-зомкнутые горизонты жизни.     Отец поэта, талантливый журналист Моисей Смоленский в 1937 г. был аре-стован и вскоре расстрелян.     В 1937 году, после ареста отца, шест-надцатилетний поэт писал:     (…) Ложью грязной, глупой,                                       никому не нужной     Встала предо мною серая преграда.     Вместо грез — туманы,     Вместо ласки — стужа.     …Это все так надо.     Это одно из немногих стихотворений 1937 года. Н. Б. Левит пишет в своих воспоминаниях, о чем думал и что чувст-вовал шестнадцатилетний мальчик после ареста отца: «Борис, как и все мы в те времена, считал советский строй самым лучшим. Не зная истинных масштабов репрессий, он полагал, что с его отцом просто произошла какая-то ошибка (…)».Так думали многие, и наивность шестна-дцатилетнего мальчика — это тоже факт духовной истории человека советского времени.     После окончания школы Борису все-таки удалось поступить в один из ленин-градских вузов. Он ушел в армию со сту-денческой скамьи в начале 1941 года, а осенью первого года войны погиб. И ни-кто не догадался записать любимую пес-ню батальона, которую на фронте напи-сал поэт. Погибли вместе с ним его фронтовые тетради, в которых были сти-хи и поэма об испанском поэте Федерико Гарсиа Лорке.     В 1939 году Смоленский написал бал-ладу «Кабан». Сюжет, вероятно, заимст-вован из скандинавского эпоса и разра-ботан с использованием характерных для творчества Смоленского реалий. Что имел в виду поэт — фашизм испанский или германский, а может быть, террор в России — трудно сказать. Скорее всего, образ кабана воплощает Зло, которое должно быть побеждено, несмотря на ужас, который оно внушает. Это еще одна грань романтического мировоззре-ния поэта. Эту балладу нельзя трактовать только как аллегорию фашизма, так как поэтический мир Смоленского гораздо глубже и сложнее. Его стихи — это такая поэтическая скоропись, иногда вдогонку мысли, что можно простить двадцати-летнему поэту, но он всегда стремится выразить сложность и многогранность своих представлений о мире, иногда да-же в ущерб ритмическому строю стиха.      В жизни Бориса Смоленского было не так много дат — от рождения до гибели прошло всего двадцать лет. Эти даты — отражение истории в судьбе человека. У него не было времени для эпических размышлений, стихи стали единственно возможным концентрированным выра-жением того, чем он жил. В России надо жить долго. История редко бывала мило-стива к человеку, редко позволяла осу-ществить свое предназначение. Борису Смоленскому не суждена была долгая жизнь, но был дан талант поэтического высказывания.     При жизни поэта его стихи не были напечатаны, хотя Тихонов и Антоколь-ский отзывались о них очень доброжела-тельно. В 60-е и 70-е годы стихи Бориса Смоленского печатались неоднократно в сборниках погибших поэтов, тех, кто ушел «недолюбив, недосказав». В Анто-логии русской поэзии «Строфы века» Е. Евтушенко писал: «При жизни Борис Смоленский не печатался, однако учил испанский язык, переводил Лорку — и явно хотел стать настоящим писателем. 16 ноября 1941 года он погиб в бою, и фронтовые его стихи, упоминаемые в письмах к близким, погибли вместе с ним».      В свои двадцать лет Борис Смолен-ский был удивительно взрослым, духов-но богатым человеком. То, что он не ус-пел пережить, было воплощено в стихе — такова сила поэтического слова и ли-рического чувства. Может быть, во мно-гих случаях воображение дорисовывало то, что должно было быть пережито в реальности. Он был из тех, кто, по сло-вам Вяземского, «и жить торопится, и чувствовать спешит». Первые строчки любовной лирики появились у поэта в  восемнадцать лет:        (…) Я так люблю тебя такой —             Спокойной, ласковой, простой…            Прохладный блик от лампы лег,             Дрожа, как мотылек,            На выпуклый и чистый лоб,             На светлый завиток.            В углах у глаз теней покой…            Я так люблю тебя такой! (…)                                                             1939     Энергией восемнадцатилетнего дышат строфы с описанием стихосложения по Смоленскому:   Пусть для стихов, стишонок и стишат   Услужливо уже отлиты строфы —    Анапесты мешают мне дышать,   А проза — необъятней катастрофы…   Так в путь. Рвани со злобой воротник,   Но версты не приносят упоенья,   А поезд отбивает тактовик,    Неровный, как твое сердцебиенье.

                                                             1939

     Смоленский знал и любил прозу Гри-на, стихи Багрицкого и Светлова, но к числу подражателей его отнести нельзя, он, скорее, продолжатель, развивающий тему и делающий это с энтузиазмом та-лантливого юноши-поэта, разомкнувше-го рамки обыденности. Он знал толк в словесной игре и красоте стиха и был лириком едва ли не классической склад-ки.    Приведем в качестве примера стихо-творение «Лунная соната», где, кажется, все, от движения мысли до мелодики и лексики, предусмотрено и развито с од-ной целью — адекватно, стиховыми средствамипередать музыкальное впечатление:   Через комнату, где твои пальцы                                 на клавишах лунных,   Через белый балкон в тишину                                 кипарисных аллей   Улетает соната к сиянию                                  синей латуни,   Где на лунных волнах отражается                                  сон кораблей.   Жарко шепчет прибой голубой,                                  замирает стаккато.   Над заливом, залитым луной,                                  и на черной гряде       Тени шхун колыханьем вторят                                    переливам сонаты,   И задумчивый месяц качает                                    узор на воде. (…)   Над заливом вдали пролились                                    переливы рояля,   У залива вдали тополя                                    под венцом голубым.   А соната плывет, побледневшие                                    звезды печаля,   Над листвой, над горами, над морем,                                   над миром ночным.     Нужно было очень любить жизнь, чтобы шутить в те суровые годы, и это удавалось поэту. В шуточном стихотво-рении «Фонари созревают к ночи» мас-терски использована звукопись:              Громадный город на заре              Гремит неугомонно.              На ветках стройных фонарей              Незрелые лимоны.              Но тени тянутся длинней,              И вечер синий-синий…              На ветках стройных фонарей              Созрели апельсины.

                                                           1939

     Шуточных стихотворений у Смолен-ского было несколько, в том числе и зна-менитая «Шоферша», и написанная со-вместно с Е. Д. Аграновичем «Одесса-мама». Поэтическое наследие Смолен-ского поражает объемом, широтой и многообразием его лирических пристра-стий и проявлений. Он на многое успел отозваться.     Борис Смоленский родился в 1921 году, погиб на фронте в 1941-м. Служил Борис рядовым на самом берегу Белого моря.     Когда началась война, он поступил так, как писал в своем стихотворении 1939 года:   А если скажет нам война: «Пора» —   Отложим недописанные книги. (…)     Поэт обладал двумя талантами — та-лантом жить и талантом писать. И этих двух талантов хватило, чтобы сделать такую короткую жизнь прекрасной и успеть рассказать «о времени и о себе»:  И сердце пройдет через сотню таможен,   Хоть бьется, как рыба, попав в перемет.  И книга расскажет, и ветер поможет,   И время покажет, и спутник поймет.

                                        Л. Максимовская,

                     директор Музея истории г. Невеля                    
                                                          Декабрь 2007 г.

Источник: http://svetezdom.narod.ru/index/0-58

Ссылка на основную публикацию